08.10.2021 | 750-летие епархии

Храмы и монастыри Тверской епархии в советский период ждала трудная судьба

Храмы и монастыри Тверской (Калининской) епархии в годы советского лихолетья постигла печальная участь. Следует констатировать, что из-за действий большевистской власти было утрачено большое количество памятников церковного искусства – храмовые и монастырские здания, иконостасы, росписи, образы и многое-многое другое. Часто гибли, расхищались или раздроблялись целостные культурные комплексы. Гонители веры разрушали  церкви и обители, оскверняли, разбирались на строительный материал, переоборудовали под склады и магазины, использовались как тюрьмы, турбазы и т.д. Несмотря на это, многие монастыри Тверской губернии все же сумели выжить в первое десятилетие советской власти, пока в конце 1920-х гг. не начались массовые закрытия обителей.

Оршинская Вознесенская женская обитель стала одной из первых на тверской земле, которая была закрыта советской властью. После революции 1917 г. земли монастыря были захвачены крестьянами, а все его имущество описано. Ради сохранения обители насельницы образовали трудовую артель, однако непомерные налоги не давали возможности вести нормальное хозяйство, и в 1919 г. объединение было ликвидировано. Когда на территории обители расположилась школа, насельницы в кратчайшие сроки были выселены из своих помещений. По настоянию крестьян окрестных деревень монастырский Вознесенский собор был преобразован в приходскую церковь, и до 1937 г. в нем совершались богослужения. В 1930-е гг. многие сестры Оршина монастыря пострадали в ходе репрессий.

В 1937 г. храм обители был закрыт, иконы – частью сожжены, частью разобраны местными жителями. Древний собор был превращен в зернохранилище, а монастырские земли были переданы колхозу. Школа на территории обители просуществовала до 1970-х гг. В 1941 г. в непосредственной близости от монастыря и на его территории проходили ожесточенные боевые действия, а в ноябре 1941 г. комплекс обители служил оборонительным рубежом. Здания, которые до войны были в хорошем состоянии, пострадали от артиллерийского огня, деревянные постройки сгорели. После освобождения района от немецких захватчиков в соборе некоторое время размещались госпиталь и военный склад. Во время войны и после ее окончания часть монастырских строений была разобрана окрестными жителями на стройматериалы для возведения собственных построек. В 1964 г. хозяйственная деятельность в соборе была прекращена, он стал использоваться как объект экскурсионного показа для туристов. К концу 1960-х гг. состояние храма было аварийным.

Судьба Нило-Столобенской пустыни после революции 1917 г. похожа на участь многих других монастырей России. Мощи преподобного Нила – главная святыня обители –– были осквернены и изъяты, все ценное, что имелось в монастыре, было разграблено, а над братией был инициирован суд. В 1928 г. (по другим данным – в конце 1927 г.) в обители была отслужена последняя литургия, после чего в ее стенах в разное время размещались трудовая коммуна, колония для малолетних преступников, польские военнопленные, госпиталь, дом престарелых и турбаза. К концу 1980-х гг. некогда славный монастырь стоял заброшенным, т.к. дальнейшее использование его зданий из-за удручающего состояния было невозможным и требовало капитальных вложений. Один из храмов обители, освященный в честь Иоанна Предтечи и Покрова Пресвятой Богородицы, в советское время был взорван. Мощи преподобного Нила долгое время находились в осташковском краеведческом музее, и лишь благодаря усилиям епископа Арсения (Крылова) в годы «церковного возрождения» снова стали доступны для поклонения верующим в Вознесенском храме г. Осташкова.

Тверской Желтиков Успенский монастырь в 1923 г. был упразднен, в нем была зарегистрирована трудовая артель и разместился детский дом. В 1929 г. были закрыты два монастырских храма. В 1930-е гг. часть построек была уничтожена, а часть разобрана на кирпичи для ведения жилого строительства. Накануне Великой Отечественной войны на территории монастыря находились авиамастерские, а в соборе располагался магазин. В 1941 г. в ходе отступления Красной армии были взорваны уцелевшие к тому моменту постройки, в том числе и Успенский собор – главный храм обители. В послевоенный период на территории монастыря находились воинские склады. К сожалению, в советское время были утрачены мощи святителя Арсения Тверского, и в настоящее время их местонахождение неизвестно. 

Тверской Николо-Малицкий монастырь после революции был закрыт, а его имущество расхищено. В боях за Калинин в октябре-декабре 1941 г. обитель была практически полностью уничтожена. В послевоенное время храм был обращен в зернохранилище, уцелевшие постройки использовались колхозом «Нива» под жилье, а также разбирались на кирпичи для повторного использования в строительстве.

Калязинский Макариев монастырь был закрыт в 1920 г., после чего в нем был организован краеведческий музей. Уже с 1919 г. на территории обители разместилась колония беспризорников, которая находилась там до 1924 г. В 1929-1937 гг. в монастыре располагался дом отдыха. В 1930-е гг. в СССР велись работы по созданию на Волге каскада идроэлектростанций, в результате чего Калязин и обитель преподобного Макария попали в зону будущего затопления. Ввиду этого с 1937 по 1940 гг. проводился обмер монастыря, со стен были сняты фрески, и все собранные материалы были переданы в музеи. После этого постройки обители были разобраны, а сама территория затоплена. Мощи преподобного Макария сначала были переданы в краеведческий музей, а позже почивали в соборе «Белая Троица» в областном центре.

Новоторжский Борисоглебский монастырь был закрыт в 1925 г., и в его стенах была размещена тюрьма. Мощи Ефрема и Аркадия Новоторжских в советское время были утрачены; известно, что в 1931-1936 гг. они находились в храме во имя Архангела Михаила, но дальнейшая их судьба неизвестна.

Тверской Христорождественский монастырь в 1920 г. был закрыт, и все пригодные помещения были приспособлены под жилье. В главном соборе обители в советское время размещался склад, а затем спортзал, из-за чего храм был серьезно перепланирован.

Вышневолоцкий Казанский монастырь в 1920-е гг. лишился своих построек, а на территории обители разместилась воинская часть. Некоторые строения монастыря были разрушены, колокольня была превращена в водонапорную башню, а Казанский собор использовался как складское помещение.

Еще одной трагической утратой довоенного времени стал Тверской Отроч монастырь. В 1930-е гг. на месте впадения Тверцы в Волгу велось строительство Речного вокзала, и для этого была разобрана часть монастырских построек. В 1962 г. были уничтожены те строения, которым посчастливилось уцелеть в предшествующие годы: исчезли братский корпус, башня и остатки монастырской стены. До наших дней от древней обители с семивековой историей сохранилась лишь Успенская церковь. От Антониева Краснохолмского монастыря уцелел лишь Никольский собор.

Впрочем, Савватьевский монастырь от богоборческой власти пострадал больше, чем какая-либо из ранее перечисленных обителей: в 1936 г. весь архитектурный ансамбль монастыря был разрушен, пещерка святого Савватия была раскопана, а пруд и колодец преподобного в конце 1970-х гг. были засыпаны.

В советский период страдали не только крупные монастыри, но и отдельные храмы. О судьбе Спасо-Преображенского собора уже упоминалось выше: в 1935 г. он был взорван. Тверской Воскресенский собор, которому в конце XX в. было суждено стать кафедральным храмом епархии, в 1936 г. был закрыт и в советское время использовался под складские нужды.

В конце 1930-х гг. единственным православным храмом в Калинине, который находился в ведении канонического священноначалия, была церковь Неопалимой Купины. Данный печальный факт не кажется удивительным, если принять во внимание, что в это время в РСФСР оставалось в общей сложности около 100 действующих приходов и не сохранилось ни одного монастыря.

Поворот советской власти к Русской Православной Церкви, который обозначился в 1943 г., был недолгим. Добившись решения ряда важных задач, государство с конца 1948 г. снова начало усиливать давление на религию, а по некоторым признакам эту тенденцию можно уловить уже в 1947 г. Так, в середине 1947 г. численность действующих церквей в Калининской епархии уменьшилась до 98, в 1948 г. закрытие отдельных храмов продолжилось, и к ним добавились избирательные аресты священников. В 1949 г. в Калининской области не было открыто ни одной новой церкви – и это при том, что в 12 районах региона действующие храмы отсутствовали в принципе.

В послевоенные годы в Калининской епархии четко фиксируются две кампании по закрытию храмов: первая имела место в 1949-1955 гг., вторая – в 1959-1964 гг. Впрочем, они уже не походили на те крайне агрессивные закрытия церквей, которые наблюдались в 1920-1930-е гг.: теперь это было эпизодическим, а не массовым явлением, и в обоих случаях большая роль отводилась местным властям.

В первую послевоенную антицерковную кампанию сопротивление верующих действиям властей было достаточным сильным, и всего в это время было закрыто около 40 храмов. Одним из главных инструментов давления со стороны государства был экономический фактор: священнослужитель облагался непомерно высоким налогом, что порой приводило к отказу иерея от официального служения и переходу на нелегальное положение. Также власть умело использовала внутренние противоречия внутри прихода, удаляя под этим предлогом священника и не назначая нового.

Впрочем, перемены в высшем эшелоне власти, которые обозначились после смерти И. В. Сталина, привели к тому, что в антицерковном наступлении произошел определенный откат назад: часть храмов была открыта вновь. Некоторым показателем уровня религиозности населения Калининской области в это время могут служить следующие цифры: в 1957 г. в 20 % случаев рождение и смерть жителей региона сопровождались совершением соответствующих церковных таинств и обрядов.

В 1958 году период «церковного возрождения», начавшийся в 1943 году, завершился, и Н. С. Хрущевым была развязана вторая послевоенная антицерковная кампания (1959-1964 гг.). Если в 1958 г. в Калининской епархии была зарегистрирована 91 церковь, и при этом действовали 88 храмов, то за годы «хрущевских гонений» численность зарегистрированных храмов уменьшилась до 57, а количество действующих церквей сократилось до 47.

В эту пору власть по-прежнему активно использовала экономические рычаги давления на религию и духовенство. Оклад сельского пресвитера умышленно был установлен настолько мизерным, что прожить на него семье священника было совершенно невозможно. Кроме того, приходам намеренно усложнили прохождение процедуры перерегистрации, и те из них, которые были закрыты в 1959-1962 гг., уже не имели возможности получить новую регистрацию. Еще одним веянием хрущевского времени стало засилье церковных старост, которые с 1960-х гг. получили практически полный контроль над всеми приходскими делами и финансами. Так как нередко старостами оказывались люди малообразованные и морально нечистоплотные, то, по задумке властей, это должно было системным образом подрывать авторитет Церкви и способствовать ее медленному умиранию. Наконец, в конце 1950-х – начале 1960-х гг. в храмах Калининской области по настоянию уполномоченных органов прекращается практика ежедневного совершения богослужений.

Хотя ряд исследователей связывает окончание второй антицерковной послевоенной кампании со смертью Н. С. Хрущева, прекращение «хрущевских гонений» на Церковь все же трудно зафиксировать однозначно, т.к. наметившийся тренд был господствующим до конца 1980-х гг. В качестве иллюстрации можно указать на судьбу тверского храма Александра Невского на Привокзальной площади: после закрытия в 1929 г. церковь использовалась как хлебохранилище, магазин, жилое помещение, а в 1983 г. была полностью разрушена в связи со строительством здания железнодорожного вокзала.

Дмитрий Беговатов, кандидат исторических наук

Тверь

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе, местоположении и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.