06.02.2024 | Церковь и мир

Семья, приход, вера

В конце прошлого года в Вознесенском соборе г. Осташкова митрополит Тверской и Кашинский Амвросий наградил медалями благоверных великих князя Михаила Тверского и княгини и инокини Анны Кашинской «За добродетельную христианскую жизнь и крепость семейных устоев, основанных на взаимной любви и верности» многодетную семью Соловьевых: протоиерея Алексия и матушку Зою.

 Протоиерей Алексий Соловьев – настоятель Введенского прихода д. Кравотынь Осташковского района. Приход в настоящее время включает четыре сельских храма: Введенская церковь д. Кравотынь, Преображенский храм д. Рогожа, Казанская церковь д. Залучье и Андреевский храм д. Ясенское. 

— Сколько детей в вашей семье, отец Алексей, где они учатся, где трудятся?

—  У нас три мальчика и три девочки: Иван (25 лет), Анна (23 года), Александр (20 лет), Георгий (18 лет), Евдокия (17 лет) и София (11 лет). Четверо старших детей уже окончили школу. Все с золотой медалью. Старший сын Иван окончил магистратуру на факультете прикладной математики и кибернетики в Тверском университете. Работает в сфере ИТ, занимается репетиторством и преподает в университете.  Его жена Ольга и ее родители также закончили этот факультет.  Дочь Анна с мужем – юристы. Анна окончила бакалавриат юридического факультета ТвГУ. Сейчас учится в магистратуре и работает по специальности. Старшие сын и дочь окончили обучение в ВУЗе с красными дипломами и внесены в Книгу лучших выпускников Тверской области. Третий сын Александр стал победителем олимпиады МФТИ по физике.  Это дало ему право поступить без экзаменов в один из лучших технических вузов страны – МФТИ. Четвертый сын Егор – студент первого курса мехмата МГУ.  Дочь Евдокия – в этом году оканчивает школу, на данный момент победитель муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников по физике. Мечтает поступить на физфак МГУ, поближе к любимому брату Егору. Младшая Сонечка отлично учится в пятом классе, не отставая от старших братьев и сестер.

— А Вы воспитывались в верующей семье? 

—  Я родился и вырос в г. Твери. Закончив школу, поступил в Тверской государственный университет на факультет прикладной математики и кибернетики. До самого студенчества к вере и церковной жизни я не имел никакого отношения, хотя меня крестили в раннем детстве. Помню, как один раз меня в младенчестве водили в храм. Бабушка подносила меня к Причастию. К Чаше подходило очень много народу. Причащал народ покойный ныне протоиерей Николай Васечко. Этот момент мне очень запомнился. Мои бабушка и мама иногда ходили в храм, молились дома, держали посты, но меня не пытались привлекать к церковной жизни, а самому мне это было тогда неинтересно. Ввиду независимого характера я пользовался с подросткового возраста полной свободой, сам для себя решал, что такое хорошо, а что такое плохо. И решения эти очень часто были далеки от идеала. 

— Как случилось, что Вы пришли в храм?

— К вере я пришел уже в студенческие годы, когда стал встречаться со своей будущей женой. Мы учились в одной группе, но предложить ей встречаться я решился только в конце третьего года совместного обучения. К моему удивлению, она согласилась, и мы через полгода обвенчались. Она была в то время уже воцерковленным человеком, и я тоже стал постепенно приобщаться к вере. Мы тогда почти каждые выходные ездили из Твери в Нилову пустынь на богослужения, где получали духовное окормление, что имело большое значение для нашего становления в вере.  

— Матушка Зоя, каким был ваш путь к вере? 

— В храме я в первый раз побывала в г. Осташкове, хотя моей родиной также является г. Тверь. В Твери я родилась и выросла, окончила Тверской лицей и поступила в ВУЗ. А в Осташкове жила моя бабушка, у которой мы каждое лето отдыхали. И вот во время летнего отдыха, когда мне было 12 лет, нас с младшей сестрой мама привела креститься в Вознесенский собор г. Осташкова. И кто бы мог тогда подумать, что в этом храме мне предстоит впоследствии обвенчаться со своим супругом, и здесь же он начнет свое служение в духовном сане сначала диаконом, а затем священником. 

— Да-да, а теперь  через 26 лет совместной жизни, — добавляет отец Алексей, — мы, уже будучи родителями шестерых детей, получили из рук митрополита Амвросия награду в честь наших замечательных тверских святых Михаила Тверского и Анны Кашинской. И это на той же самой солее, откуда пошли в совместную семейную жизнь и где слушали проникновенные напутственные слова венчавшего нас архимандрита Вассиана (Шусты), первого наместника Ниловой пустыни и настоятеля Вознесенского собора. Вообще очень интересно наблюдать, как кажущиеся случайными жизненные события во времени сплетаются в крепкие нити неслучайного жизненного пути. 

— Как вы пришли к решению выбрать путь священства?  

— На самом деле, на этот путь меня направил архимандрит Вассиан. За свадебным столом, он сказал: «Приходи ко мне диаконом». Вот я и пришел… (батюшка улыбается). Если серьезно, конечно, это не было спонтанным решением. Я советовался с духовником и с родными, ездил благословляться на принятие духовного сана к старцу протоиерею Николаю Гурьянову на остров Залита. Он благословил, а супруга моя, скрепя сердце, согласилась.

— Матушка Зоя, решение супруга было для вас неожиданным?

— Не то слово! Я была в шоке, пыталась отговаривать. У меня, честолюбивой молодой девушки, окончившей обучение в хорошем ВУЗе с красным дипломом, были совсем другие планы на жизнь. Но… Как человек православный, я согласилась с выбором мужа и, что замечательно, ни разу об этом не пожалела. А наше хорошее математическое образование оказалось прекрасным подспорьем в непростой жизни сельского приходского священника. По слову гениального русского ученого М.В. Ломоносова: «Математику уже затем учить надо, что она ум в порядок приводит».

— Отец Алексей, Вы сразу стали сельским священником? 

— Первым местом моей службы стал Вознесенский собор г. Осташкова. Здесь я прослужил десять лет: сначала диаконом, затем – штатным священником. И вот 2 декабря, накануне праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, я был назначен настоятелем двух сельских храмов: Введенского в д. Кравотынь и Троицкого на погосте Серемха.  Получив указ о назначении, я пришел в храм, чтобы собрать свои вещи. В храме совершалась вечерняя служба, и моя жена пела на клиросе. На новость о нашем переводе на сельский приход она со слезами на глазах воскликнула: «А как же мы теперь будем жить?». И это был непраздный вопрос. К тому времени в нашей семье уже родилось пятеро детишек, старшему из которых было всего 11 лет. Я ей ответил: «С Божией помощью». Так и живем. 

— Как начиналось ваше служение на новом месте?

—  Мои первые службы в новых храмах совпали с храмовыми праздниками. Первая служба во Введенском храме в д. Кравотынь состоялась сразу после назначения – 4 декабря – в день Введения во храм Пресвятой Богородицы. И в Троицком храме на Серемхе моя первая служба состоялась в праздник Святой Троицы. Было это за несколько месяцев до моего назначения на новый приход. В Троицкий храм меня вызвали прямо со службы из Вознесенского собора, чтобы помочь завершить Литургию тяжело больному настоятелю храма – протоиерею Виктору Николаеву. Как оказалось, именно эта Литургия стала для него последней, а для меня первой службой в Троицком храме, куда я и был назначен спустя полгода. Вот такая преемственность. И здесь хочется сказать слова сердечной признательности батюшке Виктору, ведь именно ему достался самый сложный период восстановления храмов. Когда меня назначили на новый приход, в храмах уже было отопление, были проведены основные капитальные работы.

Служение на новом месте первое время было настоящим испытанием для нашей молодой многодетной семьи. Самой главной нашей опорой стали близкие люди – наши прихожане и родители. Каждый помогал, чем мог. Приход креп и рос. В молодых семьях рождались дети. У нас есть две семьи, которые выросли за это время с двух-трех до восьмерых детей! Не зря наш приход прозвали «детским». Позже появились и благотворители.

— Кто занимается с детьми учебой?

— Здесь основная заслуга матушки. Она следит за учебой детей, помогает им и направляет их обучение. 

—  Технически — да, учеба детей – моя задача, добавляет матушка Зоя. — У папы на непосредственные занятия с детьми учебой просто нет времени. Но мотивировать детей без помощи мужа мне было бы крайне затруднительно. 

— Отец Алексей, как же удается мотивировать детей хорошо учиться? 

— Просто дайте возможность ребенку, особенно мальчику, поработать физически. Только по-настоящему, по-мужски, регулярно. Для нашей семьи необходимость такого труда для мужской половины была продиктована жизненными обстоятельствами.  Распилить и расколоть дрова для храмов и для дома, убрать снег зимой на значительных территориях, постоянные стройки в храмах и труды на постройке дома, огород – все это требует немало физических усилий. И главными моими помощниками стали сыновья. И еще, когда дети подрастают, у них появляется желание себе что-то дорогостоящее приобрести. Тогда – устраивайся на работу, в многодетной семье другого выхода нет. Да даже если б и был, полезнее будет ребенку самому понять откуда деньги в кошельке берутся. Наш старший сын практически в одиночку построил ферму одному из прихожан. Очень неплохо заработал. И тогда, как он сам сказал, ясно понял, что такое настоящий физический труд и … сделал для себя выбор в пользу умственного труда. Учиться для него оказалось легче и интереснее. Заставлять учиться уже практически не приходилось. Вот вам и мотивация.

Не могу не сказать об одном очень важном инструменте мотивации к учебе – это любовь к учебе у самих родителей. Ребенок видит, что узнавать новое, учиться интересно его родителям, и ему тоже становится интересно.

— На все сто процентов согласна с мужем. Настоящая работа для детей очень полезна. Даже если это не приведет ребенка к мысли о необходимости умственного труда, это точно укрепит его физически, поможет приобрести полезные для жизни навыки, умение напрягаться и держать напряжение, и в конце концов, такой подросший мужчина не пропадет и всегда сможет прокормить семью, сможет взяться за любую работу. А если ребенок поймет, что умственная работа ему больше нравится, то маме и папе не придется уже тратить титанических усилий на мотивацию к учебе. Задачей родителей уже станет не тянуть-пинать ребенка к учебе, а помогать-подсказывать, находить хорошие источники информации. 

Я не раз, особенно в начале жизненного пути задавала себе вопрос: «А зачем мне надо было так напрягаться, получать красный диплом о высшем образовании, если я села дома, и вся моя жизнь – бесконечные горшки-обеды-пеленки?» Вот именно за тем самым, чтобы детям помогать и пример показывать, чтобы они наш интерес к учебе чувствовали и видели. Я уже не говорю о материальной экономии средств для многодетной семьи. Нам вообще не пришлось нанимать репетиторов для детей. Это, согласитесь, сейчас очень серьезная статья расходов.

Дети уже подросли, мы с отцом Алексеем решили продолжить учебу. Он обучается в Санкт-Петербургской духовной академии. Это была его давняя мечта. А я в этом году поступила на теологический факультет ТвГУ. 

— Матушка, вы еще являетесь и регентом церковного хора на приходе?

— Регентом мне пришлось стать вынужденно, в силу обстоятельств. Мужа поставили настоятелем на новый приход. Кто будет петь? Кроме меня – некому. Найти певчих и особенно регента для сельского храма – очень непростая задача. И здесь пригодились мои четыре класса музыкального образования. В детстве я пела в образцовом хоровом коллективе «Дружба». Это был очень сильный детский хор г.Твери, который активно выступал в разных городах СССР и даже за рубежом. Наш руководитель Евгений Исаакович Медведовский был уникальным человеком, который очень любил музыку, свое дело, можно сказать, жил им.  И щедро делился с детьми своим талантом. Он и стал моим первым и единственным учителем пения. А еще на клиросе очень помогло мое математическое образование — понять и освоить ход богослужения не составило труда.  Постепенно наш клирос прирастал певчими. А еще мой прапрадед был регентом церковного хора. Так что, все не случайно.  

—  Поэтому мы позаботились и о музыкальном образовании детей, добавляет глава семьи. – Дети все окончили музыкальную школу по классу фортепиано (младшая София сейчас учится). Очень приятно, что они и по окончании обучения любят играть на фортепиано для души. На семейных праздниках слушаем целые концерты. А старший сын говорит: «Когда дом дострою, обязательно куплю пианино, а лучше рояль, играть по вечерам буду». 

— Часто бывает, что неприятности нас чему-то очень важному учат. Как говорят, нет худа без добра. Отец Алексей, а вы с этим сталкивались?

— Конечно, и не раз. Мы с женой приобрели старый дом в Осташкове, где не было отопления и нужно было сложить печь. На с трудом накопленные средства молодой семьи, мы купили кирпич и оставили необходимую сумму на оплату работы «православного» печника. Печник сложил печь, а мы по доверию к православному человеку не стали требовать ее проверки в растопке, поверили на слово, что все хорошо работает. Печник взял деньги и уехал в неизвестном направлении, а мы растопили печь и с ужасом обнаружили, что из всех швов между кирпичами валит дым. Печь была абсолютно нерабочая. Кстати, в этой ситуации мы хорошо поняли, что «этикетка православности» человека совсем не говорит о том, что он не обманет, поступит честно. Для нас, молодых и доверчивых, это тогда стало открытием. Зато поумнели. Печку разбирали до основания «тихими семейными вечерами», дружно отмывали от сажи и глины несколько сот кирпичей. Денег на еще одного печника у нас не было, да как-то и не хотелось тогда больше с печниками связываться. А печка-то в доме нужна. И тут матушка нашла выход: «Ты, отец Алексей, сможешь сам сложить печь, я все узнала – это не так-то и сложно. Образования хватит, в книге вся технология подробно расписана». Матушка у нас в семье — идейный вдохновитель. А воплощать ее интересные идеи приходится мне. Куда мне было деваться – я сложил свою первую печь, затем еще три печки родителям и камин в своем доме. Слава Богу, моя карьера печника на этом закончилась. Печное дело – точно не мое любимое занятие. С тех пор пришлось освоить еще много строительных навыков, которые очень помогают в восстановлении наших храмов.

— У вас на приходе много детей. Приходская жизнь помогает в их воспитании? 

— Приход позволяет сформировать для детей среду общения. Дети общаются друг с другом не только в храме, но и в обычной жизни. На приходе старшее поколение детей уже выросло, многие уехали на учебу в другие города, кто-то создал свои семьи, родил детей, но они все равно продолжают общаться друг с другом. И это очень отрадно. Сплоченности наших детей способствуют добрые традиции, сформировавшиеся на приходе. Дети вместе учатся в воскресной школе, убираются в храме, помогают в трапезной и на заготовке дров для отопления храмов. И особенно, хотелось бы отметить традицию вместе проводить Рождественские праздники. Сначала мы проводили праздники у себя дома, но, когда гости уже с трудом стали здесь помещаться, мы поняли – надо искать другое помещение. Масштаб праздников рос от года к году, гостей уже насчитывалось свыше 250 человек. Силами прихода ставили красивые Рождественские спектакли, разрабатывали игровую программу. Затем проходило общее чаепитие и праздничный салют. Позже стали устраивать и Пасхальные концерты. Участниками выступлений были дети и взрослые прихожане. Красивые танцы для концертов ставила наша прихожанка, очень талантливый хореограф Татьяна Витальевна Истомина.

—  Идея заниматься с детьми танцами получила свое дальнейшее развитие, — добавляет матушка. — Татьяна Витальевна создала танцевальный коллектив «Ладушки-Сударушки». Сейчас это самостоятельный, очень успешный хореографический коллектив, лауреат престижных танцевальных конкурсов, где занимаются многие дети г. Осташкова. Очень отрадно видеть, что идея, зародившаяся в приходе, получила такое продолжение.

— Последний вопрос. Все ли вам удалось?

Протоиерей Алексий Соловьев: 

— Что-то удалось, что-то нет. Много сделано ошибок, далеко не все получилось и получается. Были ошибки по незнанию или немощи, были ошибки – по лености и нерадению. Но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Поэтому, стараемся не унывать и благодарим Бога, что учит нас верить, любить и надеяться, и не оставляет своим милосердием наши немощи и ошибки! 

Матушка Зоя: 

— Известно, что нельзя делиться тем, чего не имеешь сам. Очень надеюсь, что эти наши пробелы восполнит Господь своею щедрою милостию. Дети заставляют нас умнеть, мы растем вместе с ними. И еще что мне хотелось бы сказать, оглядываясь на нашу жизнь и удивляясь: это правда, что «сила Божия в немощи совершается».

Осташковское благочиние

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе, местоположении и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.