15.08.2022 | Церковь и мир

Регентское образование в Российской империи

Читателю предлагается ознакомиться с историей развития учебных заведений в дореволюционной России, направленных на подготовку профессиональных руководителей церковных хоров. В Российской империи руководители церковных хоров проделали путь от малограмотных регентов-практиков до высококвалифицированных выпускников специальных учебных заведений. В статье главного редактора издательства «Архив славянской письменности и печати» Веры Романченко рассказывается о том, в каких певческих корпорациях Древней Руси берут свои истоки лучшие учебные заведения Российской империи, когда регентское образование было впервые систематизировано и получило строгую образовательную программу, какой вклад внесло в становление церковно-певческого искусства.

Как известно, дирижёр является посредником между композитором и слушателями. Вдохнуть жизнь в музыку, записанную языком нот и безжизненно лежащую на бумаге, — его главная задача. От правильности интерпретации музыкального произведения дирижёром зависит, случится ли тот самый важный момент, ради которого человек приходит на концерт или в театр, — получение через музыку очищения, высвобождения переживаемых эмоций и разрешения внутренних конфликтов, катарсис[1]. В несоизмеримо большей степени это относится к регенту — дирижёру церковного хора. От духовного настроя регента и его мастерства зависит то, какое молитвенное настроение будет у присутствующих на богослужении прихожан и у совершающих священнодействие в алтаре. Значимость служения хорошо образованных регентов сложно переоценить, что прекрасно понимали и в дореволюционной России. Начало систематической подготовки регентов церковных хоров было положено в начале XVIII века, в эпоху реформ Петра I. Петровские преобразования, затронувшие практически все сферы государственной и общественной жизни, коснулись в том числе и деятельности церковных хоров и конкретно регентского образования. Само слово «регент» (лат. regens — «управляющий») в значении управляющего певческим коллективом стало использоваться на Руси в XVII веке, что было связано с проникновением западного партесного пения в центральную Россию. До этого в русской церковной практике применительно к руководителю хора употреблялись слова «доместик», «головщик» или «уставщик», а регентские знания получались только практическим путём, без документального подтверждения их уровня.

В системе образования Российской империи термин «регент» появился в связи с учреждением Регентских классов при Придворной певческой капелле в Санкт-Петербурге («капелльское») и Синодального училища при Синодальном хоре в Москве («синодальное»), учебных заведений, в ведении которых находилась подготовка руководителей церковных хоров. В просторечии выпускники этих двух учебных заведений назывались регенты-«капелланы» и регенты-«синодалы»[2]. Рассмотрим каждое из них по отдельности.

***

Регентское образование Придворной певческой капеллы имеет свои истоки в хоре государевых певчих дьяков, переименованном в 1701 году по указу Петра I в придворных певчих. Хор государевых певчих дьяков был частным великокняжеским хором, организованным по образу певчих византийского императора, и впервые упоминается в XV веке[3]. В нём певцы уже не обязательно должны были быть клириками[4] и не подчинялись церковной власти. Этот хор часто принимал участие в царском богослужении вместе с патриаршим хором, и тогда государевы дьяки имели преимущество и становились в знак первенства на клирос с правой стороны, а патриаршие певчие — на левый клирос. Хор государевых певчих дьяков содержался на средства из царской казны и имел превосходство над всеми хорами Древней Руси[5]. Хор разделялся на «станицы», которых обыкновенно было шесть, по пять человек в каждой. Со временем хор расширялся и к концу XVII века увеличился до 70 человек[6].

Первая станица была самой привилегированной, в ней находились старшие и опытные певцы с лучшими голосами. Во главе всей певческой корпорации стоял головщик — дьяк первой станицы, обладавший «верным» голосом и превосходно знавший богослужебный порядок[7]. Он и выполнял в те времена функцию регента.

***

Синодальное же училище имеет основу в Синодальном хоре, который в свою очередь уходит истоками к хору патриарших певчих дьяков и поддьяков, указом Петра I ставшим в своё время хором «соборной церкви» и затем, с момента официальной замены в 1721 году патриаршего управления Церковью на управление Святейшим Синодом, преобразованным в Синодальный хор и прикреплённым к Успенскому собору Московского Кремля[8]. С этого времени вся церковно-музыкальная сфера Российской империи, включая и регентское образование, находилась полностью в ведении Святейшего Синода, то есть фактически в руках государства.

Хор патриарших певчих дьяков и поддьяков был вторым по значимости хором Русского Царства, впервые он упоминается в нотных книгах 1592–1593 годов[9]. Его образование связано с учреждением в 1589 году патриаршества на Руси. Как и хор государевых певчих дьяков, это был частный хор. Его устройство было аналогичным устройству государевых певчих: деление на станицы по пять человек в каждой. Первая станица, как и у государевых певчих дьяков, в отношении достоинств и жалованья считалась высшей и наиболее почётной. Дьяк же первой станицы был фактическим руководителем хора.

Несмотря на то что хор переорганизовывался и пережил тяжёлый кризис с 1700 года (с момента смерти последнего патриарха) по 1726 год, когда был восстановлен и полностью возвращён из Петербурга в Москву, он просуществовал 328 лет, вплоть до самой революции 1917 года[10].

На протяжении всего времени своего существования Синодальный хор сохранял древние традиции русского церковного пения[11], это качество было его значимой отличительной чертой, которая передалась Синодальному училищу, одной из задач которого было распространение древнерусской певческой культуры по всей Российской империи через своих выпускников-регентов, в противовес Придворной певческой капелле, выпускники которой находились под западным влиянием.

***

Государевы певчие дьяки в начале XVIII века были преобразованы в Придворную певческую капеллу. Капелла первая стала давать систематизированное регентское образование, подтверждённое соответствующим аттестатом, получаемым после экзаменационных испытаний. До 1844 года в Придворной капелле можно было проходить обучение, но оно не имело строго выработанного плана и программы. Желающие стать регентами могли приступить к учёбе в любое время года, выбрав сами себе преподавателя пения из придворного хора. Занятия носили частный характер, многие необходимые предметы отсутствовали, плата за обучение была очень высокой, в итоге большинство из обучающихся не могли дойти до конца обучения[12].

В 1846 году директором Придворной певческой капеллы А. Ф. Львовым (1798—1870) была введена чётко разработанная программа обучения в Регентских классах. Согласно указу Синода, всем епархиальным архиереям предписывалось направлять самых способных певчих для получения регентского образования в Регентских классах Придворной певческой капеллы. В силу важности приведём слова Степана Смоленского из статьи «О Регентском училище в г. С. – Петербурге» за 1909 год: «А. Ф. Львов, вызвавший из каждой епархии по два окончивших курс семинариста и обучивший их регентскому искусству при Капелле. Обученные Львовым семинаристы, в числе 150 человек, составили тот кадр архиерейских регентов, который создал тогда по всей России не только множество отличных хоров, но и так называвшееся “уравнение церковного пения”, т. е. правильное и повсюду единообразное исполнение церковных напевов, тогда только что положенных Львовым в 4-х голосную гармонию»[13].

А. Ф. Львов в качестве директора Капеллы (1837–1861) единственный имел право выдавать регентские аттестаты на право управления церковным хором. Теперь только получившие регентские аттестаты Капеллы могли быть регентами какого-либо хора Российской империи. За время своего существования Регентские классы Придворной капеллы выпустили сотни дипломированных регентов[14]. Придворная певческая капелла стала высшим церковно-певческим учреждением, директору которого было подчинено абсолютно всё регентское образование Российского государства. Целью Регентских классов было не только выпускать грамотных регентов, но и насаждать через них придворный обиход нотного церковного пения. В статье «История церковного пения в России» в «Русской музыкальной газете» за 1907 год пишется: «В Указе Св. Синода от 24 мая 1847 г. (№5117) выдача аттестатов признаётся нужной не только для того, чтобы образовать знающих учителей пения и регентов. Епархиальные и полковые регента, певчие, стали призываться в Капеллу, учились и возвращались в свои хоры полноправными руководителями»[15].

Градация прав, предоставляемая выпускникам Регентских классов Придворной певческой капеллы, выражалась в установке трёх разрядов регентских аттестатов:

  1. на право обучать хоры простому церковному напеву, с запрещением обучать пению так называемой нотной музыки, сочинённой новейшими сочинителями, а тем более сочинять музыку новую для пения в церквах;
  2. на право обучать простому напеву и нотной музыке, с запрещением также сочинять новую;
  3. на право обучать простому напеву и нотной музыке и сочинять новую с тем, чтобы прежде исполнения оной в церквах каждая пьеса прислана была на предварительное испытание в Придворную капеллу[16].

В отличие от Синодального училища, которое принимало на регентское обучение только малолетних певчих Синодального хора и обучало их до 17–19 лет за счёт казённого содержания, Регентские классы Придворной капеллы принимали на обучение уже взрослых людей, «вольноприходящих», с оплатой в 100 рублей в год.

В 1907 году Регентские классы Придворной певческой капеллы закрыли приём на обучение посторонним лицам[17]. Как пишет И. А. Гарднер, скорее всего, это было связано с политическими волнениями 1905–1906 годов: «Этим прекращался доступ в Придворную капеллу лиц со стороны, среди которых могло оказаться немало тех, в политической благонадёжности которых не могло быть полной уверенности и проникновение которых в среду, так или иначе придворную (хотя и низшего ранга), было в то беспокойное время нежелательным»[18].

Таким образом, Придворная певческая капелла продолжила выпускать дипломированных регентов, но уже не пришедших извне, а воспитанных в ней с детства, что сделало обучение в ней схожим с обучением в Синодальном училище[19].

Со временем программа Регентских классов Придворной капеллы менялась, менялись и регентские аттестаты её выпускников. Например, в Новом положении о Регентских классах Придворной певческой капеллы, опубликованном в журнале «Хоровое и регентское дело» за 1911 год, указывается, что: «Ученики, удовлетворительно прошедшие курс и выдержавшие установленные испытания, приобретают право на получение аттестатов трёх разрядов:

  • окончившие первый класс — аттестата 3-го разряда на звание помощника регента,
  • окончившие второй класс — аттестата 2-го разряда на звание регента.
  • окончившие третий класс — аттестата 1-го разряда на звание учителя церковного пения и теории музыки»[20].

Как уже говорилось выше, с закрытием в 1907 году Регентских классов Придворной певческой капеллы для посторонних лиц, по положению 1908 года в Регентских классах стали обучаться только исключительно её малолетние воспитанники. В итоге аттестаты стали выдаваться ученикам по достижении ими 16-летнего возраста, а не взрослым мужчинам, как это было с середины XVIII века и до 1907 года. При этом посторонние лица мужского пола православного вероисповедания не моложе 16 лет и, соответственно, не обучавшиеся в Регентских классах Придворной певческой капеллы, допускались к испытаниям на право получения любого из трёх регентских аттестатов, который получали, если успешно проходили экзаменационные испытания[21].

***

Синодальное училище при Синодальном хоре являлось крупнейшим центром по изучению древнерусского церковного пения и подготовке высококвалифицированных регентов и учителей церковного пения. Обучение в Синодальном училище состояло из нижнего, певческого отделения (с 1-го по 5-й класс) и верхнего — регентского (с 6-го по 9-й класс)[22].

История Синодального училища имеет два периода — дореформенный и период преобразования, разделительной гранью которых является 1886 год. В статье «Из истории Московского Синодального училища церковного пения» в журнале Хоровое и регентское дело за 1911 год говорится: «Первый период, более продолжительный, обнимающий время около 120 лет, есть период нарождения, медленного постепенного образования, внешней формировки Синодального училища. Второй период, более краткий, обнимающий 25 лет, есть период быстрого, напряжённого и всестороннего развития нашего училища. О первой, ранней поре училища может быть речь лишь с того времени, когда малолетние певчие впервые появляются в составе Синодального хора, ранее состоявшего только из одних взрослых певчих, теноров, баритонов и басов. А малолетние певчие, дисканты и альты, как исторически нам известно, появляются в составе Синодального хора только с утверждения штата 1767 года»[23].

Таким образом, началом образования Синодального училища можно считать 1767 год.

Новый проект штата Училища и план преподавания учебно-музыкальных предметов был утверждён 8 июня 1886 года, с этого момента Синодальное училище официально становится средним учебным заведением[24];до этого времени оно имело статус духовного уездного училища[25], его выпускниками могли быть только исключительно бывшие малолетние певчие Синодального хора[26]. Также при Училище были курсы для взрослых певчих, которые выпускали регентов из теноров и басов. За счёт курсов для взрослых Синодальное училище старалось восполнить катастрофический недостаток грамотных руководителей церковных хоров[27].

Одной из важнейших задач образовательной системы будущих регентов, выпускников Синодального училища, было сохранение и передача московской богослужебной традиции, связанной с исполнением за богослужением древних церковных распевов, сохранение этой традиции было возможно в связи с географической удалённостью Синодального хора от Святейшего Синода и Придворной певческой капеллы.

После закрытия в 1907 году Регентских классов Придворной певческой капеллы для экстернов роль Синодального училища в формировании регентских кадров значительно возросла.

Осенью 1910 года Святейшим Синодом были утверждены «программы музыкальных предметов и истории искусств Московского Синодального училища» в объёме курса высшего музыкального учебного заведения[28]. Распоряжение одновременно с указом обучать в Придворной певческой капелле только её воспитанников ещё больше уравняло эти два самых важных для регентского образования учебных заведения Российской империи.

***

Регентские классы Придворной певческой капеллы и Синодальное училище при всём желании не могли удовлетворить потребности в профессиональных регентах всех церковных хоров России. И тогда по стране в начале XX века стало возникать огромное количество краткосрочных летних регентских курсов[29]. Важной особенностью таких курсов была возможность поступления на них лиц не только мужского пола, но и женского. Они продолжались 6–8 недель, слушателями на них могли быть не только учителя и учительницы народных школ, но и «псаломщики и в большом числе любители крестьяне и заводские мастеровые, которые на местах или сами управляют, или участвуют обязательно в качестве певцов»[30].

Иногда летние регентские курсы бывали двухгодичными, по 6–8 недель два лета подряд. Подобные же курсы устраивались Императорским русским музыкальным обществом при музыкальных училищах на время летних каникул, продолжались они также не более двух месяцев[31].

Такие курсы не давали аттестаты, равные аттестатам Регентских классов Придворной певческой капеллы и Синодального училища, но, несомненно, значительно повышали уровень регентского образования в провинции.

***

Ещё одним значимым учебным заведением по формированию регентских кадров для церковных хоров Российской империи является Регентское училище С. В. Смоленского в Санкт-Петербурге с филиалами в Москве и других городах России. Его появление 1 октября 1907 года напрямую связано с закрытием в том же году Регентских классов Придворной певческой капеллы для посторонних слушателей. Первоначально Регентское училище Смоленского финансировалось на частные средства, но уже в самое ближайшее время после открытия Смоленскому удалось получить от Святейшего Синода субсидию на содержание училища. Училище, по словам самого С. Смоленского, открылось для подготовки «самых обыкновенных приходских регентов, для регентов архиерейских хоров, для учителей начальных школ», с возможностью «широкого использования исконно русских музыкально-певческих начал, в частности — древнецерковных и народных напевов»[32].

Программа Регентского училища Смоленского была значительно лучше программ летних регентских курсов. С самого его открытия в нём имели возможность обучаться наравне с мужчинами и женщины, что совершенно невозможно было в Регентских классах Придворной певческой капеллы и в Синодальном училище. В Регентское училище Смоленского поступили почти все ученики, бывшие в Регентском классе Придворной капеллы до 1907 года[33].

При Регентском училище Смоленского также были открыты в Санкт-Петербурге в 1911 году Летние регентско-учительские курсы. На третьих Летних регентско-учительских курсах произошло значимое событие: было открыто IV отделение, рассчитанное на подготовку слушателей для сдачи экзамена на звание регента в Придворной певческой капелле. Необходимость такого отделения была связана с усложнением программы Регентских классов капеллы[34]. На эти курсы явилось 120 человек, большинство из них «держало испытания и получило свидетельства и аттестаты. Из слушателей Курсов 8 человек держали экзамены в Капелле на звание регента, и все успешно выдержали. Таким образом, впервые Регентско-учительские курсы выступили в роли приготовительной школы для экстернов, желающих получить официальное звание от учреждения, уполномоченного на выдачу регентских дипломов»[35].Подобный результат позволил считать Летние регентско-учительские курсы Смоленского уже не случайными кратковременными курсами, а настоящей регентской школой[36].

Регентское училище Смоленского пережило своего основателя[37] и просуществовало до самой революции 1917 года.

***

Довольно основательные Летние регентско-учительские курсы были открыты и в Москве в 1909 году Обществом Взаимопомощи регентов церковных хоров по постановлению 1-го регентского съезда[38]. Они имели три отделения, каждое со «своим циклом предметов», по окончании курсов выдавались свидетельства или аттестаты об окончании того или иного курса. Аттестат получали «лица, окончившие полную программу Курсов и сдавшие установленное испытание последовательно за I, II, III курсы», но при этом они не получали звания регента или учителя пения. Свидетельства же получали окончившие программу и сдавшие экзамены только за I или II курс[39].

На московские Летние регентско-учительские курсы съезжались слушатели — как мужчины, так и женщины — со всей страны: например, в 1909 году — из 42 мест (из них 7 человек из Москвы), а в 1910-м — из 36 мест (из них из Москвы 5). Относительно возраста: в 1909 году возраст слушателей был от 18 до 54, а в 1910 г. — 25–37 лет[40].

***

Подводя итог, можно сказать, что в Российской империи было два направления в церковно-певческом искусстве. Одно из них уходило своими корнями к хору государевых певчих дьякови уже со времени правления Петра I ощущало на себе западное влияние, а в начале XIX века полностью европеизировалось; другое же направление брало начало в частном хоре патриарших певчих дьяков и поддьяков и с негласного разрешения Святейшего Синода имело возможность сохранять русские певческие традиции, фундаментом которых были древние церковные распевы. Проводником первого направления была Придворная певческая капелла, а второго — Синодальный хор. Каждое из этих двух главных певческих коллективов Российского государства хотело расширить своё влияние посредством насаждения своих богослужебно-певческих традиций в разных местах страны. Для этого при Придворной певческой капелле были созданы Регентские классы, а при Синодальном хоре — Синодальное училище. Эти учебные заведения должны были обучать профессиональных регентов не только для грамотного ведения церковных служб, но и в большой степени для расширения сфер влияния. Подобная подготовка регентских кадров не была случайной, а имела упорядоченную структуру и стремилась к правильным образовательным формам; как и всё в Российской империи, система регентского образования была централизована и подчинялась в итоге Святейшему Синоду.

К концу XIX века эти два направления стали «смешиваться», это было связано с ростом национального самосознания и всё большей популярностью древнерусского искусства.

Все остальные регентские курсы, классы и училища по всей России были лишь побочными ответвлениями двух главных регентских образовательных центров — «капелльского» и «синодального», они никак не могли конкурировать с Регентскими классами Придворной певческой капеллы и Синодальным училищем, но, тем не менее, приносили несомненную пользу.


Библиография

Вторые Летние Регентско-учительские курсы в С.-Петербурге в 1912 г. // Хоровое и регентское дело. – 1912. № 1.

Гарднер И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. – Сергиев Посад, 1998.

Государственная академическая капелла имени М. И. Глинки. – Л., 1957.

Два адреса Московскому Синодальному училищу, по случаю его 25-летняго юбилея, от Придворной певческой капеллы и Регентскаго училища в С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. – 1911. № 11.

Из истории Московского Синодального училища церковного пения // Хоровое и регентское дело. – 1911. № 12.

Известия и заметки // Хоровое и регентское дело. – 1914. № 7-8.

История церковного пения в России // Русская музыкальная газета. – 1907. № 1.

Летние Регентско-учительские курсы в 1913 году в С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. – 1912. № 11.

Летние Регентско-учительские курсы в Москве, организованные Обществом Взаимопомощи регентов церк. хоров по постановлению 1-го регентскаго съезда // Хоровое и регентское дело. – 1910. № 2.

Металлов Василий, прот. Синодальные, бывшие патриаршие певчие. Исторический очерк // Русская музыкальная газета. – 1898. № 10, 11.

Народно-певческие хоры в Перми: Отчет Пермскаго Губернскаго Комитета Попеч. о нар. трезвости в 1902 г. // Русская музыкальная газета. – 1904. № 16.

Народно-певческое дело: Летние регентские курсы в Вятке // Русская музыкальная газета. – 1904. № 17-18.

Новое положение о регентских классах Придворной певческой капеллы // Хоровое и регентское дело. – 1911. №8.

О регентском Училище в г. С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. – 1909. № 2.

От Заведующего Летними Регентско-учительскими курсами в 1913 г. в С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. – 1912. № 11.

Отчёт о летних Регентско-учительских курсах в г. Москве // Хоровое и регентское дело. – 1909. № 9.

Отчёт о Московских летних Регентско-учительских курсах за 1909 и 1910 гг. // Хоровое и регентское дело. – 1911. № 2.

Отчёт о Московских летних Регентско-учительских курсах за 1909 и 1910 гг. // Хоровое и регентское дело. – 1910. № 10.

Преображенский А. В. О деятельности А. Ф. Львова, по материалам Д. Ф. Разумовского // Хоровое и регентское дело. – 1917.

Разумовский Димитрий, прот. Патриаршие певчие диаки и поддиаки и государевы певчие диаки. – [Санкт-Петербург]: Н. Ф. Финдейзен, 1895.

Разумовский Димитрий, прот. Церковное пение в России. – М., 1867.

Регентское образование // Хоровое и регентское дело. – 1911. № 3, №4, № 5.

Регентское училище и Общедоступные Хоровые классы С. В. Смоленского. (Спб) // Хоровое и регентское дело. – 1909. № 7-8.

Сведения о Летних Регентско-учительских курсах в С.-Петербурге 1911, 1912, 1913 гг. // Хоровое и регентское дело. – 1913. № 10.

Смоленский С. В. О Регентском училище в г. С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. – 1909. № 2.

Третьи Летние Регентско-учительские курсы в С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. – 1913. № 7-8.

Финдейзен Н. Ф. Синодальное училище церковного пения в Москве // Русская музыкальная газета. – 1898. № 4.

Финдейзен Н. Ф. Степан Васильевич Смоленский. Биографический очерк // Музыкальная старина. – 1911. Вып. V.

Церковно-певческое дело // Русская музыкальная газета. – № 16, 19-20, 23-24.

Церковно-певческое дело: краткий (официальный) отчёт о деятельности Синодального училища церковного пения за 1903-1904 учебный год // Русская музыкальная газета. – № 27-28.

  1. К. Регентское образование // Хоровое и регентское дело. – 1911. №4.

V Летние Регентско-учительские курсы в Петрограде в 1915 году // Хоровое и регентское дело. – 1915. № 12.


[1] Ка́тарсис (др.-греч. κάθαρσις) – возвышение, очищение, оздоровление.

[2] Новое положение о регентских классах Придворной певческой капеллы // Хоровое и регентское дело. 1911. №8. С. 171.

[3] Разумовский Димитрий, прот. Патриаршие певчие диаки и поддиаки и государевы певчие диаки. [Санкт-Петербург]: Н. Ф. Финдейзен, 1895. С. 50.

[4] См.: https://bogoslov.ru/article/6174691?ysclid=l65l9i5gnv544705359

[5] Разумовский Димитрий, прот. Церковное пение в России. М. 1867. С. 71.

[6] Разумовский Димитрий, прот. Патриаршие певчие диаки и поддиаки и государевы певчие диаки. [Санкт-Петербург]: Н. Ф. Финдейзен, 1895. С. 52-53.

[7] Там же. С. 54.

[8] Гарднер И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. Сергиев Посад, 1998. Т. 2. С. 131-132.

[9] Разумовский Димитрий, прот. Церковное пение в России. М., 1867. С. 70.

[10] Металлов Василий, прот. Синодальные, бывшие патриаршие певчие. Исторический очерк // Русская музыкальная газета. 1898. № 10. С. 845-851; Там же. № 11. С. 945-950; Гарднер И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. Сергиев Посад, 1998. Т. 1. С. 492.

[11] Металлов Василий, прот. Синодальные, бывшие патриаршие певчие. Исторический очерк // Русская музыкальная газета. 1898. № 11. С. 945-950; Разумовский Димитрий, прот. Патриаршие певчие диаки и поддиаки и государевы певчие диаки. [Санкт-Петербург]: Н. Ф. Финдейзен, 1895. С. 20-22; Разумовский Димитрий, прот. Церковное пение в России. М., 1867. С. 71.

[12] Церковно-певческое дело: Регентский класс при Придворной Певческой Капелле // Русская музыкальная газета. 1904. № 19-20. С. 516-519.

[13] О Регентском училище в г. С.–Петербурге // Хоровое и регентское дело. 1909. № 2. С. 38-39.

[14] Гарднер И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. Сергиев Посад, 1998. Т. 1. С. 421.

[15] История церковного пения в России // Русская музыкальная газета. 1907. № 1. С. 27-28.

[16] Там же. С. 25.

[17] Регентское образование // Хоровое и регентское дело. 1911. № 5. С. 109.

[18] Гарднер И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. Сергиев Посад, 1998. Т. 2. С. 409.

[19] Там же. С. 413; Государственная академическая капелла имени М. И. Глинки. Л., 1957. С. 142; Финдейзен Н. Ф. Степан Васильевич Смоленский. Биографический очерк // Музыкальная старина. 1911. Вып. V. С. 30-34.

[20] Новое положение о регентских классах Придворной певческой капеллы // Хоровое и регентское дело. 1911. № 8. С. 170.

[21] Там же. С. 169-170.

[22] Там же. С. 169-171; История церковного пения в России // Русская музыкальная газета. 1907. № 1. С. 38.

[23] Из истории Московского Синодального училища церковного пения // Хоровое и регентское дело. 1911. № 12. С. 251-252.

[24] Там же. С. 251-256.

[25] Финдейзен Н. Ф. Синодальное училище церковного пения в Москве // Русская музыкальная газета. 1898. № 4. С. 345-349.

[26] Новое положение о регентских классах Придворной певческой капеллы // Хоровое и регентское дело. 1911. № 8. С. 171.

[27] Финдейзен Н. Ф. Синодальное училище церковного пения в Москве // Русская музыкальная газета. 1898. № 4. С. 345-349.

[28] H. К. Регентское образование // Хоровое и регентское дело. 1911. №4.

[29] Народно-певческое дело: Летние регентские курсы в Вятке // Русская музыкальная газета. 1904. № 17-18. Стб. 468.

[30] Народно-певческие хоры в Перми: Отчет Пермскаго Губернскаго Комитета Попеч. о нар. трезвости в 1902 г. // Русская музыкальная газета. 1904. № 16. Стб. 434-435.

[31] Гарднер И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. Сергиев Посад, 1998. Т. 2. С. 419, 425.

[32] Смоленский С. В. О регентском Училище в г. С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. 1909. № 2. С. 35.

[33] Там же. № 4. С. 106.

[34] Летние Регентско-учительские курсы в 1913 году в С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. 1912. № 11. С. 215.

[35] Третьи Летние Регентско-учительские курсы в С.-Петербурге // Хоровое и регентское дело. 1913. № 7-8. С. 123-124.

[36] V Летние Регентско-учительские курсы в Петрограде в 1915 году // Хоровое и регентское дело. 1915. № 12. С. 230.

[37] С. В. Смоленский умер 2 августа 1909 года.

[38] Летние Регентско-учительские курсы в Москве, организованные Обществом Взаимопомощи регентов церк. хоров по постановлению 1-го регентскаго съезда // Хоровое и регентское дело. 1910. № 2. С. 44-46.

[39] Там же.

[40] Отчет о Московских Летних Регентско-учительских курсах за 1909 и 1910 г.г. // Хоровое и регентское дело. 1910. № 10. С. 250-254.

Романченко Вера Юрьевна,
Богослов.RU

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе, местоположении и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.