12.12.2022 | Церковь и мир

«Разговор с Богом – не вызов к доске с задачей ответить на пятерку»

Многие духовники говорят: самое главное, чтобы у человека были личные отношения с Богом. А как понять – они личные или нет? Что человек должен сделать, чтобы их построить? Размышляет священник Дмитрий Симонов, настоятель храма апп. Петра и Павла при РГПУ имени Герцена в Санкт-Петербурге.

Говорите и слушайте

– Можно годами ходить в храм, все нужное делать, при этом не чувствовать личных отношений с Богом. Как сделать свои отношения с Богом личными?

– Чтобы отношения складывались, нужно общение. За Христом поначалу ходили толпы – Он и хлебами накормит, и жизни поучит, и фарисеев покритикует, и болезни исцелит – кому-то для отношений этого вполне достаточно. Но со временем толпа редела, и у Креста не оказалось даже самых близких учеников, кроме Иоанна.

Переход от отношений с Богом всемогущим, которого мы боимся, просим о том о сем, к отношениям с Богом, который предлагает нам жить по новой заповеди – любить друг друга, как Он возлюбил нас, не для всех оказывается посильным, а кому-то просто ненужным.

Нам нужно честно ответить: чего я сам жду от Христа? Каких отношений с Ним хотел бы? Что я готов в такие отношения вкладывать?

«Вы друзья Мои, когда исполняете заповеди Мои», – говорит Господь в прощальной беседе с учениками. Хотим ли мы быть друзьями Бога? Если да, то надо готовиться разделить со Христом Его жизнь, в меру возможности каждого.

Но жить по-Божьи трудно. Человек должен многое менять в себе, умалять свое «хочу» ради Другого. Это приносит боль. Чтобы ее избежать, человек может не очень заметно для себя перейти с внутреннего режима на внешний, вцепиться в правила, ходить в храм, чтобы исполнить «долг». Это приносит самоуспокоение от «сделанного дела», а еще некие «гарантии безопасности» – ты ведь со своей стороны сделал, что велено.

Иногда Бог такому человеку даже мешает. Так иудейским старейшинам помешал Христос, который пришел из какой-то полуязыческой Галилеи, родился не в «том» городе, исцелял в неположенные дни недели, ел с мытарями и грешниками. Разве такого Мессию обещали?

Поэтому важна честность с самим собой, хоть это не так просто, как кажется. Но можно потренироваться.

С чего могут начинаться отношения? С общения. Говорите с Богом о том, что вы сейчас чувствуете, переживаете. Может, вы не хотите молиться, вам ужасно лень и гораздо больше хочется посмотреть сериал. Что вам совсем не хочется меняться, исправляться, кого-то любить и быть приветливым.

Разговор с Богом – не вызов к доске с требованием ответить на пятерку. Скажите, как есть, и эта правда будет основой искреннего разговора. Конечно, Бог и так все видит, но Ему важно ваше доверие. Без доверия любые отношения под угрозой.

Искренность и доверие в молитве приведут к пониманию – чего просить у Бога. Родится навык молиться.

Говорите, но и слушайте, ведь молитва – всегда диалог. Митрополит Антоний Сурожский хорошо писал о том, как важно нам «слушать Бога». Для этого нужен навык и внимание, но главное – ваша искренность и доверие.

Самый простой способ слушать Бога – Священное писание. Когда мы читаем Евангелие – рассказ о земной жизни Христа, о Его действиях, отношениях к событиям, к людям, у нас неизбежно возникает какая-то реакция, чувства, понимание или непонимание. Мы размышляем над Его словами – и входим в общение. 

Чтобы отношения с Богом развивались, надо развиваться самому. Застынешь сам, застынут отношения.

– А как мне понять, что мои отношения с Богом развиваются в верном направлении? Вдруг я просто что-то сама себе надумала?

– Бог – это Личность, и отношения человека с Богом пойдут, как вы говорите, в «верном направлении», если он откроет это личностное измерение в себе. Ведь и самим собой человек может стать только в отношениях с Тем, по чьему Образу и Подобию создан.

Бог создал человека по образу Троицы и дал ему в этом образе «способ» бытия – любовь. Поэтому человек как личность существует, только если у него есть отношения любви с другой личностью. Если их нет, и личности нет, хотя человек как существо продолжает быть.

Например, если у человека есть сын, то он отец, а если у него сына нет, то человек сохраняется, а отец «исчезает». Получается, если человек никого не любит, в Божьем замысле он еще не стал человеком.

По мере углубления наших отношений со Христом мы изменяемся, преображаемся – можем делать то, что как люди раньше делать не могли: прощаем причиненное зло, терпим то, что раньше не стерпели бы, становимся мягче, добрее, чище, растет отвращение к тому, что раньше могло нас по немощи привлекать.

Мы реально причащаемся Богу, принимаем Его вечную жизнь в себя, у нас меняются мысли и стремления – так действует благодать и измерение вечности в нас. Ведь подобное тянется к подобному. 

А чтобы не принять собственную мечтательность за действительность, важно, чтобы рядом с нами были другие люди, у которых есть опыт живых отношений с Богом, молитвенный опыт. Если есть опытный духовник, он подскажет, поможет отличить настоящее от иллюзий. И здесь опять-таки необходима честность с собой и в отношениях с духовником.

Если Бог видит наше дерзновение, нашу готовность быть с ним в состоянии завета, Бог сам будет помогать человеку. Он будет вести его, посылать какие-то знаки одобрения, поддержку, давать человеку тот опыт, который сложно описать, – мистический опыт, который может быть у каждого на своем уровне.

Любой личный опыт тяжело пересказывать – люди тебя могут не понять, понять не так, посмеяться. И не нужно рассказывать другим, это сокровенные отношения, таинственные. В истории есть примеры, когда великие святые, такие как Симеон Новый Богослов, не были поняты современниками – мало кому по силам было оценить его глубоко личный мистический опыт.  

Можно ли с Богом поссориться?

– Многие думают, что отношения – это когда «все хорошо». Но ведь бывает всякое. Бывают периоды охлаждения, претензии, обиды, ропот, злость.

Любой кризис в отношениях может быть переходом на новый уровень. А может и не быть. Все зависит от нашего выбора.

Один из наиболее сложных этапов в отношениях с Богом – равнодушие, привычка. У Клайва Льюиса в «Письмах Баламута» есть письмо, которое для меня самое важное, решающее. Это восьмое письмо, где Баламут говорит о том, что период «духовной засухи» делает человека ближе всего к Богу, когда человек в своей жизни что-то делает не потому, что он вдохновлен, но при отсутствии чувства вдохновения, радости и наличия утешений продолжает сохранять верность Богу, следует Его воле.

– А если не сохраняет? Если обижается, отходит, прерывает отношения?

Вспомним притчу о блудном сыне. Бог всегда готов принять нас обратно. Мы грешим – Бог дает возможность одуматься и ждет. Ведь Он знает нашу немощь, знает, что чем дальше мы от Него ушли, тем нам труднее.

Правда, тут можно вспомнить вечный вопрос: а всегда ли будет у нас время для того, чтобы вернуться?

Бог прекрасно понимает изменчивую природу человека. Бог неизменен, но Он принимает человеческую изменчивость, снисходит к нам.  Но иногда Бог попускает испытание человеку и допускает его падение, чтобы он не совершил более страшных ошибок, испугался и одумался. И получается – человек согрешил, а Бог через этот грех ведет его к смирению и исправлению.

Или бывает, что человек не получает ответа на свою молитву. Просит, но ничего не происходит. У святого Августина есть слова, они меня в свое время очень вдохновили: «Вся жизнь христианина – это святое стремление. Ты пока не видишь еще того, к чему стремишься, но стремление делает тебя способным, когда придет то, что увидишь, принять его в себя. Бог промедлением увеличивает наше стремление, в стремлении же растягивает душу, растягивая душу делает ее способной вместить». Ведь нередко мы просим то, к чему внутренне не созрели, или то, что может быть для нас опасно, и Бог не дает нам это – и в этом Его отеческая любовь.

В любом случае, когда мы задаем вопросы, ответ прозвучит. Он может прозвучать не так, как мы хотели, не с тем результатом, и здесь от нас требуется опять же честность, творческое напряжение сердца – услышать не себя, а Бога.

Нет Евангелия для исихастов, оно для всех

– Вы говорили о мистическом характере отношений с Богом. Так может, это вообще так глубоко и мистично, что обычный человек, не подвижник, не исихаст даже думать об этом не может?

У нас нет Евангелия для исихастов, подвижников и Евангелия для обычных людей. У нас есть одно Евангелие для всех. То, о чем мы с вами говорим, – отношения с Господом – обусловлены библейским откровением. Это то, что Бог о Себе открыл. В завет с Ним – а мы с вами в пространстве Нового завета – вступили не только исихасты и подвижники, но все люди.

Вспомним случай из «Отечника», как одного великого авву Бог послал к простецу, чтобы показать великому авве настоящую праведность. Иначе мы бы говорили, что и любовь, и верность в семье доступна только особому виду людей, а не всем. На самом деле всем – в меру каждого. Отношения с Богом у каждого могут быть уникальны и неповторимы, как уникален и неповторим сам человек, но складываются они во встречном движении друг ко другу. Так что от нас самих многое зависит.

Анна КИРИЛЛЕВИЧ,
редактор Ирина ЛУХМАНОВА,
коллажи Татьяны СОКОЛОВОЙ
Милосердие.RU

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе, местоположении и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.