26.12.2023 | Церковь и мир

«Митрополит Антоний не боялся задавать вопросы». Беседа с клириком Сурожской епархии протоиереем Иосифом Скиннером

В уходящем году исполнилось 20 лет со дня кончины митрополита Сурожского Антония (Блума, 1914–2003). Клирик Сурожской епархии, благочинный епархиального округа Юго-Западной Англии протоиерей Иосиф Скиннер рассказал порталу «Богослов.Ru» о изменяемом и неизменном в Православной Церкви, о вмешательстве современных технологий в богослужение, о «стареющем» христианстве и новых прихожанах и о роли владыки Антония в своей жизни.

Отец Иосиф, как сегодня в Британии воспринимают фигуру митрополита Антония? Насколько он известен? Можно ли говорить о местном почитании владыки? 

Не так давно еще было время, когда в любом крупном городе Великобритании можно было найти людей, обычно англикан, которые помнили, как митрополит Антоний приезжал и проповедовал у них. Многие также помнили его выступления на BBC или трансляции рождественских и пасхальных служб из нашего собора на Эннисмор-Гарденс в Лондоне. Это время уже проходит, но память о нем по-прежнему хранят наши старые прихожане, знавшие его лично, а также те, кто пришел позже, но на кого повлияли его книги или записи его выступлений, широко доступные в социальных сетях. Возможно, еще рано говорить о местном почитании, но его могила на Бромптонском кладбище, безусловно, самая посещаемая из многих тысяч могил, находящихся там. Люди приходят туда каждый день, чтобы помолиться. Нередко можно услышать, что они получают ответы на молитвы.

Есть те, кто владыку не любит и даже называет модернистом. Что бы Вы сказали таким людям? Что в личности владыки Антония, на Ваш взгляд, может смущать и как на это стоит реагировать?

«Модернист» — довольно расплывчатый термин, выражающий теологическое неодобрение. Я бы охарактеризовал его как современного человека. Он говорил так, чтобы быть понятным людям, незнакомым с традиционным церковным языком. Он также не боялся задавать вопросы. Вспоминая о своем первоначальном научном образовании, он приводил аналогию с ученым, который систематически ставит под сомнение свои гипотезы, чтобы лучше понять объект исследований. Важно понимать, что он говорил не о развитии доктрины, а о личном понимании Бога и Его путей.

Возможно, некоторые люди были удивлены его смиренным поведением. Случалось, что люди звонили в дверь собора, и когда им открывал старик в рваном подряснике, спрашивали, свободен ли митрополит Антоний. Получив утвердительный ответ, люди порой не сразу понимали, что разговаривают с самим митрополитом. Но разве мы не читаем о подобных случаях, например, в житии преподобного Сергия Радонежского?

Продолжая разговор о модернизме и консерватизме: что в Церкви, по Вашему мнению, может меняться, а что должно быть неизменным? При владыке Антонии в Сурожской епархии существовали формы приходской и богослужебной жизни, не очень характерные для Русской Церкви. Какие из них живы сегодня?

Думаю, все понимают, что содержание веры неизменно, как неизменны и соборные догматические определения Церкви. Формы же, в которых живет наша вера, могут и, вероятно, должны меняться со временем, чтобы не быть полностью оторванными от нашей исторической реальности. В качестве примера можно привести развитие православного богослужения. Неочевидно, что оно должно навсегда закрепиться в своей поздневизантийской форме.

Митрополит Антоний, например, не любил полную архиерейскую Литургию и совершал ее только раз в году, в неделю Всех святых, когда духовенство и верующие со всей епархии собирались в кафедральном соборе. Он считал, что такая служба слишком сосредоточена на епископе, является больше «служением архиерею», чем «служением архиерея».

В остальном литургическая практика Сурожской епархии при митрополите Антонии не сильно отличалась от обычной российской. Действительно, было меньше молебнов, акафистов и других подобных служб. Исповедь перед каждым причащением не была обязательной во всех случаях. В некоторой степени были сокращены службы всенощного бдения. Владыка Антоний восстановил практику совершения Литургии Преждеосвященных Даров вечером, заручившись благословением Священного Синода на ограниченное послабление соответствующих правил поста, и это продолжается до сих пор.

В представлении митрополита Антония Церковь — это сообщество людей разных национальностей, социальных статусов и мировоззрений, объединенных исключительно общей верой во Христа. Образцом служил опыт Церкви в первые века ее существования. Владыка выступал против клерикализма и любых попыток использовать Церковь в политических целях, пытался воплотить это видение в уставе Сурожской епархии, который был сформулирован в конце XX века. В определенной степени этот устав был основан на материалах Собора 1917–1918 годов Русской Православной Церкви. В частности, он предусматривал избрание епископов епархиальной ассамблеей, хотя на практике это так и не было реализовано.

Сегодня мы имеем стандартный устав епархии Московского Патриархата, который отражает реальность, довольно сильно отличающуюся от нашей. Однако я бы сказал, что видение Церкви митрополитом Антонием живо и по сей день, особенно в приходах, основанных священниками, которых он рукоположил.

Протоиерей Иосиф Скиннер

Что вообще в Церкви важнее — свобода или дисциплина, в том числе в отношениях с Богом?

Думаю, это все равно что спросить, какая нога важнее для ходьбы — левая или правая? Конечно, свобода важна. Как говорит апостол: «К свободе призваны вы» (Гал. 5:13). Отношения человека с Богом характеризуются свободой с обеих сторон, потому что это отношения любви, а любовь не может быть принудительной. В то же время в отношениях с другими людьми, в том числе с братьями и сестрами во Христе, мы должны принимать ограничения нашей свободы. «…только бы свобода ваша не была поводом к [угождению] плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5:13). Порядок в Церкви, как в теле, требует, чтобы каждая часть выполняла отведенную ей функцию на благо целого.

А как Вы относитесь к вмешательству современных тенденций в жизнь Церкви — например, к проповедям, созданным искусственным интеллектом?

Конечно, мы можем использовать современные технологии, например интернет, для информирования людей о нашей вере. Но проповедь на Литургии всегда является чем-то вроде харизматического события. Поэтому чтение текста, подготовленного самостоятельно или с помощью чат-бота, не работает.

Согласно опросам за 2021 и 2022 годы, самой молодой религией в Англии является ислам, христианство же — довольно «возрастная» религия. Ваш опыт это подтверждает? Если да, почему так происходит?

Да, на самом деле, самая молодая религия в Британии — ислам, или, возможно, неогностическая религия, нью-эйдж. Основные христианские церкви пытались модернизироваться, начиная с середины XX века. Священное Писание и литургические тексты были переведены на современный (в основном самый элементарный) вариант английского языка, престолы были переставлены так, чтобы священник стоял лицом к народу, службы стали неформальными, а популярная музыка заменила древние песнопения. Но если судить о заявленной цели — привлечь в церковь молодое поколение, все это просто не сработало. Те, кому нужна популярная культура, могут найти ее в другом месте.

Другой тенденцией стало широкое распространение сомнений в традиционных христианских учениях, в том числе в моральной сфере. По сути, это попытка угнаться за необычайно быстрыми изменениями в общественных нравах. К сожалению, церкви все больше подстраиваются под мир.

Примечательно, что среди церквей есть такие, которые продолжают исповедовать то, что можно назвать традиционным христианством. В основном это евангельские церкви, церкви черного большинства и Православные Церкви. Во время пандемии ковида мы наблюдали резкий рост числа людей, желающих стать православными, и это продолжается до сих пор. В основном это молодые люди и преимущественно мужчины. Сейчас мы активно занимаемся катехизацией этих людей.

Какие миссионерские проекты сегодня существуют в Сурожской епархии? Как сегодня «приводить людей» в Церковь, в том числе с учетом опыта митрополита Антония?

У нас нет специальных миссионерских проектов, но, тем не менее, люди к нам приходят. По моему опыту, церковная община в понимании митрополита Антония — это мощная миссионерская сила. Православное богослужение призывает тех, кто «имеет глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать», и когда оно совершается в контексте настоящего сообщества верующих, разделяющих общую жизнь, оно является провозглашением в жизни истины нашей веры.

Как в деле миссии помогает богословская наука? Нужна ли она практикам, а не как область для кабинетных исследований и размышлений?

Если задача богословия — заново провозглашать в каждом поколении истину Евангелия, то, безусловно, оно важно для миссии. Многим людям в подходе к вере мешает «мудрость века сего», например, поверхностное мнение, что вера и наука несовместимы. Также нелишним будет обратиться к вопросам экклезиологии, поскольку нынешнее состояние межправославных отношений, мягко говоря, не свидетельствует о единстве, к которому мы призваны. Аналогичные соображения применимы к вопросам о церковно-государственных отношениях, биоэтике и вообще ко всем особенностям современного мира. В этой области мы также можем обратиться к роли богословов в развитии систем богословского образования, которые позволят будущим священнослужителям эффективно представлять православную веру нашим современникам и служить своей пастве.

Беседовала Мария Лаврентюк
bogoslov.ru

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе, местоположении и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.