170100, Тверь, ул.Советская, д.10
Тел: (4822) 34-37-38
Для корреспонденции: info@tvereparhia.ru  
Информационный отдел: tvereparhia@list.ru
Вернуться на старый сайтПодать записку

«Служите близким, и пусть им будет радостно»

«Служите близким, и пусть им будет радостно»

«Мой посуду, полы, отправь усталую жену поспать, а сам приготовь ужин. Не кричи ни на кого. Если у тебя поднимается раздражение, отойди — да хоть в ванную запрись, почитай молитву, пока не успокоишься», — советует протоиерей Федор Бородин. Цель поста — сделать наше сердце более чутким к Богу. В этом поможет чуткость к другим людям и молитва, которая как костер в дождливый день — чем чаще поддерживаешь огонь, тем ярче он горит. 

Зачем современному человеку пост?

Пост нужен любому человеку. Дело в том, что в нас есть целая пирамида: телесное естество, душевное и духовное. Апостол Павел в Послании к Галатам очень четко говорит о том, что плотское, телесное в человеке борется с духовным, а духовное борется с телесным, потому что они хотят разного, они друг другу противятся. И вывод из этого для нас очень печальный, поэтому он говорит: «Вы не делаете то, что хотели бы».

И я думаю, что всем нам будет очень полезно перечитать знаменитую 7-ю главу Послания к римлянам — такой крик души апостола Павла, — где он, в общем-то, описывает похожую ситуацию, знакомую каждому из нас. Мы хотим делать доброе, а находим в себе другой закон и делаем то, что ненавидим, а то, что любим, не делаем. Именно поэтому ослабление плотского человека есть усиление духовного человека во мне — в одном человеке. Удивительным образом это укрепляет мою волю для того, чтобы исполнять волю Божию.

Поэтому без поста христианства не существует, христианство в принципе аскетично.

Степень поста может быть разная, но без преодоления ветхого, плотского человека наш дух просто захлебнется. Пост дает душе человека усиленную чуткость к действию Святого Духа.

Постящийся человек — он как будто истончает свою душу. У древнего святого Варсонофия Великого есть удивительные слова. Он говорит, что человек должен за свою жизнь истончить душу, как паутину. То есть вы представляете: вы стоите в лесу, вы ветра не чувствуете. И вдруг вы видите, что паутина шевелится. Вы понимаете, что движение воздуха есть, но вы его не ощущаете. Вот такая чуткость в духовной жизни должна вырасти у каждого из нас для того, чтобы различать, прежде всего, когда мы теряем присутствие Божие, присутствие Святого Духа.

Если посмотреть, например, дневники Иоанна Кронштадтского, мы увидим, что для него это было ощутимо сразу же. Вот он пишет: «Диакон поставил свечу на престол слишком близко к моей новоподаренной митре. Я его осудил. Дух Святой отошел от меня». Разве мы это чувствуем? Мы наорем на кого-нибудь, скажем кучу каких-то гадостных слов и при этом ничего не почувствуем. Апостол Павел помогает чувствовать, когда Бог с нами, а когда мы не с Ним. И вот эта тонкость души — она не настраивается иначе, как через некоторое угнетение плотской составляющей человека, которая сама по себе не есть зло и не есть плохо, но которая должна быть на своем месте.

У Сергея Фуделя, замечательного богослова, мыслителя, подвижника ХХ века, есть удивительное сравнение. Если собака живет у вас в доме, сидит под столом и, когда вы ей наливаете что-то в миску, она ест и благодарно лижет вашу руку, то она на своем месте. Но если она запрыгивает на стол, ест из вашей тарелки и, когда вы пытаетесь ее вразумить, кусает вас за руки, то это терпеть нельзя.

Вот когда плотская составляющая человека диктует ему все, когда он живет для того, чтобы есть — образно говоря, — а не ест для того, чтобы жить, это с христианством несовместимо никак. Потому что апостол говорит: «Делами именно духа ходите». То есть живите духовно. А как, если Бог есть дух? Как мы Его почувствуем, если мы только плоть? Поэтому пост необходим христианам до скончания века в любом поколении.

Не поститься — большой грех?

Церковь рассматривает пренебрежение постом, особенно в Святую четыредесятницу, как грех, да. И есть каноны, которые за это отлучают человека от Причастия, приравнивая отсутствие поста в среду и пятницу к отсутствию в Святую четыредесятницу. Церковь видит в этом пренебрежение Страстями Христовыми. Если тебе нет дела до того пути, который совершил Господь ради твоего спасения, то какой ты христианин? Поэтому, когда человек не постился в Святую четыредесятницу, в древней Церкви это воспринималось как то, что он перестал быть христианином.

Наверное, тут даже надо говорить не о грехе, понимаете… Тут надо говорить о потере. Великий пост и грядущая за ним Пасха — это время совершенно удивительных даров Божиих, которыми Он хочет поделиться с каждым из нас — и каждому дары разные. Он с каждым общается как отец с любимым сыном и дочерью, и для каждого у Него свой подарок, свое откровение, свое открытие. И если мы не предпринимаем никаких усилий для того, чтобы их получить, мы их не получим, потому что не усвоим.

И любой христианин, который пытался жить церковной уставной жизнью, он прекрасно знает, что душа и сердце человека встречают Пасху совершенно по-другому, если ты попостился, если ты поговел.

Да, мы читаем, конечно, знаменитое «Слово огласительное» Иоанна Златоуста: «Постившийся и не постившийся, возвеселитеся днесь». Конечно, Господь спасает вообще всех, кто ищет спасения. Но тот, кто приготовился, кто потрудился, тот получит больше. Он просто больше может усвоить, вот и все. Как тренированный спортсмен может больше поднять, чем нетренированный человек. Поэтому и даров ему в лоно отсыплется больше.

Если человек пренебрегает Святой четыредесятницей, это грех. Но мне кажется, это даже больше, какая-то страшная потеря — по недомыслию, по недопониманию и по невниманию. И это очень горько.

Как сделать так, чтобы пост принес радость, а не вред?

Пост будет в радость, если мы будем помнить, что пост — это инструмент, а не самоцель. У одного древнего святого отца есть такой удивительный образ. Он говорит, что, когда богатый покупатель приходит на рынок, ни один продавец не хвастается перед ним тем, какие у него красивые удобные острые инструменты: он пытается продать ему какой-то результат своих трудов, какой-то продукт, что-то им сделанное. Вот точно так же и Господу неинтересно, какой у нас пост, если нет результата.

Результат поста — как ослабление телесного в человеке — это возрастание духовное, безусловно. Это расширенное, намоленное, милостивое сердце. Господь нам сказал: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством». Тело отягчается объедением: мы все это знаем, и половина мира с этим борется. А вот, оказывается, и сердце может быть этим отягчено. И для того, чтобы сердце было чуткое к Богу, оно должно быть чутким к другому человеку.

Поэтому мне кажется, что радость от поста будет тогда, когда мы не сконцентрируемся на инструменте, а поставим цель.

Вот у меня есть близкие. Вот целый год я их мучаю, да? Как в той самой песне: «Отчего да почему да по какому случаю одного себя люблю, всех вокруг я мучаю?» И давайте хотя бы Великим постом сделаем так, чтобы им было радостно. Чтобы они вставали с утра — мама, папа, брат, сестра, дочка, сын, — и чувствовали, что ты постишься, всем служишь и находишь в этом радость. А ты найдешь в этом радость, потому что служение приносит ее: «Блаженнее давать, нежели принимать». Блаженство — это счастье перед очами Божиими.

Мой посуду, полы, отправь усталую жену поспать, а сам приготовь ужин. Не кричи ни на кого. Если у тебя поднимается раздражение, отойди — да хоть в ванную запрись, почитай молитву, пока не успокоишься. Расскажи ребенку сказку, почитай с ним жития святых или Евангелие, свози его куда-нибудь. Сделай так, чтобы всем было радостно. Вот это и будет твое служение близким. И к концу поста этот отблеск блаженства за то, что ты отдавал, обязательно будет в твоей душе.

Если человек постится в первый раз, как определить меру строгости?

Есть устав, который создан для монашествующих: совершенно в другую эпоху и в совершенно другом климате, где можно из окна кельи высунуть руку, воткнуть в землю палку, а потом — образно говоря — через два месяца собирать с нее вкусные плоды. У нас, конечно, все по-другому, поэтому меру поста надо разумно определять вместе со своим духовником. Здесь нельзя дать какого-то общего совета. Но Великий пост должен быть строже, чем другое постное время — на шаг строже от той меры, которую вы себе выбрали по благословению вашего духовника.

При этом надо понять, что сейчас, может быть, даже важнее поститься, как это ни странно звучит, в информационном понимании. Я помню, один священник, который очень активно проповедовал в соцсетях, на время поста в первый день разместил у себя цитату из Евангелия: «И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним». Вот оставить сети, не смотреть ничего лишнего, отказаться от просмотра всяких видео, сериалов, фильмов, не читать лишние статьи, не вступать в полемику в соцсетях — и удивительно, но очень скоро будет результат. Значительно легче станет сосредоточиться на молитве, потому-то все эти образы, картинки, видео, тексты, мысли и слова мстят нам рассеянием, они забирают наше внимание. А поскольку все-таки молитвенный труд — это важнейшая составляющая поста, то мы должны себе в этом помочь.

Потом, конечно, Великим постом — первый раз ты постишься или не первый — надо увеличить чтение слова Божия. Преподобный Силуан Афонский очень точно сказал, что постящийся — это тот, кто питается словом Божиим и встает из-за стола, не поев до сытости. На первом месте — питание словом Божиим. «Коль сладка гортани моему словеса Твоя», — говорит Давид. Ощутить сладость — это не просто образ, это очень точное определение. Сладость слова Божия обретается человеком и в молитве, и в чтении Писания, когда человек в этом трудится. Исследуйте писание Господне — это поведение Божие. «Да не отходит сия книга закона от уст твоих», — это слова в книге Иисуса Навина. Увеличьте чтение слова Божия, Евангелия, Ветхого Завета, апостольских посланий, святых отцов, этим заменив активность в соцсетях и в интернете.

Долгие годы постился, а теперь устал и не понимает, какой в этом смысл

Бывает так, что человек много лет живет уставной церковной жизнью, соблюдает посты и вдруг как бы исчерпывает для себя смысл и не видит результата. Мне кажется, что нужно поменять что-то в молитвенном правиле. Я могу посоветовать три вещи.

Возьмите книгу «Исповедь» Блаженного Августина и перечитайте ее внимательно. Вы вернетесь к тому моменту, когда уверовали, когда Господь впервые вам открылся — к той самой первой любви, в утрате которой Он упрекает ангела Божьего одной из церквей в Апокалипсисе: «Ты забыл первую любовь свою».

Давайте попробуем поучиться молитве — радостной, счастливой, огненной — у двух человек: у Симеона Нового Богослова и у преподобного Силуана Афонского. Можно взять знаменитую книгу «Старец Силуан» архимандрита Софрония (Сахарова), перечитать ее внимательно и посмотреть, как этот человек разговаривал с Богом. Можно перечитать Григория Богослова. Не богословские трактаты, а письма и заметки — для того, чтобы заново в себе все это оживить. И я думаю, что душа снова почувствует радость от обретения Господа, как это было когда-то, когда мы только пришли, и внутри снова появится горение.

Это необязательно наша вина, что мы сейчас, может быть, не видим результата и не слышим Господа. Господь иногда оставляет человека в такой пустыне. Как один предреволюционный автор, владыка, писал, что духовная жизнь — это жизнь Духа Святого, она похожа на океан. Вот сейчас прилив — и все полно водой. А через несколько часов — отлив, и ты ничего не можешь сделать. Ты должен просто терпеть, продолжать молиться, и через это Господь увидит твою верность и вернет тебе вешние воды времен твоего воцерковления. Это возвращается, особенно в Пасхальной службе. Но надо потрудиться.

Может быть, еще надо понять, что пост не приносит результата тогда, когда мы неправильно постимся, когда мы слишком много значения придаем телесному ограничению, а больше ничего нет.

Вот у меня был такой очень интересный случай, когда на исповедь пришла молодая женщина, не так давно вышедшая замуж и первый раз забеременевшая. Она из очень строгой семьи и сама очень строго всегда постилась до этого — и девочкой, и девушкой. И вот она стоит и плачет: «Батюшка, вы знаете, я вот сейчас впервые в жизни не могу соблюдать Великий пост». Она беременна: если не поест курицы, просто теряет сознание. Она говорит: «А я понимаю, что у меня больше ничего не было. Ничем другим, кроме строгого воздержания в посте, все эти годы я Богу не служила». И давайте представим себе вот эти ограничения. Это просто диета за послушание или это некий труд? И труд этот может быть, только если мы усилим молитву.

Что можно еще изменить для того, чтобы молитвенное делание во время поста приносило радость? Можно пытаться молиться несколько раз за день. Все пошли покурить на работе, а ты встань, походи по коридору, почитай Иисусову молитву или «Отче наш» пять раз. Вот если несколько раз за день возвращаться к молитве, то тогда вся молитва начинает гореть, просто как огонь. Это как в дождливую погоду: или вам надо заново развести костер на сырых дровах, или у вас уже есть горящие угли — вы туда что-то подкидываете, а оно молниеносно разгорается. Так же и здесь. Если несколько раз за день молиться, то и молитва становится совершенно другой.

Можно вспомнить слова пророка Давида: «Седмирицею днем хвалих Тя». Занятый человек, строивший империю, воевавший, решавший кучу проблем, семь раз за день удалялся на встречу с Господом в молитве. Нам достаточно несколько раз: семь мало у кого получается, хотя бы три или пять. И результат будет обязательно. Иоанн Лествичник говорит, что качество молитвы бывает следствием количества. Представляете? Если ты начинаешь молиться больше, то у молитвы меняется качество. Ты начинаешь слышать Господа, у тебя молитва по-другому действует, она в тебе совершенно по-другому движется.

Поэтому во время поста просто помимо того, что увеличиваются Богослужения — особенно в те дни, когда мы не на них, — может быть, увеличить количество подходов к молитве? И со смирением ждать, что Господь сотворит для нас какой-то такой результат, который нас удержит, утешит и будет нашим опытом.

Источник: Правмир.ru

Возврат к списку