170100, Тверь, ул.Советская, д.10
Тел: (4822) 34-37-38
Для корреспонденции: 343738@mail.ru  
Информационный отдел: tvereparhia@list.ru
Вернуться на старый сайтПодать записку

"Я был приговорен к расстрелу..."

"Я был приговорен к расстрелу..."

ПРЕПОДОБНОИСПОВЕДНИК АРХИМАНДРИТ СЕРГИЙ (СРЕБРЯНСКИЙ)

Ноябрь 28/11, Март 23/5

У его мощей всегда люди. Архимандрит Сергий (Сребрянский) служил Богу в разных местах России. Был приходским священником, был полковым, участвовал в боевых действиях. Был духовником знаменитой Марфо-Мариинской обители, общался с императором, был каторжником, валил лес на Пинеге, был в изгнании, окормлял верующих на тверской земле в небольшом селе Владычня.

ДЕТСТВО

Митрофан Сребрянский родился 1 августа 1870 года в селе Трехсвятском Воронежского уезда Воронежской губернии в семье священника. В семье было много детей, дети обращались к родителям на «Вы» и звали их «папаша» и «мамаша». Когда ребенку исполнялось четыре года, отец подводил его к матери и торжественно объявлял, что с этого дня дитя может исполнять все посты.

ВСТРЕЧА НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Как и было принято тогда, Митрофан закончил духовную семинарию. Поступил в Варшавский ветеринарный институт и познакомился со своей будущей женой, Ольгой Владимировной Исполатовской, дочерью священника, служившего в Покровском храме в селе Владычня Тверской губернии, приехавшей в Варшаву навестить родственников. Это была встреча на всю жизнь.

29 января 1893 года они обвенчались и вернулись на его родину. Его рукоположили в диакона, потом в священника.


ПРИХОДСКОЙ СВЯЩЕННИК

В 1897 году отца Митрофана назначили настоятелем Покровского храма 51‑го драгунского Черниговского полка в городе Орле, шефом которого была великая княгиня Елизавета Фёдоровна, сестра императрицы.

Летом 1903 года в Сарове состоялось торжественное прославление преподобного Серафима. На этих торжествах был отец Митрофан. Здесь он был представлен великой княгине Елизавете Федоровне и произвел на нее самое благоприятное впечатление.

В Орле он стал уважаемым пастырем, прекрасным проповедником. Люди тянулись к нему, образовался крепкий приход. Был построен и благоукрашен храм, при приходе созданы библиотека и школа. Все получаемые от благотворителей средства отец Митрофан жертвовал на храм, школу и библиотеку.

 КРОВЬ И МОЛИТВА

В 1904 году началась Русско-японская война. Черниговский драгунский полк выступил в поход на Дальний Восток. Вместе с полком отправился и отец Митрофан.

Он везде был с солдатами, молился, исповедовал, причащал, отпевал. В своем дневнике писал:

«Как взглянул я на них: кровь, воспаленные глаза, бледные лица, раны, стонут – не выдержал и слезы полились из глаз. Ах, война, война!.. Кругом пути ужасное пламя: горят станционные постройки, склады, будки, рвут мосты; по дороге валяются убитые лошади, быки… Ужас!.. Внутри какая-то дрожь, на устах молитва!»

«К 12 часам ночи наша убогая церковь и двор наполнились богомольцами всего отряда. Солдаты были все в полной боевой амуниции на всякий случай: война!.. Я облачился в полное облачение, раздал генералу, господам офицерам и многим солдатам свечи, в руки взял сделанный из доски трехсвечник, и наша сарай-церковка засветилась множеством огней.

Вынули окна, и чудное пение пасхальных песней понеслось из наших уст. Каждение я совершал не только в церкви, но выходил и на двор, обходил всех воинов, возглашая: «Христос Воскресе!»

В действующей армии отец Митрофан вел подробный дневник, который печатался в журнале «Вестник военного духовенства», а затем вышел отдельной книгой. Он получил повышение и был назначен благочинным 61‑й пехотной дивизии и в этой должности прослужил до окончания войны.

2 июня 1906 года он вместе с полком вернулся в Орел. За заслуги, проявленные во время войны, отец Митрофан 12 октября 1906 года был возведен в сан протоиерея и награжден наперсным крестом на Георгиевской ленте.


МАРФО-МАРИИНСКАЯ ОБИТЕЛЬ

Марфо-Мариинская обитель любви и милосердия основана сестрой императрицы великой княгиней Елизаветой Феодоровной в 1909 году. После трагической гибели мужа, великого князя Сергея Александровича Романова, она решила всецело посвятить себя служению Богу и ближним.

На деньги от продажи личного имущества и драгоценностей Елизавета Феодоровна приобрела усадьбу с садом на Большой Ордынке. В двухэтажном доме с выходом на улицу обустроили больницу, здесь же соорудили домовую церковь во имя святых праведных Марфы и Марии. Строительство второго храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы, ставшего достопримечательностью Москвы, закончилось в 1912 году. Сначала здесь жили 6 насельниц, к 1918 году их было уже 105.

Обитель явила собой учреждение совершенно особого рода: и не монастырь, и не обычная община сестер милосердия. Сестры, жившие в обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определенного срока могли уйти из обители и создать семью.

ДУХОВНИК ОБИТЕЛИ

О создании обители великая княгиня Елизавета Федоровна задумалась еще во время революции. Среди многих проектов по устроению обители она выбрала проект отца Митрофана и пригласила его на место духовника и настоятеля храма в обители.

Он любил свою паству, и она любила его, и расставаться с Орлом не хотел. Внезапный паралич правой руки и чудесное исцеление после решения принять предложение великой княгини, беседы со старцами Зосимовой пустыни убедили отца Митрофана, что воля Божия – переезжать ему в Москву, в Марфо-Мариинскую обитель.

Много трудов ожидало его на новом месте. В обители действовали больница для бедных женщин и детей, дом для бедных чахоточных женщин, бесплатная амбулатория с выдачей лекарств, трудовой приют для девочек, воскресная школа для взрослых женщин, бесплатные библиотека, столовая и странноприимница. Все эти учреждения обслуживались сестрами, которых окормлял отец Митрофан.

Он и его супруга не имели своих детей. Увидев в этом Божию волю, они дали обет воздержания от супружеской жизни. 

«Иметь рядом с собой предмет своей горячей любви, – вспоминал позже архимандрит Сергий, – иметь полное право на обладание ею и законное благословение Церкви и все же томиться и отсекать похоть плоти во имя добровольно взятого на себя подвига ради Христа! Эти страдания можно перенести только с Богом».


ТЮРЬМЫ, ЛАГЕРЯ, ССЫЛКА

Революция разметала уютный и чистый мир обители. За стенами стреляли, грабили, убивали – шла гражданская война. Настоятельницу великую княгиню Елизавету Феодоровну арестовали, увезли в Сибирь, 5 (18) июля 1918 года расстреляли, еще живую бросили в шахту. Протоиерей Митрофан Сребрянский продолжал окормлять обитель.

В 1919 году он вместе с супругой Ольгой принял монашество. Постриг был совершен по благословению святого Патриарха Тихона. Отец Митрофан был пострижен с именем Сергий, а матушка Ольга – с именем Елизавета. Вскоре после этого Патриарх Тихон возвел отца Сергия в сан архимандрита.

Архимандрит Сергий принял революцию как Божие попущение – наказание за грехи, за отступление от веры. Он не призывал к борьбе с безбожниками, но и не отступал от послушания Церкви. 23 марта 1923 года он был арестован после чтения в храме послания Патриарха Тихона об изъятии церковных ценностей и после нескольких месяцев тюремного заключения выслан на один год в Тобольск. Вслед за ним поехала жена.

После ссылки архимандрит Сергий вернулся в Марфо-Мариинскую обитель, но ненадолго. В 1925 году она была закрыта. Отец Сергий и матушка Елизавета выехали в село Владычня Тверской области, где когда-то жил отец матушки, протоиерей Владимир Исполатовский. Он стал служить в Покровском храме.

«Я БЫЛ ПРИГОВОРЕН К РАССТРЕЛУ»

В 1930 году его вновь арестовали.

«Я был приговорен к расстрелу. Я сидел в камере с приговоренными, из нас ежедневно брали определенное количество, и мы их больше не видели. О, это была тяжелая ночь, когда я ждал следующего дня – дня моей смерти! Но тут патриарший местоблюститель владыка Сергий подписал бумагу, в которой говорилось, что по законам советской власти Церковь преследованию не подвергается. Это спасло мне жизнь, расстрелы были заменены ссылкой.

А как тяжело было ехать в ссылку! Мы лежали по полкам вагонов, и нам запрещено было вставать и ходить. Все тело ныло, организм требовал движения после нескольких суток лежачего положения. Молодой солдат с винтовкой ходил и строго покрикивал на нас. Да разве можно было доверить преступникам двигаться по вагону! Ведь среди нас каких только бандитов не было! Я молился и изнемогал от лежания. И вот я свесил голову с полки в проход и заговорил с солдатом: «Любезный! Да ты из Воронежа!». – «А ты откуда знаешь?» – удивился юноша. «А я из Орла! А в Воронеже знаешь такое-то место?». Мы разговорились, лицо парня просияло от нахлынувших воспоминаний о милых, родных местах. Осторожно озираясь, он сказал: «Слезай, походи». Так я был спасен. Это Господь меня помиловал, а так ведь я ничего не знал. Это действует благодать священства, она и только она».

Архимандрита Сергия приговорили к пяти годам ссылки в Северный край. Он жил в одной из деревень на реке Пинеге и, несмотря на возраст (шестьдесят лет), работал на лесозаготовках. Сюда к нему приехали монахиня Елизавета и Мария Петровна Заморина, знавшая отца Сергия еще в период его служения в Орле. Впоследствии она приняла монашество с именем Милица и была похоронена вместе с ним и с матушкой Елизаветой во Владычне.

ВМЕСТЕ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Архимандрит Сергий (Сребрянский) скончался 5 апреля 1948 года в селе Владычня и был погребен на сельском кладбище. Там же были похоронены его матушка, монахиня Елизавета, и сестры обители – монахиня Милица (с. Мария Заморина), монахиня Магдалина (с. Елена Пашкевич), монахиня Любовь (с. Евфросиния) и в 1983 году монахиня Надежда (с. Зинаида Бреннер).

На похороны батюшки пришло много людей. Было сплошное рыдание, плакали не только женщины, но и мужчины. Местное почитание отца Сергия началось сразу же после его смерти. На его могилу приходили помолиться местные жители, приезжали верующие из Твери, Москвы, других городов. Мощи преподобноисповедника Сергия были обретены 11 декабря 2000 года и 28 декабря торжественно перенесены в Воскресенский кафедральный собор города Твери.


Они покоятся в соборе рядом с образом его духовной дочери, великой княгини и инокини Елизаветы Феодоровны. В иконе – частица мощей, привезенная со Святой Земли из храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании, с места упокоения великой княгини. В селе Владычня устроено подворье Марфо-Мариинской обители, центром духовной жизни которого является храм-часовня в честь преподобноисповедника Сергия (Сребрянского).

ПРИЛОЖЕНИЕ

«Вы вспомните мои слова…»

ИЗБУШКА НА КРАЮ СЕЛА

За хорошую работу он был освобожден досрочно и вернулся во Владычню. Теперь они жили на самом краю села в крохотной избушке в три оконца, крытой соломой. В храме батюшка уже не служил, ухаживал за больной матушкой, вел тихий, полуотшельнический образ жизни, принимая людей дома. К нему обращались местные жители, приезжали бывшие монахини Марфо-Мариинской обители, верующие из столицы за советом.

В одной из окрестных Владычне деревень в избе за решеткой из металлических прутьев сидела бесноватая женщина. Никто не смел приблизиться к буйной одержимой. Родные ее пришли к отцу Митрофану и просили его помощи. Отец Митрофан, взяв Святые Дары, пошел в то село. Когда он еще был на пути, больная буйствовала, бес из нее кричал: «Не могу тут больше оставаться, отец Митрофан идет…». Когда он был у ее дома, женщина притихла. Отец Митрофан безбоязненно вошел к ней, остался с ней вдвоем. После этого он вывел женщину к родным, уже совершенно здоровую.

Ему было дано духовное видение.

«Нечистого нечего бояться. Он сколько раз придет сюда и сядет в кресло под образами, рассказывал батюшка, – ведь до чего нагл – рядом со Святыми Дарами дерзает садиться! И начнет надо мной издеваться, ногой меня в мой огромный живот (грыжа) бьет, да я не чувствую – ведь он ничего не может. Если Бог не разрешит ему, он ничего и не может! Он не выносит креста, сразу исчезает. Да только я не спешу, еще посмотрю на него, какой он отвратительный, безобразный и – бессильный».

Его молитвы спасали от авианалетов и артобстрелов во время войны, помогали при выборе будущего мужа, при поисках пропавших коров. Он предсказывал людям их будущее, говорил, что Марфо-Мариинскую обитель вновь откроют. Свою прозорливость архимандрит Сергий объяснял просто – благодать священства.


БУДЕШЬ ЖДАТЬ СМЕРТИ ОТЦА…

Наталье Пестовой, дочери известного исповедника и духовного писателя профессора Николая Евграфовича Пестова, он предсказал, что она выйдет замуж за любимого человека Владимира Соколова, который много лет будет служить Церкви в священном сане, предсказал судьбу и трагическую смерть ее младших сыновей – будущих иподиаконов патриарха Пимена, а затем протоиерея Феодора Соколова и архиепископа Новосибирского Сергия.

В своей книге «Под кровом Всевышнего» она писала:

«О, сиять будешь от счастья, когда отец твой умрет. Будешь ждать этого с нетерпением, есть не будешь ему давать, заморишь голодом.

Больно и обидно мне было это слышать. Но словам отца Митрофана (Н. С. называет здесь архимандрита Сергия мирским именем – ред.) я верила, а потому сказала:

– Батюшка! Уж если Вам Бог открыл это, то попросите Его, помолитесь, чтобы мне не впасть в этот ужасный грех.

Последовало молчание, батюшка молился, потом просиял и сказал, улыбаясь:

– Да не уморишь папу голодом, Бог не попустит, не бойся.

– А все-таки, почему же я ему есть не дам? – не унималась я.

– Да, будут всякие соображения, оправдывающие тебя… – задумчиво сказал отец Митрофан.

Через тридцать пять лет, когда умирал мой отец, исполнилось предсказание отца Митрофана».

Она не давала умирающему отцу есть, только сладкую водичку, так как пища причиняла ему тяжелые боли в желудке. Она ждала тихой безболезненной кончины любимого папы, но его страдания только увеличивались. Облегчение пришло после приезда ее сына – монаха Сергия, который убедил ее дать больному немного еды.

«Вы теперь скоро забудете мои слова, – вспомнила она слова архимандрита Сергия, – но, когда придут те обстоятельства Вашей жизни, о которых я говорю, Вы вспомните мои слова, и они послужат Вам утешением и опорой и укрепят Вашу молитву и веру».


Газета «Тверские епархиальные ведомости»

 

Возврат к списку