170100, Тверь, ул.Советская, д.10 Тел: (4822) 34-37-38
Для корреспонденции: 343738@mail.ru  
Информационный отдел: tvereparhia@list.ru
Вернуться на старый сайт Видеоинструкция
МОНАСТЫРЬ И ДВОЕ МОНАХОВ

МОНАСТЫРЬ И ДВОЕ МОНАХОВ

«Не курить. Огнеопасно» – так до недавнего времени встречал Свято-Успенский Желтиков монастырь под Тверью очень редких своих гостей. Эта надпись висела при входе на арке из красного кирпича – всё, что осталось от дореволюционной высокой каменной ограды с галереями-переходами и угловыми башнями.

Теперь вместо желтых запрещающих табличек поверх заросшего камня висит иконка Успения Богородицы и золотым по красному – «Христос Воскресе».

В монастыре всей братии два человека – иеромонах Агапит (Евдокимов), настоятель Архиерейского подворья церкви в честь Успения Божией Матери бывшего Успенского Желтикова монастыря, и иеродиакон Геласий (Чистяков), насельник подворья.


КАНИКУЛЫ КОНЧИЛИСЬ

– 14 января мы получили указ о назначении в Желтиков монастырь. Горы снега, ни пройти ни проехать, – вспоминает свое возмущение Геласий. – А владыка сказал, чтобы как можно раньше начать служить.

А где служить-то? И мороз к тому же, февраль на дворе. Выделили нам ключ от полузакрывающейся железной двери под аркой, пола нет, потолка тоже, железо, трубы, кости чьи-то…. Где ныне пышный монастырский сад, где прогуливался святитель Арсений Тверской?

– Ну, – переглянулись мы, – вот, здесь и будем служить.

Принесли «пушки», заказали дверь, протопили, просушили. 23 февраля как штык отслужили первую литургию с владыкой.

– Первое время ходили побирались, – рассказывает отец Агапит, – чтобы хоть что-то заплатить хору. Молились, чтобы Господь дал нам хотя бы одного-двух, но постоянных певчих, и на протяжении полугода у нас постоянно приходил кто-то, кому платить вообще не пришлось. Все помогали бесплатно и сами предлагали помощь. Как матушка Наталья Борисова-Губская, например. Потом, когда к несомым послушаниям нас назначили в Никольское, бывшее подворье Желтикова монастыря, местный регент так испугалась наметившейся перспективы петь в добавок еще и в монастыре, но придя пару раз, прониклась и теперь с удовольствием приходит на каждую службу сама, даже от выходных отказывается.

ИЗ ДРЕВНИХ ВРЕМЕН

Отец Галасий не успел приоткрыть дверь калитки, как оттуда быстро прошмыгнула на свободу курочка и, метаясь, и никак не могла найти вход обратно.

– Вот курица, – заключил Геласий и окинул взглядом остальных жителей скромного курятника. – Вот и все наше хозяйство. Уже есть первые плоды, – он вынес из сторожки отрезанную бутылку с парой десятков белых яиц. – У нас и колодец имеется, правда пить из него страшно – склад-то горюче-смазочный.

Под охраной кошки с подбитым глазом спал, отдыхая от трудов в предбаннике сторожки, трудник. Голые провода, дыра в стене занавешена пледом, в серых облупленных проемах – новые пластиковые окна, первый большой подарок от сочувствующей благотворительницы.

Совсем недавно спроси, где тут монастырь, никто не в курсе. А сейчас дорогу уверенно показывают все жители местной деревни Борихино, даже маршрутчики.


– Святитель Арсений, епископ Тверской, основал его в знак примирения тверских и московских князей, – рассказывает отец Геласий. – Большую известность монастырь имел во времена средневековья, Успенский собор монастыря – уникальный памятник послемонгольской архитектуры, такого плана строения будут известны на Руси только через сто лет. Монастырь был тесно связан с жизнью его основателя, святителя Арсения Тверского. Мы, жители Твери, помним своего покровителя князя Михаила, но часто забываем про святителя Арсения, другого почитаемого покровителя нашего города. Когда литовские воины захватили собор и разграбили раку святителя, сняли драгоценный покров, один из воинов постелил его как попону на лошадь, но вместе с ней упал и погиб, а покров оказался наверху церкви. После этого, как считают, нашествие поляков и прекратилось

Есть предание, что Петр I хотел в этом монастыре постричь своего сына в монахи, потому здесь были устроены царские палаты, поставлена Алексеевская церковь. Сам Петр посещал этот монастырь, да и Елизавета Петровна – чтобы посмотреть место, где находился в заточении ее державный родственник, царевич Алексий.

Одна из наших задач – восстановить историческую справедливость, чтобы люди помнили своих святых, свою историю, культуру.

НЕСКОЛЬКО ЧУДЕС

В день, когда отца Агапита постригали в монахи в Ниловой пустыни, митрополит Виктор совершал здесь, на каменных обломках, чин закладки Успенского собора. Ну, кто знал, что бывший Тёма здесь окажется через полтора года настоятелем?

– Мы столько лет служили в «Белой Троице», – делится отец Агапит, – но никто и подумать не мог, что мы служим под колоколом, который родом из Свято-Успенского Желтикова монастыря. Звонница Троицкого собора собранная, и колокола там из разных мест, но перила шаткие, и подойти заглянуть под колокол никто никогда не решался. Когда затеяли на колокольне ремонт, поменяли полы, перевесили колокола. Проводя как-то экскурсию по собору, отец Геласий поднялся на колокольню показать панораму города и увидел надпись на перевернутом колоколе: «Вклад смиренного архимандрита Макария в дом Пресвятыя Богородицы Желтикова монастыря Тверского уезда».

Изначально священника Артемия Евдокимова хотели постричь в монахи с именем Акакий, в честь святителя Акакия, который освящал «Белую Троицу» и был похоронен в Желтиковом монастыре, но в итоге получился Агапит, в честь Агапита Печерского. А святитель Арсений пришел в Тверь из Киево-Печерской лавры. Вот все и собрались.

ОТКУДА БЕРУТСЯ МОНАХИ?

Сегодня монахи могут ходить в джинсах, ездить на машине, жить в квартире. Зачем тогда все эти аскетические сложности и трудности?

– Постригаться для показухи? Просто постричься и ходить в шелках? – отец Агапит быстро, но аккуратно поправил мантию. – Нет, надо этим жить, нести какое-то свое послушание. Это не потребность даже, это склад души.

– Помню наших троицких прихожанок, – иеродиакон Геласий вскинул челкой, – которые каждый день ходили на службу. Это у них потребность. Да, можно дома смотреть сериалы, можно и молиться круглосуточно, и акафисты петь – «я же в Бога верю». Но человеку интересно в храме, ему хочется туда идти. Так же и с монашеством, это смысл и образ всей жизни человека. Кому полегче – идет в общежительный, кому построже – соответственно. А у нас развалины, считай пустыня. Мы тут почти как Мария Египетская – совсем одни.

– А мне, наоборот, очень хочется поскорее сюда переехать, – взгрустнул отец Агапит. – И вообще, у нас тоже будет строго!


КОГДА ВСЕ СПЯТ

Когда все спят, ночью в Желтиковом горит свет. По средам совершается литургия. В этот час не видно разрухи, голой земли, отощавшей без тяжелого камня соборов, отсутствия некогда крепких преград на подступах к монастырю.

Несколько теней в прохладном драпированном полухраме под бывшей колокольней. Причастники молитвенного сумрака.

– Когда-то святитель Арсений принес в Желтиков Киево-Печерский устав, – объясняет отец Агапит, – мы решили ему последовать: раз в неделю там совершают ночную литургию со вторника на среду, а мы – со среды на четверг, в память о Тайной Вечери.

Первые два месяца на службе были только мы вдвоем, я служу, а отец Геласий поет. По началу было тяжело, а потом втянулись, люди пошли. Теперь без ночной литургии – никак.

УСТАВНОЙ КАПИТАЛ

– Мы Владимира Борисовича Архарова из фонда «Собор» сразу попросили: если что со Спасо-Преображенского собора останется, везите, нам любой стройматериал нужен. Так стали привозить обрубки метра полтора, – отец Агапит махнул на апофеоз из дерева, сваленного у входа. Из чего мы теперь строим большую трапезную, планируем расширять настоящую колокольню и строить отдельно стоящую, пятнадцатиметровую. Хотим оградить монастырь профлистом. Процесс возрождения долгий, но он идет, – ободряется отец Агапит.

ДОХОД ИЗМЕРЯЕТСЯ В ЛЮДЯХ

– Благотворителей у нас нет, – отвечая на смс-ку, переключился отец Агапит, – зато есть Сергей Викторович Васильев и Владимир Борисович Ямской, наш староста и завхоз. Остальные – волонтеры. У молодежного отдела нашей епархии и Русского народного собора была совместная программа, в рамках которой к нам стали приезжать молодые люди из Москвы, принимать участие в субботниках по уборке монастырской территории. В первый раз отдел обещал, что на субботник придет человек шесть, а пришло – тридцать.

Помогало УФСИН, прибегают местные детишки из Борихино. Один сходил, рассказал другим, так и подтягиваются, друг друга зазывают. Бывает, приедем, а люди тут – без субботника – сами камни таскают, убираются.

Благотворители, благоукрасители нашей святой обители, они где-то, конечно, есть, но они еще не знают об этом, – уверен отец Агапит. – Дохода у нас никакого нет, но зато еще не было ни одной литургии, чтобы не было причастников.

МОНАШЕСКАЯ АРИФМЕТИКА

– Монахи, они ж как дети! – смеется отец Агапит. – Есть много хозяйственных дел, с которыми приходится сталкиваться впервые. – Сейчас переоформляем документы на землю и на вступление в программу «Развитие культуры и туризма» для реставрации монастыря. Сначала будем реставрировать братский корпус, который остался, и на него есть незавершенный проект, потом церковь Феодосия и Антония Печерских, игуменский корпус.


Тут одна ограда была пять метров в высоту, два в ширину и башни по углам. Сейчас даже на простенькую, из профлиста, оградку надо минимум 150–200 тысяч. А копать нельзя – нарушим археологический слой, потому ставить надо на железобетонные блоки, каждый по 2300, для территории в 500 м выходит на каждые 50 м, то есть 250 блоков, итого 600 тысяч на одни блоки.

– Коттеджный поселок построить дешевле, чем нам ограду поставить, – сделал вывод отец Геласий.

Конкурс, тендер, может, дадут десять миллионов, а может, сто, а выбить надо два миллиарда… Вот такая жизнь у современных монахов.

***

Два монаха в поле. Перед ними монастырь, был до них и после них будет.

Что ты, человече? Чего ищешь? Молись, и плачь, и радуйся.

Лидия Быша, наш корреспондент


***

ИЗ ИСТОРИИ ОБИТЕЛИ

Желтиков Успенский монастырь был основан Тверским епископом Арсением в 1394 году.

Он находился в 5 верстах к западу от Твери в излучине реки Тьмы, был обнесен каменной оградой длиной около 400 метров и окружён сосновым бором. Место это считалось одним из красивейших в окрестностях Твери.

30 августа 1405 года в Желтиковом монастыре святитель Арсений освятил каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Кончина святителя Арсения последовала великим постом 1409 года. Он был погребен в Желтиковом монастыре, в притворе правого придела во имя Образа Нерукотворного Спаса Успенской церкви в гробнице, которую изготовил своими руками.

После закрытия в 1919 г. монастыря и национализации его имущества, ценностей, земель, разгона монахов комиссией от властей были вскрыты мощи святителя Арсения.

До начала Великой Отечественной Войны на территории монастыря располагались авиамастерские, в соборе был устроен магазин. В основном монастырь пострадал при отступлении в октябре 1941 г. наших войск из Твери (тогда – Калинина). В послевоенное время на территории монастыря был развёрнут склад ГСМ войсковой части.

В 2011 году Николаевскому Малицкому монастырю было поручено заниматься вопросом передачи Тверской епархии земель монастыря и оформлением их как своего подворья.

С 14 января 2019 г. было определено образовать Религиозную организацию Архиерейское подворье храма Успения Божией Матери бывшего Успенского Желтикова мужского монастыря.

http://vprav.ru


Возврат к списку