170100, Тверь, ул.Советская, д.10
Тел: (4822) 34-37-38
Для корреспонденции: info@tvereparhia.ru  
Информационный отдел: tvereparhia@list.ru
Вернуться на старый сайтПодать записку

Устройстве церковной иерархии. Часть 2

Устройстве церковной иерархии. Часть 2

2. О пресвитерах


Второй разряд служащих лиц в Церкви составляют пресвитеры28. Имя пресвитера вообще означает старейшего – по званию, должности, или достоинству29. В лице священнослужителя этим именем выражается важность его сана, досточтимость служения его Церкви и превосходство нравственных качеств, свойственных его званию30.

Права пресвитерского звания, по учению православной Церкви, состоят в следующем: «тайнами святыми совершати человека в жизнь христианскую, духовную, крещати, миропомазывати,... и пр. и вся церковныя последования действовати, яко служителю Христову и строителю таин Божиих; вверенныя ему люди учити благоверию, заповедем Божиим..., и исповедавших ему своя совести вязати и решити благоразсудно, по епископскому наставлению; вящшыя же и неудоборазсудныя вины приносити епископу своему»31.

Итак, пресвитеру принадлежат, в известной степени, права: 1) совершения священнодействий, 2) учения и 3) духовной власти вязать и решить. Сделаем краткое обозрение этих прав.

Право пресвитеров совершать вообще священнодействия, и в частности – таинства, не требует особенного исследования. Вся Церковь, всех мест и времен, признавала в них это право32. Различие в этом отношении степеней епископа и пресвитера вообще видно уже из того, что выше сказано о правах. Здесь обратим внимание только на особенные, частные действия, в каких заключается это различие. По правилам Церкви, пресвитер не имеет права: 1) освящать пира, 2) освящать храмов, или антиминсов, и 3) поставлять других на священные степени. Право совершения этих особенных священнодействий принадлежит исключительно епископу. Основание сего в том, что пресвитеру, как выражают апостольские постановления, принадлежит все, что только относится к священнослужению, а епископу исключительно предоставляется то, что относится к священноначалию33. Таким образом, совершение действий священных, или служб церковных, поручается пресвитеру, но то, что касается самых оснований священнодействия или необходимых для того средств, органов, то совершается или освящается одним епископом. Так именно, пресвитер имеет право совершить самое великое таинство – евхаристии: а самое место, необходимое для совершения этого таинства, св. престол, освящается только епископом. Так, пресвитер отправляет и все священнодействия церковные, а совершить или поставить самого совершителя их, – подобного себе пресвитера, – не может. Наконец, пресвитеру дается право, как выражено в его грамоте, тайнами святыми совершать человека в жизнь духовную, т. е. чрез таинства сообщать ему духовные дары: но совершать самое средство или орган, чрез который человек делается способным к принятию даров духовных, – св. миро для таинства миропомазания, имеет власть один архиерей. Эти священнодействия, очевидно, по самой сущности своей, требуют высшего духовного полномочия, или высшей степени священства. Пресвитер, при совершении их, действует только тем, что уже освящено епископом.


Что касается, в частности, до освящения мира, то церковные правила положительно запрещают это пресвитерам: «Совершения мира (mystica peractio, χρισματος ϰοιησις) да не творит пресвитер», – говорит 6-е правило карфагенского собора. Хотя это правило изложено поместным собором, но оно не есть правило ни новое, ни местное; ибо собор карфагенский только подтверждает его для своей Церкви; оно повторено на многих других соборах34 и принято в канон вселенский на VI всел. соборе (прав. 2). Из древнейших учителей о церковном порядке св. Дионисий Ареопагит, описывая самый обряд освящения мира, вполне относит это действие к священно-совершительным правам епископа35. Определенным образом права епископа и пресвитера в этом деле разграничиваются так, что первому исключительно приписывается только освящение мира, а последнему дозволяется совершение самого таинства миропомазания миром, уже освященным от епископа36. Право епископа основывается на преемстве власти его от апостолов, которые сами непосредственно возложением рук сообщали дары Св. Духа верующим после крещения: другие служители Церкви апостольской не могли этого делать (Деян.8:17; 19:6). Поэтому и тогда, когда с возложением рук соединилось, и потом заменило его помазание миром, в ознаменование самой благодати, изливаемой в душу от Духа Святого, апостольское право епископов сохранилось в том, что они всегда были главными священнослужителями этого таинства37. Так это изъясняют св. отцы: св. Киприан говорит: «Самаряне приняли правильное крещение, потому им не нужно было снова креститься. Но апостолы Петр и Иоанн совершили то, чего Самарянам не доставало: именно принесением молитв и возложением рук призвали на них Св. Духа. Что и ныне у нас делается: крещенные в церкви приводятся к предстоятелям (епископам), и чрез нашу молитву и наше возложение рук получают Св. Духа и совершенствуются печатью Господней»38. Св. Златоуст также замечает: «Филипп, крестя, не сообщал даров Св. Духа и не имел права сообщать, ибо это было только правом апостолов... Потому и ныне видим, что совершает сие не другой кто, а одни преемники апостолов»39. Также рассуждают бл. Августин40 и Иероним. Последний прямо говорит, что крещаемые в церкви не иначе получают Св. Духа, как чрез руки епископов, и что это есть право их священства41. Св. Амвросий: «…чрез возложение рук веруем приимати Св. Духа, – и сие возложение обыкновенно делается архиереями, во утверждение единства Хр. Церкви»42. Если же таким образом возложение рук всегда было делом епископов, то без сомнения и помазание миром, равносильное ему действие, должно было преимущественно принадлежать епископам. Ибо те же отцы, как о печати Св. Духа, говорят и о таинственном миропомазании43. Но, конечно, возложение рук и помазание всех крещаемых было бы слишком затруднительно для епископов; а потому необходимо должно было допустить и пресвитеров к участию в этом деле; и, если возложение рук jure не могло быть сообщено им, как дело высшего священного полномочия, и само по себе неразделимое, то можно было удобно разделить другую форму таинства миропомазания, предоставив помазание крещаемых пресвитерам, а собственное право епископов сохранив в совершении или освящении самого мира.


Так и сделано было в древней Церкви. Возложение рук, во всяком случае, оставалось преимуществом епископов; но помазание уже с первых веков без различия предоставляется и епископу, и пресвитеру. Апостольские постановления говорят: «Ты, епископ, или ты, пресвитер, сперва помазуй елеем, потом крести водою и, наконец, запечатлей миром»44. Так было на Востоке, так и на Западе; только здесь пресвитерам это дозволялось по особому разрешению епископов и пап45. Общим же правилом было только то, чтобы пресвитеры совершали таинство не иначе, как освященным от епископа миром46. Об этом предмете, как известно, Церковь западная учит несогласно с восточной. Совершение таинства миропомазания (у римских католиков: confirmatio) западная Церковь признает исключительным правом епископа47. Хотя она основывается в этом случае на примере апостолов, которым преемствуют епископы, и которым, как сказано выше, исключительно принадлежало возложение рук; однако ж, и православная Церковь, очевидно, не нарушает прав апостольских в лице епископов, когда самое освящение мира предоставляет исключительно епископам, а пресвитерам дозволяет только действие помазания. Патриарх Фотий, обличая отступления римской Церкви от вселенской, говорит: «Учат, что пресвитерам нельзя помазывать миром крещаемых, что это право по закону принадлежит епископам. Но где этот закон? Кто его напасал? Апостолы или отцы? Или это определено каким собором? Где и когда об этом было говорено и кем утверждено? Кроме того, если пресвитерам нельзя миропомазывать, то нельзя совершать и других таинств, напр., крестить» и пр.48 Общее предание Церкви, как мы видели, также не оправдывает этого. Напротив, можно сказать, что и в западной Церкви это мнение поздних времен. На западных соборах, прежде тридентского, нет особенного запрещения пресвитерам миропомазывать, а позволение есть49. На Флорентинском соборе латиняне не могли опровергнуть по этому предмету доказательств иерархов восточных. Напротив, папа Евгений IV, современник и свидетель этого собора, в своем декрете к армянам писал: «Апостольское седалище, по уважительным причинам, разрешает совершать таинство утверждения (confirmationis) и простому священнику миром, освященным от епископа»50. Самой уважительной причиной на такое разрешение для пресвитеров может быть то, что пресвитерам, каждому в своем приходе, гораздо удобнее сообщить это таинство всем крещаемым, чем епископу, одному во всей епархии, что и верующим гораздо ближе и удобнее обращаться к пресвитерам, нежели к епископу, особенно в случаях, требующих поспешности и не терпящих отлагательства51.


Другое священнодействие, на которое пресвитеру не дано права, есть освящение храмов, и в особенности св. трапезы, или престола. Храм, как место совершения всех тайнодействий, и особенно престол, как таинственное место присутствия самого Царя Христа, без сомнения требуют для своего освящения высшего духовного полномочия52. Церковные правила положительно запрещают пресвитерам водружать алтари и на них священнодействовать без благословения епископского. Апостольское правило 31-е говорит: «Аще который пресвитер, презрев собственного епископа, отдельно собрания творити будет, и алтарь иный водрузит: да будет извержен». Тоже повторяет антиохийский собор (прав. 9), IV вселенский (прав. 4), и др.53 Собрание и церковнослужение в храме, не освященном от епископа, по суду Церкви почитается расколом и подвергается церковной клятве (гангр. 6. карф. 10. двукр. 13). Но как личное присутствие епископа при освящении храмов не всегда, по обстоятельствам, возможно, то заменяется сообщением от него антиминсов, также самим епископом освященных, которые, быв положены на престоле, приносят ему архиерейское освящение54. Пресвитерам не дозволяется освящение этих антиминсов, ибо они имеют то же значение, что и самый престол храма. Но пресвитерам не запрещается совершать, по требованию нужды, св. литургию на антиминсе – там, где нет храма55.


Третий род священнодействий, возбраняемых пресвитеру, есть рукоположение других на свящ. степени. Об этом праве, исключительном для епископа, мы говорили выше56. Остается сказать о правах пресвитеров в учении и церковном управлении.

Право учения принадлежит пресвитеру по самому существу звания его, как руководителя душ к спасению. Сам Божественный Основатель Церкви преподал это право не только двенадцати апостолам, от которых преемствовали епископы, но и семидесяти ученикам своим (Мф.28:19–20Мк.16:16Лк.10:1–20). Апостолы также предоставляли пресвитерам учение и даже вменяли им это в обязанность (1Тим.5:17). Таковы и положительные правила Церкви. Апостольское правило (58) говорит: «Епископ или пресвитер, нерадящий о причте и о людех, и не учащий их благочестию, да будет отлучен. Аще же останется в сем нерадении и лености: да будет извержен». Агкирского собора правило 1-е: «О пресвитерах, которые идоложертвовали, рассуждено: да не лишаются чести седалища, но да не имеют власти совершати приношение или проповедывати». Отсюда должно заключить, что православные пресвитеры имеют законное право учения. Предание древней Церкви то же показывает57.

Впрочем, как в первые века епископы обыкновенно и постоянно сами проповедовали в Церкви, то пресвитерам, без особенного разрешения епископов, особенно в присутствии их, говорить поучений вообще не дозволялось58; от воли епископов зависело более или менее ограничивать это разрешение, или и совсем не давать его пресвитерам59.


Об участии пресвитеров в духовном управлении Церкви, и прежде всего – в священной власти вязать и решить, также положительно говорят церковные правила. Апост. правило 52-е: «Аще кто епископ или пресвитер, обращающегося от греха не приемлет, но отвергает: да будет извержен». Карфагенского собора правило 7-е: «Аще кто находясь в опасности жизни, будет просити о примирении себя со святым алтарем во отсутствие епископа, то пресвитер по приличию должен вопросить епископа, и тако, по его разрешению, примирити находящегося в опасности»60 (сн. прав. 52). Эта власть уже сама собою соединяется с совершением таинств, как напр., таинства покаяния. Но как в древней Церкви образ покаяния был двоякий – открытый пред всею Церковью, и частный пред одним священнослужителем, – то в первом случае властью вязать и решить действовал епископ, а в последнем – пресвитер. Разрешать открыто кающихся пресвитерам не дозволялось. Карфаг. правило 6-е: «Совершения мира и освящения дев да не творит пресвитер. И примиряти с Церковью кающихся открыто, на литургии, да не будет позволено пресвитеру». После же того, как прекратилась всенародная исповедь, пресвитерам вообще предоставлено принимать к себе на частную исповедь всех кающихся и по церковным правилам судить, вязать и решить их совесть, предлагая только сомнительные случаи на усмотрение епископа61.

Церковная история также показывает, что пресвитеры всегда имели до некоторой степени участие и во внешнем церк. управлении, вместе с епископами. Особенно в первые века, пресвитеры составляли как бы совет епископский в каждой Церкви или епархии, и участвовали в делах административных, судных, и проч. Они заседали вместе с епископами на соборах, вселенских и поместных, и подавали свой голос, а нередко занимали и места епископов на соборах и действовали с полномочием от их имени62; они имели разные церковные должности, кроме священнослужебных, начальство и надзор над низшими служителями Церкви, которых могли и избрать по своему усмотрению. Так говорит св. Василий Великий: «По обычаю, издревле водворившемуся в Церквях Божиих, служители Церкви приемлемы были, по испытании, со всякой строгостью, и все поведение их прилежно исследуемо было; не злоречивы ли они, не пьяницы ли, не склонны ли к ссорам, наставляют ли юность свою, да возмогут совершати святыню. И сие испытывали пресвитеры, доносили о том хорепископам, а сии, приняв отзыв от свидетельствующих по истине и представив епископу, таким образом, причисляли служителя к священному чину»63.

Вообще относительно прав пресвитерских должно заметить, что степень их определяется самым значением пресвитерского сана, который составляет вторую, или среднюю степень священства, – не начальственную, как епископский сан, и не просто служебную, как дьяконский; потому пресвитер имеет свою степень власти – и духовной, действующей в пределах вверенного ему пасения стада Христова, и внешней, простирающейся на подчиненных ему низших церковнослужителей, – но всегда и во всем с подчинением высшей власти епископа. Таковы всегда были мысли церк. учителей о пресвитерстве64. Таковы и положительные правила Церкви: апост. правило 39-е: «Пресвитеры и дьяконы без воли епископа ничего да не совершают. Ибо ему вверены людие Господни, и он воздаст ответ о душах их» (тоже лаодик. 57 и мн. др.).

Это подчинение пресвитера епископу, о котором говорят правила, заключается в следующем: 1) пресвитер получает свой сан и место служения не иначе, как от епископа и по его воле. Пресвитер не имеет права произвольно оставлять назначенное ему епископом место, или освобождать себя от подчинения ему переходом в другую епархию без его согласия. Апост. правило 15-е: «Аще кто пресвитер, или дьякон, или вообще находящийся в списке клира, оставив свой предел, во иный отъидет и совсем преместяся, в другом жити будет без воли епископа своего: таковому повелеваем не служити более, и наипаче, аще своего епископа, призывающего его к возвращению, не послушал. Аще же останется в сем безчинии: тамо, яко мирянин, в общении да будет (сн. 1 всел. 16 и пр.); 2) он не может, отделяясь от своего епископа, независимо от него и вне церковного общения с ним священнодействовать, составлять свои отдельные церк. собрания и т. п., что по церковным правилам признается расколом. Апост. правило 31-е: «Аще который пресвитер, презрев собственного епископа, отдельно собрания творити будет и алтарь иный водрузит, не обличив судом епископа ни в чем противном благочестию и правде: да будет извержен, яко любоначальный. Ибо есть похититель власти. Такожде извержены да будут и прочие из клира, к нему приложившиеся. Миряне же да будут отлучены от общения церковного». Карф. 10-е: «Аще который пресвитер, от своего епископа осужденный, вознесшись надмением некиим и гордостию, должным быти возмнить отдельно приносити Богу святые дары, или умыслить воздвигнуть иный алтарь, вопреки церковной вере и уставу: таковый да не будет оставлен без наказания; но аще пресвитер, противу епископа своего вoзгoрдясь, сотворит раскол: да будет анафема»; 3) в сомнительных случаях своего служения или неопределенных положительными правилами, не может действовать своей властью, но должен испрашивать разрешения у епископа (карф. 7. см. грамат. пресвитер.); 4) во всех действиях своего служения подлежит ответственности пред епископом и обязывается во всем давать ему отчет; подчинен его суду и по его решению может быть лишен своего сана.

Никогда права пресвитеров не возвышались в Церкви до независимости или до равенства с правами епископскими. Пред епископами, напр., на соборах, они имели голос совещательный, но не решительный, принадлежавший одним епископам65. Они сами по себе не могли быть их судьями ни в каком случае, даже в случае действительных преступлений епископа. Собора константинопольского (двукратного 861 г.) правило 13-е говорит: «Аще который пресвитер или дьякон по некоторым обвинениям зазрев своего епископа, прежде соборного исследования и рассмотрения, и совершенного осуждения его, дерзнет отступити от общения с ним, и не будет возносити имя его в священных молитвах на литургиях, по церковному преданию: таковый да подвергнется извержению, и да лишится всякия священническия чести. Ибо поставленный в чине пресвитера и восхищающий себе суд, митрополитам предоставленный, и, прежде суда, сам собою осуждати своего отца и епископа усиливающийся, не достоин ни чести, ниже наименования пресвитера». Самое начальство пресвитеров над низшими служителями Церкви подчиняется высшей власти епископа. Св. Василий В. в укоризну своим хорепископам (иначе – викариям) пишет: «Вы, во-первых, нас отвергши, и не восхотев даже извещати нас, всю власть заключили в самих себе. Потом, вознерадев о сем деле, пресвитерам позволили, кого восхотят без испытания жизни их, а по пристрастию, происходящему или от родства, или от иного некоего содружества, недостойных вводити в церковь. Впредь достойных испытайте и принимайте, но не числите в клире прежде, нежели представите мне. Иначе же ведайте, яко принятый в церковнослужение без моего разрешения, будет мирянином» (правило 89)66.

 

28

У церковных писателей пресвитеры нередко называются священнослужителями второго разряда, или вторых седалищ, по месту, какое они занимали после епископов в церк. собраниях. Св. Григорий Бог. о себе самом и о храме Анастасии. Иероним. adv. Lucifer. cap. 4 et in Jerem. lib. 3. cap. 13. Евсев. ист. ц. 10, 5.

29 

Hesychius: πρεσβύτερος-μειζων,γερων. Suidas: τιμιωτερος.

30 

Св. Кирилл. Алекс. ad Jes. 3, 2. πρεσβύτερον φαμεν ου τον ϰατα χρονον, αλλα τον ϰατα συνεσιν, ϰαι ω; εν τελεοτητι γεγονοτα φρενων.

31 

См. ставлен. грамоту пресвитерскую.

32 

Апостольские постановления след. образом излагают права пресвитеров по священнодействию: «Пресвитер совершает приношение (жертвы бескровной), крестит, благословляет народ, не приемлет благословения от других, только благословляется от епископа, возлагает руки (напр., на крещаемых, кающихся и пр.), но не посвящает (клириков) и не низлагает их, а только отлучает от св. тайн виновных и заслуживших такое наказание». lib. 8. cap. 28.

33 

Constit. apostol. lib. 8, 46. «Episcopis assignavimus, quae ad principatum sacerdotii, presbyteris, quae ad sacerdotium pertinent».

34 

Это правило повторено на нескольких карфагенских соборах: II (348), который называет это древним постановлением, III (397), IV (398) и VI (419). В некоторых испанских церквях пресвитеры начали было сами совершать миро, но I толедский собор (400) пресек эту дерзость, строго подтвердив, чтобы миро было освящаемо одними епископами. Concil. I tolet. can. 20. ap. Labb. t. 2.

35 

De ecel. hier. 4. 5.

36 

См. прав. катехиз. о миропомазании. Прав. испов. ч. 1. вопр. 103. 104. Исповед. вост. патр. чл. 10.

37 

Св. Василий В. Самое освящение мира называет уже преданием апостольским (De Spiritu S. cap. 27). О возложении рук и вместе помазании говорят уже св. Дионисий АреопагитФеофил Антиохийский (ep. ad Autol. bibl. patr. t. 1. p. 110), Тертуллиан (de bapt. cap. 8), книги апостольских постановлений (lib. 3. стр. 6), св. Киприан (ep. ad Januarium) и пр.

38 

Ep. 73 ad Jubajanum de haeretics baptisandis. То же говорит Фирмилиан, еп. кессарийский, современник Киприана. Inter Cypriani epistolas: 75. То же папа Корнелий в послании к Фабию о Новате. ap. Euseb. lib. 6. cap. 43.

39 

Hom. 18. in Acta apost.

40 

Sermo de baptism. et de S. Trin. 15, 26.

41 

Contra Lucif. cap. 4. «in ecclesia baptisatus, nisi per manus episcopi, non accipiat Spiritum S… ibque factum ad honorem sacerdotii».

42 

Hom. ad Hebr. 6, 2.

43 

Об одном помазании миром говорят: Ориген (Comment. ad Rom. cap. 6. Opp. t. 4), II вселенский (прав. 7) и лаодикийский (48) соборы; св. Кирилл Иерусалимский (Mystagog. 3, 2) и др. Заметить надобно, что западные учители говорят более о возложении рук или вместе и о возложении, и о миропомазании, а восточные – почти исключительно о помазании.

44 

Lib. 7. cap. 22.

45 

Св. Амвросий: de sacram. 1, 2. ef. Concil. tolet. 2 (403) can. 20. Concil. orang. (441) can. 2. Arelat. (455). Epaon. (517) can. 16. Vide in synopsi conciliorum a Cabassutio. Paris. 1838. О папском на это разрешении см. Gau. dissert. de valore manuum imposit. atque unctionis.

46 

Соборами было установлено, чтобы пресвитеры ежегодно пред праздником св. Пасхи получали миро от своих епископов. Concil. carthag. IV. can. 36. Tolet. 1. can. 20.

47 

Concil trident. sess. 7. can. 3. «Si quis discerit, sanctae confirmationis ordinarium ministrum non esse solum episcopum, sed quemvis simplicem presbyterum, anathema sit». Id. sess. 23. can. 7. Cath. rom. 2. 3. 13.

48 

Photii epist. encycl.

49 

См. выше. Самый тридентский собор, называя епископа ministrum confirmationis ordinarium, не отказывается и пресвитера признать ministrum – по крайней мере, extraordinarium.

50 

Collect. council. Harduin. tom. IX. p. 438. На основании той мысли, что папа выше всех канонов, римские канонисты допускают, что только один папа и может разрешать для пресвитеров совершение миропомазания, даже независимо от епископов. Cours droit canon. par l, Abbé André. t. 1. Paris. 1844. au mot: confirmation. Действительно, этим правом в новейшие времена пользовались римско-католические миссионеры и иезуиты. Впрочем, более умеренные паписты признают это несправедливым. Tamburini – praelectiones de Ecclesia Christi. 1845. Paris. pars IV. pag. 24. 25.

51 

Римско-католические уставы, возложив обязанность миропомазания на епископов, внушают им для этого учащать свои посещения по епархиям. Concil. de Tours (1583) – de Bourges (1584) – d Aix (1855) – de Toulouse (1596) etc. А приходские священники обязываются только побуждать своих прихожан к принятию сего таинства.

52 

См. о чине освящения храм. в Нов. скриж. ч. 3. гл. 8. СПб. 1848.

53 

Древние греческие законы также требовали, чтобы самое место для основания храма было освящаемо епископами. Justin. nov. 5. cap. 1. 67, cap, 1. 131, 7. 9.

54 

Симеон Сол. гл. 108. 120. 127. cf. Balsamon. ad can. 7. concil. VII. Matthaei Blastar. lit. a. cap. 8. ap. Beveregium.

55 

Симеон Сол. гл. 126. Johannis Cytri respons. II ad Cabasilam: in jure graeco-rom. Leunclavii. lib. 5.

56 

См. предыд. ст. о епископах.

57 

Constit. apostol. lib. 3. cap. 20.

58 

Так было особенно в Церквях африканских. Поэтому, когда Валерий, еп. иппонский, дозволил бл. Августину, в сане пресвитера, говорить при себе (и вместо себя) поучения к народу, это другим епископам показалось нововведением; но убедившись в пользе этого установления, они и сами допустили его в своих Церквях. Possid: in vita Augustini. cap. 5.

59 

Церковные историки говорят, что в Александрии пресвитерам запрещено было говорить проповеди с тех пор, как Арий, пресвитер, возмутил своим учением ЦерковьСократ. 5, 22. Созом. 7, 17.

60 

О власти пресвитеров вязать и решить говорят также книги апостольских постановлений. lib. 3, 20. 8, 28.

61 

Сократ. 5, 19. Созом. 7, 16. См. ставленн. грамоту иерейскую. Ориген: hom. II in Ps. 38.

62 

См. в деяниях и подписях соборов. aр. Labbe. Имп. Константин, приглашая грамотами епископов на соборы, повелевал им приводить с собой по несколько лиц второго разряда, secundas sedis, т.е. пресвитеров. Евсев. жизнь Конст. 10, 5.

63 

Св. Васил. прав. 89. ef. Const. apost. 8, 12.

64 

Св. Игнатий: к Магнез. к Смирн. и др. Св. Амвросий: de sacram. 3, 1. Тертул. de bapt. 17. Иерон. adv. Lucifer., adv. Rufin., it ep. ad. Tit. 1.

65 

См. ниже о соборах.

66 

Так как в древние времена Церкви епископы были в каждом и самом небольшом городе и почти в каждом не малолюдном селении, и большей частью сами непосредственно отправляли все церк. дела, не только по управлению Церкви, но и по священнослужению, как напр., сами совершали все таинства, то у древних отцов можно встречать и такие мнения, что пресвитерам ничего не дозволяется делать (даже, напр., крестить и пр.) без особого разрешения епископа. Св. Игнатий к Смирн. Тертулл. de baptismo 17. Из древних же противников епископской власти, особенно в отношении к пресвитерам, известен некто Аерий, пресвитер IV века. Св. Епифаний haer. 75.

Источник: Православный собеседник, 1858 г. Казань.



Возврат к списку