170100, Тверь, ул.Советская, д.10
Тел: (4822) 34-37-38
Для корреспонденции: 343738@mail.ru  
Информационный отдел: tvereparhia@list.ru
Тайны иконы Покрова

Тайны иконы Покрова

Эта ико­на По­кро­ва (из Покровской церкви г.Твери)  при­над­ле­жит Суз­даль­ской шко­ле. Струк­тур­но и схе­ма­тич­но она по­доб­на иконе нов­го­род­ско­го пись­ма. Вме­сте с тем меж­ду дву­мя эти­ми па­мят­ни­ка­ми усмат­ри­ва­ет­ся нема­ло раз­ли­чий.

Центр ком­по­зи­ции на суз­даль­ском об­ра­зе за­ни­ма­ет фигу­ра Небес­ной Ца­ри­цы. В Её ру­ках – рас­про­стер­тый ма­фо­рий – По­кров. В от­ли­чие от нов­го­род­ской ико­ны Бо­го­ма­терь дер­жит его Са­ма, чем вы­де­ля­ет­ся Её лич­ная роль в де­ле Спа­се­ния, роль За­ступ­ни­цы и Хо­да­та­и­цы за лю­дей.

Нетруд­но за­ме­тить, что та­кое по­ло­же­ние По­кро­ва в ру­ках Бо­жьей Ма­те­ри на­по­ми­на­ет сце­ну под­но­ше­ния Бо­гу (жерт­вен­но­го под­но­ше­ния). По­яс­ни­тель­ным при­ме­ром здесь мо­гут слу­жить ран­не­хри­сти­ан­ские изо­бра­же­ния Ав­ра­ама, под­но­ся­ще­го хлеб Небес­ным Ан­ге­лам (сим­во­ли­зи­ру­ю­щим Бо­же­ствен­ное при­сут­ствие) на по­кры­тых тка­нью об­ла­че­ния ру­ках. Воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния дан­но­го ме­то­да в от­но­ше­нии Бо­го­ро­ди­цы свя­за­на с жерт­вен­ным ха­рак­те­ром Её жиз­ни и с тем, что Её пла­мен­ная мо­лит­ва, ис­пол­нен­ная сми­ре­ния и со­кру­ше­ния серд­ца, мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как бо­го­угод­ная жерт­ва.

С дру­гой сто­ро­ны, этот сим­вол чи­та­ет­ся и как знак при­но­ше­ния лю­дям. В по­доб­ной ма­не­ре на нов­го­род­ских ико­нах Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха на апо­сто­лов пред­став­лен муж в цар­ской одеж­де, оли­це­тво­ря­ю­щий кос­мос; на его ру­ках – рас­про­стёр­тый убрус (плат), на нём – две­на­дцать свит­ков. Об­раз кос­мо­са сим­во­ли­зи­ру­ет пре­по­да­ние лю­дям Бо­же­ствен­но­го уче­ния, есте­ствен­но­го От­кро­ве­ния. Бо­го­ро­ди­ца же пре­по­да­ёт лю­дям по­мощь, за­щи­ту.

Бо­жью Ма­терь окру­жа­ют при­хо­жане, свя­тые ду­ши и ан­ге­лы. Мас­штаб­ность Её фигу­ры ана­ло­гич­на мас­штаб­но­сти про­чих фигур (ещё один при­знак, от­ли­ча­ю­щий эту ико­ну от нов­го­род­ской). Осо­бая, цен­траль­ная роль Бо­жьей Ма­те­ри, как в дан­ном со­бы­тии, так и в цер­ков­ной жиз­ни во­об­ще, от­ме­че­на тем, что Она рас­по­ло­же­на зна­чи­тель­но вы­ше дру­гих дей­ству­ю­щих лиц.

В от­ли­чие от про­чих свя­тых, вклю­чая выс­шие ан­гель­ские чи­ны, Пре­чи­стая Де­ва не толь­ко Бо­жья Ра­ба, но и Мать Сы­на Бо­жье­го по че­ло­ве­че­ско­му есте­ству. По­это­му Цер­ковь воз­да­ёт Ей ве­ли­ча­ние, пре­вы­ша­ю­щее ве­ли­ча­ние, вы­ра­жа­е­мое в от­но­ше­нии про­чих Бо­жьих слу­жи­те­лей.

В ли­це Бо­го­ро­ди­цы и осталь­ных лиц пред­став­ле­на пол­но­та Церк­ви. Ан­ге­лы и свя­тые ду­ши, рас­по­ло­жен­ные яру­сом ни­же (чем Бо­жья Ма­терь), и Са­ма Бо­жья Ма­терь пред­став­ля­ют Цер­ковь Небес­ную, Тор­же­ству­ю­щую. Лю­ди в ниж­нем яру­се – Цер­ковь Зем­ную, Во­ин­ству­ю­щую. По­кло­ны при­сут­ству­ю­щих, об­ра­щён­ные в сто­ро­ну Вла­ды­чи­цы, сим­во­ли­зи­ру­ют по­чи­та­ние Её всей пол­но­той Церк­ви.

По­за­ди Бо­жьей Ма­те­ри на­хо­дит­ся ки­во­рий – эле­мент хра­мо­вой при­над­леж­но­сти, бал­да­хин, сень, уста­нав­ли­ва­е­мая над свя­тым пре­сто­лом. Ки­во­рий сим­во­ли­зи­ру­ет неве­ще­ствен­ную Бо­же­ствен­ную Ски­нию, Бо­жью Сла­ву, спа­си­тель­ную бла­го­дать, слу­жит ме­стом осо­бо­го при­сут­ствия Бо­жия. Вме­сте с тем по­лу­сфе­ри­че­ский по­кров, со­став­ля­ю­щий сень, сим­во­ли­зи­ру­ет Небо. Умест­ность та­ко­го обос­но­ва­ния оправ­да­на Свя­щен­ным Пи­са­ни­ем, ал­ле­го­ри­че­ски срав­ни­ва­ю­щим небо с на­тя­ну­тым ша­тром. Небо же яв­ля­ет­ся ме­стом осо­бо­го про­яв­ле­ния Бо­жьей бла­го­да­ти.

Ста­ло быть, при­ме­ни­тель­но к дан­но­му ико­но­гра­фи­че­ско­му сю­же­ту изо­бра­же­ние ки­во­рия вос­пол­ня­ет от­сут­ствие изо­бра­же­ния Хри­ста (при­сут­ству­ю­ще­го, как мы ви­де­ли, на ико­нах нов­го­род­ско­го из­во­да).

На зад­нем фоне ико­ны – воз­вы­ша­ю­щий­ся храм, увен­чан­ный двух­скат­ной кры­шей. Его ар­хи­тек­ту­ра раз­нит­ся с тра­ди­ци­он­ной ар­хи­тек­ту­рой ку­поль­ных рус­ских церк­вей. В этом – от­ли­чие суз­даль­ско­го изо­бра­же­ния от нов­го­род­ских икон. Счи­та­ет­ся, что об­раз это­го хра­ма вос­про­из­во­дит очер­та­ния Влахерн­ской церк­ви, где и слу­чи­лось со­бы­тие, со­ста­вив­шее лейт­мо­тив празд­ни­ка.

По обе сто­ро­ны от хра­ма на­хо­дят­ся по­строй­ки – па­ла­ты. Учи­ты­вая, что под­ле Влахерн­ско­го хра­ма рас­по­ла­гал­ся цар­ский дво­рец, есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что при бук­валь­ном про­чте­нии изо­бра­же­ния па­ла­ты обо­зна­ча­ют стро­е­ния двор­цо­во­го ком­плек­са. В глу­бин­ном смыс­ле они мо­гут ука­зы­вать на Небес­ные се­ле­ния, дом От­ца, Небес­ный Иеру­са­лим.

По­кро­ву в ру­ках Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы со­от­вет­ству­ет ещё один крас­ный по­кров, рас­тя­ну­тый меж­ду цер­ко­вью и ко­лон­ной, пред­став­лен­ной в пра­вом верх­нем уг­лу (со сто­ро­ны зри­те­ля). За­фик­си­ро­ва­ный меж­ду зда­ни­я­ми по­кров мо­жет ин­тер­пре­ти­ро­вать­ся бук­валь­но: на Во­сто­ке в пе­ри­од жа­ры за­креп­лен­ная меж­ду зда­ни­я­ми ма­те­рия обе­ре­га­ла жи­те­лей от па­ля­ще­го зноя, со­зда­вая про­хлад­ную тень. В бо­лее глу­бо­ком осмыс­ле­нии этот по­кров мо­жет обо­зна­чать По­кров Бо­жий во­об­ще, Бо­же­ствен­ный Про­мысл.

Часть обо­зна­чен­ных лиц име­ют ним­бы, знак свя­то­сти. Неко­то­рые же ли­ца пред­став­ле­ны без ним­бов. Это – участ­ни­ки хо­ра. Кро­ме то­го в ле­вом ниж­нем уг­лу (со сто­ро­ны зри­те­ля) от­ме­че­ны ещё две фигу­ры без ним­бов: диа­кон и мо­нах.

В пра­вом ниж­нем уг­лу (со сто­ро­ны зри­те­ля) на­хо­дит­ся бла­жен­ный Ан­дрей, ука­зу­ю­щий пра­вой ру­кой на Вла­ды­чи­цу. Его взор об­ра­щен к Епи­фа­нию.

Сред­нюю часть ниж­не­го ре­ги­стра за­ни­ма­ет изо­бра­же­ние свя­то­го Романа Сладкопевца.  Чем вы­зва­но вос­про­из­ве­де­ние это­го об­ра­за на иконе По­кро­ва, по­нять нетруд­но.

Ро­ман Слад­ко­пе­вец жил и слу­жил Все­дер­жи­те­лю в пе­ри­од V-VI ве­ков. Од­но вре­мя он ис­пол­нял обя­зан­но­сти диа­ко­на в Бей­ру­те. Во вре­мя прав­ле­ния им­пе­ра­то­ра Ана­ста­сия пе­ре­се­лил­ся в Кон­стан­ти­но­поль, во­шёл в со­став кли­ра хра­ма Бо­жьей Ма­те­ри. Од­на­жды, по­сле усерд­ной мо­лит­вы, ко­гда он пре­дал­ся глу­бо­ко­му сну, пред ним пред­ста­ла Са­ма Бо­жья Ма­терь. Во вре­мя это­го по­се­ще­ния Она вру­чи­ла ему та­ин­ствен­ный сви­ток, по­велев его про­гло­тить. Вдох­нов­лен­ный ви­де­ни­ем Ро­ман, про­бу­див­шись, воз­ве­ли­чил Явив­шу­ю­ся, со­ста­вив неза­бы­ва­е­мое пес­но­пе­ние: «Де­ва днесь Пре­су­ще­ствен­но­го рож­да­ет...». В даль­ней­шем из-под его пе­ра вы­шел ряд дру­гих по­э­ти­че­ских про­из­ве­де­ний, во­шед­ших в со­кро­вищ­ни­цу цер­ков­ной по­э­зии.

В ле­вой ру­ке Слад­ко­пев­ца – раз­вер­ну­тый сви­ток; на нём – фраг­мент тек­ста его тво­ре­ния (на неко­то­рых ико­нах на свит­ке на­чер­та­но: «Де­ва днесь Пре­су­ще­ствен­но­го рож­да­ет...»; на дру­гих мо­гут быть за­фик­си­ро­ва­ны дру­гие сло­ва: «Де­ва днесь пред­сто­ит в Церк­ви...»). Пра­вая ру­ка вос­про­из­во­дит же­сти­ку­ля­цию ре­ген­та хо­ра. Ве­ро­ят­но, этим ак­цен­том под­чер­ки­ва­ет­ся: в вос­хва­ле­нии участ­ву­ют пред­ста­ви­те­ли не толь­ко зем­но­го хо­ра, но и Небес­но­го.

Сам хор от­ме­чен на иконе на зад­нем плане, за спи­ной Слад­ко­пев­ца. Пред­ста­ви­те­ли хо­ра не име­ют ним­бов. Они пред­став­ля­ют лю­дей, ис­то­ри­че­ски при­сут­ство­вав­ших при бо­го­слу­же­нии во Влахерн­ской церк­ви (как и не име­ю­щие ним­бов диа­кон и мо­нах).

До­стой­но за­ме­ча­ния, что в то вре­мя как взо­ры ан­ге­лов и свя­тых душ об­ра­ще­ны к Бо­го­ро­ди­це, ли­ца мо­на­ха и диа­ко­на – в сто­ро­ну бла­жен­но­го Ан­дрея. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что имен­но он, и его уче­ник, Епи­фа­ний, ста­ли оче­вид­ца­ми ви­де­ния. Осталь­ные лю­ди бы­ли осве­дом­ле­ны о слу­чив­шем­ся опо­сре­до­ван­но, через Ан­дрея. Ли­ца по­ю­щих устрем­ле­ны вниз, воз­мож­но на текст ис­пол­ня­е­мо­го ими пес­но­пе­ния.

Сви­ток в ру­ке Ро­ма­на сим­во­ли­зи­ру­ет его по­э­ти­че­скую про­по­ведь о Бо­жьей Ма­те­ри, вос­хва­ля­ю­щую Её Небес­ное ве­ли­чие. Кро­ме то­го, он ука­зы­ва­ет на бла­го­сло­ве­ние Бо­гом Ро­ма­на, свя­зан­ное с по­треб­ле­ни­ем свит­ка. На ря­де икон сце­на вру­че­ния Бо­го­ро­ди­цей свит­ка Ро­ма­ну про­пи­са­на осо­бо, в от­дель­ном ло­ку­се, ли­бо вни­зу, ли­бо ввер­ху ком­по­зи­ции. Тем, что сви­ток устрем­лён вы­спрь, от­те­ня­ет­ся мысль, что со­став­лен­ные им по­хва­лы Бо­го­ро­ди­це угод­ны Бо­гу, до­хо­дят до Небес.

В сред­нем яру­се, сле­ва от Бо­го­ма­те­ри (спра­ва от зри­те­ля) рас­по­ло­же­ны ан­ге­лы, свя­той Иоанн Пред­те­ча и Еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов.

По пра­вую ру­ку от Вла­ды­чи­цы – ан­ге­лы, свя­ти­те­ли, царь и про­рок Да­вид. Ру­ка Да­ви­да сло­же­на в же­сте мо­ле­ния, на­прав­ле­на в сто­ро­ну Де­вы. Да­вид пред­став­лен на этой иконе и как псал­мо­пе­вец, воз­ве­стив­ший о При­ше­ствии Сы­на Бо­жия, и как пре­док Ма­рии, про­об­раз Спа­си­те­ля по че­ло­ве­че­ско­му есте­ству.

Лео­нов А. М. Пре­по­да­ва­тель Дог­ма­ти­че­ско­го Бо­го­сло­вия СПб ПИРиЦИ. Фраг­мент по­со­бия: Бо­го­сло­вие ико­ны 

Возврат к списку