170100, Тверь, ул.Советская, д.10
Тел: (4822) 34-37-38
Для корреспонденции: 343738@mail.ru  
Информационный отдел: tvereparhia@list.ru
Вернуться на старый сайтПодать записку

Святой Осия Кордубский

Святой Осия Кордубский

Осия, епископ Кордубский (Кордова, в Испании), был одним из знаменитейших св. отцов, украшением церкви (Созом. стр. 39). Он приобрел у своих современников необыкновеннейшее уважение и такой высокий авторитет, что с жадностью слушали его наставления и его советами пользовались все христиане, как восточные, так и западные. Во время арианских смут, в 4 веке, не только епископы, но и поверенные по гражданским делам в разных случаях руководились его советами и получали пособие.

С определенной точностью нельзя указать год рождения св. Ocии, предполагают, что он родился в 260 г., а также и место его рождения. Полагают, что Осия родился в Кордове, но во всяком случае он был родом из Испании. Осия, еще будучи мирянином, отличался между мирянами своей добродетельной жизнью и блестящими способностями и потому-то его сограждане, жители Кордовы, к концу 3 века избрали на епископскую кафедру, которую он занимал почти 60 лет, случай беспримерный при тогдашних церковных смутах. Осия преимущественно отличался непоколебимостью своей веры и чистотой нравов, чем приобрел особенное к себе уважение и доверие современников. Они смотрели на Кордубского епископа, как на святого, соответственно его наименованию (Оσιος. праведный, святой), – и самые тщательные исследования смертельного врага не могли заподозрить Осию в чем либо порочном. Осия удивлял современников своей мудростью и сведениями по всем предметам человеческого знания. Смутные обстоятельства того времени закалили характер Осии. Гонение, воздвигнутое Диоклетианом на востоке, распространилось и на западе, в пределах римской империи. Максимин Геркул, его соправитель, со слепой яростью свирепствовал в Испании против непоколебимых борцов веры и Осия тогда приобрел славное наименование исповедника. Созомен, говоря об исповедниках веры, живших при Константине Великом, ставит во главе их св. Осию. «Тогда, говорит он, было много добрых христиан; и так как гонения едва прекратились, то в живых осталось еще много исповедников, служивших украшением церквей своих, именно: Осия, епископ Кордубский, Амфиан епископ Епифании, что в Киликии: и другие» (Церк. ист. стр. 39). Отречение от престола Максимина спасло Осию от мученической кончины. Непоколебимость веры Осия доказал во время гонений, а мудрость свою на Эльвирском соборе в 305 г. В списках правил этого собора имя Осии постановлено на втором месте между 19 епископами, присутствовавшими на соборе.

Вскоре слух о благочестии и мудрости Осии распространился во всех православных церквах. Константин великий, по своем восшествии на престол, засвидетельствовал особенное к нему свое уважение и благоволение; в важнейших церковных делах он советовался с епископом Кордубским и Осия вызван был императором из Испании ко двору на восток. Император Константин, желая прекратить разделение церквей из-за времени празднования Пасхи и утишить религиозные смуты, возбуждаемые Арием в Александрии и других городах Империи, вручил благоразумному Кордубскому епископу свое послание и на него возложил миссию примирить в Александрии партии и восстановить мир в церкви. «Узнав о беспорядке в Александрии, пишет Созомен – царь (по поводу лжеучения Ария и Мелетианского раскола) сильно воскорбел в своей душе и почитая эту опасность собственной, старался немедленно погасить возгоревшееся зло и с мужем надежным, по имени Осия, отправил послание к Александру (Алекс. епископу) и Арию. Царь очень любил и уважал Осию.» (Ц. ист. стр. 26.).

Осия выказал особенную ревность свою в этом важном деле и расположил. Александра, епископа Александрийского, на частном соборе рассмотреть заблуждения, распространенные Арием, и мирно окончить споры. «Но не смотря ни на старание царя, пишет Сократ, ни на достоинство отправленного с полномочием мужа (Осии), зло становилось еще сильнее; ибо послание царя не смягчило ни Александра, ни Ария. Какая-то неопределенная распря и смута происходила даже в простом народе» (Ц. ист. стр. 32). И Осия скоро понял, что нельзя согласить партии путем взаимного примирения, потому что лжеучения Ария совершенно противны православной церкви и его приверженцы отличались упорной защитой заблуждений Ария; сам же Арий никак не желал отступить от своих мнений, и Осия, удачно покончивши другие поручения императора, возвратился к царскому двору, с донесением, что учение Ария весьма опасно и нужно обратить особенное внимание на его ересь. Осия, как ревностный пастырь церкви, весьма точно передал императору лжеучение Ария, указал на опасность, грозившую православию от распространения арианской ереси, и Константин решился для рассмотрения заблуждений Ария созвать вселенский собор в Никее. О составе этого 1 Вселенского собора Евсевий пишет так: «Первенствующие слушатели Божии из всех церквей, наполнявших Европу, Ливию и Азию собрались в одно место. Один молитвенный дом, как будто распространенный самим Богом, вмещал в себе Сириан, Киликиан, Финикиян и Аравитян, жителей Палестины и Египтян, Фивян, Ливанцев и прибывших из Месопотамии. Присутствовал на соборе даже епископ Персидский, не недоставало на нем и епископа Скифского. Понт и Галатия, Памфилия и Каппадокия, Азия и Фригия представили также своих избранных. Встретились здесь даже Фригийцы и Македоняне, Ахеяне и Эпирцы и жители стран еще дальнейших. Вместе с прочими заседал на соборе и сам знаменитейший епископ Испании» (т. е. Осия). Геласий Кизикский говорит, что будто бы Осия вместе с легатами Римского епископа Витоном и Викентием председательствовал на соборе от лица папы Сильверста. Но это не справедливо, хотя Осия занимал на соборе одно из видных мест. Верно то, что голос Осии, как ревностного и благочестивого пастыря, почтенного и по делам, имел важное значение в решении разных вопросов. Осия на никейском соборе своею энергией отразил заблуждения и вероломные интриги ариан и доставил торжество православию. Что Осия был одним из знаменитейших представителей православной церкви, это можно видеть из того, что Сократ, рассказывая о епископах, присутствовавших на соборе, во главе всех их ставит Осию. «Для читателей любознательных, пишет он, думаю приятно будет, если я перескажу здесь самые имена собравшихся в Никее епископов, какие можно было узнать, также если упомяну, из которой епархии, либо города приехал каждый епископ и означу время, когда они собрались. Осия, епископ Кордубский из Испании: «так верую, как написано выше» (такова была подпись св. Осии под соборными актами). Витон и Викентий – римские пресвитеры; Александр Египетский; Евстафий, епископ Великой Антиохии».. (стр. 70.).

 

По окончании собора, Осия возвратился на свою кафедру и с отеческой заботливостью занялся устройством своей епархии. Вскоре опасность, угрожавшая вере, снова вызвала Осию на Восток, где он председательствовал на Сардикийском соборе (347 г.). Он был душой этого многочисленного собора; который восстановил Афанасия Великого на кафедре и снова подтвердил осуждение арианской ереси. Сократ Схоластик и Созомен так говорят в причинах составления этого собора: «Епископы западных областей, не зная греческого языка и не поняв присланного изложения веры (в котором пространно уяснялось значение слова единосущный, отвергнутого арианами), не приняли его и сказали, что достаточно Никейского и что более нет нужды рассуждать об этом. Когда же письмо царя (западного Константина к восточному императору Констанцию) о том, чтобы Павлу (еп. Константинопол.) и Афанасию (Александрийскому) возвращены были их места, не имело никакого успеха, – ибо народ беспрестанно производит возмущения; то Павел и Афанасий стали требовать другого Вселенского собора, на котором бы был положен делу конец, – и о них и о вере, доказывая, что изложения епископов делаются с целью ниспровергнуть веру. (Сократ. Ц. Ист. стр. 185); то цари с общего согласия положили епископам обеих частей империи к известному дню собраться в Иллирийский город Сардику.

Восточные (в числе 76) епископы сперва съехались в Филиппипополе Фракийском и написали западным, которые уже собрались в Сардике, чтобы Афанасия с прочими, как уже низложенных, они отлучили от заседания и общения, а иначе, говорили они, мы не сойдемся.... На это западные писали в ответ, что они никогда не отделялись от общения с ними и теперь не отделятся -особенно после того, как Римский епископ исследовал все, на них взносимое, и не нашел их виновными. Так как эти взаимные объяснения не имели никакого успеха, а назначенный день, в который надлежало рассуждать о том, для чего собрались епископы, уже прошел; то наконец одна сторона их написала другой такие послания, которые произвели между ними вражду сильнее прежней. Посему каждая из них, собравшись отдельно, составила противные другой определения. Именно, восточные, подтверждая прежние свои приговоры касательно Афанасия, Павла, Маркелла и Асклепы, низложили также Римского епископа Юлия, как прежде всех вступившего с ними в общение, – исповедника Осию, частью по той же причине, а частью и за дружеские отношения его к предстоятелям Антиохийской Церкви, Павлину и Евстафию (Созомен, стр. 186). С другой стороны, заседавшие (да соборе в Сардике) с Осией во первых провозгласили невинными – Афанасия, как несправедливо оклеветанного собиравшимися в Тир епископами, – Маркелла, как доказавшего, что его образ мыслей был оклеветан, – Асклепу, как получившего епископство по определению Евсевия Панфилова и многих других судей и доказавшего справедливость этого судебным порядком, – Лукия, как епископа, которого обвинители обратились в бегство, – и в каждую из этих церквей написали, чтобы сих именно мужей они признавали своими епископами и ожидали, а Григория Александрийского, Василия Анкирского и Квинтиана Газского не называли епископами, не имели с ними никакого общения и даже не считали их христианами. Потом низвели с епископской кафедры Феодора Фракийского, Наркиса Иринопольского и др... всех их лишили священства и общения как таких людей; которые отделяют Сына от существа Отчего, принимают тех, которые, за привязанность в арианской ереси, давно низложены, возводят их на высшие степени Божественного служения. По этим причинам отлучив их и определив считать чуждыми католической церкви, они написали ко всем епископам, чтобы последние подтвердили их определения и согласовались с ними в вере, для чего и сами написали тогда иное изложение веры, пространнее никейского, впрочем заключавшее в себе тот же смысл и немного отличавшееся от него только в выражениях. Именно, Осия и Протоген (епископ Сардикийский), которые в то время между западными епископами, собравшимся в Сардике, были главные, опасаясь, чтобы некоторые не подумали, будто они искажают определения никейские, писали Юлию (Римск. епископу) и свидетельствовали, что эти определения признают они несомненными, но для большой ясности распространяют те же мысли, чтобы единомышленники Ария, злоупотребляя краткостью изложения, не могли увлекать неопытных к принятию этих мыслей в нелепом смысле. Поступив так, те и другие закрыли собрание, – и каждый епископ отправился в свою епархию (Ц. Ист. Созомена, стр. 187–9). Недолго Осия спокойно прожил в Кордове; разнесся слух о новом гонении на великого Афанасия, и знаменитый пастырь Кордубской церкви решился и словом и писанием защищать исповедника православной веры от разных гнусных клевет.

Папа Ливерий, так же как и Осия, преданный св. Афанасию, в письмах в Кордубскому епископу выразил свою печаль об изменении его легатов постановлениями Никейского собора на соборе в Арле (354 г.), Положение церкви становилось более и более критическим. Ревностные защитники православия, по интригам ариан, были низложены с своих кафедр. Сам Римский епископ Ливерий, долго защищавший православие наконец уловлен был вероломными интригами. Еретики все усилия употребляли, чтобы склонить на свою сторону столп православия, великого Осию. Ариане склонили императора Констанция, преданного их ереси, вызвать в Милан Осию и обольщениями или угрозами заставить его отказаться от Никейского символа. Но напрасно. Достопочтенный старец смелой защитой православного учения произвел на Императора такое сильное впечатление, что он на этот раз Кордубскому епископу дозволил спокойно возвратиться в Кордову; предводители арианской партии, недовольные таким неудачным оборотом дела, не прекратили своих интриг против Кордубского епископа и убедили слабого Констанция написать к Осии письмо с великими угрозами, если он (Осия) будет упорствовать в своих мнениях (principes). Но угрозы царя не устрашили Осию; он смело и твердо исповедовал пред всеми свою приверженность в вере православной и не убоялся в своем послании высказать правдивое слово грозному императору. Это письмо возбудило у Ариан еще большую часть ненависти к Осии и они советовали Констанцию, чтобы он насилием и пытками склонил Кордубского епископа к единомыслию с ними. Почти столетний епископ снова был вызван к Императору. За твердость веры и за сопротивление всем обольщениям и угрозам Ариан великий Осия сослан был в ссылку в г. Сирмиум, в Паннонию. Здесь безукоризненный старец в минуту слабости помрачил славу великого исповедника православия. Жестокое обращение с ним, тяжесть ссылки, преследования его родственников ослабили героя веры и сокрушили его душевные силы. Постоянные оскорбления от врагов, пытки, испытываемые днем и ночью к удаление от друзей заставили Осию, более полвека мужественно подвизавшегося за чистоту веры, войти в соглашение и общение с предводителями арианской партии Валентом и Урзацием. Епископ Кордубский подписал исповедование веры, составленное на Сирмийском соборе (347). В этом символе арианские заблуждения искусно были прикрыты обоюдными выражениями. По сказанию цер. историков (Сократа, Созомена), Осия против воли был вызван и присутствовал на Сирмийском соборе. «Незадолго пред тем (т. е. пред временем Сирмийского собора) говорит Сократ, по проискам Ариан, Осия был сослан в ссылку; но потом царь, желая, чтобы Осия волею или не волею согласился с бывшими в Сирмии епископами, – ибо это представлялось важнейшим свидетельством их веры, – принял убеждения присутствующих и вызвал его на собор. Посему-то я и сказал (прежде), что этот епископ был на нем против воли, по принуждению. Сначала он (Осия) не хотел согласиться, но когда подвергли старца побоям и пыткам, – по необходимости согласился и подписал изданные тогда исповедания» (Ц. Исх. стр. 197). Соглашаясь с Сульпицием Севером (Hist, ессl, 1. с.), что рассудок престарелого старца ослабел, нужно сознаться, что падение человека возбуждавшего всеобщее уважение и удивлявшего всех своими высокими добродетелями было печальным событием для всей церкви.

Печальный и душевно расстроенный Осия с собора возвратился на свою кафедру. Чувство стыда, покрывшее его славное имя, разрушительно подействовало на его здоровье. Чувствуя приближение смерти, престарелый исповедник Христа, при мысли о грозном суде Божием, торжественно осудил ересь Ария, с чистосердечным раскаянием и надеждою на Спасителя, предал Богу свою душу (в 358 г.).

Так Осия окончил свою жизнь, окруженную таким блеском. Печальный конец ее сделался разительным примером человеческой слабости. Память. св. Осии, епископа Кордубского в нашей церкви совершается 27 августа.


Источник: Неофициальная часть тамбовских епархиальных ведомостей, №15 1 августа 1873 года, №16 15 августа 1873 года

Возврат к списку