170100, Тверь, ул.Советская, д.10
Тел: (4822) 34-37-38
Для корреспонденции: info@tvereparhia.ru  
Информационный отдел: tvereparhia@list.ru
Вернуться на старый сайтПодать записку

Преображение Господа нашего Иисуса Христа, 6/19 августа

Преображение Господа нашего Иисуса Христа, 6/19 августа

Тропарь, глас 7

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху; да возсияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Обетование Господа о созерцании славы Царства Божия, исполнившееся впоследствии над всеми апостолами, видевшими чудное распространение Евангелия по всей земле, до пределов вселенной (см.: Мк. 9, 1; ср.: Деян. 6, 7; Рим. 10, 18), ближайшим образом совершилось над тремя довереннейшими учениками Его. По согласному толкованию святых отцов, Петр, Иаков и Иоанн были те мужи, о которых Господь сказал, что они не имут вкусити смерти, дондеже видят Сына Человеческаго, грядуща во Царствии Своем, и царствие Божие, пришедшее в силе[1]. Чрез несколько дней после беседы с учениками и народом о кресте и самоотвержении[2] Господь взял Петра, Иакова и Иоанна и возвел их на гору высокую. Почему же Господь взял на гору преображения именно этих апостолов, святой Иоанн Дамаскин объясняет следующим образом: «Он взял Петра для того, чтобы показать, что свидетельство Его, неложно Им данное, подтверждается свидетельством Отца, и дабы уверить его в Своих словах, что Отец Небесный открыл ему это свидетельство (см.: Мф. 16, 17); Он взял Иакова, как имевшего прежде всех апостолов умереть за Христа, испить чашу Его и креститься за Него крещением (см.: Деян. 12, 2); наконец, взял Иоанна, как девственника и чистейший орган Богословия, дабы он, узрев вечную славу Сына Божия, возгремел эти слова: В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (Ин. 1, 1)»[3]. На горе преображения – Петр, еще не вмещавший мысли о страданиях и смерти своего Учителя и Господа (см.: Мф. 16, 22), мог зреть истинную славу Его, которая навсегда останется неприкосновенною для всех враждебных усилий, – Иаков и Иоанн, ожидавшие скорого открытия земного царства Мессии и домогавшиеся первых мест в этом царстве (см.: Мк. 10, 37), могли созерцать истинное величие Христа?Спасителя, превосходящее всякое земное могущество. Три ученика были, по закону (см.: Втор. 19, 15), достаточными свидетелями откровения славы Божией, и, по выражению святого Прокла, «по духу представляли в лице своем и всех прочих»[4]. Довереннейшим ученикам Своим, уже видевшим славное воскресение дочери Иаира (см.: Мк. 5, 37; Лк. 8, 51), и будущим свидетелям молитвенного подвига в саду Гефсиманском (см.: Мк. 14, 33), Господь восхотел показать славу Божества Своего и этим созерцанием укрепить веру их, а чрез них и веру всех апостолов, и возвести ее до высоты, подобающей будущим проповедникам Евангелия. Созерцание

Божественного Учителя в небесной славе научало апостолов не только тому, что слава Его не от мира сего (Ин. 18, 36), но также и тому, что и в самых страданиях и смерти Он пребудет Единородным Сыном Божиим (см.: Ин. 3, 16), Единочестным и Единославным Отцу и Святому Духу. Господь явил апостолам славу преображения, «да егда узрят распинаема, – по выражению церковной песни, – страдание уразумеют вольное»[5], или, как еще яснее говорит святой Ефрем Сирин, явил им «царство Свое прежде Своих страданий, силу Свою прежде смерти Своей, славу Свою прежде поругания Своего и честь Свою прежде бесчестия Своего, чтобы когда будет взят и распят иудеями, они знали, что распят не по немощи, но по благоизволению Своему добровольно во спасение миру»[6]. Кроме сего, слава преображения, по изъяснению церковных песней, служила предызображением светлого и славного воскресения Господа[7], а по толкованию святого Прокла, предуказанием той славы, в какой придет некогда Господь, Судия живых и мертвых, и того преображенного состояния, в каком мы явимся по конце мира: Господь преобразился, говорит святой отец, «дабы нам показать будущее преображение естества нашего и будущее Второе Свое пришествие на облаках во славе с Ангелами, ибо Он одевается светом, как ризою, будучи Судия живых и мертвых»[8].

В повествовании святых евангелистов Матфея (Мф. 17, 1) и Марка (Мк. 9, 2) гора преображения не поименована и названа горою высокою, но, по древнейшему преданию Православной Церкви, это была гора Фавор. Святой Кирилл Иерусалимский, говоривший огласительные поучения жителям Иерусалима, замечает, что Моисей и Илья «были с преобразившимся Господом на горе Фаворе»[9]. Также и в канонах, составленных святым Космою Маюмским и святым Иоанном Дамаскином на праздник Преображения, повсюду, на основании того же древнейшего предания, горою преображения представляется Фавор[10]. Возводя трех учеников Своих на гору высокую, Господь внушал им, что «нужно сначала, – по выражению святого отца, – земное оставить на земле», чтобы «созерцать то, что выше созерцания»[11]. На вершине горы, вдали от толпы народа и житейской молвы, вдали от соглядатаев и совопросников, приходивших из разных мест Палестины и следивших за каждым словом и действием Божественного Учителя (см.: Лк. 5, 17), Иисус Христос желал найти то уединение, которого искала душа Его, чтобы предаться молитвенной беседе с Небесным Отцом (см.: Лк. 5, 16; 9, 18; Ин. 6, 3, 15). Святой евангелист Лука замечает, что Господь восходил на гору преображения помолиться и что самое преображение совершилось тогда, когда Он молился (см.: Лк. 9, 28–29). «Размышляющему, – говорит учитель отечественной Церкви, – не покажется невероятною та догадка, что предметом сей молитвы Спасителя долженствовало быть приготовление Себя и учеников к приближающемуся Своему страданию и крестной смерти, о чем Он незадолго пред сим открылся ученикам (см.: Лк. 9, 22) и о чем в самое время преображения беседовали с Ним Моисей и Илья (ст. 30)»[12]. Самый образ молитвы Богочеловека, по толкованию святых отцов, должно понимать соответственно непостижимому соединению в Нем в одно Лицо двух естеств – Божеского и человеческого. «Святой ум Его однажды и навсегда ипостасно соединенный с Богом?Словом, не имел нужды ни в возвышении к Богу, ни в испрашивании чего?либо у Бога, но Он молился потому, что усвоил Себе наше лицо, изображал в Самом Себе свойственное нам, был для нас примером, чтобы научить нас просить у Бога и к Нему устремляться, и святым умом Своим проложил для нас путь восхождения к Богу»[13].

Между тем как Господь молился в уединении и тишине на горе, святые апостолы, от утомления и усталости немоществуя плотию, погрузились в глубокий сон. Они пробудились от действия чрезвычайного света и увидали славу Господа: во время молитвы Он преобразился весь; вид лица Его изменился, и оно просияло, как солнце; одежды Его сделались белыми, как снег, весьма белыми, как на земле белильщик не может выбелить, – блистающими, как свет. По изъяснению блаженного Феофилакта, это не было «существенное изменение вида Христова, но озарение Его неизреченным светом»[14]. Господь показал «сокровенную под плотию молнию существа Своего и Божественного благолепия»[15], так что «из плоти исходили лучи Божества»[16], виден был «огнь невещественный, не опаляющий тела»[17], и «Христос возсиял в Отеческой славе, как присносущное сияние»[18]. «Хотя, – рассуждает святой Иоанн Дамаскин, – святое тело никогда не было чуждо Божественной славы, а напротив, с самой первой минуты ипостасного соединения совершенно обогатилось славою невидимого Божества, так что одна и та же слава и Слова и плоти, однако же слава сия, будучи сокрыта в видимом теле, не могла быть видена теми, которые связаны узами плоти и, конечно, не могут вмещать того, чего не видят и Ангелы; посему, когда Христос преображается, то не тем становится, чем не был, но, отверзая очи Своих учеников и из слепых делая их зрячими, является им тем самым, чем был, – вот и значение слов преобразися пред ними. Оставаясь Сам по Себе тем же, чем был прежде, Он теперь является ученикам Своим еще чем?то другим, сверх того, чем они видели Его прежде»[19]. Впрочем, хотя святые апостолы и видели на горе преображения славу Божества Иисуса Христа, но, по изъяснению церковных песней, лишь в той мере, как «могли»[20] и как «вмещали»[21], ибо «не тотчас ли были бы они сожжены, если бы Он явил всю Свою славу»[22]? Господь показал им Свою славу «не всесовершенно, но яко можаху вмещати телесными очима, извествуя тыя, вкупе и щадя, да не како со зраком и еже жити погубят»[23].

Пред преобразившимся Господом предстали два величайших мужа Ветхого Завета – Моисей и Илья, – «один, – по выражению святого Иоанна Златоустого, – умерший и другой, еще не испытавший смерти», предстали для того, чтобы показать, что Христос «имеет власть над жизнию и смертию и владычествует над небом и землею»[24]. Явлением своим на горе преображения они свидетельствовали также, что преобразившийся Владыка живых и мертвых есть Бог, Творец и Исполнитель закона и пророков[25]. «Радостию исполнялись пророки и апостолы, вошедшие на гору, – замечает святой Ефрем Сирин, – радовались пророки, ибо узрели здесь Его человечество, которого прежде не видели; радовались и апостолы, ибо узрели здесь славу Его Божества, которого прежде не разумели. Они предстояли пред Господом как служители и смотрели друг на друга, – пророки на апостолов и апостолы на пророков. Там взаимно простирали на себя взоры первостоятели Ветхого и Нового Заветов. Таким образом, гора представляла собою Церковь, потому что Иисус соединил на ней два Завета, принятые Церковию, и показал, что Он есть Податель обоих»[26]. Среди света и славы Моисей и Илья, «принося Господу благодарение, что Он пришествием Своим исполнил их предсказания и вместе с ними всех других пророков»[27], беседовали с Ним об исходе, который предстоял Ему в Иерусалиме, – страданиях и смерти. Так уже среди славы преображения на Фаворе воссиявала слава Креста Господня на Голгофе, – слава, на которую Господь ясно указывал ученикам Своим в прощальной беседе (см.: Ин. 13, 31).

Святые апостолы в страхе и ужасе созерцали необычайное зрелище, узнав двух величайших мужей Ветхого Завета, «кажется, – замечает блаженный Феофилакт, – из того, что они говорили»[28]. Светозарное видение было так радостно, что Петр, когда пророки отходили, в порыве восторга, не зная, что сказать, воскликнул: Господи, добро есть нам зде быти; аще хощеши, сотворим зде три сени, – Тебе едину, и Моисеови едину, и едину Илии. «Он все еще смотрит на Иисуса как на человека и ставит Его наряду с Моисеем и Илиею»[29]. Он, по словам святого Иоанна Златоустого, «хочет, чтобы Иисус здесь остался навсегда, потому и напоминает о кущах: если, думал он, станется это, то мы не пойдем в Иерусалим, а если не пойдем, то и Христос не умрет, ибо там, говорил Иисус, нападут на Него книжники»[30].

Не успел еще Петр окончить своих слов, явилось светлое облако и осенило присутствующих.

Вот куща, достойная Богочеловека! Вот «скиния, без труда устроенная, – скиния умеряющая зной и не имеющая темноты, скиния светлая и освещающая»[31]! Апостолы еще более устрашились, когда вошли в облако и из облака исшел глас Отца Небесного: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих, Того послушайте. «Сей сущий и кажущийся человек, недавно ставший человеком, смиренно обращающийся между вами, Которого лицо ныне просияло, сей есть Сын Мой возлюбленный, предвечный, Единый из Единого, Единородный, довременно и вечно происшедший от Меня родившего, из Меня и во Мне и со Мною всегда сый, а не после получивший бытие»[32]. «В Нем Мое благоволение, ибо по благоволению Отца воплотился Единородный Сын Его и Слово; благоволение Отца в Единородном Сыне соделало спасение всему миру; благоволение Отца в Единородном Сыне соединило всяческая»[33]. Слышан был этот глас и при крещении Господа во Иордане (см.: Мф. 3,17), но – скажем словами учителя отечественной Церкви – «то была проповедь к первому проповеднику Нового Завета Иоанну Крестителю, и едва ли не один он в то время достаточно ее выразумел; теперь же догмат о Единородном Сыне Божием вновь проповедан с неба трем первейшим апостолам, уготовляемым во вселенские проповедники веры»[34], а посему Иорданский глас дополнен словами, имеющими ближайшее отношение к ним: Того послушайте. «Сим гласом, – по изъяснению святого Ефрема Сирина, – Отец вразумлял их, что домостроительство Моисея кончилось и что они должны уже слушать Сына, ибо Моисей, как раб, говорил то, что было ему заповедано, и проповедовал то, что было ему сказано, равно как и все пророки, доколе не пришел Тот, Кто был обещан, то есть Иисус, Который есть Сын, а не приближенный слуга, Господь, а не раб, Владыка, а не подчиненный, Законодатель, а не подзаконный»[35]. «Покоряйтеся учению воплощенного Сына Божия, хотя бы оно и казалось прекословным для вашего естественного мудрования, хотя бы оно вас оглашало страданием и крестом среди вашего стремления к блаженству и славе»[36]. Апостолы, услышав глас Отца Небесного, в трепетном ужасе пали на лица свои, но Иисус Христос, подойдя к ним, коснулся их и сказал: Востаните и не бойтеся. Тотчас подняв глаза и посмотрев вокруг, они никого более не видели, кроме одного Господа Иисуса Христа, так что не оставалось никакого сомнения, что Божественный глас относился именно к Нему[37].

Когда Петр, Иаков и Иоанн сходили с горы, Иисус Христос запретил им рассказывать о том, что видели, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых: Никомуже поведите видения, дондеже Сын Человеческий из мертвых воскреснет. По замечанию святого Иоанна Златоустого, «чем более стали бы говорить о Нем чудесного, тем труднее для многих было бы тогда верить этому и соблазн о кресте еще более увеличивался бы»[38].

Притом Господь «знал, – говорит святой Иоанн Дамаскин, – что ученики еще несовершенны, ибо они еще не имели полного причастия Духа, и сделал сие, как я думаю, для того, чтобы (вестию о страданиях и кресте) не исполнить печалью сердца их и чтобы злоба зависти (о славе Господа) не привела в ярость предателя»[39]. Слыша заповедь Господа никому не рассказывать о том, что видели, доколе Он не воскреснет из мертвых, апостолы удержали это слово, но спрашивали друг друга: Что есть, еже из мертвых воскреснути? Они объяснили воскресение из мертвых в смысле славного открытия царства Мессии, а посему предложили Господу вопрос: Что убо книжницы глаголют, яко Илии подобает приити прежде? Исправляя мысль учеников и приготовляя их не к славе царства Своего, а к сокрытию ее в глубочайшем самоуничижении, Иисус Христос отвечал им: Илия приидет прежде и устроит вся, и како есть писано о Сыне Человечестем, да много постраждет и уничижен будет; глаголю же вам, яко Илия уже прииде, и не познаша его, но сотвориша о нем, елика восхотеша и якоже есть писано о нем: так и Сын Человеческий имать пострадати от них. Ученики поняли, что Он говорил об Иоанне Крестителе. По заповеди Господа святые апостолы умолчали и никому не говорили в те дни о том, что видели, но впоследствии, когда заповеданный Господом срок молчания о славном событии окончился, Петр указывал на преображение как на яснейшее доказательство Божественной силы и славы Спасителя (см.: 2 Пет. 1, 16–18). В воспоминание славного Фаворского события Святою Церковию совершается праздник, принадлежащий к числу двунадесятых. Начало сего праздника относится к древним временам, как видно из поучений святых отцов IV и V веков, – святого Ефрема Сирина (| 379 г.), святого Прокла, архиепископа Константинопольского (| 446 г.). Богослужебные памятники Востока VIII века свидетельствуют о всеобщем праздновании Преображения Господня. Кроме сего, святой Иоанн Дамаскин (| 754 г.) оставил нам слово на Преображение Господне. Паремии праздника повествуют о свидетелях Преображения Господня и о явлении им в Ветхом Завете славы Божией, а именно: первая (Исх. 24, 12–18) представляет Моисея на горе Синайской, вторая (33, 11–23; 34, 4–8) говорит о явлении ему славы Божией и третия (3 Цар. 19, 3–9; 11–13; 15, 16) – о явлении славы Божией пророку Илие. Утреннее Евангелие (Лк. 9, 28–36) изображает историю священного события словами святого евангелиста Луки, а на Литургии (Мф. 17, 1–9) – словами святого евангелиста Матфея; чтение из Послания святого апостола Петра (2 Пет. 1, 10–19) указывает в Фаворском явлении славы Господа яснейшее доказательство Божественного величия Его. Стихиры праздника составлены Космою, а каноны – тем же Космою и Иоанном Дамаскином.

К особенностям праздника Преображения Господня относится древнейший обычай приносить в храм «в надлежащее время»[40] плоды нового урожая для благословения – «во благодарение Подаятелю плодов, коими, по определению Божию, тела наши возращаются и питаются»[41].

Праздник Преображения продолжается 9 дней с 5 до 13 августа.



[1] См.: Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Матфея Евангелиста, 57; прп. Ефрем Сирин. Слово на Преображение Господа и Бога Спасителя нашего Иисуса Христа; прп. Иоанн Дамаскин. Слово на преславное Преображение Господа нашего Иисуса Христа; свт. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея, гл. 16.

[2] У святых евангелистов неодинаково означено время, протекшее после беседы Иисуса Христа до преображения: у Матфея (17, 1) и Марка (9, 2) 6 дней, а у Луки (9, 28) – 8. «Но здесь, – замечает свт. Иоанн Златоуст, – нет противоречия, ибо Лука разумел и тот день, в который говорил Иисус, и тот, в который возвел Он учеников Своих на гору, а Матфей и Марк считают только те дни, которые протекли между сими днями» (Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа 56, 1).

[3] Прп. Иоанн Дамаскин. Слово на преславное Преображение Господа нашего Иисуса Христа.

[4] Свт. Прокл Константинопольский. Слово на Преображение Господне.

[5] Кондак праздника Преображения Господня.

[6] Прп. Ефрем Сирин. Слово на Преображение Господа и Бога Спасителя нашего Иисуса Христа.

[7] Стихиры, поемые в день праздника Преображения Господня 6 августа: вторая стихира на «Господи, воззвах», стиховная стихира на «Слава».

[8] Свт. Прокл Константинопольский. Слово на Преображение Господне.

[9] Свт. Кирилл Иерусалимский. Поучения огласительные и тайноводственные. Поучение огласительное 12, 16.

[10] Канон св. Космы Маюмского (первый канон празднику, поемый на утрене в день Преображения): третий тропарь 1?й песни, второй тропарь 3?й песни, второй тропарь 4?й песни, первый, второй и третий тропари 6?й песни, первый и третий тропари 7?й песни и т. д.). Канон прп. Иоанна Дамаскина (второй праздничный канон): третий тропарь 1?й песни, тропари второй и третий 3?й песни, второй тропарь 4?й песни, первый и третий тропари 5?й песни и т. д.

[11] Прп. Иоанн Дамаскин. Слово на преславное Преображение Господа нашего Иисуса Христа.

[12] Свт. Филарет Московский. Слово на Преображение Господне (1820 г.).

[13] Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. Кн. 3, гл. 24.

[14] Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Марка. Гл. 9.

[15] Второй седален по полиелее, поемый в день праздника Преображения Господня.

[16] Второй канон Преображению (ирмос 4?й песни).

[17] Там же, третий тропарь 4?й песни.

[18] Первый канон праздника (четвертый тропарь 5?й песни).

[19] Прп. Иоанн Дамаскин. Слово на преславное Преображение Господа нашего Иисуса Христа.

[20] Тропарь праздника Преображения.

[21] Кондак праздника.

[22] Прп. Иоанн Дамаскин. Слово на Преображение.

[23] Стихиры праздника Преображения: третья стихира на литии и вторая хвалитная стихира; второй канон праздника (первый тропарь 5?й песни).

[24] Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Матфея Евангелиста. Беседа 56, 2.

[25] Стихиры, поемые на праздник Преображения: стихиры на литии (третья стихира), стихиры на хвалитех (вторая стихира); второй канон праздника (первый тропарь 5?й песни).

[26] Прп. Ефрем Сирин. Слово на Преображение Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

[27] Там же.

[28] Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея. Гл. 17.

[29] Прп. Ефрем Сирин. Слово на Преображение Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

[30] Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Матфея Евангелиста. Гл. 56, 2.

[31] Прп. Ефрем Сирин. Слово на Преображение Господа.

[32] Прп. Иоанн Дамаскин. Слово на преславное Преображение Господа нашего Иисуса Христа.

[33] Там же.

[34] Свт. Филарет Московский. Слово в день Преображения Господня (1845 г.).

[35] Прп. Ефрем Сирин. Слово на Преображение Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

[36] Свт. Филарет Московский. Слово в день Преображения Господня (1845 г.).

[37] См.: Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея. Гл. 17.

[38] Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Матфея Евангелиста. Беседа 56, 4.

[39] Прп. Иоанн Дамаскин. Слово на преславное Преображение Господа нашего Иисуса Христа.

[40] Правила святых апостолов. Правило 3?е.

[41] Правила Шестого Вселенского собора. Правило 27?е.


Возврат к списку