По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Что случилось бы с Русью, если бы Михаил Тверской не погиб в Орде

5 декабря в Твери традиционно отмечают День памяти святого благоверного князя Михаила Тверского.

Наряду с Днем герба и флага Тверской области сегодня это – один из главных региональных праздников. На этих двух праздниках и нужно формировать несуществующий, увы, пока тверской патриотизм. Часто в обывательских разговорах звучит мысль, что в Твери ничего хорошего нет, нам нечем гордиться. Откуда такое самоуничижение? Сначала российская, а потом советская пропаганда тщательно постарались забыть вклад Твери и Михаила Тверского в становление государственности на Руси. Но даже сейчас, когда историческая справедливость восстановлена хотя бы в пределах одного нашего региона, для большинства тверитян Михаил Ярославич до сих пор не является символом Тверской земли. Почему? Да потому, что тверитяне до сих пор плохо знают свою историю. Потому что историю до широких масс нужно доносить популярно. С этим у нас пока проблемы.

«Тверские ведомости» решили внести свой вклад в дело популяризации Михаила Тверского. В канун Дня памяти святого князя мы взяли на себя смелость порассуждать, что бы произошло, если бы трагедия, разыгравшаяся в ставке Узбека в ноябре 1318 года, не завершилась кровавым финалом? Если бы, как уверял Кавгадый, хан действительно «по обычаю» сначала унизил тверского князя, а потом вновь возвысил? Если бы интриги Юрия Московского и его окружения не достигли цели? Ведь никаких необходимых условий для возвышения именно Москвы и падения Твери не было.

Михаил Тверской, как солидарны все историки и любители истории, – фигура выдающаяся. Как бы ни оценивать его государственные поступки, личного мужества и верности рыцарскому идеалу у тверского князя было поболее, чем у его политических противников. Может быть, потому и вызывает такой интерес его личность, даже спустя семь столетий? Мы попросили высказаться известных тверских и московских историков: итак, а что, если бы?..
 
В Европу?

Елена Конявская, профессор, доктор филологических наук, главный редактор научного журнала «Древняя Русь. Вопросы медиевистики»:

– Если бы тверские князья не были физически устранены интригами московских, «Куликовская битва» (условное обозначение решающей битвы, в данном случае) произошла бы гораздо раньше и Русь продвинулась бы по цивилизованному пути гораздо более ускоренными темпами.
Этот путь был бы очевидно европейским.

Сергей Кузин, сотрудник Центра церковной истории и православной культуры имени В.В. Болотова:

– Думаю, что Русь стала бы более европейской. Михаил Ярославич вел политику на сближение с Литвой. Тверской епископ Андрей был сыном литовского князя Герденя, и он мог, конечно, оказывать влияние на Михаила Ярославича в выборе союзника. Не случайно, конечно, и сын Михаила Ярославича Дмитрий Михайлович женился на дочери великого князя Литовского Гедимина. И если бы Михаил Ярославич продолжал оставаться великим князем, то, имея такого сильного союзника, как Литва, освободил бы Русь от татар намного раньше. Все опасения, что в этом случае на Русь пришел бы католицизм, я думаю, необоснованны. Если бы связи с Литвой продолжались, гораздо вероятнее, что Литва стала бы православной (ведь в XIV веке литовские князья склонялись к этому выбору). Увы, историю вспять не повернуть… Интересно, что отголоски того исторического решения Руси – быть с Западом или с Востоком – прошли через много веков. Постоянные войны Московского и Литовского княжеств в XIV–XVII веках привели к тому, что и доныне отношения наши с западными соседями остаются натянутыми.

Владимир Лавренов, директор филиала РГГУ в Твери, кандидат исторических наук:

– Скорее всего, было бы то же самое, только с другим центром на берегах Волги, Тверцы и Тьмаки. Однако всегда хочется помечтать и представить иную картину… И вот в этом случае, я думаю, у нас была бы другая история и другая страна. Логика развития средневековой Твери показывает нам нереализованные возможности. Наверное, на территории современной России было бы несколько государств. Может быть, самым крупным была бы Литовско¬Тверская Русь, совсем не похожая и по устройству, и по правовой культуре на Русь Московскую. Наверное, у нас не было бы тирании Ивана Грозного, а значит, и событий Смутного времени. У нас не было бы империи и крепостного права. Уж точно у нас не было бы советской власти. И это было бы все, если бы князь Михаил остался жив. Но стал бы он святым?
 
Если бы действовал закон, а не Орда…

Галина Гадалова, главный библиотекарь научной библиотеки ТвГУ:

– Если бы Михаил Тверской остался в живых, Тверь была бы столицей России. Ведь фактически все было подготовлено к началу объединения Руси при жизни Михаила Ярославича. Вспомним, что уже в 1293¬м, в год нашествия татарской рати Дюденя, русичи пришли искать защиту в Твери. В начале XIV века Тверское княжество было сильнейшим среди русских княжеств. Все это было бы, если бы действовал закон, а не Орда, поскольку тверские князья Михаил, Дмитрий, Александр – последние законные князья Рюриковичи. Можно вспомнить слова Ключевского: «На стороне тверских князей были право старшинства и личные доблести, средства юридические и нравственные; на стороне московских были деньги и уменье пользоваться обстоятельствами». Моя мечта – чтобы в Москве, на главной, Тверской, улице столицы, идущей от Кремля, поставили памятник великим князьям всея Руси: Михаилу Ярославичу, Дмитрию и Александру Михайловичам. Это было бы справедливым актом покаяния.

Вячеслав Воробьёв, доктор культурологии, кандидат исторических наук, профессор Тверского филиала Государственной академии славянской культуры:

– Я думаю, что продолжалась бы московско¬тверская междоусобица. Чем бы она закончилась, сказать трудно, но в силу того, что московские князья были более дипломатичными, более осмотрительными, лучше ладили с Ордой, то, наверное, рано или поздно Москва одержала бы победу. А без Орды нельзя представить тогдашнюю политическую ситуацию. К тому же в 1318 году сталкивались не силы добра и зла, а личные амбиции Юрия Даниловича и Михаила Ярославича. В конечном счете, речь у обоих шла об  интересах своих княжеств, они оба были типичными средневековыми правителями – не то что один однозначно хороший, а другой однозначно плохой. Я считаю, что Михаил Ярославич не был ни великим полководцем, ни великим государственным деятелем, и поэтому он проиграл. При этом я не ставлю под сомнение его мученичество, я говорю только о его светской деятельности. Канонизирован Михаил Тверской заслуженно, он настоящий русский православный святой.
 
Оставьте фантазии писателям

Алексей Ушаков, издатель, дизайнер, член Союза дизайнеров России:

– Я не из тех, кто фантазирует на такие темы. Ограниченность исторических источников, неоднозначность их интерпретаций не позволяют сделать четкий прогноз. Пожалуй, воздержусь от ответа.

Алексей Салимов, историк архитектуры, археолог, кандидат искусствоведения, доцент Тверского филиала

Государственной академии славянской культуры:

– Как историк, я считаю, что в истории сослагательного наклонения не может быть. Поэтому отказываюсь отвечать.

Пётр Малыгин, историк, археолог, кандидат исторических наук:

– Я, как профессиональный историк, считаю, что вопрос поставлен абсолютно некорректно – история не терпит сослагательного наклонения. Спрашивать надо у тех, кто пишет на эту тему исторические романы. На меня иногда наговаривают, что я лично не люблю Михаила Ярославича. Но, как историк, я не могу выносить суждение, что кого¬то люблю или не люблю. Он – сын своего времени. А сыны своего времени могли быть и святыми, и разрушителями (как, например, он разрушил и разграбил Торжок в 1316 году). Это была совершенно неоднозначная фигура.
 
Знать надо со школы!

Одинаковых мнений по поводу перспектив тверской истории в случае благоприятного исхода суда над князем Михаилом мы не встретим. Да и неудивительно. Можно ведь и в господстве Орды видеть плюсы для формирования русской государственности (вспомните хотя бы труды Льва Гумилёва). Стоит начать поиск в прошлом «хороших» и «плохих», как тут же начинается перекличка с современностью. Так уж устроен человек – обо всем судит исходя из своего личного опыта.

Впрочем, в жизни Михаила Тверского присутствует момент, независимый от наших оценок его государственной деятельности. Это момент этический. Привыкший всю жизнь быть в опасности, одухотворяемый высоким идеалом смерти «за други своя», он не изменил себе и перед лицом гибели. Он и сам стал таким идеалом для земляков, своих современников и потомков.

А знают ли его нынешние земляки, столь часто в разговорах и в социальных сетях любящие поругать Тверь как совершенно «отстойный» город, кто такой Михаил Ярославич Тверской? Известен ли его образ, его подвиг простым горожанам?

Известен, но плохо. По сути, активная пропаганда тверского патриотизма в нашем регионе ведется всего пару лет, с того момента когда Правительство Тверской области запустило проект «Гордость земли Тверской». Сегодня о знаменитых земляках можно узнать не только из газет – о них теперь рассказывают и щиты социальной рекламы на главных улицах Твери. Дело хорошее, и оно обязательно даст результат. Но в один миг сознание людей не изменишь, нужно время.

Татьяна Гвоздарёва, главный специалист Тверского областного института усовершенствования учителей:

– Сейчас в школах по государственному стандарту ведется предмет основы религиозных культур и светской этики. Ведется он в четвертом классе, и ведут его учителя начальной школы. Я могу сказать по опыту работы с ними, что, конечно, всё индивидуально. Есть очень заинтересованные специалисты, хорошо знающие тему тверских святых. Но многие, когда начинаешь их спрашивать, не могут назвать даже имя супруги Михаила Тверского, удивляются, узнав, что это Анна Кашинская. Думаю, должно быть целенаправленное просвещение, чтобы и взрослые,  и школьники знали свою историю. Возможно, необходим какой¬то краеведческий модуль для учителей, посвященный теме местных святынь и святых.

Интересно, случись все иначе, в провинциальном областном центре Москве, на главном проспекте, ведущем в столицу, стоял бы памятник какому¬нибудь Юрию Долгорукому? И, идя на работу, задумывались бы жители этого провинциального города Москвы, что это за персонаж и зачем он здесь стоит?

А может быть, там стоял бы памятник Ивану Калите, который был бы последним местным князем, добровольно присоединившим Московское княжество к Тверскому? Наверное, такой памятник был бы любим и столичным (то есть тверским) начальством, и местным народом. Потому что и из «обычной» истории известно, что понимал Калита все правильно: сила Руси в единстве. За то бы и поставили потомки ему памятник.

…Это так, напоследок, чтобы просто улыбнуться.


Газета «Тверские ведомости», Илья Сергеев
 


Навигация

Система Orphus