По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Еп. Виссаріонъ (Нечаевъ) († 1905 г.). Костромскія поученія за 1902 годъ. Изъясненіе одного изъ пѣснопѣній праздника Богоявленія.

Вожделѣннаго явствова со всеблаженнымъ гласомъ Отецъ,
Егоже изъ чрева отрыгну: ей, глаголетъ,
Сей соестественъ Сынъ сый свѣтозаренъ произниче изъ человѣча рода,
Слово же Мое живо и Человѣкъ промышленіемъ [1].
(Ирмосъ 6-й пѣсни 2-го канона св. Іоанна Дамаскина).

Въ семъ церковномъ пѣснопѣніи, какъ и во всѣхъ пѣснопѣніяхъ праздника Богоявленія, прославляется событіе Крещенія Христова и его спасительные плоды для человѣка. Крещеніе Христово есть одно изъ дѣлъ промышленія Божія о падшемъ человѣкѣ. Оно потому спасительно для насъ, что повелѣлъ совершить его надъ Собою не простой человѣкъ, но Богочеловѣкъ, который, какъ существо безгрѣшное, не имѣлъ нужды въ очищеніи отъ грѣховъ. Крещеніе соединялось съ покаяніемъ и совершалось надъ одними грѣшниками. Христосъ въ струяхъ Іорданскихъ очищалъ не Свои грѣхи, которыхъ не имѣлъ, но грѣхи всего міра. На Голгоѳѣ Онъ очищалъ ихъ кровію, во Іорданѣ водою. Какъ на Голгоѳѣ, такъ во Іорданѣ Онъ принялъ на себя одного грѣхи всего міра, подъявъ на Себя одного осужденіе за нихъ. Въ обоихъ случаяхъ это была умилостивительная жертва, совершенно достаточная для примиренія грѣшниковъ съ разгнѣваннымъ Богомъ, для утоленія праведнаго гнѣва Его. И что Господь принялъ эту жертву, видно изъ того, что, когда Христосъ вышелъ изъ воды, раздался съ неба отъ Бога Отца гласъ: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ. Тоже самое выражаютъ и слова пѣснопѣвца: «всерадостнымъ (всеблаженнымъ) гласомъ явилъ Отецъ Возлюбленнаго, котораго родилъ изъ Своего чрева». Богъ Отецъ всегда радовался о единородномъ Сынѣ Своемь. Еще до сотворенія міра, когда не было на свѣтѣ ни одного существа, которое бы могло быть предметомъ радости и любви Божіей, таковымъ предметомъ былъ только Сынъ Бога Отца единородный и Святый Духъ. Отъ вѣчности жизнь Божества состояла въ тѣснѣйшемъ общеніи трехъ Лицъ Божескихъ, и это общеніе было неизсякаемымъ источникомъ блаженства для нихъ. Въ книгѣ Притчей самъ Сынь Бога Отца, изображаемый подъ именемъ премудрости, говоритъ о семъ блаженствѣ: Азъ бѣхъ, о Немже радовашеся Богъ Отецъ, на всякъ же день веселяхся предъ лицемъ Его (Прит. 8, 30), т. е. Я отъ вѣка былъ предметомъ Его радости, на Мнѣ отъ вѣка почивало Его благоволеніе и любовь. О семъ благоволеніи Сынъ Божій свидѣтельствуетъ и по воплощеніи Своемъ, говоря: «Онъ возлюбилъ Меня прежде сложенія міра» (Іоан. 17, 24). Когда сотворенъ былъ міръ и сдѣлался мѣстомъ обитанія людей, созданныхъ по образу и подобію Божію, предметомъ любви Божіей сдѣлались и люди вкупѣ съ ангелами, такъ что, по снисхожденію къ нимъ, несмотря на ихъ грѣхи, Онъ называлъ ихъ Своими сынами, каковыми напр. были преимущественно чтители истиннаго Бога, принадлежавшіе къ избранному народу. Онъ «ихъ родилъ и воспиталъ» (Ис. 1, 2). Но это не природные сыны Божіи, а только по милости Его усыновленные Имъ. Не таковъ есть «Сынъ возлюбленный, о Немъ же благоволитъ Богъ Отецъ»: Его Онъ родилъ (отрыгнулъ) изъ чрева Своего, или, какъ Онъ Самъ сказалъ чрезъ Псалмопѣвца: изъ чрева прежде денницы родихъ Тя (Псал. 109, 3). Прочія существа, которыхъ Богъ называетъ сынами Своими, суть твари; но Сынъ Возлюбленный есть единственный Сынъ, который имѣетъ бытіе не по сотворенію, а единственно по рожденію. Еще прежде чѣмъ сотворенъ былъ міръ, еще прежде чѣмъ явилась на звѣздномъ небѣ денница или утренняя звѣзда, Онъ уже родился отъ чрева Бога Отца, т. е. отъ существа Его, какъ Ему единоестественный или единосущный. Теперь понятно, какое значеніе имѣетъ въ дѣлѣ нашего искупленія свидѣтельство Бога Отца о крестившемся во Іорданѣ Его единородномъ Сынѣ. Такъ какъ Онъ пріялъ крещеніе не за Себя, а за падшихъ людей, то и благоволеніе Бога Отца къ Своему Сыну простирается не на Него только одного, но на всѣхъ людей. Онъ на Себя одного принялъ вину ихъ; равно по благоволенію къ Нему Божію эта вина снята съ нихъ. Слава Его безконечному милосердію!

Продолжая прославлять сіе неизреченное милосердіе, творецъ пѣснопѣнія говоритъ: «Сей соестественный Мнѣ Сынъ свѣтозарно произшелъ отъ человѣческаго рода». То-есть единосущный по природѣ Богу Отцу Сынъ содѣлался единосущнымъ людямъ, ибо произошелъ отъ человѣческаго рода, воспріявъ отъ Приснодѣвы Маріи человѣческую природу и чрезъ сіе озаривъ ее свѣтомъ Божественныя славы (свѣтозарно), хотя сокрылъ Свою славу въ воспринятой Имъ человѣческой плоти.

Слово же Мое живо и человѣкъ промышленіемъ. Сіи заключительныя слова пѣспопѣнія, влагаемыя въ уста Бога Отца, означаютъ: Сынъ Мой единородный по вочеловѣченіи остался по Божеству неизмѣнно Словомъ Моимъ присноживущимъ (живымъ), но по промышленію сталъ человѣкомъ. Сынъ Бога Отца единородный былъ отъ вѣчности Словомъ Его. Въ началѣ бѣ Слово, т.-е. Онъ отъ вѣчности также тѣсно соединенъ былъ съ Богомъ Отцемъ, какъ тѣсно слово человѣческое соединяется съ мыслію, какъ ея выраженіе. Съ самаго начала бытія человѣческаго рода до явленія въ міръ Христа Богъ Отецъ «многочастно и многообразно глаголалъ людямъ чрезъ пророковъ», т. е. открывалъ людямъ волю Свою чрезъ людей же, изрекавшихъ ее по внушенію отъ Бога, но «въ послѣдніе дни Богъ Отецъ возглаголалъ людямъ въ Сынѣ Своемъ» (Евр. 1, 1). Сынъ, будучи отъ вѣчности Словомъ Отца, явился во времени Словомъ для человѣка, ибо изрекъ людямъ все, что имъ надлежало знать о своемъ спасеніи. До сихъ поръ «Бога Отца никтоже видѣ нигдѣже, но единородный Сынъ, сый въ лонѣ Отчи, Той исповѣда Его» (Іоан. 1, 10), такъ что «видѣвый Сына въ человѣческомъ образѣ видѣ Самого Отца» (Іоан. 14, 9), ибо «Сынъ есть сіяніе славы Отчей и образъ ѵпостаси Его» (Евр. 1, 1. 3). Богъ Отецъ всегда промышлялъ о людяхъ, всегда проявлялъ Свою любовь къ нимъ, заботясь объ ихъ спасеніи. Но верхомъ Его попечительной любви къ людямъ явилось воплощеніе Сына Божія. Самъ Богъ Сынъ содѣлался человѣкомъ для того, чтобы соединить людей съ Богомъ, обновить въ нихъ образъ Божій, истлѣвшій страстьми, помраченный преобладаніемъ страстей плотоугодія и міролюбія, содѣлавшихъ существо богоподобное скотоподобнымъ.

Что воздадимъ Господеви за столь великую любовь Его къ намъ? За любовь воздадимъ любовію къ Нему. Чѣмъ же можемъ засвидѣтельствовать сію любовь къ Нему? Ничѣмъ инымъ, какъ только ревностію къ исполненію Его святыхъ заповѣдей, къ сохраненію богоподобія, утраченнаго нами и возстановленнаго Христомъ богочеловѣкомъ. Водою Іорданскою, въ которую Онъ погрузился, и водою въ таинствѣ крещенія. Онъ омылъ насъ отъ грѣховной нечистоты. Не будемъ снова осквернять себя этими нечистотами и въ случаѣ новаго оскверненія да поспѣшаемъ снова очищать себя покаяніемъ. 

Примѣчаніе: 

[1] Русскій переводъ: «Отецъ всерадостнымъ голосомъ явилъ Возлюбленнаго, Котораго родилъ изъ (Своего) чрева: истинно, говоритъ, Сей Сынъ Мой единосущный свѣтоносно произошелъ отъ человѣческаго рода, какъ живое Мое Слово и вмѣстѣ Человѣкъ по промышленію». 

Источникъ: Костромскія поученія за 1902 годъ Д. Б. Епископа Виссаріона. — М.: Университетская типографія, 1904. — С. 7-10.


Навигация

Система Orphus