По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Поместный Собор 1917 года. Решение вопроса о Высшем Церковном Управлении


Преддверие Поместного Собора.

29 апреля 1917 года Синод принял обращение к Церкви, в котором говорилось, что с 11 июня 1917 года должен начать свою работу Предсоборный совет, состоящий из десяти отделов, который должен был спешно подготовить созыв Поместного Собора. Работа его во многом была облегчена тем, что он опирался на материалы Предсоборного Присутствия. 14 июля 1917 года был принят закон о свободе совести.

Отныне предусматривались не только свобода и равенство всех вероисповеданий, но и вневероисповедное состояние. Этот закон предусматривал гражданский брак. Здесь предлагалось для тех, кто не принадлежит ни к какому религиозному сообществу, регистрировать свой брак только в государственных органах. Наконец, еще один важный аспект этого закона: преподавание Закона Божия в школе делалось необязательным, по выбору родителей. При всем том, что в основном этот закон был адекватной реакцией на сложившуюся в обществе ситуацию, он вызвал в церковных кругах преимущественно критическое к себе отношение, потому что тяжело было отказываться от вековых традиций.

25 июля на пост обер-прокурора был назначен А. Карташев, а 5 августа была отменена сама должность обер-прокурора и организовано Министерство исповеданий. Этот акт завершил двухсотлетний «синодальный» период в истории РПЦ. Все лето 1917-го года стало периодом избрания у нас епархиальных архиереев на кафедры. Временное правительство обязало церковную иерархию впредь не назначать иерархов на кафедры, а избирать их в епархиях. Нужно сказать, что тогда эта практика себя оправдала, и во многих епархиях были избраны достойные иерархи. Эпоха Временного правительства знаменовала собой выход РПЦ из «подневольно-государственного положения к свободному выборному строю».[1]

Решения Предсоборного Совета.

5 июля на основе доклада Предсоборного Совета, который разработал процедуру созыва Собора, его работу и проекты многих основных постановлений, Синод принял определение, по которому Поместный Собор должен был открыться 15 августа в Москве. Было принято и положение о созыве Собора, которое четко регламентировало процедуру избрания членов Собора. Созывая Собор, РПЦ стремилась не только восстановить принцип соборного начала нашей церковной жизни, хотелось созвать Собор с учетом многовековой практики созывов Поместных Соборов, используя опыт и Поместных Православных Церквей, где Соборы созывались, и созвать этот Собор, строго соответствуя каноническим традициям. Положение о созыве Собора предполагало следующие его состав и процедуру избрания. На Соборе должны быть представлены как представители церковной иерархии, так и представители мирян (564 члена: 265 представителей духовенства и 299 мирян). Все члены Собора делились на 3 разряда. Первый разряд - это члены Собора "по должности". То есть те, кто автоматически попадал в число членов Собора в связи с занятием той или иной церковной должности. Это не только члены Синода, но все правящие епархиальные архиереи. Далее, в это число входили все 62 члена Предсоборного совета. Основной же в количественном отношении группой членов Собора была группа членов Собора "по избранию". Прежде всего, большую часть этой группы составляли представители епархий - 330 человек. Кроме того, в эту категорию входило 10 представителей монастырского монашества. 15 представителей военного и морского духовенства. Каждая Духовная Академия направляла на Собор по 3 своих представителя. На Собор избирались представители некоторых больших викариатств, их было 11 человек. Каждый университет и Академия наук должны были также избрать своего представителя на Собор. Таким образом, на Собор должны были попасть представители и православных научных кругов из светских учебных заведений. Избирались 15 представителей Государственного Совета и Государственной Думы. И, наконец, третья группа членов Собора - члены Собора "по приглашению". На Собор могли приглашаться некоторые архиереи, находившиеся на покое, представители Восточных Патриархатов и других автокефальных Православных Церквей, некоторые викарные епископы. Все члены Собора наделялись правом решающего голоса.[2]

Структура для Поместного Собора была выработана такая, которая позволяла бы, привлекая на Собор представителей всех слоев церковного народа, предоставляя им возможность высказаться о своих чаяниях, давая им возможность влиять на принятие решений. Но особые права структура оставляла за епископами, потому что иерархия, установленная Христом, безусловно, в Церкви является началом, которое несет особую ответственность за принятие тех или иных церковных решений. Предполагалось, что повседневную работу Собора будет возглавлять два председателя: почетный председатель и просто председатель. Председатель будет руководить деятельностью соборного совета, который должен состоять из шести товарищей председателя, секретаря и двух его помощников. При этом, в соборном совете должны быть представители, как духовенства, так и мирян. Все решения Собора будут предварительно обсуждаться, разрабатываться в 22-х отделах и трех совещаниях, каждый из которых будет заниматься определенным кругом вопросов. Задача этих отделов и совещаний заключалась в том, чтобы на пленарные заседания Совета поступали какие-то обработанные, подготовленные обоснованные проекты решений, а уже на пленарном заседании должно происходить принятие этих окончательных постановлений по тем или иным проектам решений.[3]

 После того, как проект постановлений, представленный отделом, обсуждается на пленарном заседании, происходит голосование после внесения каких-то поправок, и в случае, если это решение принимается большинством голосов, вопрос снимается с обсуждения его на пленарном заседании, но не считается соборно принятым. Принятое большинством голосов решение пленарного заседания переходит на совещание епископов, которое вновь его обсуждает. После того, как голосами всех членов Собора принимается то или иное решение, оно обсуждается отдельно епископами. И только в случае принятия его уже епископами оно приобретает силу соборного постановления. Как видите, здесь очень четко сбалансировано соборное и иерархическое начало. Сами по себе епископы не могут принимать решение, но и члены Собора тоже. Епископы участвуют, естественно, в заседании пленарных заседаний, но потом уже отдельно обсуждают это решение сами. Собор не мог игнорировать особое мнение епископов. Более того, если после двукратного обсуждения епископским совещанием то или иное соборно принятое на пленарном заседании решение отвергалось тремя четвертями епископов, оно вообще снималось с повестки дня.[4]

Открытие Собора.

Открытие Собора имело место, как и предполагалось, 15 августа 1917 года. В Успенском Соборе была отслужена Божественная Литургия м. Владимиром. В храме Христа - Спасителя, где должны были проходить пленарные заседания, Божественную Литургию служил м. Тихон. А 16 августа в храме Христа - Спасителя после Литургии, отслуженной м. Тихоном, началось первое заседание Собора. Когда Собор начал свою работу, почетным председателем Собора стал м. Киевский Владимир (Богоявленский). Председателем Собора был избран 18 августа м. Московский Тихон (Беллавин). В соборный совет в качестве товарищей председателя вошли два архиерея, представители клира и мирян: архиеп. Новгородский Арсений (Стадницкий) и архиеп. Харьковский Антоний (Храповицкий), протопресвитеры Любимов и Шавельский от белого духовенства, и миряне кн. Евгений Николаевич Трубецкой и Михаил Владимирович Родзянко, в дальнейшем замененный А. Д. Самариным.[5] В общей сложности состоялось три сессии Собора: первая – с 15 августа по 9 декабря 1917 года; вторая – с 20 января по 7 апреля 1918 года и третья – с 19 июня по 7 сентября 1918 года, когда пришлось приостановить сессию по двум причинам: большевики отобрали здание МДС, где квартировала часть депутатов Собора, а еще раньше постановлением от 23 января 1918 года конфисковали счета и фонды Церкви в банках, равно как и всю церковную недвижимость. Дальнейшая разруха, рост гонений на Церковь и развитие гражданской войны сделали созыв дальнейших сессий в 19191 и 1920 годах невозможным.[6]

Вопрос о восстановлении патриаршества.

Главная тема заседаний первой сессии Собора - это вопрос о восстановлении патриаршества. Однако решение его первое время оставалось проблематичным. И дело заключалось не только в том, что «при открытии Собора лишь немногие были убежденными поборника восстановления патриаршества».[7] В сложившихся политических условиях многое зависело от отношения к вопросу Временного правительства, которое вместе с властью унаследовало от самодержавного строя право утверждения церковных решений. Исходя из этого, причиной долгого официального замалчивания данного вопроса являлось опасение негативной реакции Временного правительства. По словам Д. Поспеловского, «документы не подтверждают позднейших утверждений «обновленческих» авторов о том, что поначалу на Соборе преобладали настроения против восстановления патриаршества, и лишь большевистский переворот заставил центр Собора склониться вправо».[8]

Собору нужно было разработать определение о патриарших правах и обязанностях, чтобы он мог сразу же на основе соборного решения действовать в Церкви. Кроме того, предполагалось выработать определение о соборных органах высшей церковной власти. Очень легко было предположить, что вторая сессия Собора может быть сорвана, поэтому нужно было максимально разработать вопрос о высшем церковном управлении и избрать не только патриарха, но и членов новых соборных органов власти. И, наконец, на этой же сессии было решено принять определение, которое определило бы правовое положение Церкви в Российском государстве при любых возможных перспективах развития государственности в России. Кто бы ни пришел к власти, Церковь должна была четко для всех возможных режимов декларировать свою позицию по отношению к государству. Но первый был вопрос - это вопрос о восстановлении патриаршества.[9]

Предварительная работа по подготовке постановления Собора о восстановлении патриаршества велась в соответствующем отделе о высшем церковном управлении. 11 Октября 1917 года еп. Астраханский Митрофан (Краснопольский) выступил с докладом. Нужно сказать, что в процессе обсуждения этого вопроса некоторые члена отдела (Титлинов, Брильянтов, Завитневич) высказали свое особое мнение, которое сводилось к тому, что патриаршество нецелесообразно восстанавливать в Русской Церкви. Резюме доклада звучало следующим образом: "Принимая как исходное положение в дальнейших своих работах восстановление сана патриарха, первого среди равных епископа, возглавляющего управление церковными делами Российской Православной Церкви, вместе с органами этого управления, подотчетного церковному Поместному Собору, отдел переходит к рассмотрению законопроекта о высшем церковном управлении". Большинством членов отдела предлагалось восстановить сан патриарха. После оглашения доклада отдела должны были наступить прения. И, конечно, если мы с вами обратимся к деяниям Поместного Собора, мы увидим удивительно интересную полемику, увидим множество аргументов "за" и "против" патриаршества, высказанных различными людьми. В результате этих прений на заседании Собора вопрос о патриаршестве был разрешен положительно 28 Октября 1917 года (соборно принят 4 ноября). На этом заседании было принято определение, состоящее всего из четырех пунктов. Определение по общим положениям о высшем управлении Православной Российской Церкви: " В Православной Российской Церкви высшая власть законодательная административная, судебная и контролирующая принадлежи Поместному Собору, периодически в определенные сроки созываемому в составе епископов, клириков и мирян"; " Восстановляется патриаршество, и управление церковное возглавляется патриархом"; " Патриарх является первым между равными ему епископами"; " Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору".[10]

30 Октября 1917 года было принято решение о немедленном избрании патриарха. Система избрания патриарха была разработана разумно и канонично. Предполагалось, что на Соборе будут выдвинуты кандидаты в патриархи в неограниченном количестве, а затем начнется голосование по их кандидатурам. Тот кандидат, который получает больше половины голосов, снимается с выборов. Необходимо было выделить трех наиболее авторитетных кандидатов в патриархи. Итак, 30 Октября выдвинули кандидатов (их больше 30-ти человек). При первой подаче записок (шло простое выдвижение кандидатур) и сразу 101 записка имела в виду архиеп. Антония (Храповицкого). Следующий за ним выдвинутый кандидат оказался архиеп. Тамбовский Кирилл (Смирнов) - 27 записок; потом м. Московский Тихон (Белавин) - 23 записки; м. Тифлисский Платон (Рождественский) – 22; и другие с меньшим количеством голосов. Когда кандидаты были выдвинуты, по ним 31 октября началось голосование. Выяснилось, что больше половины голосов голосовавших получил только архиеп. Харьковский Антоний (Храповицкий) – 309. 159 голосов получил архиеп. Новгородский Арсений (Стадницкий). 148 голосов - митрополит Московский Тихон (Беллавин). Естественно, что при той процедуре кандидатура архиепископа Антония снималась с голосования, и выборы возобновлялись. При втором туре больше всех голосов - 199 - набрал архиеп. Новгородский Арсений (Стадницкий), его кандидатура была снята. При третьем голосовании 162 голоса получил м. Московский Тихон (Беллавин). Так было выдвинуто три кандидата, которые, действительно, пользовались наибольшим авторитетом среди членов Собора. А далее предполагалась жеребьевка. Было постановлено на заседании 4 Ноября 1917 года, что 5 Ноября, на следующий день, будут произведены выборы патриарха в храме Христа - Спасителя.[11] 5 Ноября в храме Христа - Спасителя началась Божественная Литургия, которую совершал м. Киевский Владимир (Богоявленский), почетный председатель Собора. На Литургии присутствовали все члены Собора. Три кандидата в патриархи отсутствовали на Литургии, они служили Литургии в других храмах. Во время чтения часов м. Владимир три свитка, на которых было написано имя каждого из кандидатов, заключил в ковчежец и опечатал этот ковчежец в алтаре. Один из старцев Зосимовой Пустыни, затворник иеромонах Алексий, слепой, должен был вынимать жребий. Он взошел на амвон, получил благословение м. Владимира и, трижды перекрестившись, взял из ковчежца один жребий, передал его м. Владимиру. Митрополит Владимир зачитал имя м. Тихона.

Деяния первой сессии Собора.

28 Ноября 1917 года патриарх издал указ о возведении в сан митрополита тех, кто сделал очень много и для созыва Собора и для его успешной работы, и для восстановления патриаршества. Митрополитами стали Антоний (Храповицкий), Арсений (Стадницкий), Агафангел (Преображенский), Сергий (Страгородский). 2 Декабря принимается определение Собора о правовом положении Православной Российской Церкви, то есть, излагается позиция Церкви по отношении к государству при любом развитии событий. 7 Декабря принимается определение о Священном Синоде и Высшем Церковном Совете, то есть, создаются органы высшей церковной власти, которые вместе с патриархом должны управлять церковной жизнью в период между Поместными Соборами. 8 Декабря принимаются очень важные два определения. "О правах и обязанностях патриарха", которое очень четко определяет все его функции. 9 Декабря патриарх Тихон написал письмо вдове протоиерея Иоанна Кочурова, убитого в Петрограде. Его смерть очень сильно отозвалась на Соборе, в этом видели знак начинающихся гонений на Церковь. Потом на Соборе примут по поводу гонений на Церковь особое определение. Патриарх Тихон лично знал о. Иоанна, поэтому счел для себя обязательным на это отозваться.

Кроме того, помимо таких глобальных вопросов Собор решал и не столь значительные церковные вопросы. В частности, на первой сессии обсуждался вопрос о церковном проповедничестве, и было принято определение, которое учреждало у нас благовестнические братства, которое устанавливало институт благовестников. Отныне на приходе священник мог благословлять на ношение стихаря и на проповедь тех мирян, которые были должным образом богословски подготовлены и могли вести проповедь. Это было, как раз, признаком того, что, конечно, тогда среди наших мирян было немало людей, достойных быть свидетелями Слова Божия. Миряне активно подключались к церковной жизни. Был еще ряд других вопросов. Но основные были те, о которых я вам сказал, и которые были, к счастью, приняты.

Заключение.

Первая сессия Собора завершилась 9 Декабря 1917 года. Члены Собора разъехались на перерыв в свои епархии для того, чтобы донести соборные решения до своей паствы и получить возможность донести до Собора на его вторую сессию чаяния своих прихожан, своего епархиального духовенства. Сессия была завершена именно по инициативе самого Собора. В дальнейшем Собор выпустил окончательные документы по таким вопросам, как: уставы новой соборной структуры всей церкви – от патриарха и учреждений патриархии до монастырей и самоуправляющихся приходов, с предоставлением на всех уровнях широкой инициативы снизу и выборного начала. Другие важные постановления Собора по вопросам церковного права касались проповеди, монашества и статуса женщины в Церкви.

 


[1] Федоров В. «РПЦ и государство. Синодальный период 1700-1917». «Русская панорама». М., 2003. Стр. 269.

[2] Митрофанов Г. «История РПЦ. 1900-1927». СПб., 2002. Стр. 91-92.

[3] Митрофанов Г. «История РПЦ. 1900-1927». СПб., 2002. Стр. 93-94.

[4] Митрофанов Г. «История РПЦ. 1900-1927». СПб., 2002. Стр. 94.

[5] Фирсов С. «Русская Церковь накануне перемен». М., 2002. Стр. 537.

[6] Поспеловский Д. «История РПЦ в 20 веке». М., 1995. Стр. 40-41.

[7] Цыпин В. «История Русской Церкви 1917-1997». М., 1997. Стр. 23.

[8] Поспеловский Д. «История РПЦ в 20 веке». М., 1995. Стр. 38-39.

[9] Митрофанов Г. «История РПЦ. 1900-1927». СПб., 2002. Стр. 100-101.

[10] Митрофанов Г. «История РПЦ. 1900-1927». СПб., 2002. Стр. 105-106.

[11] Митрофанов Г. «История РПЦ. 1900-1927». СПб., 2002. Стр. 109-112.


иерей Максим Мищенко


Навигация

Система Orphus