Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Поле батеевской битвы

Историческое место одного из значительных сражений Смутного времени начала XVII века пребывает почти в неизвестности

Чуриково – это заброшенная церковь в Весьегонском районе, в стороне от дорог. О ней хорошо знают в окрестностях села Любегощи, но мало кто ее посещает. Незачем.

– Кладбище от нее в стороне. Да и на кладбище лет пять особо никто не хоронит, – рассказывает местный житель Александр Любавин, согласившийся отвезти нас туда на своем уазике. – Умерли все, кого там можно похоронить, нет больше деревень вокруг. А у нас в Любегощах кладбище свое. Но колею мы туда делаем, вот она…

И мы сворачиваем на давно неезженую колею, густо изрытую кабаньими следами.

Дорога кружная, идет, петляя, по бывшим полям, давно напоминающим если не лес, то очень высокий кустарник. Среди этого «бывшего» поля есть поле настоящее, остаток большой когда­то безлесной возвышенности, огромной господствующей высоты, очень заметной, когда спускаешься с нее по дороге в село Любегощи, кажущееся отсюда в яме. Это не простое место. У него есть историческая память.

Итак, как сообщает старинное сказание, во времена великой русской Смуты, в 1608 году «декабря в 8 день приехав с Москвы на Устюжну Андрей Петровичь Ртищев; головы же и дворяне и дети боярские и устюженстии же людие избраша его себе воеводою. И в то время пришел на Устюжну з Белаезера Фома Подщипаев, а с ним ратных людей четыреста человек.

Литва же и немцы тогда на Углече собрася со многих градов с черкасы и с казаки запороскими и с рускими воры, и поидоша к Устюжне с великим собранием и хваляхуся разорити...»

В Устюжне тогда не было крепости, и надо было выиграть время на сооружение острога. Воевода прямо сказал горожанам, людям храбрым и сильным (устюжане были знаменитые на всю Русь кузнецы), что идти в открытую против поляков опасно, ибо «они литва и поляки и немцы ратному делу искуснии и жестоцыи и идут с великим войском…». Однако «ратнии же людие устюженстии и белозерцы не восхотеша стояти, но шедше к воеводе глаголюще: пойдем противу их злых супостатов своих и умрем за святыя Божия церкви и за веру христианскую…»

Исход похода был, к сожалению, ожидаемый. Ополченцы, не имевшие никакой воинской выучки и одушевленные только любовью к Родине, «поидоша противу литовских людей …и приидоша к деревне Батеевке, и ту их литва и поляки неисчетною силою внезапу обшедше со всех сторон, начаша сещи аки траву… Ратнии же людие друг друга не сведуще: многих побиша, а инии по лесом разбегошася и приидоша на Устюжну».

Разгром не уменьшил у устюжан решимости сопротивляться. Все, во главе с воеводой Ртищевым, решили «умрети за дом Божия Матере и за веру христианскую на Устюжне». Они еще не знали, что тактическое поражение обернулось их победой. Устрашенные сопротивлением, «поляки же и литва… не поидоша к Устюжне, но возвратишася вспять», зазимовав в монастыре в Красном Холме и Угличе. Когда весной 1609 года интервенты подошли к построенному в спешке острогу Устюжны, они получили такой отпор, что более не совались в эту оружейную столицу. Так город стал одним из центров преодоления Смуты.

…Вот она, эта Батеевка. Это довольно большая, хотя и почти пустая деревня на старом тракте из Бежецкого Верха в Устюжну (сейчас дорога на границе областей – только для трактора). Отсюда идет в поля дорожка колхозных времен. Преодолев несколько небольших водных преград, можно прийти в Чуриково, погост, на котором были погребены герои Батеевской битвы 1609 года. Мы так и пробовали сделать летом с директором Весьегонской библиотекой Светланой Демидовой. Попробовали, пошли пешком и… церковь не нашли. Хотя точно знали, что находимся в нескольких сотнях метров от нее. Высокая трава и сплошная зелень надежно скрывают исторические тайны.

Теперь, на Покров, в пору облетающей листвы и полегшей травы, становится все видно. И широкое поле, оставшееся к западу от маленького храмика Введения во храм Богородицы, и скат высоты, с которой, видимо, двинувшись вперед на Любегощи, и попали в засаду устюжанские ополченцы. Была зима, начало января. Гулко ухнули спрятанные польские пушки, и белый снег густо окрасился кровью…

В этом месте и теперь, в запустении, что­-то есть. И хмурое осеннее небо лишь придает ему невероятное очарование. Дождь прекратился, и небо как будто силилось даже явить солнышко (хотя его не было и быть не могло на всем пространстве от Москвы до Питера, а то и дальше). А может быть, это просто нам так казалось.

У Батеевской битвы есть и памятник – недавний деревянный крест на дороге за Батеевкой к следующей пустой деревне, которая называется… Бородино (бывают же такие совпадения!). Этот крест – известная в районе достопримечательность, к нему, как рассказал Александр Любавин, регулярно возят школьников, приезжают изредка знатоки истории (хотя ее, к сожалению, лучше помнят с вологодской, то есть устюженской, стороны). А зря – историю нельзя разделять на «нашу» и «их». Очень надеемся, что хорошая дорога от областного центра до Устюжны через Весьегонск добавит этим местам туристов, а там появятся силы законсервировать и чуриковскую церковь.

Она так и не была осквернена в советские годы. Ее закрыли и… забыли. Разграбили мародеры, конечно, уже в сравнительно недавние годы, но не было в ней никакого особого разгрома. Лишь буквально несколько лет назад обрушились своды на трапезной, оставшейся без крыши. Остальное еще вполне можно сохранить.

И это обязательно надо сделать!

 
Павел Иванов, vedtver.ru/

Навигация

Система Orphus