По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Палестина Христа


Иисус Христос, как свидетельствует история, родился примерно в 12 - 4 году до н.э. в Палестине. Это была земля благочестивых патриархов еврейского рода Авраама, Исаака и Иакова. Когда-то у евреев было собственное царство. Они были богатым и сильным народом; отстаивали свою независимость, воюя с воинственными соседями и торгуя с не воинственными. Имена еврейских царей Давида и Соломона знали далеко за пределами Палестины; их уважали и боялись. 

Прошло время; былое могущество сошло на нет. Царство разделилось; гражданские войны и набеги иноплеменников ослабили Святую Землю. В 332 году до н.э. Александр Македонский завоевал ее и передал в управление начальнику своей конницы Селевку Никатору. Последний положил основание сирийской царской династии Селевкидов. Сирийцы переустроили порядки Святой Земли на греческий лад, что совершенно не понравилось местному населению. Народное восстание вспыхнуло в 166 – 160 году до н.э. под предводительством иудейской семьи Маккавеев. Последним удалось тогда захватить власть в стране и основать просуществовавшую почти сто лет собственную царскую династию - Хасмонейскую, оставившую память в истории своими несчастиями и смутами. Новые иудейские правители были провозглашены от народа царями-первосвященниками, тем самым преобразив Палестину, точнее ее южную часть - Иудею, в теократическое государство. 

Иудеи воевали с соседями и повсюду внедряли свою веру и обрезание. При Маккавеях появились религиозно-политические партии фарисеев, саддукеев и ессеев, которые стали значительно влиять, даже формировать атмосферу палестинского общества. 

Кризис династии назрел во время правления первой и последней царицы Иудеи Саломеи-Александры (76 – 67 гг. до н.э.). Она, по женскому естеству, не могла исполнять обязанности первосвященника и передала это служение своему сыну Иоханану Гиркану II. Брату его Аристобулу II в это время было поручено руководить войсками. Когда Саломея заболела, Аристобул II стал активно узурпировать управление страной. Со смертью царицы началась гражданская война между братьями Гирканом II и Аристобулом II. Оба обращались за помощью к римлянам. Расторопнее и убедительнее оказался Иоханан Гиркан II и стал правителем с титулом этнарха. Приверженцев его брата - узурпатора три месяца войско Помпея Великого осаждало на территории Иерусалимского храма. Осада закончилась пленением в 63 году до н.э. Аристобула II и его детей, которые были отправлены в качестве пленников в Рим. Это событие и  знаменует собой конец независимого царства Хасмонеев. В Иудее надолго разместились римские легионы; туземным правителям приходилось согласовывать свои распоряжения с римскими властями. Управление было организовано по образцу «римского» Египта. Главным имперским чиновником в округе был прокуратор,  в свою очередь подчиняющийся наместнику Сирии. 

В 56 г. до н. э. Аристобулу II и его сыну Антигону II удалось бежать из плена, добраться до Иерусалима, и даже собрать себе новую армию. Однако и на этот раз удача не была с иудейским узурпатором: в сражении он снова потерпел поражение, и в кандалах был отвезен в римский плен. В 49 году до н.э. иудей понадобился Юлию Цезарю, когда тот начал войну против Помпея. Цезарь хотел послать  Аристобула II в Сирию во главе своих двух легионов, однако здесь постарался Гиркан II и узурпатора успели вовремя отравить.

48 год до н.э. – это время появления на политической арене будущего великого правителя Палестины – Ирода (лат. Herodus, Хе?родус). Это был не еврей, а идумеянин; сын римского прокуратора Идумеи Антипатра. Его карьера началась с поста тетрарха (губернатора) палестинской области Галилеи. Здесь Ирод активно боролся с местными разбойниками – всевозможными недоброжелателями римлян, за что заслужил у последних доверие и поддержку. Он был умный, деятельный, но крайне честолюбивый и подозрительный политик. В 40 году до н.э. Палестина подверглась нашествию соседей - парфян и, пользуясь случаем, иудейские патриоты - зилоты  чуть было не восстановили независимую хасмонейскую монархию. Тогда Ирод оставил Галилею и через Идумею и Египет отправился на корабле в Рим. Здесь тетрарх заручился поддержкой триумвира Марка Антония; был представлен римскому сенату и «избран» новым царем Палестины.

В Птолемаиде Ирод с помощью друзей - римлян собрал войско из иноземцев наемников и еврейских беженцев против парфян, чтобы освободить Иерусалим. Парфянская армия была не без потерь разбита и после этого римляне решили усилить палестинского правителя своими регулярными легионами. В 37 году до н.э. Ироду удалось штурмом взять Иерусалим и взять в плен ставленника интервентов царя Антигона. Стремление Ирода легализовать свое пребывание на иерусалимском троне было так сильно, что, ради достижения его, идумеянин женился на внучке первосвященника Иаханана Гиркана II Мариамне. Тем самым иродова династия приобрела себе кровное родство с царским домом Хасмонеев.

Бог судил Ироду дожить до семидесятилетнего возраста, процарствовав Иерусалимом 34 года. Это было великое царствование, встретившее рождество Спасителя мира. 

В качестве царя Ирод Великий, безусловно, был тираном. Как подавляющее большинство тиранов – неважно в I веке до Р.Х  или в XX после Р.Х. они жили, иудейский был двойственен и в своей личности и в своих поступках.

Ирод имел короткое и несчастливое детство, вследствие чего повзрослел рано. При ярко выраженных талантах, юноша не получил полноценного образования, что правда не помешало ему в провинциальной Палестине сделать правильный выбор в пользу политкорректной культуры эллинов. Будучи сыном идумеянина и аравийки, Ирод не мог отличаться особой почтительностью к Закону евреев. Но он был мистиком и по-своему человеком религиозным.

В своей личной жизни царь Иудейский, видимо, был однолюбом – по-настоящему любил лишь одну единственную женщину – грубоватую Мариамну – мать князей Александра и Аристовула. Последняя оказывала огромное влияние на своего мужа и умела обуздывать жестокий нрав его. Время их совместной жизни – это наиболее светлые годы жизни Ирода. Но они кончились, когда царь, не без помощи наветников, заподозрил любимую в интригах и приказал умертвить ее. Следом за матерью были обвинены и отправились в «путь всея земли» сыновья царицы Мариамны… Убийства эти явно повредили рассудок царя. Распутничал; менял одну за другой жен; рождал детей, а потом убивал их…

Но если в семейной жизни Ирод был явно несчастлив, то в политической – удача всегда сопутствовала Иудейскому царю. Руководя самым неспокойным народом мира, он не раз должен был потерять из-за подчиненных благоволение своих римских патронов. Но коллизии и перипетии Палестины, кажется, только для того и происходили, чтобы римляне обращали благосклонное внимание на Иудейского царя.

«Черным» годом для Ирода стал 31 год до Р.Х. Иудея тогда тяжело и ценою многих потерь сражалась с вторгшимися аравитянами, но, как оказалось, настоящая опасность подстерегала государство не с юга, а с запада. Тогда потерпел сокрушительное поражение от консула Октавиана Августа высокий покровитель Ирода – триумвир Марк Антоний. Это произошло в сентябре 31 года , в морском сражении при мысе Акциум. Заканчивался период гражданских войн Рима. Умирала республика и рождалась великая Империя. Оставшиеся легионы и корабли Марка Антония перешли на сторону «молодого Цезаря». Антоний закололся; его любовница – правительница Египта Клеопатра была взята под стражу и окончила жизнь самоубийством. Гай Юлий Цезарь Октавиан Август стал единовластным правителем Римского государства.

Памятуя о тесных связях Ирода и Антония, можно было бы предположить, что 31 год будет окончанием политической карьеры идумеянина, но не тут-то было! С покаянной головой Ирод отправился на остров Род для встречи с новым правителем Рима; был принят последним, и не только подтвердил свои прежние права, но и получил новые. Под патронаж Ирода передали земли, простиравшиеся по всему побережью Средиземного моря от Дамаска до Александрии. Ни до, ни после этого времени, Иудея не была таким влиятельным государством в Средиземноморье, как в царствование Ирода Великого. Идумеянина даже начали сравнивать с прославленными еврейскими царями Давидом и Соломоном.

В это время в Иерусалиме случилось серьезное землетрясение, унесшее 30 тысяч человеческих жизней, и оставившее столичный город в развалинах. Страна одномоментно погрузилась в голод и нищету: Ироду представился шанс явить подданным светлую сторону своей мятущейся души. Царь помог людям, и нужно сказать, не жалея для этого ни сил, ни средств. Он и подкормил их бесплатным хлебом из Египта, и организовал в городе широкое каменное строительство. 

Как строитель, Ирод явно стремился походить на своего нового римского кумира – ничего не жалеющего для украшения Рима Октавиана. Рядом дорогих строительств иудейский царь воспроизвел в Палестине Августовское Возрождение, деньги для которого собирал болезненными населению налогами. 

Строили в Иерусалиме и вообще в Палестине иудеи и для иудеев, но зрителями и цензорами построек явно предполагались римляне. По всему государству, как грибы после дождя, росли театры и амфитеатры, ипподромы и галереи, замки и водопроводы. Иудеи сжимали кулаки, глядя, как на их деньги строятся языческие храмы и устанавливаются многочисленные статуи Октавиана. 

Индульценцией строителю Ироду стала его капитальная реконструкция обветшавшего иерусалимского храма Зоровавеля. В эту стройку были вложены самые гигантские силы и средства. Строили тысячи специально обученных ремеслу священников, потому как только они могли возводить стены  «Святилища» («Хейхал, ????  – евр.) и «Святая святых» (Двир,???? - евр.). Были приняты необходимые меры, чтобы во время работ обыкновенные службы в храме не прекращались. 

При строительстве использовался главным образом белый камень, ворота и многие из украшений были отделаны серебром и золотом. Строили в течении девяти с половиной лет, но и после – в течении десятилетий продолжали благоукрашать священное место. Ирод желал видеть в храме красоты эллинской и римской архитектуры; иудеи сопротивлялись. Иосиф Флавий намекает о столкновении, какое имел Ирод по этому вопросу с книжниками и фарисеями. В итоге согласились на компромисс: устройство самого храма шло согласно требованиям иудейского Закона, подконтрольного священникам, а переделка дворов, особенно внешнего двора, осталась за Иродом. Царь с большим воодушевлением вместо прежних глухих трёхэтажных помещений вдоль дворовых стен возвел эллинистические многоколонные галереи. В греко-римском стиле были построены также «ворота Никанора» и фасад Храма. Но, что касается строений, непосредственно связанных с храмовой службой, то здесь иудеи-священники использовали исключительно традиционный стиль Востока. Вышло так роскошно и поразительно, что иудеи, не кривя душой говорили: «Кто не видел храма Ирода, тот никогда не видел ничего прекрасного.

Флавий свидетельствовал: 

«Внешний вид храма представлял всё, что только могло восхищать глаз и душу. Покрытый со всех сторон тяжёлыми золотыми листами, он блистал на утреннем солнце ярким огненным блеском, ослепительным для глаз, как солнечные лучи. Чужим, прибывавшим на поклонение в Иерусалим, он издали казался покрытым снегом, ибо там, где он не был позолочен, он был ослепительно бел»  

Точка в строительстве и украшении храма была поставлена только лишь при царе Агриппе II в 64 году после Р.Х. А уже через шесть лет - в 70 году под ударами римской армии Тита Господь судил великолепному храму исчезнуть с поверхности земли. Детище Ирода, явно не благословленное Господом, прекратило свое существование. 

Нужно сказать, что строительство Иерусалимского храма лишь ненамного приблизило сердца иудеев к их правителю. Подданные страдали от непомерных его поборов; видели, как царь религиозно неискреннен; руководствуется только властолюбием и тщеславием. Иудеям чужда была безумная расточительность Ирода; явно затеянное им на строительном поприще соревнование с великолепным августовским Римом.

Интересы идумеянина были далеки от интересов его подданных. Он жил распутством, политическими интригами, параноидальными войнами по-большей части с мнимыми,  а по-меньшей - с явными своими врагами. Иудейский царь явно претендовал на славу Давида и Соломона, но имеющаяся у него нелюбовь его к подданным делала эти претензии тщетными. 

В последние годы своего правления Ирод стал еще более подозрителен, мстителен и жесток. Подобно всем тиранам, до него и после него бывшим, он начал подозревать в заговорах свое ближайшее окружение, включая родственников.  Приступы гнева и жестокости сменялись истериками раскаяния и благодеяния. Предавая казни своих жен и сыновей, он брал на содержание их детей и оставшихся родственников. За пять дней до собственной смерти Ирод казнил своего сына Антипатра. Когда об этом в Риме узнал Октавиан, то посетовал своим приближенным: «Хотел бы я лучше быть поросенком Ирода, чем его сыном». 

Самым жестоким и кровожадным преступлением иудейского царя было избиение 14 тысяч невинных младенцев, о котором засвидетельствовал апостол и евангелист Матфей (Мф.2:16-18). Это произошло незадолго до смерти тирана, уже после рождения Господа нашего Иисуса Христа. 

За это и другие преступления Ирода Великого, Господь судил ему прожить последние дни в мучительной болезни. Перед смертью Ирод жестоко страдал от болей в животе; разлагался заживо. Есть предание, что после многих безуспешных попыток вылечиться и кончить жизнь самоубийством он таки примирился со своей судьбой и только жалел, что после смерти заслужит оправданное осуждение своих подданных. Ирод выплатил жалование преданным воинам, царство разделил между своими, оставшимися в живых, сыновьями: Архелаем, Антипой и Филиппом II (и дочерью?). (Последнего следует отличать от его брата Филиппа I Боэта, который был отцом лишен наследства). Даже находясь на смертном одре, царственный идумеянин побоялся оставить Палестине единоличного правителя. Его страхам посочувствовали и в Риме. Идумею, Иудею и Самарию по завещанию должен был получить Ирод Архелай, родившийся около 23 года до Рождества Христова. Галилея и Перея доставались 21 -летнему Ироду Антипе. Шестилетнему Ироду Филиппу были отписаны северные Итурея и Трахонитида.

Умер Ирод, как свидетельствует Иосиф Флавий, 70 лет от роду, процарствовав в Палестине 34 года. Похороны Ирода были пышными. Пока иудейский царь лежал в гробу, облаченный в багряницу и увенчанный драгоценной диадемой, его подданные, не скрывая, ликовали, что Господь, наконец, избавил их от тирана. Могилу идумеянину, согласно его воле, обустроили в крепости Иродион. В 2007 году нечто похожее на гроб тирана обнаружил на вершине горы израильский археолог, профессор Эхуд Нецер.

Талантов Ирода Великого не наследовали его сыновья, о чем прекрасно было известно недоброжелателям покойного. Поэтому, еще не успели закончиться траурные мероприятия, а иудейские националисты – так называемые зилоты, уже объявили войну Архелаю и его римским покровителям. Их никак не мог удовлетворить молодой государь, совершенно не сочувствующий фанатикам-патриотам. Зилоты кричали об «испорченности» Архелая эллинским воспитанием; о его развращенности, безнравственности, расточительности, недалеком уме. Желание революции проникло в самые широкие массы народа. 

Архелай попытался договориться с зилотами, но его парламентеров толпа просто закидала камнями. Для усмирения бунтовщиков царь отправил воевать с ними все свои войска и даже кавалерию. Сражения велись вокруг и внутри иродова храма, что, однако, не принесло победы ревнителям благочестия. Погибло около трех тысяч человек; на год страна успокоилась, хотя глухого желания революции не оставляла ни на час.

Создавшееся в государстве непростое положение ничему не учило его правителя. Слабовольный Архелай бесчинствовал: отказывался брать в расчет сложившиеся национальные  обычаи и религиозные законы своего народа. Как когда-то его могущественный отец, так и ныне, - не имеющий отцовской силы, сын, он назначал и низлагал первосвященников. Каждый год своего правления, он отмечал взрывами народного неудовольствия и последующими репрессиями. Усугубляло ситуацию возникшее между братьями-правителями: этнархом Архелаем  и тетрархом Антипой противостояние. Один на другого в Риме возводил обвинения; каждый претендовал на чужую власть. Братья в нравственном отношении стоили друг друга. 

Ирод Антипа, названный Господом  «лисицей» (Лк.13:32), остался в памяти народа правителем подлым, хитрым, властолюбивым и расточительным. И Антипа, и Архелай прогнали от себя законных жен, чтобы жениться на своих невестках. Историю, как Ирод Антипа встретил в доме своего брата Филиппа I жену последнего - Иродиаду, не постыдился соблазнить и увести ее, и к чему это привело, мы хорошо знаем по евангельскому рассказу об убийстве обличившего его Иоанна Крестителя (Мф. 14:3—12, Мк. 6:17—29). Измена жене стоила  тетрарху войны с тестем - набатейским царем Аретой. Победил Арета и, как повсюду говорил народ, это было справедливой ценой за беззакония Антипы и по отношению к своей супруге, и по отношению к Иоанну Крестителю.  

В 6 году по Рождестве Христове произошло очередное волнение иудеев Иерусалима, которое было подавлено особенно кроваво и бесчинно. Тремя тысячами крестов с умирающими бунтовщиками по приказу этнарха Архелая, были «украшены» дороги, ведущие в столицу. На этот раз чаша терпения от бесчинств правителя переполнилась не только у иудеев, но даже и у римлян. Октавиан Август потребовал к себе этнарха с отчетом в Рим; судил его, отобрал все имущество и сослал на рудники в Галлию. И на 6 году от Р.Х. Иудея превратилась в третьеразрядную римскую провинцию, напрямую управляемую римскими губернаторами - так называемыми - прокураторами. Последние управляли оккупационными войсками, собирали подати в пользу Рима и судили местное население за разного рода политические преступления, действуя именем императора. Прокураторы Иудеи, Самарии и Идумеи находились в зависимости от римского наместника - правителя Сирийской провинции, в которую входила и Палестина. Пятым прокуратором, известным нам по евангельскому рассказу, был Понтий Пилат.

Самым нравственным из трех братьев - палестинских правителей был тетрарх Ирод Филипп II. На продолжении 38 лет, как свидетельствует Иосиф Флавий, он  тихо и мирно правил Северной Палестиной. Филипп был женат на печально знаменитой после истории с Иоанном Крестителем Саломии - дочери своего сводного брата Ирода Филиппа I и Иродиады. Детей у Филиппа и Саломии не было, что было поводом для многих переживаний тетрарха. Ирод Филипп II остался в памяти народа как строитель величественной столицы своего небольшого государства - Кесарии Филипповой.  Он ревностно и преданно заботился о благосостоянии Итуреи и Трахонитиды; управлял ими кротко и справедливо. О бунтах и  волнениях среди жителей его государства история ничего не сообщает. Филипп умер в 34 году по Р.Х. в Вифсаиде-Юлии, где и был погребен со всеми подобающими правителю почестями. После смерти тетрарха его Итурея и Трахонитида, равно как и Идумея, Иудея и Самария Архелая, римлянами были причислены к Сирийской провинции.

Такова, в общих чертах, была политическая ситуация, сложившаяся в Палестине, ко времени и во время земной жизни Господа нашего Иисуса Христа.

Алексей Чернышев


Навигация

Система Orphus