По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Валентина Марченкова. Татево, Оленино, Рачинский...Опыт: сельская школа

Педагогические идеи С.А. Рачинского
в практике школьного обучения
(из опыта Татевской
средней школы имени С.А. Рачинского)

Наша школа имени Рачинского живет много лет. С 1997 г. мы пытаемся на прак­тике применять педагогические идеи Сергея Александровича. С этого года школа обрати­лась к его наследию, к его мыслям о народной школе, к его модели построения учебного про­цесса. Мы выяснили, что целью школы Рачин­ского являлось то, чего добивается и наша школа: развитие умственных сил ребенка, раз­витие его воли, гармонического развития душев­ных сил воспитанников, воспитание его сердца, чувств, духовных дарований — создание нравс­твенно цельного характера в конечном итоге. Эти идеи реализовались в следующих задача, которые сформулировал Рачинский, — учить детей тому, что им нужно в последующей жизни, воспитывать чувство долга, благоже­лательности, дружбы, нежности, развивать твердость, стойкость, самообладание, всемер­но укреплять воспитанников для жизни.

Впервые в школе Рачинского была опреде­лена роль педагога как старшего друга. В этой школе сложился семейный характер взаимоот­ношений детей и педагогов.

Обстоятельно изучив имеющиеся в нашем распоряжении труды педагога-просветителя, мы осознали, что в его идее заключен прочный фундамент, на основе которого можно возвести здание сегодняшней школы. Особенно актуаль­ными стали эти изыскания в сложившейся в те годы ситуации, когда началось обновление содержания образования и развернулся про­цесс поиска новых технологий, концепций, подходов в воспитании детей.

На педсоветах мы разрабатывали модель современной школы, основанной на идеях Рачин­ского, модель выпускника и пришли к едино­душному мнению о необходимости внедрения в работу школы в качестве обучения и воспитания, ориентированных на раз­витие личности учащихся, — краевед­ческого принципа преподавания.

Своей целью мы считаем совершенс­твование усилий для выделения и разви­тия способностей каждого ученика, формирование образованной, физически здоровой личности, стремящейся к ов­ладению опытом нравственного поведе­ния, освоению ценностей национальной культуры и возрождению российского села, что очень немало сегодня.

В основе нашей деятельности ле­жат принципы личностно ориентиро­ванного подхода в обучении и воспи­тании школьников, позволяющие развить идеи татевского педагога-подвижника, а именно: всемерно ис­пользовать опыт ребенка, представить ему свободу выбора при выполнении заданий, решений задач, стимулиро­вать его к самостоятельному выбору способов проработки учебного мате­риала, поощрять накопление знаний, умений и навыков не в качестве само­цели, а как средство реализации де­тского творчества, обеспечить на уро­ке и во внеурочной деятельности личностно значимые контакты учителя и ученика на основе сотрудничества.

Воспитать высоконравственную личность — в этом видел свою задачу С.А. Рачинский, в этом заключается задача и нашей современной школы.

Мы должны взрастить людей доб­рых, тонко чувствующих, умеющих ценить прекрасное, ценить все, что нас окружает, свою Родину. А поня­тия «Родина», «Отчизна» в детском возрасте, как правило, ассоциируют­ся с тем местом, где находится родной дом, школа, т. е. с конкретным посел­ком, селом, городом. Причем детям свойственно чувство гордости за свой край. Если говорить о нашей школе, то здесь как нигде имеется возмож­ность широкого привлечения крае­ведческого материала, поскольку се­ло наше имеет богатую историю. Его название связано не только с именем помещика Рачинского, но и с огром­ным количеством других имен, полу­чивших широкую известность и при­знание в XIX и XX вв. Среди них следует упомянуть не только педаго­га-просветителя Сергея Александро­вича Рачинского, но и выдающегося художника Николая Петровича Бог-данова-Бельского, святого равно­апостольного Николая Японского (Касаткина), главу русской право­славной миссии в Японии, священ­ника Александра Васильева, исповед­ника царской семьи, религиозного философа Василия Васильевича Ро­занова.

Питомцы Татевской школы стали писателями, видными военачальни­ками, академиками, лауреатами Госу­дарственных премий, известными учителями, их имена составили гор­дость и славу России, отразили ее лучшие традиции. Истоки этих тради­ций — Тверской край, Оленинская земля, Татевские заповедные места. Именно эти традиции старается под­держивать наша школа и знакомить с ними молодое поколение, используя для этого все доступные формы и средства.

Основной формой обучения в школе был и остается урок. Положив в основу урочной деятельности крае­ведческий принцип преподавания, первое, что сделали педагоги нашей школы, определили ценность имею­щегося в нашем распоряжении крае­ведческого материала и начали актив­но его использовать в учебном про­цессе или фрагментарно, или целыми уроками.

Такие уроки успешно проводятся нашими педагогами: Светланой Алек­сандровной Виноградовой, учителем изобразительного искусства, Алевти­ной Николаевной Матвеевой, учите­лем русского языка и литературы, ак­тивно используется краеведческий материал на уроках истории и обществознания, в начальной школе — учителя Любовь Алексеевна Киселева и Людмила Витальевна Щербакова включают этот материал в уроки. На уроках немецкого языка (учитель Ла­риса Александровна Ализаде) этот материал изучается по-немецки.

Однако насыщенность програм­много материала порой не дает воз­можности донести до детей важней­шие факты из истории края, и мы подошли к необходимости введения отдельного краеведческого курса, благо это стало возможным при выде­лении регионального (школьного) компонента в учебном плане школы.

Вот тогда и появился у нас краевед­ческий курс «История родного края», который состоит из двух частей: пер­вая — «История села Татева» изуча­ется в 5 классе; вторая — «Оленино и Оленинский район» изучается в 6 классе. Курс ставит своей целью познакомить учащихся с наиболее значительными событиями жизни се­ла и района, с его выдающимися людьми и предполагает дальнейшее использование полученных учащи­мися знаний на уроках в старших классах. Кроме того, позволяет уча­щимся приобщиться к исследовательской работе, что крайне необходимо для развития самостоятельности и познавательного интереса.

Уроки курса основаны на исполь­зовании музейных материалов и про­водятся в форме экскурсий, практи­кумов, уроков-исследований, комби­нированных уроков, широко ис­пользуются игровые моменты, что, естественно, обусловлено возрастны­ми особенностями учащихся. В разра­ботке краеведческого курса незаме­нимую помощь оказал имеющийся при школе музей. На нынешний день он вырос в муниципальный музей имени Николая Петровича Богданова-Бельского. Начал создавать этот музей в 1974 г. Иван Васильевич Ле­бедев, в то время директор школы и учитель истории. В 1976 г. музей по­лучил первое признание и стал счи­таться школьным музеем, его руково­дителем на долгие годы станет Алек­сандра Аркадьевна Иванова, учитель географии, потомственный педагог.

Александре Аркадьевне принадле­жит инициатива реставрировать под музейное помещение бывший дом управляющего имением Рачинских. Дом был восстановлен силами мест­ных жителей и коллективом учителей и учащихся школы. Средства выдели­ла администрация главы района и уп­равление образования.

В 1998 г. экспонаты школьного музея, занимавшие комнату на 2 эта­же школы, переместились в простор­ные залы отреставрированного зда­ния, началось оформление новых эк­спозиций.

В 2000 г. школьный музей получил статус муниципального, и ему было присвоено имя бывшего выпускника школы, воспитанника Сергея Алек­сандровича Рачинского — художника Николая Петровича Богданова-Бельского.

Число музейных материалов зна­чительно пополнилось в период под­готовки к юбилейным торжествам в1998 г., когда школе вернули имя С.А. Рачинского, которое она с чес­тью носила до 1924 г.

Следует отметить важную роль инициативной группы выпускников школы, вышедших с предложением о возвращении школе утраченного ею имени, прежде всего, хочется сказать о заслугах Людмилы Юрьев­ны Стрелковой, много сил и време­ни отдавшей сбору архивных мате­риалов о жизни и деятельности та­лантливого педагога и ученого, создавшего школу добрых нравов Сер­гея Александровича Рачинского.

Сегодня музей популярно расска­зывает о богатом прошлом села. В нем развернуты экспозиции, знакомящие посетителей с культурой и бытом края в ХVIII-ХХ вв., с деятельностью вы­дающихся людей этой земли.

Материалы музея активно исполь­зуются в учебно-воспитательном про­цессе Татевской средней школы, а также школ района, публикуются в средствах массовой информации, на­учно-популярных изданиях.

За период работы музея проведено около 400 экскурсий, свидетельством чему стали три книги отзывов посети­телей. На базе музея работает крае­ведческий кружок, проводятся массо­вые мероприятия.

Музей — активный участник всех школьных дел. Это позволило ему стать главным звеном в созданной в школе воспитательной системе. Му­зей поддерживает связи с муници­пальным краеведческим музеем в Оленине. У нас бывали представите­ли музеев Е.А. Боратынского в Казани и Ф.И.Тютчева в Муранове.

Сегодня музей живет и развивает­ся, благотворно влияя и на учеников школы и на жителей села.

К сожалению, многие наши про­екты пока остаются нереализованны­ми, потому что музей очень слабо ос­нащен в техническом плане. Что ка­сается   материального   содержания музея, мы можем рассчитывать толь­ко на энтузиазм и трудолюбие педа­гогов, учащихся школы. Каждый из них вносит свой посильный вклад в сохранение исторического и культур­ного наследия села, участвует в суб­ботниках по благоустройству терри­тории парка, площадки у школы, по­могает восстановлению церкви, занимается охраной природы.

К сожалению, не все зависит от нас, от нашего жизненного настроя. Нынешнее состояние села вызывает большие опасения, что оно может ис­чезнуть, умереть. Если не появятся рабочие места для родителей учащих­ся, то уже начавшийся отток людей из сельской местности туда, где есть воз­можность заработать, приведет к за­пустению деревни, следовательно, мо­жет возникнуть вопрос о целесообраз­ности существования нашей школы.

Не хотелось бы, чтобы наша школа исчезла, умерла. Ей хорошей, долгой и счастливой жизни.

Приложение

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
С.А. РАЧИНСКОГО НА НИВЕ
ОБРАЗОВАНИЯ И ПРОСВЕЩЕНИЯ

Из книги: В.М.Марченковой «Сергей Рачинский учитель века»

С.А. Рачинский приступил к народ­но-школьной деятельности уже соро­ка двух лет и с образованностью, кото­рая редко приносится в это дело» — так напишет позднее признанный библи­ограф С.А. Рачинского Николай Ми­хайлович Горбов.

Так Рачинский нашел смысл и со­держание своей жизни в деревне, за­нявшись устройством школы и обуче­нием крестьянских детей. В 1875 г. он построил хорошее школьное здание с общежитием для своих учеников. Вскоре и сам переселился в школу, в две комнатки, служившие ему каби­нетом и спальней, довольствовался простой крестьянской пищей, кото­рую готовила стряпуха, одевался в скромное платье. На содержание школы он тратил все свои доходы, занимался составлением программ и в корне изменил школьный уклад жизни. В письме к редактору журнала «Народное образование» П.П. Мироносицкому он сообщал: «Вам хорошо известно, что у меня нет ни свободно­го дня, ни лишней копейки. На школьное дело я трачу более чем мои доходы, следовательно, подвергать опасности будущность моих школь­ников и тратить что-либо на себя бы­ло бы просто преступлением». Рас­сказывая в своих письмах к Толстому об организации школы, С.А. Рачинский пишет: «С родителей берется только мука на хлеб, остальное, как и вся школа, — на мой счет».

У Рачинского школа, как это отме­чали исследователи его деятельности, напоминала крестьянский двор за­ботливого хозяина, где глубоко проду­мана каждая деталь, каждая мелочь, как во внешней, так и во внутренней обстановке, так и в порядке занятий, в образе жизни, во взаимных отношениях всех членов школьной семьи между собой. Все носило «печать глубокой практичности и вместе с тем глубоко­го внутреннего значения».

Деревянное одноэтажное здание с широкой террасой и крыльцом с пере­дней стороны было большим по раз­мерам, а также имело тесно соединен­ную с главным зданием двухэтажную пристройку. Перед зданием был раз­бит большой и красивый цветник. Вьющиеся растения украшали стены террасы и столбы, поддерживающие навес. Цветы были повсюду не только вне школы, но и внутри нее. Про­сторные классные комнаты были ук­рашены картинами, фотографиями, рисунками учеников. В комнате для рукоделия находилась большая коллекция русских вышитых полотенец, изделий народных промыслов. На втором этаже - певческая и худо­жественная мастерская, где одна из стен была сплошь застеклена, а в ней — выход на балкон, с которого открывались чудные картины приро­ды. Через дорогу был разбит школь­ный сад и огород, где ученики сами выращивали различные овощи и яго­ды, а также фрукты. Учитель школы А.Д. Воскресенский в своем дневнике писал, что продукты с огорода и пасе­ки были большим подспорьем к пита­нию в пришкольном общежитии. Чистота и порядок в школе подде­рживались исключительно старания­ми учеников под надзором самого С.А. Рачинского. Дети сами носили воду, рубили дрова и топили печи, мыли полы, убирали школу и обще­житие, помогали кухарке готовить пищу, сами выполняли обязанности сторожа.

«Татевская школа была какая-то идиллическая школа, в которой рабо­тают с утра до вечера, отдыхали пол­ной радостью отдыха, не знали при­нуждения, ни руководства со стороны, а работали столько, сколько кому успевалось»(С. Смоленский).

Школа поражала всех, кто в ней бывал не только чистотой и убранс­твом, но и той семейной атмосферой, которую создал здесь «этот необыкно­венный сельский учитель» (В.Ян), по­ложив в ее основу любовь к детям. «Именно любовь к детям придала всей деятельности Сергея Александровича ту одухотворенность, которая очаро­вывает с первых же шагов знакомства с ней и заставляет преклониться перед этой большой личностью педагога-подвижника» (А. Жрасиков).

Один из многочисленных посети­телей школы так отзывался о Сергее Александровиче: «Он был не только учителем своих учеников, мне кажет­ся, что будет мало назвать его их от­цом; этот редкий по душе и мягкости любвеобильного сердца человек был для своих питомцев скорее любящей матерью, жившею одними с ними радостями и горевавшею их неудача­ми и печалями. Школа была его дом, школьники — его семья, для которой он работал, не покладая своих рук» (В.Георгиевский).

Дети школы находились под пос­тоянным надзором либо самого Рачинского, либо кого-то из его помощ­ников. Но этот надзор был скорее не­устанной бдительностью нежного родительского сердца. Свобода и гу­манность, сопряженная с чувством должного повиновения и без потворс­тва разным слабостям и проступкам учеников. Если случались мелкие на­рушения детьми дисциплины, то они чаще всего в самом корне подавля­лись кроткими, терпеливыми, но в то же время настойчивыми вразумлени­ями и убеждениями Сергея Александ­ровича, умелым обращением его к чувству стыдливости, а иногда выго­ворами и порицаниями.

Школьный день начинался рано, в 6 часов утра, а заканчивался в 9 ве­чера. Обыденный распорядок школь­ной жизни требовал большого напря­жения сил. Но бодрость, неустанное рвение к работе учеников и учителей, видевших перед собой пример Рачин-ского, подчеркивался всеми, видев­шими эту школу воочию. Сам Рачинский в своих статьях, посвященных школе, отмечал: «Наши школьники поступают в школу с твердым намере­нием сделаться грамотными, с пол­ной готовностью учиться без переры­ва с утра до вечера. Таково и желание родителей. Постоянное присутствие учеников в школе, их поистине нена­сытная жадность к учению волей-не­волею заставляют всякого вниматель­ного учителя умножать количество классных занятий».

Содержание образования детей в своей школе С.А. Рачинский опреде­лял в соответствии с требованиями, предъявляемыми народными идеала­ми и собственно временем. На первом месте ставил изучение родного языка и церковно-славянскую грамоту. Русский язык — «это необходимое орудие вся­кого учения книжного и устного», по словам самого С.А. Рачинского, — преподавался не только для того, что­бы научить детей писать, читать и владеть языком, но и развить мысли­тельные способности учащихся, на­учить их рассуждать. При изучении азбуки большое внимание уделялось развитию у детей наблюдательности. Настольными учебными книгами в школе Рачинского были книги Ушинского «Родное слово» и «Детский мир», книги для чтения Л.Н. Толсто­го, очень высоко оцененные педаго­гом за их жизненность.

Кроме изучения языковых дис­циплин большое внимание уделялось изучению математики. Посторонних людей, бывавших в школе Рачинско­го, изумляли быстрота и легкость, с которой ученики производят в уме умножения и деления, обращаются с мерами квадратными и кубическими. Арифметические занятия нашли отра­жение в известной картине «Устный счет», написанной талантливейшим художником, в прошлом учеником С.А. Рачинского, Н.П. Богдановым-Бельским. «В быстроте устных вычис­лений состязаться с учениками Рачинс­кого было нелегко даже взрослому и образованному человеку» — вспоминал выпускник С.А. Рачинского, впослед­ствии сам ставший учителем А.А. Серяков.

Русским языком, арифметикой, за­коном Божьим, как это практикова­лось в других школах, программа шко­лы С.А. Рачинского не исчерпывалась. В учебный план были введены геомет­рия, основы физики, черчение, гео­графия, естествознание. Особенного внимания в системе обучения заслу­живает неутомимая деятельность Ра­чинского в подготовке умелых земле­дельцев, а также обучение ремеслам столяра, плотника, пчеловода, кружев­ницы, портнихи. Знания, полученные на уроке, дети с увлечением применя­ли в работе. Часто урок, начавшийся в школе, заканчивался в саду, огороде, поле. Многие изделия, выполненные руками детей, учителей, крестьян, представляли собой произведения прикладного искусства. С.А. Рачин­ский собрал коллекцию полотенец, искусно расшитых девочками и их матерями-крестьянками. В ремеслен­ном классе учащиеся обучались мас­терству плетения из лозы, соломы, камыша, достигнув такого уровня, что их изделия экспонировались на Нижегородской выставке в 1896 г. и привлекли внимание посетителей. В 1900 г. ремесленные изделия были представлены в Париже, известность педагога и его школы перешагнула границы России. Опыт Рачинского стали изучать в Англии, где по такому же образцу возникли Абботсхолмская (1889 г.) и Бидельская (1892 г.) школы.

Рачинский, живя общей жизнью с учениками, внимательно относился к дарованиям каждого, отмечал всякое проявление таланта и старался сделать все, чтобы развить этот талант. Об этом свидетельствует работа татевского учи­теля по отбору талантливых учащихся для продолжения обучения в учи­тельских семинариях, в художествен­ных школах и училищах для подготов­ки священников. Ей способствовало то, что школа работала круглый год, поскольку треть учеников были сирота­ми и оставались в школе круглогодич­но. На всю округу славился школьный многоголосый хор, с которым во вре­мя посещения Татева занимался извес­тный палеограф, руководитель При­дворной певческой капеллы СВ. Смо­ленский. Он же отбирал лучших пев­цов для учебы в хоре Синодального училища. Уроки живописи давали С.А. Рачинский, а также его родствен­ник Э.А. Дмитриев-Мамонов и худож­ник, специально приглашаемый летом. Именно эти занятия позволили раз­виться таланту Н.П.Богданова-Бельского, Т. Никонова, И. Петерсона, ставших с помощью С.А. Рачинского известными художниками.

Особенно большое внимание уде­лял С.А. Рачинский выведению своих учеников в учителя. Более 60 учителей были подготовлены стараниями Ра­чинского, причем это были люди, прекрасно знавшие деревню, нис­колько не оторванные от ее нужд, от деревенской среды. По мнению фи­лософа В.В.Розанова, Татево стало «рассадником школ, общерусским учи­тельским институтом».

Сама жизнь продиктовала Рачинскому и необходимость охранения сво­их учеников от самого опасного, по его мнению, искушения — пьянства. Он создал в 1882 г. общество трезвос­ти, одно из первых в России. Числен­ность общества сначала была невели­ка, однако очень скоро оно стало раз­растаться и приобретать авторитет в округе. Как упоминает бывший учи­тель школы Н. Воскресенский, «ок­рестность вокруг Татева перероди­лась: на тридцать верст кругом ни ка­баков, ни водки, ни пьяных». Очень скоро подобные общества появились по всей России. Из разных ее уголков приезжали и писали заинтересован­ные в нравственной поддержке и ободрении, в мудром совете и полез­ном указании люди. Более ста томов писем, переплетенных по годам, — подтверждение этому. Переписка ста­ла для Рачинского еще одним спосо­бом широкого распространения до­рогих ему мыслей о народном образовании, об отрезвлении народа.

Труд С.А. Рачинского был высоко оценен в Высочайшем рескрипте от 14 мая 1899 г., в котором император Николай выразил признательность педагогу за его многолетнюю деятель­ность на пользу народную и пожало­вал ему пожизненную пенсию в 3000 рублей.

Умер Сергей Александрович 2(14) мая 1902 г. в день своего рождения на руках А.А. Серякова, одного из учеников и преемников, которому завещал продолжать дело его жизни. На его надгробии высечены слова «Не хлебом единым жив человек», слова, ставшие его жизненным прин­ципом.

«Эта царящая здесь правда чувствуется во всем...»

...Не прошло и нескольких минут, как дверь отворилась и в комнату вошел СА. Рачинский. Он был уже раздет, на нем был темный японский халат, и он быстро и горячо пожал мне руку. Я взглянул на его лицо и изумился: до того оно было выразительно с седыми волосами, прядью спускающимися на чело. Добрая и тонкая улыбка светилась на его лице, а глаза, блестящие, полные жизни и огня, придавали появлению его какое-то особое, неожиданно сильное впечатление.

После первых слов приветствия он быстро повел меня в залу, оттуда на откры­тый балкон. Пред нами расстилался сад с чудными группами деревьев, с клумба­ми благоухающих необыкновенною силою цветов. Стройные и изящные очер­тания деревьев и растений при свете луны и под только что пережитым впечат­лением тумана резко и удивительно бросались в глаза... Передо мной был не то старик, не то юноша с выразительною и приветливою улыбкою, с неизменною прядью седых волос. Разнообразные впечатления сильно приковывали к месту с сознанием какого-то особого, невыразимого очарования.

...Мы взошли в просторное помещение школы. За нами вошли два молодых человека и мальчик. Все они относились к Рачинскому как к близкому и родному.

Мы сели у окна, но разговора не было, да и что было говорить?.. Здесь везде простота и искренность, не нуждающаяся ни в словах, ни в прикрасах, и эта царящая здесь правда чувствуется во всем.

Мы просидели довольно долго; меня поразило выражение окружающих, особенно ребенка: прислонившись к скамье, он пристально глядел на Рачинс­кого; меня поразил этот внимательный, осмысленный взгляд. Я не удержался, чтобы не высказать это Рачинскому. На стенах висят незатейливые портреты некоторых из прежних учеников, крестьянских мальчиков, в рубашечках. Лик Спасителя не мог не остановить внимания. Это юношеская работа Богданова-Бельского. У иконы, красивым почерком устава, написаны на стене молитвы. Рачинский сказал, что это его работа...

/1898 г. Граф Сергей Шереметьев (1844-1918) «Татево» (из очерка)/

Учитель истории и обществознания
Татевской средней школы имени С.А. Рачинского,
заведующая муниципальным музеем
имени н.П. Богданова-вельского,
с. Тате­во, Тверская область,
Духовно-нравственное воспитание № 3, 2011.

Навигация

Система Orphus