По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Священномученик Петр Крутицкий.От рождения до принятия священного сана

Священномученик Петр (в миру – Петр Федорович Полянский) родился 28 июня 1862 года в селе Сторожевом Коротоякского уезда Воронежской губернии в благочестивой семье приходского священника[1]. Во святом крещении он был наречен именем святого апостола Петра, - и в будущем ему суждено было стать воистину камнем Церкви Российской.

В семье отца Феодора и матушки Галины, которая была родственницей Киевского митрополита[2], было три сына и две дочери; Петр был младшим[3]. Старший брат – Василий – стал священником, как и отец, и, в бытность митрополита Петра Местоблюстителем, являлся уже митрофорным протоиереем, настоятелем московского древнего храма «Николы, что в столпах». Второй брат – Александр – служил до революции государственным чиновником в Петербурге. Сестры вышли замуж и жили в Москве.[4]

Образование будущий митрополит получил в местном духовном училище, затем – в Воронежской Духовной семинарии, которую закончил по первому разряду в 1885 году. После семинарии Петр Полянский был определен на должность псаломщика при церкви села Девицы Каротоякского уезда[5].

Через два года, желая продолжить духовное образование, Петр Полянский поступает в Московскую Духовную Академию – сначала вольнослушателем, а через год - студентом.

Сохранились воспоминания его сокурсника митрополита Евлогия (Георгиевского). «Петр Полянский был старше нас, ему было под 30 лет; нам 21 – 22 года. Внешность у него была солидная: большой, толстый, с брюшком, он производил на многих впечатление добродушного простака, может быть, и потому, что любил напускать на себя тон простачка. «Скажите на милость, - восклицает он, бывало, - что в этой философии? Хоть убей, не разберу!» На деле он был неглупый. Звали мы его все попросту «Пётра», любовались его дорогой енотовой шубой, подаренной дядей-архиереем, старинными часами, - доставшимися ему от какого-то родственника, - собственностью чуть ли не самого митрополита Московского Филарета… Бывали /в академии/ иногда до того скучные лекции (мы их называли лекциями «о библейских клопах»), что студ[6]енты всячески их избегали, предпочитая работать над своими курсовыми сочинениями. Инспектор разыскивал ослушников и сгонял их в аудиторию. Как-то раз он накрыл нас, небольшую группу. Мы спохватились: «Идем, идем на лекцию»… - и вдруг в шкафу – скрип… Инспектор – к шкафу. Отворил дверцу… а в шкафу – огромный, весь красный от смущения студент Петр Полянский…»[7].

Академию Петр Полянский закончил в 1892 году со степенью кандидата богословия и был оставлен на должности помощника инспектора. В то время ректором Московской Духовной Академии был молодой архимандрит Антоний (Храповицкий)*, а инспектором – архимандрит Сергий (Страгородский)[8].

 Одновременно с исполнением обязанностей помощника инспектора Петр Полянский вел обширную общественную деятельность: безвозмездно преподавал Закон Божий в частном женском училище Сергиева Посада, исполнял обязанности секретаря Общества спасения на водах; в 1895 году состоял на должности церковного старосты в родном селе, в 1986 году некоторое время преподавал греческий язык в Звенигородском духовном училище[9].

Но, не смотря на большую занятость общественными делами, Петр Федорович не оставлял научных занятий. Он работал над магистерской диссертацией на тему «Первое послание св. Апостола Павла к Тимофею. Опыт историко-экзегетического исследования», которую успешно защитил в 1897 году[10]. Сохранился отзыв доцента М. Муравьева об этом сочинении, в котором отмечались «глубина проникновения во внутренно-животворный дух апостольского писания, широта изучения пособий, обстоятельность и тонкость нравственно-психологического и филологического анализа… ясность в раскрытии главных мыслей послания и их логического движения, основательность и Православие суждений как во всем вообще толковании, так и особенно в раскрытии пастырско-канонических сторон послания, наконец, литературная обработанность и отчетливость изложения»[11].

Его усердие и самоотверженность обратили на себя внимание начальства, и в декабре 1896 года указом Святейшего Синода Петр Федорович Полянский был назначен смотрителем Жировицкого Духовного Училища.

К сожалению, духовное образование в те годы оставляло желать лучшего. Прибыв на новое место, Петр Полянский со всею ревностью и старанием взялся за работу. Очень важно было сплотить преподавательский коллектив, что новому смотрителю сразу же удалось, благодаря его целеустремленному и жизнерадостному характеру.

Архимандрит Антоний (Мельников) в историческом очерке о Жировицком монастыре отмечает успешную деятельность нового училищного смотрителя: «Все одинаково были заинтересованы в прекрасной постановке учебного дела и воспитательного процесса в училище, а в свободное от занятий время все преподаватели весело, дружно и интересно отдыхали»[12].

В архиве Свято-Успенского Жировицкого монастыря сохранились воспоминания Цебриковой Софии Титовны, муж которой был преподавателем в Жировицком Духовном Училище при Петре Полянском: «Человек этот был высокого ума, великой доброты и честности, благородства и справедливости. Он не переносил вражды и злобы, сразу мирил. Однажды был такой случай. Неожиданно приехав в Жировицы, он узнал, что одна учительская семья как-то отстранилась от всей корпорации. Сейчас же призвал их к себе, велел устроить вечерний прием и пригласить всех без исключения… во время своего служения в Жировицах он поднял наше Духовное училище на такую высоту, на какой оно никогда и не было»[13].

По воспоминаниям современников, Петр Федорович Полянский был очень жизнерадостный человек.  «Всех поражала его природная безунывность. Не было, казалось, таких обстоятельств, попав в которые он стал бы безутешно скорбеть и унывать. Казалось, что Господь до чрезмерности изобильно одарил его нравственным и физическим здоровьем, а притом огромным душевным тактом, так что, узнав его, невозможно было не полюбить его»[14].

Деятельность Петра Полянского распространялась не только на Жировицкое Духовное училище. Он принимал участие в жизни и других школ, вел активную общественную деятельность. Он исполнял обязанности члена попечительства о народной трезвости и почетного мирового судьи Слонимского округа. В 1897 году Петр Полянский был удостоен «совершенной Его Императорского Величества благодарности за усердие в деле первой всеобщей переписи населения… 6 мая 1899 года награжден орденом св. Станислава III ст., а 14 мая того же года за особые труды, усердие и ревность о деле благоустройства местных церковно-приходских школ и школ грамоты Святейшим Синодом удостоен награждения книгой Библия»[15].

Он ревностно заботился о народном образовании, понимая, что в этом деле большое значение имеет уровень преподавателей. В 1900 году Петр Федорович вместе с протоиереем Иоанном Корчинским по поручению Гродненского Епархиального Училищного Совета занимался устройством летних курсов по повышению квалификации учителей духовных школ епархии. Как человеку опытному и энергичному, ему была поручена хозяйственная часть дела, в то время как о. Иоанн занимался учебно-воспитательной работой[16].

В декабре 1901 года его назначили членом Училищного Совета «с правом совещательного голоса»[17]. В 1902 году «за усердие и труды по церковно-школьному делу» Петр Федорович Полянский получил архипастырское благословение «с выдачей похвального листа и со внесением в формулярный о службе список»[18].

Его деятельность получила такие отзывы в Гродненских Епархиальных Ведомостях: «Училищный Комитет при святейшем Синоде считал Жировицкое Духовное училище примерным как по постановке учебной и воспитательной работы, так и хозяйственной стороны. Училищный Комитет неоднократно отмечал плодотворную деятельность Смотрителя Петра Полянского. Энергия Петра Федоровича простиралась и на монастырскую жизнь, в которую он своими советами внес много полезного»[19]. О деятельности Петра Полянского дал блестящий отзыв и ревизор Нечаев, отличавшийся большой строгостью[20].

В этот период в Яблочинском монастыре Петр Полянский познакомился с епископом Люблинским Тихоном (Белавиным), будущим Российским Патриархом. На примере постановки дела в училище святитель Тихон по достоинству оценил способности, возможности и настроение этого смотрителя[21], что впоследствии сыграло свою роль в избрании его ближайшим помощником Патриарха.

Десять лет трудился будущий святитель в Жировицком училище, в стенах древней обители, под покровом Богородицы, всего себя отдавая богоугодному делу.

В 1906 году Петр Федорович Полянский был назначен младшим помощником правителя дел Учебного комитета при Святейшем Синоде, а затем – ревизором духовных учебных заведений. Переехав в Петербург, он лишился казенной квартиры при училище, его жалованье убавилось в два с половиной раза[22]. Но никакие материальные стеснения не помешали ему с той же самоотдачей взяться за возложенное на него дело. Он по-прежнему оставался жизнерадостным, приветливым и усердным.

Во время служения в Учебном комитете Петр Полянский много ездил по всей обширной территории России от Закавказья до Сибири. Обследовав состояние духовных семинарий и училищ в Курской, Новгородской, Вологодской, Костромской, Минской и ряде других епархий,  он составлял обстоятельные отчеты, где предлагал меры по улучшению состояния обследованных школ[23].

Будучи высокопоставленным синодальным чиновником, Петр Федорович Полянский отличался бессребреничеством и строгостью[24].

Надвигалось страшное для Церкви и для всей России время. Февральская революция, свержение православной монархии, роспуск «старого» Святейшего Синода, давление со стороны государственной власти на Церковь, вмешательство во все церковные дела.… В связи с этими переменами уже в начале 1917 года «о статских и иных советниках в России не было и помину»[25].

15 августа 1917 года в Успенском Соборе Московского Кремля торжественным богослужением начал свою работу Поместный Собор Русской Православной Церкви - собор будущих мучеников и исповедников, засвидетельствовавших свою веру кровью.

В это время Петр Федорович Полянский переехал в Москву и поселился у своего брата  - протоиерея Василия[26]. Он принимал участие в Поместном Соборе, работая в секретариате[27].

Оказавшись в стесненном материальном положении, Петр Полянский устроился бухгалтером в московскую кооперативную артель «Богатырь», производившую сапожную ваксу и стельки для обуви[28]. Ему было уже около шестидесяти лет. Оставаясь человеком светским, не связанным ни монашескими обетами, ни священным саном, он имел возможность и при новой власти спокойно жить и трудиться.

Но Промыслом Божиим ему был уготован иной путь.

Святейший Патриарх Тихон, вспомнив о Петре Полянском и о его замечательных духовных качествах и организаторских способностях, предложил ему принять монашество, священство и стать его помощником по управлению Православной Церковью.

Примерно в конце 1919 – начале 1920 года Петр Федорович Полянский, приняв предложение Святейшего Патриарха как призвание Божие, вступил на тот путь, к которому готовился всю жизнь – монашество.

Чин пострижения в мантию совершал его давний друг митрополит Владимирский и Суздальский Сергий (Страгородский). Его небесным покровителем, вместо апостола Петра, стал святой Петр Чудотворец, митрополит Московский. Вскоре после пострижения монах Петр был возведен в сан иеродиакона. Хиротонию совершал епископ Верейский Илларион (Троицкий) в храме святого архидиакона Евпла на Мясницкой улице[29]. Затем последовало поставление во иеромонаха и предложение Патриарха принять епископский сан.

«Я не могу отказаться, - сказал родственникам иеромонах Петр, пришедши в тот день домой. – Если я откажусь, то я буду предателем Церкви, но когда соглашусь – я знаю, я подпишу себе тем смертный приговор»[30].

25 сентября/8 октября 1920 года, в день преставления преподобного Сергия Радонежского, в престольный праздник Крестового Сергиевского храма Патриаршего Троицкого подворья, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Тихон в сослужении сонма архиереев поставляет священноархимандрита Петра (Полянского) во епископа Подольского, викария Московской епархии[31]. Здесь, в Крестовом храме, начался крестный путь священномученика Петра, ибо ныне, как и в первохристианские времена, епископство сулило не почет и благоденствие, а страдания и смерть.

 

 


[1] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[2] Польский М., протопресвитер. Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Т. 1. Б/м. 1949. С. 23.

[3] Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Книга 2. Издательство «Булат». Тверь, 1998. С. 341.

[4] Польский М., протопресвитер. Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Т. 1. Б/м. 1949. С. 23.

[5] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[6] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[7] Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни. PARIS, YMKA-PRESS, 1947. С. 38.

* Архимандрит Антоний настоятельно предлагал Петру Полянскому принимать монашество. Левитин А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. Т. 2. INSTITUT GLAUBE IN DER 2. WELT. CH-8700. Küsnacht, 1978. С. 260.

[8] Левитин А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. Т. 2. INSTITUT GLAUBE IN DER 2. WELT. CH-8700. Küsnacht, 1978. С. 260.

[9] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[10] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[11] Польский М., протопресвитер. Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Т. 1. Б/м. 1949. С. 24.

[12] Антоний (Мельников), архимандрит. Жировицкий монастырь в истории западнорусских епархий. Часть II (машинопись).Одесса, 1964. С. 147.

[13] Архив Свято-Успенского Жировицкого монастыря 1922 – 1945 годы.

[14] Вестник РХД. 1992, №166. С. 213 – 214.

[15] Литовские Епархиальные Ведомости. 1900, №49. С. 392.

[16] Гродненские Епархиальные Ведомости, 1902, №10. С. 91.

[17] Гродненские Епархиальные Ведомости. 1902, №6. С. 50.

[18] Гродненские Епархиальные Ведомости. 1902, №52. С. 448.

[19] Гродненские Епархиальные Ведомости. 1902, №6. С. 147.

[20] Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни. PARIS, YMKA-PRESS, 1947. С. 38.

[21] Антоний (Мельников), архимандрит. Жировицкий монастырь в истории западнорусских епархий. Часть II (машинопись).Одесса, 1964. С. 147.

[22] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[23] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[24] Троицкий С. В. , профессор. «О неправде Карловацкого раскола». Разбор книги протоиерея М. Польского «Каноническое положение высшей церковной власти СССР и за границей. Париж, 1960. С. 540.

[25] Польский М., протопресвитер. Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Т. 1. Б/м. 1949. С. 26.

[26] Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Книга 2. Издательство «Булат». Тверь, 1998. С. 346.

[27] Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917 - 1991). Кн. 1. М., 1995. С. 213.

[28] Польский М., протопресвитер. Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Т. 1. Б/м. 1949. С. 27.

[29] Польский М., протопресвитер. Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Т. 1. Б/м. 1949. С. 27.

[30] Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Книга 2. Издательство «Булат». Тверь, 1998. С. 346.

[31] Польский М., протопресвитер. Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Т. 1. Б/м. 1949. С. 28.

 


Навигация

Система Orphus