По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.) .Поуч. 1-е. День св. апостола и евангелиста Іоанна Богослова.


(Христіанская любовь есть надежнѣйшее средство къ богопознанію и истинное начало дѣятельности христіанина).

I. Въ честь лицъ, для которыхъ устрояютъ какія-либо торжества въ нарочитые дни, обыкновенно говорятъ похвальныя рѣчи, выставляютъ ихъ отличительныя свойства, достоинства, доблести, заслуги. Чтожъ намъ сказать нынѣ въ похвалу св. апостола Іоанна Богослова, возлюбленнаго ученика и наперсника Христова? Какое краснорѣчивое и плодовитое слово ни сказалъ бы кто въ похвалу его святыхъ, высокихъ качествъ и дѣйствій, оно будетъ недостаточно: «величія твоя, дѣвственниче, кто повѣсть?» Впрочемъ для небожителей и не нужны человѣческія похвалы; имъ пріятнѣе всего усвоеніе нами того духа и характера, которыми они водились во время земной жизни. И съ нашей стороны самою лучшею данію признательности къ св. апостолу Іоанну Богослову и самымъ лучшимъ выраженіемъ благочестиваго почтенія къ нему будетъ усвоеніе его духа и его наставленій.

II. Какой же духъ и отличительный характеръ св. Іоанна Богослова? Это христіанская, самая нѣжная любовь къ ближнимъ; духъ любви ощутительно вѣетъ и отражается въ его евангеліи и особенно ясно выражается въ его посланіяхъ. Возлюбленніи, возлюбимъ другъ друга; яко любы отъ Бога есть, и всякъ любяй, отъ Бога рожденъ есть, и знаетъ Бога (1 Іоан. 4, 7). Чадца моя, не любимъ словомъ ниже языкомъ, но дѣломъ и истиною (3, 18). Мы вѣмы, яко преидохомъ отъ смерти въ животъ, яко любимъ братію (3, 14). Вотъ нѣкоторыя черты изъ его любвеобильныхъ посланій! По преданію, въ послѣдніе годы жизни, уже престарѣлый апостолъ только и повторялъ: дѣти! любите другъ друга. И когда ученики спрашивали его: для чего ты, отче, повторяешь намъ часто одно и тоже? онъ отвѣчалъ: «исполните это одно и для васъ довольно».

Въ этомъ краткомъ отвѣтѣ заключается весьма важная истина, именно та, что для христіанина любовь къ ближнимъ есть а) надежнѣйшее средство къ живому богопознанію и б) главное начало его правильной благочестивой дѣятельности.

а) Скажемъ сначала о томъ, что христіан. любовь къ ближнимъ есть лучшее средство къ богопознанію. Съ дѣтства мы получаемъ понятіе о Богѣ, понятіе о Его свойствахъ и дѣйствіяхъ, но это понятіе, такъ называемое умственное, не составляетъ еще надлежащаго познанія, если оно не будетъ переведено въ сердце и жизнь. Сухія, отвлеченныя понятія о Богѣ, сами по себѣ, безъ приложенія къ дѣятельности, безжизненны, какъ вѣра безъ дѣлъ, которую имѣютъ и злые духи, и трепещутъ (Іак. 2, 19). Живое богопознаніе даетъ любовь. Апостолъ говоритъ: не любяй, не позна Бога (1 Іоан. 4, 8). Почему? потому что Богъ есть любовь, свойства и дѣйствіи Божіи по отношенію къ тварямъ выразились и выражаются въ любви къ намъ. Но кто скажетъ, что я люблю Бога, — слѣдовательно и знаю Его, а не любитъ ближнихъ, своихъ собратій по естеству и по вѣрѣ во Христа, тотъ обманывается; аще кто речетъ, яко люблю Бога, а брата своего ненавидитъ, ложь есть: ибо не любяй брата своего, егоже видѣ, Бога, Егоже не видѣ, како можетъ любити (4, 20)? Такъ, братія, мы не иначе можемъ любить Бога, какъ любя образъ Божій въ человѣкѣ, и подражая свойствамъ и дѣйствіямъ Божіимъ, а они, какъ мы уже замѣтили, главнымъ образомъ выражаются въ любви. Одинъ св. мужъ справедливо уподобляетъ имѣющаго понятія и хорошо разсуждающаго о добродѣтеляхъ, безъ собственнаго опыта, человѣку, который хвалитъ сладость меда, не отвѣдавши его самъ. И мы знаемъ изъ исторіи, что многіе христіанскіе подвижники достигали высшей степени богопознанія путемъ любви, а съ нею и другихъ добродѣтелей. Преподобный Антоній великій изумлялъ своими разсужденіями о Богѣ ученыхъ философовъ своего времени.

б) Христіанская любовь къ ближнимъ есть, далѣе, животворное начало дѣятельности. Мы вѣмы, яко преидохомъ отъ смерти въ животъ, яко любимъ братію. Итакъ, по апостолу, первый признакъ истинной жизни есть любовь къ ближнимъ. Самолюбіе перваго падшаго человѣка послужило корнемъ грѣха, — одно произвело гордость, зависть, ненависть, разъединеніе въ родѣ человѣческомъ, а за сими пороками духовную смерть. Сынъ Божій, Господь I. Христосъ, пришедшій возстановить падшее человѣчество, и Собственнымъ примѣромъ и Своимъ ученіемъ положилъ въ основу дѣйствій христіанскихъ любовь. О семъ разумѣютъ вси, яко Мои учеиицы есте, аще любовь имате между собою (Іоан. 13, 15). И любы не завидитъ, любы не превозносится, не гордится, не безчинствуетъ, не ищетъ своихъ си, не раздражается, не мыслитъ зла, не радуется о неправдѣ, радуется же о истинѣ (1 Кор. 13, 4—6), — значитъ вноситъ истинную жизнь въ среду людей! И могущественна сила любви! Одинъ изъ учителей церкви сказалъ: люби и дѣлай, что хочешь, — всѣ твои поступки будутъ хороши, т.-е. руководствуйся побужденіемъ любви къ ближнимъ, и тогда твои дѣйствія будутъ сообразны съ закономъ Божіимъ и благотворны для другихъ. Голосъ любви имѣетъ великую силу. Вотъ одинъ изъ примѣровъ: святый апостолъ Іоаннъ Богословъ, во время пребыванія своего въ Ефесѣ, обратилъ ко Христу одного юношу и, удаляясь въ другія страны, поручилъ его мѣстному блюстителю церкви для надзора и утвержденія въ новой жизни; юноша съ пламеннымъ усердіемъ служилъ Богу и церкви нѣсколько лѣтъ; но потомъ увлекся примѣромъ порочныхъ людей, развратился, оставилъ доброе убѣжище и наконецъ сдѣлался начальникомъ шайки разбойниковъ. Когда возвратился апостолъ Іоаннъ въ Ефесъ, онъ съ горестью і узналъ о случившемся. Чтожъ онъ дѣлаетъ? Не смотря на старость лѣтъ, онъ стремится къ мѣсту пребыванія юноши, не смотря на опасности, отыскиваетъ его; юноша, завидѣвъ и узнавъ старца, отъ укора совѣсти и стыда убѣгаетъ; но старецъ своимъ голосомъ: «остановись, остановись, сынъ мой», — заставляетъ его возвратиться, и, успокоивъ прощеніемъ грѣха отъ Бога, возвращаетъ его къ той же добродѣтельной жизни. Какое самоотверженіе въ апостолѣ, который подвергался самъ опасности жизни, желая спасти душу другого! Вотъ образецъ христіанской любви! Св. Павелъ безъ любви считаетъ ничтожными всѣ добродѣтели. Если я говорю языками человѣческими и ангельскими, а любви не имѣю, я мѣдь звенящая или кимвалъ звучащій. Если имѣю даръ пророчества и знаю всѣ тайны и имѣю всякое познаніе, и всю вѣру, такъ что могу и горы переставлять, а не имѣю любви, то я ничто. И если я раздамъ все имѣніе мое, и отдамъ тѣло мое на сожженіе, а любви не имѣю, нѣтъ мнѣ въ томъ никакой пользы (1 Кор. 13, 1—3).

III. Братіе, будемъ другъ къ другу искренни, братолюбивы, единомыслены, единодушны и во всѣхъ дѣйствіяхъ по отношенію къ ближнимъ будемъ руководиться духомъ христіанской любви. При такомъ настроеніи мы привлечемъ къ себѣ любовь Божію, а съ нею и крѣпкую силу. Аминь. (Сост. по «Слов. и рѣч.» Леонтія, митр. моск.). 


Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ первый. Первое полугодіе. (330 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896. — С. 335-337. 


Навигация

Система Orphus