По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Евангелие от Марка 55 зачало (глава 12 со 18 по 27 стих)


18Потом пришли к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения, и спросили Его, говоря: 19Учитель! Моисей написал нам: если у кого умрет брат и оставит жену, а детей не оставит, то брат его пусть возьмет жену его и восстановит семя брату своему. 20Было семь братьев: первый взял жену и, умирая, не оставил детей. 21Взял ее второй и умер, и он не оставил детей; также и третий. 22Брали ее за себя семеро и не оставили детей. После всех умерла и жена. 23Итак, в воскресении, когда воскреснут, которого из них будет она женою? Ибо семеро имели ее женою. 24Иисус сказал им в ответ: этим ли приводитесь вы в заблуждение, не зная Писаний, ни силы Божией? 25Ибо, когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах. 26А о мертвых, что они воскреснут, разве не читали вы в книге Моисея, как Бог при купине сказал ему: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? 27Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых. Итак, вы весьма заблуждаетесь.

Саддукеи были далеки от религиозно-обрядового фанатизма и национальной исключительности фарисеев. Исповедуя некий легкомысленный рационализм, они пытались понять религиозные истины при помощи рассудка и логики. Как следствие саддукеи были весьма маловерны и не признавали то, что не могли объять разумом. Отрицая воскресение из мертвых, саддукеи автоматически не признавали и бытие человеческой души по смерти тела. История семи братьев, поочерёдно бывших мужьями одной женщины, более принадлежала к области пустой казуистики, нежели реально могла произойти в жизни, а саддукеи скорее упражнялись в праздном остроумии и вряд ли были заинтересованы в ответе на свой вопрос. В Израиле существовал закон ужичества, по которому жена старшего брата, умершего бездетным, переходила к младшему и первенец, родившийся в новом браке, считался ребёнком умершего. В случае, рассказанном саддукеями, все семеро братьев умерли бездетными, а после скончалась и женщина, которая, получается, была поочередно женой каждого из них. Перенося картинку здешнего чувственного мира на посмертное бытие души, саддукеи пытаются при помощи юридических выкладок из закона данного Моисеем опровергнуть само учение о воскресении мёртвых. Христос, не замечая усмешку, отвечает просто и веско. Моисеев закон действует только в пределах земной жизни. В вечности всё будет совершенно иначе. "Когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах". Объясняя всю нелепость постановки заданного саддукеями вопроса, Христос простирает Свой ответ дальше, затрагивая их ключевое заблуждение - отрицание воскресения мёртвых. "А о мертвых, что они воскреснут, разве не читали вы в книге Моисея, как Бог при купине сказал ему: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова?" Христос приводит фрагмент Священного Писания, где Сам Творец в книге «Исход» называет Себя Богом давно умерших патриархов. Из чего делается вполне логичный вывод: "Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых". Эти праотцы, умершие для нас, по-прежнему живы для Бога. Только живое существо может познать Бога и признать Его Вседержителем над собой. "Живой, только живой прославит Тебя", - восклицает пророк Исайя. Это была чёткая и разумная выкладка в пользу всеобщего воскресения мёртвых, основанная на словах Торы и подтверждённая логическим умозаключением. Прекрасный ответ и повод для размышления нашим всё ещё сомневающимся современникам.

Иерей Андрей Андронов


Навигация

Система Orphus