По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

«Детские витамины» для души


Уже много лет нам настойчиво предлагают усвоить новые нормы жизни, без которых якобы немыслимо современное общество. Нас убеждают в необходимости ювенальной юстиции, «раннего развития» детей, секспросвета школьников и цифровизации многих жизненных процессов. О том, стоит ли принимать эти нововведения, а также о болезненных вопросах сегодняшнего родительства зашел разговор с главным научным сотрудником института детства Российского детского фонда, православным психологом, публицистом и членом российского Союза писателей Ириной Медведевой.

Без храма душа не будет здоровой

Ирина Яковлевна, православный психолог чем-то отличается от обычного специалиста?

– Он отличается столь многим, что трудно даже сразу сказать. У него совершенно другой взгляд на человека, он понимает, что самое главное – это не получать удовольствие в жизни, а спасать душу для вечности. Исходя из этого, он и работает по-другому. И если перед ним человек неверующий, то он хочет как можно скорее показать ему дорогу в храм, потому что без этого душа по-настоящему здоровой быть не может.

Что касается моих неправославных коллег, то, когда я бываю на профессиональных конференциях, у меня нередко волосы встают дыбом от того, что я слышу. И когда доходит очередь до моего доклада, я начинаю с полемики, ведь все, что говорят современные психологи, сводится к следующему: человеку ни в коем случае не надо давать советов. А зачем тогда он приходит к психологу? Человеку внушается, что у него все в порядке и нет никаких недостатков – он просто другой. А если это кому-то не нравится, надо плевать на это, потому что самое главное – полюбить себя таким, каков ты есть.

Неправославные психологи сегодня фактически отводят людей от покаяния, а это страшно, потому что, не включив совесть, невозможно не только наследовать жизнь вечную, но и радоваться этой жизни. Даже если все время заглушать в себе голос совести, он никуда не денется, и человек будет ощущать какое-то неудобство, смятение, а нередко и депрессию. Разве может такой человек быть счастливым? Я никогда и нигде не видела счастливых и душевно здоровых негодяев. Если человеку совершение зла доставляет какое-то удовольствие, он не может быть психически здоровым.

А как найти хорошего психолога?

– Надо спрашивать знакомых. Сейчас очень много жуликов в разных профессиях, в том числе и в нашей. Психологов сегодня так учат, что они, будучи по натуре людьми совершенно не злонамеренными, а просто наученными совершенно извращенным понятиям о психике человека и работе с этой психикой, могут причинить вред. Надо очень осторожно относиться к помощи психологов. Мне неприятно об этом говорить, это вроде бы противоречит правилам корпоративной солидарности, но я не могу не сказать правду.

Как Вы считаете, почему сейчас много психологических проблем как у детей, так и у взрослых?

– Те новые нормы жизни (а часто это антинормы), которые нам навязывают вот уже 30 лет, в буквальном смысле не по душе людям! Психологических проблем много, потому что на уровне сознания люди стараются идти в ногу со временем, не хотят двигаться против течения, выделяться. При этом глубинное, бессознательное чувство протеста все равно возникает, ведь в человеческой душе, в психике закодированы основные нормы поведения, мировоззрения и мироощущения, которые приняты в нашей культуре. И тогда происходит столкновение сознательного подчинения и бессознательного бунта. 

Я думаю, что именно в этом главная причина множественной невротизации. Лучшее лекарство здесь – не подражать тому чужеродному, что нам навязывается.

Родители – главный авторитет

Взрослый способен понять, что надо идти против течения, а как быть ребенку?

– Главный авторитет для ребенка – это его родители, поэтому как они его научат, так и будет. Конечно, наступит пубертатный период – переходный возраст, когда на какое-то время главными людьми станут сверстники, когда подросток будет бояться, что они начнут его осмеивать, отталкивать, если он будет каким-то другим. Родители должны стараться обеспечить своему чаду к этому возрасту небольшой круг таких же «белых ворон», как и он. Намного легче, когда ты не один.

Если говорить о малышах, до какого возраста ребенку лучше находиться дома с мамой?

– До школы, но при условии, что ребенок сам не рвется в детский сад. Если же по каким-то причинам необходимо отдать ребенка в садик, надо стараться по возможности найти такой, где добрые воспитатели. Детям этого возраста не нужны интеллектуально продвинутые руководители, ему необходимы добрые, любящие взрослые.

Часто старшее поколение говорит родителям, что их ребенок какой-то ненормальный, раз он не хочет ходить в садик…

– Очень многие дети не хотят ходить в садик, потому что им хорошо дома. Я сама прекрасно росла у дедушки с бабушкой, и никаких проблем с социализацией у меня не было. Моя дочь ходила в сад, но не могу сказать, что она была счастлива от этого. Мы были молодыми и глупыми родителями, нам хотелось работать, «жить полной жизнью», и мы не понимали, что в полноценной жизни самое главное – учитывать особенности своего ребенка.

Если ребенок сидит дома, но маме некогда заниматься с ним всевозможными «развивашками», не будет ли он как-то отставать от сверстников?

– По моим наблюдениям, сейчас слишком много внимания уделяют интеллектуальному развитию. Усиленно им заниматься надо тогда, когда есть задержка в развитии. Когда этого нет, ребенку достаточно просто находиться в культурной среде и слышать нормальную речь.

Плохо, когда ребенком совсем не занимаются, и плохо, когда над ним нависают, не дают возможности учиться быть самим собой и создавать свое личное пространство. Не надо в это пространство все время вторгаться, если он ничего плохого не делает, а просто тихо играет сам со своими игрушками.

Самое главное – не надо занимать ребенка экраном. Практически все родители сегодня знают, что американские и японские мультфильмы вредны. Но и советской анимацией не надо злоупотреблять. Как показали исследования известного психолога Владимира Зинченко, у детей сегодня при нормальном интеллектуальном развитии неполноценно формируется словесно-образная связь. Это происходит оттого, что ребенок долго пребывает у экрана.

Глядя на экран, дети получают слово и образ одновременно, поэтому у них нет потребности развивать воображение. Сегодня ребенок нередко говорит родителям, когда те читают ему вслух: «Не надо, я устал!» Он устает, потому что за словами, которые он слышит, не возникает образов. Мультфильмы желательно начинать показывать детям лет с трех, за хорошее поведение, раз в неделю по полчаса.

Есть еще мнение, что ребенку до школы важнее всего наиграться.

– Сейчас в этом нет недостатка. Дети много играют, но их слишком мало приучают к труду. А это очень важно. Ребенку хочется, чтобы его лишний раз похвалили, но для этого он должен помочь взрослому. Труд для детей иногда слаще любой игры, и, конечно же, их надо к этому приучать.

Современные родители не понимают, как важен труд, в том числе и для полноценного интеллектуального развития ребенка. А взрослые часто не приучают к нему только из эгоистических соображений, потому что потом придется убирать в три раза больше. Если вам жалко дорогую посуду, купите несколько дешевых тарелок и чашек, которые будет не жалко, если ребенок разобьет их. Зато малыш почувствует, что он помощник. Ребенку очень хочется быть хорошим, и этим надо пользоваться в воспитании.

К подростку – с иронией

Поговорим о детях постарше. В психологической литературе пишут, что родитель подростка должен быть своему чаду друг и немного клоун, согласны ли Вы с этим?

– Скорее, не клоун, а просто человек, который к некоторым проявлениям демонстративности своего ребенка-подростка относится с иронией. Некоторые поведенческие отклонения лучше высмеивать, чем читать из-за них мораль, потому что нравоучения вызывают обратную реакцию. А вот иронии подростки боятся и будут стараться не совершать то, что может быть высмеяно.

А другом ребенку надо быть всегда, но другом старшим. Очень важно понимать, что никогда родители не смогут стать ровней своим детям, или, как теперь выражаются, партнерами. Сейчас это модно, но исключать возможность родительского воспитания очень вредно, потому что партнер не может воспитывать. Родительская власть в самом лучшем смысле этого слова должна присутствовать в отношениях с подростком.

Вы часто говорите, что воспитание невозможно без наказания. А как правильно наказывать?

– Однозначно на этот вопрос ответить нельзя. Родители это лучше чувствуют. Сейчас людям морочат голову, рассказывая, что они не умеют воспитывать своих детей, что даже любить их они не умеют. Но неужели тетя-специалист поймет и полюбит их ребенка лучше, чем они сами? Это лживый миф! Надо больше включать свою родительскую интуицию, больше вспоминать, как нас воспитывали и наказывали. Если нас воспитывали традиционно, то есть за хорошее хвалили, а за плохое наказывали, то и мы должны делать так же.

Очень часто наказания бывают фиктивными, когда ребенка лишают того, без чего он спокойно может обойтись. Настоящее наказание – лишить ребенка чего-то ценного для него. А самое строгое – родительский бойкот. И это надо держать в запасе как тяжелую артиллерию для самых серьезных случаев.

Как Вы считаете, современные дети разучились дружить?

– Отнюдь, только никто их к этому не побуждает. Родители зачастую не хотят, чтобы к их детям приходили в гости друзья. По разным причинам. Тем самым они приучают своих чад к уродливой, урезанной и обезображенной дружбе через переписку и гаджеты.

Плюс исчезло понятие «двора»…

– Двор надо возвращать детям. Ничего важнее для интеллектуального, эмоционального и физического развития ребенка нет. Двор нельзя заменить ничем. Без него детство и развитие ребенка неполноценно. Ни в каких домашних и компьютерных играх он не получит той радости и того опыта, которые дают дворовые игры и общение. Это очень ценная репетиция взрослой жизни.

От чего «подмораживается» сердце

Почему стало так много агрессивных детей?

– Потому что дети видят очень много страшного. В компьютерных играх, в фильмах, в новостях: убийства, техногенные катастрофы, кризисы, войны. Это вредно. А жизнь состоит не только из катастроф и войн. В ней много радостного, светлого, героического, красивого…

Ребенок реагирует на виртуальную катастрофическую среду, в которую его погружают, и вынужден бессознательно защищать свою душу. Слабое детское сознание вообще может «разорваться на части» от этого. И может привыкнуть к страшному, так что ужасы уже начнут манить ребенка. На этом фоне происходит патологическая защита: у него «подмораживается» сердце. Такое сердце уже не может «разморозиться» даже тогда, когда в реальной жизни происходит что-то скорбное, требующее от него сочувствия, жалости и сострадания.

«О доблестях, о подвигах, о славе» должен узнавать подросток, потому что это витамин для его души. О благородстве, о героизме, о вечной любви. Вместо этого его душа питается «помоями», и многие подростки сегодня даже не знают, что настоящая «пища для души» – это классическое искусство и высокие человеческие чувства.

У меня был такой случай. Приехала небольшая съемочная группа одного телеканала, чтобы взять у меня комментарий по какому-то вопросу. Это были молодые ребята, которые очень спешно выслушали мой ответ и стали собираться на следующую съемку. И вот оператор этой группы, убедившись, что его коллеги обуваются в коридоре, а дверь из коридора в комнату плотно закрыта, подошел ко мне и тихо сказал: «Может быть, вы подарите мне какую-нибудь свою книгу? Меня зовут Дима». Я беру книгу и пишу: «Диме». Он смотрит через мое плечо и говорит: «…И его невесте Оле, – напишите, пожалуйста». Я пишу. Тогда он шепотом спрашивает: «Скажите, пожалуйста, как эксперт, бывает ли любовь на всю жизнь?» Я отвечаю: «Дима, ну что же Вы спрашиваете, разве не знаете, что бывает?» У оператора прямо лицо просветлело.

Как жалко молодых людей, которые должны спрашивать эксперта об этом. А виноваты – те растлители, которые рассказывают юношам и девушкам о безопасном сексе, а не о вечной любви.

Синдром бесстыдства

И многие родители их поддерживают, всерьез считая, что детям необходимы уроки секспросвета в школе...

– Это взрослых так «зомбировали». Когда в 1997 году в некоторых школах внедряли такие уроки, учителя сами не знали, куда им деваться от стыда. Они рассказывали, что многие дети (причем это были и мальчики) затыкали уши. У этих ребят было сохранное чувство стыда, а взрослые хотели его разрушить, навязывая детям симптом бесстыдства. Этот симптом свойственен людям с очень серьезными психиатрическими заболеваниями.

Сейчас пошла новая волна разговоров о том, что надо бы такие уроки ввести в школах. Якобы эти знания защитят детей от СПИДа. Их планируют интегрировать в основные дисциплины, такие как история и биология. Я надеюсь, что теперь легче будет этому препятствовать; родительские движения, которые существуют у нас в России, не позволят растлевать детей на уроках и наносить им психологическую травму.

Это может преждевременно растормозить сферу влечения и расположить детей к раннему разврату, который и повлечет за собой болезни, в том числе и СПИД.

Школа – место для классических знаний, а не для тех, которые необходимы медику-гинекологу. Подобные уроки – это одна из технологий по сокращению численности населения. Мальчиков, по натуре более брезгливых, чем девочек, эти знания к тому же могут отвратить от противоположного пола в то время, когда пора будет создавать семью и продолжать род.

Вы не представляете себе, сколько молодых ребят признаются мне в том, что они не могут влюбиться. На самом деле они просто стесняются сказать, что даже физического влечения не испытывают к противоположному полу, потому что их уже успели «просветить».

Некоторые взрослые покупают своим чадам детские энциклопедии по этой теме…

– Да, многие родители приобретали своим детям французскую сексуальную энциклопедию для дошкольного возраста или другие пакостные книги. Да, ребенок может задать какой-то вопрос на эту тему, но он обычно довольствуется самым общим ответом. Для детей младшего возраста очень полезны «охранительные мифы» о том, что их нашли в капусте, принес аист и т.п. Ребенку чуть постарше можно сказать, что его вынули у мамы из животика, а подросток уже многое узнает сам, пусть даже в циничной форме.

Если бы я была законодателем, я бы приняла закон с очень строгой ответственностью за интеллектуальное растление детей. А возраст детства по международной конвенции о правах ребенка – до 18 лет включительно!

Школа может быть опасной

Как вы можете оценить состояние современных школ? Почему все больше родителей выбирают семейную форму обучения для своих детей?

– Еще совсем недавно я была против семейного обучения здоровых детей. Сегодня я уже этому не препятствую, если родители чувствуют в себе силы и могут обучать ребенка дома, если они могут окружить его компанией сверстников, и если этот ребенок сам не рвется в школу.

Да, к сожалению, школа сегодня может быть источником опасности. Хотя большинство педагогов – это честные, преданные своему делу люди. Многие современные учебники ужасают эклектикой, в них нарушено все, что можно. В частности, в них не сохраняются основные законы дидактики (от простого – к сложному, от частного – к общему).

Я знаю некоторые экспериментальные школы, которые перешли на так называемое классическое образование и имеют очень высокие результаты.

А как сейчас обстоят дела с ювенальной юстицией?

– Всевозможные родительские комитеты и сообщества объединяются в борьбе с «ювенальщиками». Западные денежные вливания, направленные на разрушение российского института семьи, соблазняют некоторых людей в органах опеки, полиции и судах…

Ребенок – это товар в «ювенальном» мире. Мы очень ошибались, когда думали, что в обществе потребления люди – только субъекты этого потребления. На самом деле они еще могут быть и его объектом, особенно если это здоровые красивые дети.

Надо честно на это смотреть, но не для того, чтобы впасть в уныние и окончательно опустить руки, а наоборот, чтобы предельно напрячься в борьбе. Мы, православные, называемся воинами Христовыми. Разве может воин унывать и бросать свою страну на откуп безумным идеям чиновников и депутатов?..

Как родителям противостоять этому?

– Во-первых, надо знать правду, не думая, что вас это не коснется. Эгоизм не только подл, он очень глуп. Если говорить конкретно об Архангельске, необходимо восстановить здесь родительское движение. Во времена, когда разрушается институт семьи, нельзя не иметь организованных сил сопротивления.

Беседовала Елизавета ПОПОВА
В основе материала – 
публикация «Вестника Архангельской митрополии»
 
prichod.ru

Навигация

Система Orphus