По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

В Твери говорили о вопросах, связанных с движением New Age на территории России

В Тверской областной библиотеке имени Горького состоялась научно-практическая конференция «Христианство и неоязыческое мировоззрение. Современная проблематика», которую провел Александр Шабанов, руководитель миссионерского отдела Тверской и Кашинской епархии, организатор встречи. С докладами выступили известные религиоведы и миссионеры Москвы, Санкт-Петербурга и Твери.

«Когда человек перестает верить в Бога, он начинает верить во все остальное» /Гилберт Кит Честертон, английский христианский мыслитель, писатель/

Профессор ПСТГУ Александр Дворкин в своей лекции «Нео­язычество и движение New Age (попытка систематизации)» обозначил место славянского неоязычества в широкой палитре всевозможных сект и группировок, а также описал его как часть международного оккультного антихристианского движения New Age.

– Неоязычеством мы называем новые или реконструированные языческие учения и псевдодуховные практики, тип новых религиозных движений, – сказал Александр Дворкин. 

– Их идеологи и последователи, как правило, не скрывают современную природу своих учений, хотя и возводят их основы к традициям, корни которых якобы уходят в глубокую древность. 

Большая часть языческих новообразований возникает на почве идеологии современного оккультного движения New Age («Новая эра»), в конце ХХ века в странах западной цивилизации самой распространенной религиозной системы, претендующей на охват всех аспектов жизни человека и позиционирующей себя как действенную альтернативу христианства с его атрибутом уходящей «Эры рыб», на смену которому приходит восходящее солнце «Эры Водолея».

New Age вырастает из трех корней: спиритизма, теософии и молодежной контркультуры 60-х годов. Отличительная его черта – это попытка вытеснить из общественной жизни западной цивилизации все следы христианства.

Для славянского неоязычества, пытающегося реконструировать дохристианские верования древних славян, характерны политеизм, экологизм, переходящий в поклонение природе (большая часть обрядов совершается на открытом воздухе вне урбанистической обстановки), магизм, оккультизм и вера в работу с «энергиями», например, с «энергиями Земли», «личными психическими энергиями» или с «энергиями четырех элементов» (земли, воды, воздуха и огня). Это также может быть «энергия космоса» или вообще некоего «космического энергетического или информационного центра». 

Свойственны им также элементы индуизма, такие, как карма, чакры, иногда именуемые «энергетическими центрами», аура, и так далее. Сюда же относится особое почитание Вед, провозглашающихся базовой священной книгой человечества, и мифологизм (гиперборейство, арийское происхождение славян, Атлантида и прочее), опора на фейковые источники («Славяно-Арийские веды», «Велесова книга»), конспирология и теория заговора, тесно связанные с созданием альтернативных исторических повествований и систем.

Это всего лишь игра

О том, чем неоязычество привлекает молодежь, рассуждал протоиерей Алексей Шевчук. Он считает, что это находится в прямой связи с интересом, который у этой группы людей в силу их возраста вызывает протестность. Она вырывает из обыденности, повседневного существования в некоторое игровое, вроде бы опасное пространство, вызывая у молодого человека иллюзию собственной значимости. И, кроме того, дает ощущение себя частью некоторой группы. 

Недооценивать роль соцсетей нельзя, потому что религиозно индифферентная часть общества в нашей стране достигает 95-процентного наполнения. Именно современные СМИ нередко формируют протестные настроения, на которых базируется интерес к этой идеологии. 

Говоря об определяющей причине, по которой молодежь вовлекается в современные квазирелигиозные культы, Алексей Шевчук отвечает так: «Это всего лишь игра. Она придает жизни вкус и смысл, является и убежищем, и пространством, где человек социализируется, где видит обрядовость, утерянную с отрывом от земли. Человечеству, по большому счету, все равно, во что играть – в войну или неоязычество». 

Как сообщил лектор, статистических данных о количестве молодежи в неоязыческих группах и организациях, как и вообще данных по составу, нет. Но, по многим частным наблюдениям, молодежь не является большинством – туда в основном входят люди среднего возраста, практически исключительно жители крупных городов. 

По социальному составу это офисные работники, частные предприниматели, служащие силовых и правоохранительных структур, достигшие пенсионного возраста. 

Реальное количество практикующих неоязычников относительно невелико. Однако эта идеология имеет весьма широкое распространение в силу своей популярности, которой способствуют в том числе многочисленные телепередачи. 

– Мир меняется. За периодом постмодернизма наступает период неоархаики, или новой античности. Мы сами льем воду на эту мельницу, постоянно апеллируя к прошлому, – подчеркнул Шевчук. 

– Мол, чем древнее, тем святее. Какой-то апофеоз древлепоклонства! Нация, которая смотрит в прошлое, не имеет будущего. Нация, которая забывает прошлое, исчезает.

Дарийцы, хазары, русичи

Представитель Санкт-Петер­бургской и Ладожской епархии Федор Бабенко сделал сообщение о трансформации национальной идентичности в русском неоязычестве. 

– В 2010 году в России завершили последнюю по времени перепись населения, – сказал лектор. – Среди прочих народов она зафиксировала национальность «ведрусы». Подобная идентичность основана на неоязыческой литературе, что дает основания поднять вопрос о трансформации национальной идентичности в русском неоязычестве. 

Не имея серьезной опоры в традиционной русской культуре, неоязычество находит простой выход – создание новой идентичности. К таковым можно отнести «дарийцев», «харийцев», «расенов» и «святорусов», «ведрусов». Возникают из прошлого давно исчезнувшие племена, например, кривичи или меря. Становится популярной идентичность «славяне», хотя она не верна, ведь это не народ, а некая языковая общность народов. Вместо слова «русский» используется слово «русич». Не случайно, что ни одна заметная русская неоязыческая организация не имеет в своем названии слова «русский», что позволяет говорить о конфликте идентичностей – русской «по рождению» и оппозиционной, не русской по своим ценностям, формируемой неоязычеством. 

Квазирелигия постмодернизма

– Постмодернизм – эпоха, пришедшая на смену европейскому Новому времени, одной из характерных черт которого была вера в прогресс и всемогущество разума, – пояснил в своем выступлении председатель миссионерского отдела Санкт-Петербургской и Ладожской епархии протоиерей Георгий Иоффе. 

– В результате надлома ценностной системы Нового времени (модерна) европоцентристская картина мира уступила место глобальному полицентризму, модернистская вера в разум уступила место интерпретативному мышлению, основным нравственным следствием которого становится отсутствие ясных критериев различения добра и зла. При такой релятивистской идеологической установке в культурной и религиозной сфере создаются искусственные конструкты, собранные из более или менее произвольно выбранных осколков прошлых эпох. 

Сам термин «постмодернизм» означает после современности и понимается его носителями и провозвестниками в нескольких смыслах: после времени, после истории, после философии, после метафизики, после религии и так далее. 

В современном мире сложилась принципиально новая по сравнению с традиционной культурой ситуация, связанная с процессами самоидентификации, – человек как бы выбирает идентичность сам, кроме того, идентичность является множественной. Социально-культурные основания такой возможности заключаются в том, что на смену традиционным приходят новые системы ценностей, формируется глобальное информационное пространство, происходит бурное развитие технологий, темп жизни ускоряется. Поэтому в современной динамической цивилизации все не только быстро обновляется, но так же быстро устаревает.

Автор: Марина БУРЦЕВА, Тверская жизнь


Навигация

Система Orphus