По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Только вместе, только сообща


В Московском доме национальностей состоялось уникальное событие, посвященное году Японии в России. Это «круглый стол» по теме «Значение малой Родины в русском и японском самосознании», в рамках проекта «Межнациональные отношения в истории Российского государства».

Инициатором его проведения стала Наталья Анатольевна Ерофеева, историк-востоковед, член Ассоциации японоведов и общества «Россия-Япония», руководитель проекта «Путь святителя Николая Японского: от Берёзы до сакуры», куратор проекта Перекрёстного года культуры России и Японии «Россия и Япония вместе на века: под знаком святителя Николая», преподаватель японского языка, переводчик.

Участвовали историки, японоведы, педагоги, представители Посольства Японии в России и японского бизнес-клуба, священники, делегаты национальных, земляческих и молодёжных общественных объединений, деятели науки, культуры и искусства, музейные работники, студенческая молодёжь, школьники.

Открыл мероприятие заместитель директора Московского дома национальностей А.Б. Дрожжин. Среди выступающих с сообщениями и докладами следует назвать Ямамото Тосио (министр, заведующий информационным отделом Посольства Японии в России); Окада Кунио (председатель Японского бизнес клуба в Москве); К. О. Саркисов (Почетный профессор университета Яманаси Гакуин, ведущий научный сотрудник Центра японских исследований Института востоковедения РАН); Е. Л. Скворцову (доктор фил. наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН); В. П. Мазурик (японовед-филолог, кандидат филол. наук, доцент кафедры японской филологии Института стран Азии и Африки при МГУ имени М.В. Ломоносова); А.А. Долина (профессор школы востоковедения при Национальном исследовательском университете Высшей школы экономики, член Союза писателей Москвы, советский и российский японист, переводчик японской поэзии); Т. А. Наумову (востоковед, директор компании «Ориентпро», организатор выставки «Бессмертная дружба. По следам адмирала Е.В. Путятина»); Т. И. Петракову (доктор пед. наук, профессор, Президент общественного объединения «Алтарь Отечества», председатель Ассоциации учителей православной культуры г. Москвы, методист Городского методического центра Департамента образования Москвы, главный редактор портала «Вера и время»); Ю. Д. Куклачева (советский и российский артист цирка, Народный артист РСФСР, создатель и художественный руководитель Театра кошек в Москве); Е.К. Волков (российский дирижер, хормейстер, педагог, худ. руководитель Государственного академического русского хора имени А.В. Свешникова); В. И. Котов (доцент, старший научный сотрудник Московского государственного строительного университета, кандидат технических наук); Л.Б.Головнина (потомок вице-адмирала В.М. Головнина); И.В.Ушакова (член Союза писателей России, журналист); В. В. Спиридонов, представитель Ассоциации Тверских землячеств и др.

Интересные доклады, выступления и примечания сделали делегаты Тверской области: протоиерей Артемий Рублёв (настоятель храма во имя святителя Николая Японского в пос. Мирный, благочинный Оленинского района); Г.И. Муратова (зав. Бельским краеведческим музеем); О.М. Кузьмина (кандидат пед. наук, член Союза композиторов России, Почетный работник культуры и искусства Тверской обл.); С.А. Медведева (председатель Бельского муниципального краеведческого объединения); Е.Н. Цветков (педагог, руководитель патриотического клуба, г. Торопец), Л.А. Коршакова (научный сотрудник муниципального музея пос. Оленино).

Основным стержнем всего общения стала личность святителя Николая (Иван Дмитриевич Касаткин, 1836-1912) – великого миссионера, архиепископа Русской Церкви; основателя Православной Церкви в Японии, Почётного члена Императорского православного палестинского общества. И, прежде всего, нашего земляка, чьи родовые корни берут свое начало в нашем крае.

Как отметил один из выступающих: «Святитель Николай – это есть персонифицированное доказательство безграничности человеческих возможностей, когда человек ставит перед собой великие цели».

Действительно, Николай Японский совершил поистине апостольский подвиг, для обычных людей объяснимый только чудом.

Тихая малая родина Ивана Касаткина — теперь это каноническая территория Ржевской епархии — станция Мостовая Оленинского района Тверской области, а ранее — сельцо Береза на 5 дворов Бельского уезда Смоленской губернии.

Семья простого деревенского священника, с малыми ребятишками — полусиротами на руках отца, потом училище и семинария, где он был одним из лучших учеников, несмотря на все препятствия и затруднения: бытовые, материальные, душевные. Затем академия в Петербурге, которая закрепила в нем все главные жизненные принципы веры, правды, чести, достоинства и силы духа.

За полвека своего служения (с 60-х гг. XIX века) святитель Николай сумел утвердить на японской земле корни православного мышления, качественно отличного от японской духовной традиции, попутно оставил одно из самых полных описаний Японии в эпоху императора Мейдзи — правителя Японии в период 1867-1912 гг.

Это сегодня Япония считается одним из самых развитых государств в мире. А всего 150 лет назад страна Восходящего Солнца была аграрной окраиной, изолированной от всякого влияния извне. Ситуацию в корне сумел переломать император Мэйдзи. Он не только сменил кимоно на европейский военный мундир, но и превратил Японию в мощную державу.

Наш земляк Николай Японский сумел блистательно разрешить несколько острейших дипломатических кризисов между Россией и Японией, воспитал плеяду блестящих переводчиков и педагогов и, наконец, всей своей личностью внушил и рядовым японцам, и элите общества глубочайшее уважение к русской культуре.

О своей родине, живя в Японии, часто думал свт. Николай, оставив свои размышления в дневниках. Тот далекий 1860 г. стал для него началом долгого многотрудного пути миссионерского православного служения.

Из воспоминаний: «В конце июня иеромонах Николай покинул Петербург и три дня провел со своими родными в деревне. Простившись с ними, он отправился в далекий путь. С собою он взял Смоленскую икону Божией Матери, которую хранил всю жизнь».

Долгие думы о родимых милых краях пробегут потом сквозной красной нитью в воспоминаниях святителя, бередя его потаенные струны души и сердца. В последний приезд на малую родину (1880 г.) епископ отслужил в храме с. Береза панихиду по усопшему отцу, с любовью беседовал с родными и односельчанами, навестил многих знакомых, дорогих и близких ему по духу людей, соседей.

Для России эти древние края ржевско-смоленского помежья действительно можно считать заповедными местами, которые достойны самого высокого почтения в неугасимой лампаде народной памяти. Ведь это родимая сторона целой когорты выдающихся людей, служивших для страны сильно, честно и праведно, ставших крылами ее новых побед…

Назовем всего лишь имена адмирала Н.И. Скрыдлова (1844-1918); великого подвижника и музыканта — просветителя Д.А. Агренева-Славянского (1833-1908); народного учителя и профессора Московского университета С.А. Рачинского (1833-1902), художника мирового звучания Н.П. Богданов-Бельский (1868-1945) — чьи жизни также были непосредственно связаны (рождением, детством или юностью) с этими землями, для которых они тоже — кровная частица их малой родины.

Уже потом, спустя многие годы испытаний, избрав едино свой, каждому предназначенный путь, повзрослевшие мужи будут по-особому ценить особые смыслы Родины, заложенные в еще детские годы. Ведь, в конечном счете, это и формирует национальный стержень личности, ее патриотические корни и привязанность к Отечеству.

Из дневников святителя Николая: «Патриотизм — чувство естественное, вложенное Творцом в природу человека, как чувство птицы к своему гнезду, оленя к своему стаду. Религия только освящает его, углубляет и укрепляет».

Напомним, что первые восемь лет пребывания святителя Николая в Японии он посвятил изучению языка, культуры и обычаев этой далекой страны, уважение и гордость за которую он как факел пронес через всю жизнь, сквозь весь миссионерский подвиг.

Согласно сохранившихся записей, святитель дважды (и совсем ненадолго), бывая в России по миссионерским вопросам, возвращался на родину. Это: 1869–1870 гг., когда велись ходатайства об учреждении Русской духовной миссии в Японии; и конец 1879 г.– 1880 г. в связи с епископской хиротонией и сбором средств для нужд миссии: строительства новых храмов, решения книгоиздательства.

Свое путешествие по России в 1880 г. святитель Николай весьма подробно описывает в своих дневниках. Он неоднократно бывает в Петербурге у графа С.Д. Шереметева, который оказывает ему значительную материальную поддержку и всяческую помощь в миссионерских трудах. Сергий Дмитриевич вводит его в круг общения важных государственных персон; знакомит с влиятельными чиновниками, от которых многое зависело при распределении денежных ресурсов; личной патронатной инициативой продвигает самые смелые начинания епископа — в выборе архитектора храмов и их художественного оформления, подготовке помощников святителю, привлечении дарственных пожертвований и др.

Напомним, что граф владел значительными наделами земли в Молодом Туде (теперь Оленинский район Тверской обл.), часто гостил у С.А. Рачинского (с. Татево Оленинского района), был добрым гостем у Т.И. Филиппова.

Замечательное содружество сложилось у Николая Японского с ржевитянином Т.И. Филипповым (1826-1899), благодаря которому Государственный совет стал постоянно субсидировать средства для выполнения миссионерской службы в Японии. Напомним, Т.И. Филиппов тогда: Почётный гражданин г. Ржева; Действительный тайный Советник; Государственный контролёр; Сенатор; Член Священного Синода; Почётный член Императорской Академии наук; Член многих научных благотворительных обществ; Почётный член Императорского Русского Географического общества. (Государственный Совет имел полномочия современного Министерства финансов: Т.И. Филиппов, по сути, являлся министром этого ведомства).

Величайшая заслуга Т.И. Филиппова в осуществлении миссионерского подвига архиепископа Николая несомненна и принципиальна. Именно тогда православная миссия в Японии обрела юридически финансовую почву, государственно обеспеченную и постоянно гарантированную Российским правительством. А это уже не скоротечные и случайные безвозмездные дарственные приношения, подчас обидно мизерные и непостоянные, но крепкая материальная база, способная трудиться на перспективу.

И еще одно имя ржевско-бельской земли было духовно оберегаемо святителем Николаем. Это С.А. Рачинский, дружба с которым продолжалась всю жизнь, год от года становясь все крепче. Сергей Александрович был постоянным попечителем и жертвователем Японской Церкви. В одном из личных писем о. Николай поставит подвижническую деятельность С.А. Рачинского на ведущее место учительского служения народу России.

Скажем, что свт. Николай посылал в Россию мальчиков-японцев для продолжения духовного образования, и С.А. Рачинский становился их опекуном. Японские дети жили в Татеве на летних каникулах наравне с другими учениками школы, обучались церковному пению под руководством С.В. Смоленского (1848-1909) — выдающегося хорового деятеля и просветителя. Так, например, С.А. Рачинский был приемным отцом Сёодзи Сергия — одного из слушателей Токийской семинарии.

В 1880 г., когда епископ Николай последний раз гостил в Татево, он, наверняка, был посвящен С.А. Рачинским во все проблемы, которые его печалили: как удержать традиции школы, где найти преемников, как составить будущность воспитанников татевского училища.

Ведь те же вопросы волновали Святителя. Неимоверными каждодневными трудами и самоотверженным попечением о своей пастве он сумел взрастить практически самостоятельную Поместную Церковь. Им было открыто 175 церквей и 8 крупных храмов-соборов, в клире состояло 40 священнослужителей-японцев.

Бывал Николай Японский и в Ржеве. 25 июня 1880 г. (среда) он приехал в Ржев (из Москвы), чтобы пересесть на лошадей и «ехать домой»; 1 июля (вторник) отправился из Ржева — в Петербург, куда прибыл поездом из Осташкова 4 июля в пятницу.

Ту последнюю поездку в Россию он часто вспоминал, ценя каждый миг пребывания в Отечестве. На своей Родине, взрастившей его как миссионера и великого служителя духовно-нравственным заветам России; воспитавшей его как высокообразованную личность, преданную лучшим традициям православия. Родине, вложившей в его душу и сердце великие человеческие ценности: любви, бескорыстия и доброты.

В одной из проповедей Николая Японского говорится: «Душевная жизнь слагается из ежедневных, ежечасных, ежеминутных мыслей, чувств, желаний; все это — как малые капли, сливаясь, образуют ручей, реку и море — составляют целостные жизни». И жизнь святителя стала смыслом его подвижничества в стране восходящего солнца.

В 1970 г. архиепископ Николай (Касаткин) был причислен к лику святых. Свт. Николаю Японскому были составлены служба и акафист на русском и японском языках. В честь владыки был освящен придел токийского кафедрального собора, а несколько лет спустя японская паства возвела часовню рядом с собором. В городе Маэбаси Токийской митрополии был построен храм во имя свт. Николая.

16 февраля 2000 г. в день памяти равноапостольного Николая, архиепископ Тверской и Кашинский Виктор совершил торжественную закладку основания храма в расположенном недалеко от Березы поселке Мирный. А спустя три года в нововозведенном двухъярусном храме состоялась первая литургия. Митрополит Токийский Даниил подарил возрожденному приходу деревни Береза икону их необыкновенного земляка с частицей мощей святителя.

В Москве, в приходе преподобного Сергия Радонежского в Бибирево, нижний придел храма в честь Собора всех святителей Московских посвящен равноапостольному Николаю Японскому. С Рождества 2005 г. здесь ведутся регулярные богослужения.

В 2017 г. протоиерей Артемий Рублев (Оленинское благочиние) дважды посетил Японию: привез на место упокоения нашего земляку – св. Николая горсть родной землицы, совершил службу, посетил места, помнящие святителя.

В заключение скажем, что на сегодня уже многое сделано по увековечиванию памяти — святителя Николая, родина которого — на земле Ржевской епархии. Но не пройденных дорог к нему еще очень много…

Ольга Кузьмина,
Ржевская епархия

Навигация

Система Orphus