По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Радость служения дается нелегко


Не сложили его еще. Но есть ли на свете что-то более достойное воспевания, чем эти свидетельства неистребимости народной веры: церкви, церквушки, часовенки, порой обезображенные, превращенные в руины, но и в таком виде продолжающие украшать собой самые глухие углы российской глубинки?

Гимн сельскому храму

Наша губерния особенно ими богата. И хотя это богатство из-за своей запущенности чаще вызывает щемящую грусть, тем радостней следить за тем, как – пусть не часто, но устойчиво и упорно – оживают, поднимаются и облагораживаются сельские храмы даже в таких местах, где и молиться-то в них вроде бы некому. Одни деревни вовсе исчезли, в других значится по одному-два постоянных жителя. Но летом наполняют их дачники – в большинстве своем потомки живших здесь же крестьян. И как-то так получается, что там, где церковь оживает, и дачников больше, и жизнь в село возвращается. Стоит храм – и теплеет душа русского человека, и хочется ему пожить хоть немного под его благотворной сенью...

Каков поп…

О том, как возрождаются сельские храмы, можно рассказывать много. Да и нужно, поскольку каждая такая история – свидетельство подлинно Божьего чуда. Никакого экономического или любого иного расчета в этих историях не сыщешь. Да и сами строители, начиная свой труд, уповают, как правило, только на Божью волю.

Один из самых ярких тому примеров – церковь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Щербинине.

Еще в начале этого века угадать в ее остатках, превращенных в тракторный гараж, а потом и вовсе заброшенных, храм было почти невозможно. Не сохранилось ни одной из пяти глав, от колокольни остался только нижний ярус, да еще и в стенах зияли проломы.

К этим-то развалинам и привел в 2002 году ныне уже легендарный отец Николай Васечко совсем еще юного иерея Сергия Пилипея и сказал: «Бери его». Тот, по его собственным словам, чуть не заплакал. Как же восстанавливать, когда ни средств, ни стройматериалов, ни людей, готовых помочь, под рукой нет? Да и самому отцу Сергию, приехавшему из родной Украины, как рассказывают, в заплатанном подряснике и одних босоножках, жить, строго говоря, было не на что.

Но отец Николай на собственном опыте знал, что дерзающему на угодное Богу дело с чистым сердцем Господь обязательно помогает – через людей, разумеется. И люди нашлись – помогли устроиться самому отцу Сергию с его матушкой Людмилой, а потом и за восстановление храма нашлось кому приняться.

Отцу Сергию было в ту пору 25 лет, а священником он стал в 19. Это следует из его краткой биографии, которую можно отыскать на сайте Тверской епархии. Сам он о себе, как и большинство священнослужителей, предпочитает много не рассказывать. Но достаточно взглянуть в его и по сей день молодое лицо, да еще послушать, как он служит в ставшем ему родным храме, чтобы понять: этот человек, при всей кажущейся его простоте, принадлежит церкви душой и телом. Он дышит воздухом храма и потому всегда весел, можно сказать, счастлив. Недаром говорят: «Каков поп, таков и приход». Вот и потянулись к отцу Сергию люди, чувствующие идущую от него радость служения. И каждому хотелось и для себя хоть капельку этой же радости.

Недавно постигло отца Сергия горе: безвременно ушла из жизни совсем еще молодая супруга священника. Десятки людей молятся за упокой души матушки Людмилы и за дарование душевных и телесных сил овдовевшему настоятелю.

История церкви

Она тоже многое объясняет в том чуде, которое сегодня каждый может увидеть своими глазами. Стоит пройти пару километров от станции Чуприяновка – и предстанет красавец храм с колокольней. А повезет, так и чудный перезвон можно услышать. О колоколах, установленных в 2014 году (по удивительному совпадению, в день рождения настоятеля), мы рассказывали в свое время. Это тоже не вдруг стало понятно: почему дорогостоящие колокола появились на храме в пору, когда не был достроен иконостас, да и других нужд было предостаточно. Все оказалось просто: нашлись люди, взявшиеся за сбор средств именно на малиновый звон, от которого благодать по всей округе разливается. Значит, воля Божия такова была.

История же этого места замечательна и поучительна. Еще в XV веке стоял здесь, оказывается, небольшой Борисоглебский монастырь с шестью насельниками. В Смутное время его разрушили интервенты, а жители частью погибли, частью бежали с этих мест. В 1740 году в память об этом бедствии и был построен храм, главный придел которого был посвящен Рождеству Пресвятой Богородицы, другой в честь святых благоверных князей Бориса и Глеба, а еще один – в честь Дмитрия Ростовского.

Так вернулись люди на намоленное место, которое, как известно, пусто не бывает.

ХХ век принес новые беды. В 1933 году храм был закрыт. Потом по этим местам прошлась война.

И вот – новый век, новое возрождение.

Словно история самой России, как в зеркале, отразилась в истории скромного сельского храма.

Сергей Глушков, tverlife.ru


Навигация

Система Orphus