По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

«Святой князь Михаил Тверской, как идеал русской святости»


Второго декабря в рамках празднования 700-летия подвига святого князя Михаила Тверского и 650-летия преставления блгаговерной княгини Анны Кашинской в библиотеке им. А. Герцена прошли «Михайловские Чтения».

С докладом «Святой князь Михаил Тверской, как идеал русской святости» выступил председатель Миссионерского отдела Тверской епархии протоиерей Александр Шабанов. Доклад «Тверские князья-страстотерпцы Михаил, Дмитрий, Фёдор и Александр» был представлен настоятелем храма св. вмч. Никиты Готфского, протоиереем Георгием Белодуровым. Собравшиеся слушатели Чтений приняли активное участие в обсуждении вопросов почитания святых тверских князей и их места в историческом и агиографическом наследии Русской Православной Церкви.

«Святой князь, не терзаемый сомнениями, имел дар веры в собственное спасение. А как человек, буквально понимавший слова Спасителя: «Будьте святы, как и Я свят» (1 Пет. 1:15-16), – не просто проходил земной путь, но, совершая служение воина, защитника, принял решение проявить ту любовь, «больше которой нет» (Ин. 15:3).

Ведь дело в том, что любовь, как она раскрывается в Писании, совсем не чувство, а состояние воли, чувством лишь сопровождающееся. Образно говоря, князь шествовал спокойно меж тьмой и тьмою, навстречу Господу, с достоинством и скорбью. В его «печаловании» сочеталось смирение христианина и выдержка мудрого правителя.

Тверитяне XIV века понимали, что он мог просто откупиться, бежать, словчить, заключив какой-нибудь паритетный союз. Его бы оправдали рассуждениями о «царском пути», икономии и политической гибкости. Но князь пожертвовал положением, богатством, безопасностью близких, ради того народа, который во вверенных ему рубежах существовал.

Его почитать святым и благоверным начали не по «политическим соображениям», а поскольку видели «явленность благодати Божьей». Он принял решение принести в жертву собственную жизнь, и явное присутствие Бога в исторической судьбе Михаила, в том числе посмертной, уже через чудеса продолжившееся, проявилось недвусмысленно.

Тверитяне стали очевидцами, как в том, кого они знали правителем, храмостроителем, судьёй, – властное, временное уступило вечному и благому. Чудо раскрывается тогда, когда становишься свидетелем христианского поступка, совершаемого естественным образом человеком, ощущающим своё (особое) сверхъестественное предназначение. И Великий Князь, небесный покровитель Твери, её Вечный Гражданин, такой же тверитянин, как и мы с вами, с той лишь разницей, что он знал – ему открылось – нечто отличное от того, что различали его современники и слабо понимаем мы.

Миссионерский отдел Тверской епархии


Навигация

Система Orphus