Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Епископ Воскресенский Савва: Для нас смыслом жизни стала Церковь

У епископа Воскресенского Саввы большой круг обязанностей. Он — первый заместитель управляющего делами Московской Патриархии, наместник одной из древнейших обителей Москвы — Новоспасского ставропигиального мужского монастыря. Владыка также управляет сразу двумя викариатствами — Юго-Восточным и Новых территорий. Как идет строительство новых храмов на присоединенных к столице территориях, чем живет Новоспасский монастырь сегодня и о многом другом епископ Савва рассказал корреспонденту «Журнала Московской Патриархии» (интервью опубликовано в сентябрьском номере).

— Ваше Преосвященство, задолго до того, как было принято решение ознаменовать 100-летие с начала гонений на Русскую Православную Церковь и отметить вековой юбилей восстановления Патриаршества, Новоспасский монастырь начал работу над большим издательским проектом — публикацией деяний Всероссийского Собора 1917-1918 годов. Поэтому первый вопрос — о новом выпуске материалов Собора. Что можно сказать о результатах вашей работы на этот момент? Каковы сроки окончания проекта?

— Историческое значение Поместного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 годов очень велико. Мы и сегодня не можем полностью осмыслить важность для людей и всей Церкви тех документов, которые были рассмотрены и приняты на Соборе. В наше время появилась возможность обстоятельно изучить документы, которые принимались в то непростое для нашего Отечества время.

XX век стал для Русской Церкви серьезным испытанием. Не только было нарушено соборное начало, но и само существование Церкви как института в русском обществе оказалось под большим вопросом. Именно поэтому сегодня, спустя целое столетие, для нас является актуальным и важным тот соборный труд, который стал не только залогом сохранения, но и прочным фундаментом для дальнейшего развития свободной церковной жизни на Руси.

Для того чтобы понять тот контекст, в котором соборные решения вырабатывались и принимались, в настоящее время проводится большая работа по научному изданию документов Собора. Это наследие нам еще предстоит осмыслить и актуализировать в современной церковной жизни. Можно сказать, что соборные деяния — это завет новомучеников и исповедников о сохранении и непрерывности соборности в нашей Церкви. Для Новоспасского монастыря этот проект — и честь, и почетная обязанность, и большая ответственность. Думаю, что это издание будет своего рода памятником Собору.

Говорить о сроках завершения проекта, конечно, еще рано. Мы ориентируемся на 2020 год как на время завершения работы над основными томами и документами. Понятно, что в любом случае следует стремиться к какой-то конкретной цели. Для нас такая цель — опубликовать как можно больше документов, естественно сопроводив их необходимыми научными комментариями. Как известно, каждый наш том открывает статья ответственного редактора, где он особо обращает внимание читателей к тем или иным публикуемым документам. Сейчас запланировано выпустить 36 томов, хотя ранее мы остановились на цифре 25. Увеличение количества томов связано с тщательным изучением состава соборного архива и каждого из семи сотен дел, его составляющих. Конечно, это очень тяжелый труд, но тем не менее очень нужный. Уже сейчас мы приступили к постоянной популяризации соборного наследия, выработали новый книжный формат для массового представления соборных дискуссий по разным темам (первая книга — «Священный Собор 1917-1918 гг. о браке и разводе» — скоро будет выпущена и представлена широкому кругу читателей). Затем предстоит издавать творческое наследие членов Собора.

— Владыка, вы управляете не только Юго-Восточным московским викариатством, но также и викариатством Новых территорий. С 2013 года в планировке новой застройки стали учитывать нужды верующих, то есть в градостроительном плане Москвы заранее выделять землю для православных храмов. Есть ли проблемы с реализацией этой программы?

— Площадь новых территорий больше, чем площадь само́й, будем говорить, «старой Москвы». Понятно, что данные территории находятся в юрисдикции Святейшего Патриарха как правящего епископа столичного града. Мне же дано послушание — курировать церковную жизнь на новой территории столицы.

Как вы знаете, раньше все это было Московской областью. И сегодня, когда проезжаешь по этой территории, складывается впечатление, что оказался в сельской местности, а не в столице громадной страны. Город кажется нам компактнее, и мы привыкли к тому, что здесь много камня, асфальта, высотных зданий... На новых территориях иначе. Тут и храмы находятся на значительном удалении друг от друга. Деление идет по селам, есть поля, густые леса, и, может быть, где-то еще можно встретить диких зверей...

Если сравнивать духовенство новых территорий и Юго-Восточного викариатства, то тоже заметна разница. В Москве сложились определенные традиции, принципы общения... Да и само духовенство ведет себя как столичное. Новые территории, может быть, не отличаются такой столичной лощеностью, но тем не менее там чувствуется дух, близкий лично мне, поскольку я сам из сельских жителей. Когда уезжаешь за МКАД, то видишь природные ландшафты, людей, еще не окончательно изменившихся под воздействием мегаполиса. Пройдет некоторое время, и новые территории станут совсем другими...

Да и организация управления немного иная — приходится больше ездить и тратить времени на дорогу. Если мы выезжаем на край новых территорий (это ближе уже к Калужской области), то на путь приходится тратить добрую половину дня, а то и больше. Так что главная проблема — это расстояние. И еще одна проблема, со знаком «плюс», это то, что на новых территориях сейчас осуществляется программа строительства храмов.

Здесь генеральный план застройки только формируется, поэтому мы не сталкивались с теми трудностями, которые у нас возникли при поиске участков в Юго-Восточном округе столицы, где нет свободной земли и в любом случае вступаешь в зону чьих-либо интересов. В этом плане на новой территории гораздо лучше и проще. Действуем по следующему плану: благочинные вместе с настоятелями храмов и главами управ проводят совещания по поиску подходящих участков под строительство нового храма, с учетом их равномерного расположения. Эти предложения поступают мне, мы их рассматриваем и утверждаем, затем подаем заявку.

Таких заявок уже подано на 110 участков, согласовали около 30, а по остальным идет проверочная работа. По официальной статистике, мы имеем 200 тыс. человек, которые зарегистрированы на новых территориях. Однако эта цифра сильно поменялась, есть те, кто не прописаны, дачники... Сейчас, думаю, можно смело говорить и о миллионе жителей. Пока нам хватает тех 60 храмов, что есть. 110 поданных заявок — это только первый этап. Святейший Патриарх Кирилл поставил перед нами задачу построить 150 храмов, потому сейчас идет поиск оставшихся 40 участков. Работа идет, и мы движемся вперед.

— Вы уже говорили об отличии сельских священников от столичных, у вас есть опыт наместника крупного монастыря, вы также занимаетесь духовным образованием священнослужителей. Кто такой, на ваш взгляд, современный священник?

— Мне кажется, что молодое духовенство воспитано как-то по-иному, я не всегда вижу в молодых священниках элемента... жертвенности. Некоторые из них стремятся как-то быстро обосноваться, служить сразу в хорошо благоустроенном храме, они изначально не хотят терпеть каких-либо трудностей... Тогда как многие из духовенства, если так можно назвать, старой формации преодолели на своем пастырском пути значительные лишения. У современного духовенства немножко притуплено умение ценить то, что мы имеем. И это меня беспокоит в современных священнослужителях. Это результат того, что они выросли и сформировались во время благорасположенности власти и общества к Церкви и не испытали серьезных трудностей. Хотя, конечно, я уже не видел всех испытаний, которые духовенство прежних поколений пережило, — только немного. Тогда Церковь находилась на некотором отдалении от общества, государства. Но нынешнее духовенство формируется в более благополучных условиях, и им будет тяжело, если эти условия как-то изменятся в худшую сторону. Может быть, через некоторое время к нам будут иначе относиться, не так лояльно, как сейчас. Поэтому я беспокоюсь большей частью за то, будут ли у нас духовные плоды такие, какими они были 100 лет тому назад в эпоху гонений?

Для меня идеалом духовного образования является московская, лаврская, школа. Там священник получает и образование, и, самое главное, воспитание. Нас воспитывали таким образом, что для нас смыслом жизни стала Церковь.

— Ваше Преосвященство, а что такое быть московским викарием? Интересно узнать, каковы основные направления вашей работы и за что отвечает первый заместитель управляющего делами Московской Патриархии... Каково это — совмещать монашество и административное руководство?

— Быть московским викарием — это прежде всего исполнять поручения Святейшего Отца, помогать Патриарху в управлении очень большой и сложной епархией. Каждый большой городской приход — это не только забота об общине и здании храма, это еще и разнообразная социальная деятельность, это вовлеченность в жизнь и культуру микрорайона. А если речь идет о десятках приходов, составляющих викариатство, то очевидно, что проблем, которые должен помогать решать епископ, накапливается достаточно. В принципе, схожей работой мы занимаемся по линии Управления делами Патриархии: мы помогаем нашим епархиям чувствовать себя единой Церковью, единым организмом. Содействуем в реализации общецерковных решений и постановлений Архиерейских Соборов, наблюдаем за бесконфликтным течением церковной жизни. Помогать решать эти задачи митрополиту Варсонофию, управляющему делами Московской Патриархии, вместе с заместителем управляющего делами архимандритом Саввой (Тутуновым) в ежедневном режиме необходимо всем нам. И я в этом качестве ощущаю себя послушником Святейшего Патриарха и митрополита. В этом смысле те монашеские обеты, которым я верен, только помогают.

— Владыка, в нашей беседе мы не можем не поговорить еще и о вашем служении в качестве наместника Новоспасского монастыря. Обитель эта преображается буквально на глазах, продолжается масштабная реставрация. Какие вопросы монашеской жизни в современном мире, на ваш взгляд, наиболее актуальны?

— Рассказывая о современной жизни Новоспасского монастыря, я первым делом должен вспомнить и поблагодарить моего предшественника на посту наместника — владыку Алексия (Фролова), который здесь и погребен. Именно он заложил основные направления возрождения монастыря, он больше двух десятков лет управлял этой святой обителью. Я воспринял от него устоявшийся монастырь со своими традициями, принципами и сформировавшейся братией. Мы, как и многие его верные духовные чада, храним память о владыке Алексии. Духовное наследие я стараюсь сохранить и приумножить, продолжая традиции, заложенные архиепископом.

Изменения в монастырях, происходят при непосредственном участии епископа града Москвы Святейшего Патриарха Кирилла, который особенно внимателен к жизни ставропигиальных монастырей. Не обделяет он своим вниманием и нашу Новосспаскую обитель, следит за ходом реставрационных работ. Святейший Патриарх вместе с мэром Москвы Сергеем Собяниным приезжал и наблюдал за ходом выполнения поручений. Надо отдать должное мэру и его команде, они не забывают о культурном наследии, пытаются всячески содействовать его восстановлению. За это прихожане и братия искренне благодарны Сергею Семеновичу.

В том, что касается восстановления обители, сегодня наши устремления направлены на реставрацию колокольни. Когда закончатся все работы, мы поднимем на нее тысячепудовый колокол и освятим храм! Уверен, монастырь преобразится не только изнутри, но и снаружи, потому что колокольня наша — это архитектурная доминанта района. Более того, что примечательно, она первая по высоте после колокольни Ивана Великого.

Среди повседневных трудов братии еще раз хочу отметить работу нашего издательства, выпуск деяний Священного Собора 1917-1918 годов, с чего мы начали нашу беседу. Также мы занимаемся повышением квалификации духовенства. Здесь находится сектор заочного обучения Московской духовной академии, работают подготовительные курсы, организовано молодежное движение. Нельзя не упомянуть, что у нас еще есть подворья, где ведется социальная работа.

— И все же монастырь — это молитвенное делание, подвиг... Но если говорить об уединенной монашеской жизни в отдалении от мира, то ваша обитель не совсем соответствует этому определению. Легко ли нести монашеские подвиги посреди городской суеты? Как найти правильный баланс между уединением и необходимостью быть открытыми миру? По вашему опыту, что такое монастырь в городе?

— Согласен, нести монашеское послушание в городском монастыре — это особенный подвиг. В этом случае очень важно не оступиться, и именно в этом и заключается тяжесть пребывания в такой обители. Здесь мы не можем закрыть перед прихожанами наши святые врата. Конечно, гораздо проще уехать куда-то на периферию, запереться там в пустыни. Но надо и здесь, в городской суете, заниматься духовным окормлением людей.

Господь дает возможность совершать свой подвиг, и мы его совершаем в меру своих сил, возможностей и своих немощей, которые тоже у нас есть. Думаю, что Господь будет милостив к нам, поскольку мы также стараемся быть милостивыми ко всем, кто приходит в наш монастырь. Надеюсь, что все люди, которые придут в Новоспасский монастырь, смогут здесь хотя бы в течение нескольких минут отвлечься от суеты, помолиться, подумать о Боге и своих ближних. Поэтому не могу, пользуясь случаем, не пригласить в Новоспасский монастырь жителей Москвы и гостей нашей столицы!

Беседовал Евгений Стрельчик

Издательство Московской Патриархии/Патриархия.ru


Навигация

Система Orphus