Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Свят. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.) Слово въ недѣлю Ваій. Сіе же все бысть, да сбудется реченное пророкомъ, глаголющимъ: рцыте дщери Сіоновѣ: се, Царь твой грядетъ тебѣ кротокъ, и всѣдъ на осля и жребя, сына подъяремнича (Матѳ. 21, 4-5).

Какъ пріятно видѣть образъ солнца въ чистомъ потокѣ, гдѣ онъ, хотя не столь сильнымъ, какъ въ небесахъ, но за то болѣе приступнымъ для зрителя свѣтомъ сіяетъ: такъ пріятно въ чистыхъ источникахъ Израилевыхъ, т. е. въ проистекшихъ отъ Духа Божія глаголахъ пророческихъ, духовнымъ окомъ, т. е. богомыслящимъ умомъ, созерцать образъ Солнца правды, Господа нашего Іисуса Христа, представленный хотя не въ такомъ полномъ свѣтѣ, какъ въ Евангеліи, впрочемъ въ такихъ чертахъ, въ которыхъ внимательный созерцатель удобно можетъ усматривать Его божественныя свойства, чудесныя дѣйствія, глубокія и спасительныя таинства.
 
Самъ святый Евангелистъ Матѳей почелъ неизлишнимъ для Евангелія показать славу и таинство настоящаго дня въ изображеніи пророка Захаріи. Прочитаемъ точныя слова пророка, нѣсколько сокращенныя Евангелистомъ. Радуйся зѣло, дщи Сіоня, проповѣдуй, дщи Іерусалимля: се, Царь твой грядетъ тебѣ праведенъ и спасаяй, той кротокъ, и всѣдъ на подъяремника и жребца юна (Зах. 9, 9). Два предмета можно здѣсь разсматривать: дивное событіе пророчества, и новое пророчество событія.
 
Еслибы еще и не открыто было событіе пророчества Захаріина по самому пророчеству можно примѣчать, что имъ обѣщается дивное событіе. Кто бы могъ ожидать, чтобы какой царь, въ царственный городъ, торжественнымъ шествіемъ вступилъ на юномъ жребяти, рожденномъ отъ подъяремныя ослицы? И еслибы кто явился въ такомъ видѣ съ именемъ царя, можно ли бы было думать, что его примутъ съ искреннимъ веселіемъ и торжественными восклицаніями, а не съ посмѣяніемъ или пренебреженіемъ? Издревле цари побѣдосные шествовали на коняхъ; мирные вельможи, по простотѣ древнихъ обычаевъ, путешествовали, правда на ослицахъ; но на осля, рожденное отъ подъяремныя, т. е. отъ работной, носящей тяжести ослицы, и притомъ на осля юное, необученое, не отвыкшее отъ матери, царю возсѣсть свойственно ли, вѣроятно ли было? Какъ же пришло на мысль Захаріи предсказывать торжественное шествіе и срѣтеніе Царя, всѣдшаго на подъяремника и жребца юна? Какъ могло исполниться такое предсказаніе? И то и другое не могло быть иначе, какъ необыкновеннымъ отъ Бога устроеннымъ образомъ. По сей необычайности предсказываемаго дѣйствія, самые Іудеи признаютъ издревле до нынѣ, что пророчество Захаріи о кроткомъ Царѣ относится къ Мессіи, или иначе ко Христу, хотя не узнаютъ Его, бѣдные, въ кроткомъ Іисусѣ.
 
Но если въ самомъ пророчествѣ Захаріи уже можно усматривать необычайность событія, имъ возвѣщеваемаго, то внимательное разсматриваніе самаго событія еще болѣе можетъ открыть чудеснаго и прямо Божественнаго.
 
Когда какому царю надлежитъ торжественно вступить въ царственный городъ, торжественность сія составляется посредствомъ предварительныхъ распоряженій и приготовленій. Но ничего таковаго не видимъ у Господа нашего, до самаго дня, — почти до самаго часа, царскаго вшествія Его въ Іерусалимъ. Вчера Онъ вечерялъ въ Виѳаніи, гдѣ воскресилъ Лазаря; и при помазаніи ногъ Его мѵромъ, говорилъ о предварительныхъ распоряженіяхъ не къ воцаренію, а къ погребенію Своему. Было тамъ не мало народа, но не Іисуса ради токмо, но да и Лазаря видятъ (Іоан. 12, 9). Сегодня по утру идетъ Онъ въ Іерусалимъ, сопровождаемый учениками, такъ же, какъ и въ другіе дни. Идяше преди, пишетъ св. Лука, восходя во Іерусалимъ (Лук. 19, 28). Нѣтъ никакихъ приготовленій. Никто не думаетъ о Его воцареніи. Сихъ же не разумѣша ученицы Его прежде (Іоан. 12, 16). Внезапно сіе начинается и вдругъ совершается. И бысть. Не доходя до Виѳфагіи, не далеко уже и отъ самаго Іерусалима, даетъ Онъ неожиданное повелѣніе: И бысть, яко приближися въ Виѳфагію и Виѳанію, къ горѣ нарицаемѣй Елеонъ, посла два ученикъ своихъ, глаголя: идита въ прямную весь: и въ нюже входяща обрящета жребя привязано, на неже никтоже николиже отъ человѣкъ всѣде (Лук. 19, 29-30), — по другому Евангелисту обстоятельнѣе: осля привязано и жребя съ нимъ (Матѳ. 21, 2). Примѣчайте внимательно, какъ поистиннѣ Божественно дѣйствуетъ Божественный Царь нашъ. Онъ видитъ пророчество; видитъ близкую минуту, когда ему надлежитъ исполниться: но еще нѣтъ орудій къ исполненію онаго. Онъ взираетъ не тѣлеснымъ окомъ Своимъ, но Своимъ всевѣдѣніемъ и потребное тотчасъ обрѣтается. Абіе обрящета осля привязано и жребя съ нимъ. Чудесно, какъ найдено сіе орудіе, но и то не менѣе чудесно, какъ оно взято. Отрѣшивша, приведита Ми, глаголетъ Онъ двумъ ученикамъ. Господи! — могли бы сказать посылаемые — какъ можно сіе сдѣлать, — отрѣшить чужое осля, неизвѣстнымъ посланникамъ, и вести, куда не знаетъ хозяинъ? Подлинно сіе могло затруднить Апостоловъ; подлинно, видимая несбыточность повелѣваемаго могла сопровождаться непослушаніемъ посылаемыхъ, если въ другомъ случаѣ встрѣченное ими затрудненіе сопровождалось и бѣгствомъ и отреченіемъ отъ Господа; и тогда бы дѣло разрушилось, и пророчество не исполнилось. Но и здѣсь Божественное вѣдѣніе Царя нашего — провидѣло готовность посылаемыхъ, а Божественная власть Его надъ сердцами укротила ихъ противъ всякаго сомнѣнія. То же вѣдѣніе провидѣло вопросъ хозяина осляти: почто отрѣшаета? Та же власть надъ сердцами предварительно дала на сіе, повидимому, ни мало неубѣдительный для незнакомаго, но на самомъ дѣлѣ непреоборимымъ оказавшійся отвѣтъ: Господь требуетъ (Лук. 19, 31). И посланные взяли, и привели осля, не зная, чье; и хозяинъ осляти отдалъ его, не зная кому и на что. Между тѣмъ народъ многъ, не царски созванный, но пришедый въ праздникъ (Іоан. 12, 12), не по гласу провозвѣстника, но по славѣ воскресенія Лазарева, исходитъ въ срѣтеніе Іисусу; и, объятый внезапнымъ восторгомъ, вмѣсто приготовленныхъ украшеній, постилаетъ Ему ризы вмѣсто царскихъ знаменій и оружія, вземлетъ вѣтви древесныя; предшествуетъ, послѣдуетъ, восклицаетъ кроткому Царю, безъ всякой царской пышности несомому спокойно ослятемъ, котораго никакая человѣческая рука не пріобучала до сей минуты ни къ какому бремени. Какъ произошли всѣ сіи нечаянности? Поистинѣ, сіе все бысть, да сбудется реченное пророкомъ. Сбылось несбыточное, дабы ясно было видно, что дѣйствуетъ Тотъ, у Котораго не изнеможетъ всякъ глаголъ (Лук. 1, 37).
 
Видимъ дивное событіе пророчества Захаріина. Изощримъ взоръ и увидимъ въ самомъ событіи новое пророчество еще болѣе дивнаго событія.
 
Въ самомъ дѣлѣ, что значитъ царскій входъ Господень въ Іерусалимъ? Для чего столь дивное предсказаніе? Для чего такое множество чудесъ? Какое намѣреніе столь необычайныхъ распоряженій? Какое послѣдствіе сихъ Божественныхъ дѣйствій? Какой плодъ столь величественнаго, но столь скоропреходящаго явленія Царя Сіонскаго? Какъ молнія, открывается надъ Іерусалимомъ царствіе небесное, и какъ молнія, поглощается областію темною. Только еще собирается народъ, чтобы идти въ срѣтеніе Царю праведному и спасающему, неправда уже замышляетъ погибель и Ему, и прославившему Его Лазарю: совѣщаша же архіерее да и Лазаря убіютъ (Іоан. 12, 10). Еще отроки отъ полноты чистыхъ сердецъ восклицаютъ въ церкви: властители и мудрецы, архіерее и книжницы уже негодуютъ (Матѳ. 21, 15), и отъ избытка злобы не могутъ скрыть своего негодованія. Сегодня говорятъ дщери Сіоновой: се Царь твой грядетъ тебѣ, а чрезъ нѣсколько дней та же дщерь Сіонова, т. е. народъ Іерусалимскій, скажетъ: не имамы царя (Іоан. 19, 15), и самый сей Царь отречется отъ видимаго призрака царства: Царство Мое, скажетъ Онъ, нѣсть отъ міра сего (Іоан. 28, 36). Сегодня: осанна Сыну Давидову (Матѳ. 21, 9), а вскорѣ послѣ сего: распни Его (Іоан. 19, 15). На что же сіе блистательное, но исчезающее зрѣлище? Ты сказалъ уже, возразятъ мнѣ, что сіе все бысть, да сбудется реченное пророкомъ. Я сказалъ, что сіе такъ дивно предсказано для того, чтобы можно было узнать въ предсказаніи слово Божіе; и такъ дивно исполнилось, чтобы можно было узнать въ событіи дѣло Божіе. Но почто и слово Божіе предваряло, и дѣло Божіе послѣдовало? Когда Богъ, Который — рече, быша (Псал. 32, 9), и се вся добра зѣло (Быт. 1, 31), посылаетъ Слово Свое, да сбудется потомъ и самое дѣло Его, надобно, чтобы отъ сего произошло нѣкое существенное и твердое благо, а не одинъ мгновенный призракъ. Иначе, почто предпріемлется дѣло Божіе? Почто исходитъ слово Божіе, и почто нисходитъ оно даже до такихъ ничтожныхъ, повидимому, подробностей, какъ возрастъ осляти? Но, можетъ быть, изысканныя сіи вопрошенія начинаютъ уже казаться дерзновенными, а еще не обрѣтаютъ искомаго. По крайней мѣрѣ, не примѣчаете ли, что въ словѣ настоящаго дня должна быть сокрыта нѣкая тайна, хотя мы не дошли еще до ея открытія? Не имѣете ли уже загадки, хотя еще не угадываете ея разрѣшенія? Дойдя до сего, чтобы не выйти изъ предѣловъ вашего вѣроятія, умолкаю. Пусть говоритъ вмѣсто меня, и разрѣшитъ вамъ загадку, и откроетъ вамъ тайну, святый Златоустъ. Здѣ, говоритъ онъ, изъясняя таинство входа Господня въ Іерусалимъ, Церковь чрезъ жребя изъявляется, и новые люди, прежде убо нечистіи, егда же всѣде Іисусъ, чисти содѣлавшіися. И зри всюду подобіе соблюдаемо. Ученицы бо отрѣшаютъ ослята: отъ Апостолъ бо и иніи (т. е. Іудеи), и мы (т. е. христіане изъ язычниковъ), призвахомся. Отъ Апостолъ приведохомся, понеже и наше благоискусство онѣхъ къ ревности подвиже. Сего ради является осля, послѣдуя жребяти. Егда бо всядетъ Христосъ на языки, тогда пріидутъ и іудее, ревнующе имъ. И сіе являя Павелъ глаголаше: яко ослѣпленіе отчасти Израилеви бысть, дондеже исполненіе языковъ внидетъ, и тако весь Израиль спасется, яко бо пророчество бѣ, явственно есть отъ реченныхъ. Не бо было бы тщаніе пророку, съ толикимъ опасствомъ возрастъ рещи, аще бы не сіе было. Не сія же токмо изъясняются реченными, но яко и со удобствомъ ихъ приведутъ Апостоли. Якоже бо здѣ никтоже сопротивъ рече хотящимъ взяти, тако и о языцѣхъ никтоже возможе возбранити емлющимъ ихъ Апостоломъ прежде. Не всѣдаетъ же на нагаго жребца, но на ризы Апостольскія. Понеже бо жребя отъ инѣхъ пріяти, то и своя уже вся отдаютъ, якоже Павелъ глаголаше: азъ же въ сладость иждиву и иждивенъ буду по душахъ вашихъ. Смотри же послушность жребца, како не обученъ сый, и узды не искусенъ, не возскака, но благочиннѣ идяше. И сіе пророчество будущаго есть, покорность языкъ являющее и внезапное ихъ къ благочинію преложеніе. Ибо вся содѣла слова глаголюще: отрѣшивша приведита Ми: да безчинная благочинна, и нечистая уже чиста будутъ (на Матѳ. Бесѣда 66).
 
До здѣ святый Златоустъ. Повторимъ ученіе сего таинства Христова такъ, чтобы, если можно, сдѣлать оное болѣе внятнымъ. Входъ Господень въ Іерусалимъ не есть простое изъявленіе настоящаго, но паче пророчество и предзнаменованіе будущаго воцаренія Его. Царство Его не есть сей Іерусалимъ, который вскорѣ разрушатъ, или земля Іудейская, которую вскорѣ поработятъ и опустошатъ, но Церковь, которой и врата адова не одолѣютъ (Матѳ. 16, 18).
 
Осля и жребя, на которомъ Онъ возсѣдаетъ для Царскаго Своего шествія, означаютъ два рода людей, надъ которыми Онъ пришелъ духовно царствовать, — Іудеевъ и язычниковъ. Осля подъяремное есть образъ Іудеевъ, долго носившихъ на выяхъ своихъ иго закона, иго, егоже — признается лучшій изъ нихъ — ни отцы наши, ни мы возмогохомъ понести (Дѣян. 15, 10), и которое потому нужно было перемѣнить на иго Христа благое, и бремя Его легкое. Жребя необученное знаменуетъ язычниковъ неукрощенныхъ ученіемъ, незнающихъ закона. Апостолы безпрепятственно берутъ осля и жребя: т. е. Апостолы, не смотря на препятствія, покоряютъ царствію Христову Іудеевъ и язычниковъ. Господь возсѣдаетъ на жребя; осля за нимъ послѣдуетъ, т. е. сперва покаряются царствію Божію большею частію язычники, а когда предопредѣленные изъ язычниковъ войдутъ въ полноту Церкви, тогда и отставшіе Іудеи обратятся и постигнутъ ихъ. Необученное жребя благочинно несетъ на себѣ Царя; — т. е. невѣжественные и своевольные прежде язычники вскорѣ образуются ученіемъ и заповѣдями Христовыми. Ризы постилаютъ Царю, т. е. совершенные послѣдователи Христовы все свое отдаютъ Ему. Дѣти пріемлютъ и славословятъ Царя, т. е. сердца, дѣтскія по простотѣ и искренности, пріемлютъ Христа вѣрою, прославляютъ Его любовію.
 
Христіане, сынове царствія Христова! Если видимъ славу, или проникаемъ тайну настоящаго торжества: не попустимъ, чтобы оно прошло мимо насъ, какъ постороннее для насъ зрѣлище; ибо въ семъ случаѣ мы остались бы посторонними и чуждыми для царствія Христова. Посылаетъ ли кого изъ насъ Господь на какое служеніе? Будемъ безъ испытанія послушны, какъ Апостолы. Требуетъ ли отъ насъ чего? Предадимъ Ему все безпрекословно, какъ неизвѣстный, при имени Господа, отдалъ свою собственность; предадимъ добровольно, хотя бы то было съ лишеніемъ потребнаго для насъ, какъ то сдѣлали постилавшіе ризы свои. Ходилъ ли кто до нынѣ въ волѣ сердца своего? Преклонись отнынѣ подъ иго Христово. Думаетъ ли кто, что образовалъ себя исполненіемъ нравственнаго закона? Послѣдуй за Христомъ, аще хощеши совершенъ быти (Матѳ. 19, 21). Всѣ воззовемъ дѣтскимъ, искреннимъ сердцемъ: осанна Сыну Давидову! Хощемъ сему, да царствуетъ надъ нами (Лук. 19, 14) во вѣки. Аминь. 
 
Источникъ: Митрополита Московскаго Филарета. Слово въ недѣлю Ваій. // Входъ Господень во Іерусалимъ. Служба въ недѣлю Ваій съ приложеніемъ избранныхъ статей, объяснительныхъ примѣчаній и нотныхъ пѣснопѣній. — Джорданвиллъ: Типографія преп. Іова Почаевскаго, 1985. — С. 41-47. 

Навигация

Система Orphus