Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Археологические древности Вышневолоцкого края

О древнейших дописьменных периодах истории края можно узнать только при помощи археологических исследований, позволяющих прочесть своеобразную "летопись", скрытую в земле. История археологического изучения района насчитывает более 100 лет. В конце прошлого века Тверская ученая архивная Комиссия рассылает специальные анкеты. На этот вопросник о находках каменных орудий, наличии курганов и древних городков отвечают местные священники и служащие волостных правлений. Полученные материалы были суммированы и легли в основу сводок древностей Тверской губернии.
 
Наиболее полный свод, составленный В.А. Плетнёвым, вышел в 1903 г.*1 Насколько значителен и важен этот труд можно судить по тому, что и сейчас, отправляясь в маршруты, археологи берут с собой выписки из этой работы.
 
Археологические раскопки в Вышневолоцком уезде были начаты князем П.А. Путятиным, копавшим в начале 80-х гг. XIX в. несколько курганов во Млёвском Бору и одну из сопок близ д. Федово.*2 В 1901 г. И.А. Тихомиров совершает путешествие по берегам оз. Мстино, Мсты и близлежащих озер и фиксирует встреченные по пути древние объекты.*3 Близ д. Дивинец он производит раскопки курганов. В этом же году князем А.А. Ширинским-Шихматовым исследуется более 80 погребений в Федовском фунтовом могильнике.*4
 
Следующий этап в изучении древностей приходится на 20-е гг. – середину XX в. Это время открытия первых стоянок каменного века на р. Мсте и озерах её бассейна. Многочисленные сборы кремневых орудий были сделаны учителем Алексеевской школы Н.И. Гумилевским. Сведения о находках им были посланы в Ленинград. И в 1929 г. сюда приезжает археолог П.Н. Третьяков (впоследствии ставший знаменитым учёным). Вместе с Н.И. Гумилевским он осматривает и описывает места находок, а также обследует курганы и городища, расположенные на озёрах правобережья Мсты. Результатом поездки стала серия последующих научных публикаций.*5 Отдельные археологические работы проводятся в 30-е гг.: стоянки обследует В.В. Федоров,*6 в южной части района – на р. Шегре копает курганы Н.П. Милонов.*7 В конце 40-х гг. поселения каменного века и средневековья на оз. Мстино, Пудоро и Тубасс изучает Л.Я. Крижевская.*8 Ею проводятся первые раскопки – на стоянке Камушки 3.
 
Следующий период в изучении района связан с именем директора Вышневолоцкого музея А.X. Репмана. С конца 40-х по начало 60-х гг. он проводит крупномасштабные обследования древностей эпохи железа и раннего средневековья. Выявлены многочисленные курганные могильники, составлены их инструментальные планы, проведены раскопки в нескольких курганных группах и на городище Борки.*9 Исследования А.X. Репмана послужили отправной точкой для работ экспедиции Государственного Исторического музея под руководством М.Ф. Фехнер. В 1952 и 1965-68 гг. ею была раскопана серия курганов у д. Березино, Шитовичи, Пуйга, Шихино и во Млёвском Бору.*10 50-60-е гг. XX в. – время наибольшего числа археологических работ в Вышневолоцком крае.
 
Следующий период (70-е – середина 90-х гг. XX в.) связан с детальным археологическим обследованием и выявлением поселений и курганов для готовящегося нового свода памятников. В начале 70-х гг. разведочные работы велись Верхневолжской экспедицией ИА АН СССР под руководством Д.А. Крайнева. В 80-х гг. отрядом Волго-Окской экспедиции ИА АН СССР и Историко-археологической экспедицией Тверского (тогда Калининского) государственного университета. В середине 90-х гг. экспедицией Гос. Инспекции по охране памятников Тверской области.
 
Раскопки единичны. В 1986 г. И.В. Ислановой и М.Е. Смирновой было исследовано два кургана в бассейне р. Волчины.*11 В 1987 г. А.Д. Максимовым был обнаружен разрушающийся грунтовый могильник и нами было докопано два захоронения по обряду сожжения.*12 Крупные охранные работы велись в 1989-90 гг. О.М. Олейниковым в курганной группе Шитовичи (Селиваниха) и на селище Шитовичи 6.*13
 
В заключение краткого очерка по истории археологического изучения следует отметить, что Вышневолоцкий район исследован пока недостаточно. Об истории края можно судить только по материалам раскопок курганов с сожжением и работам на древнерусских памятниках: Федовском могильнике, селище и курганах Шитовичи. Основные сведения относятся к визуальной характеристике древних памятников, полученных в результате разведочных работ. Поэтому далее для характеристики основных эпох привлекаются материалы работ в соседнем Удомельском районе, ранее входившем в Вышневолоцкий уезд.
 
На территории Вышневолоцкого края известно более 400 археологических памятников. Заселение края началось после отступления последнего валдайского ледника и существенного потепления климата. При раскопках на оз. Удомля стоянки Акулово была установлена дата: 10 тысяч лет назад.*14 Поселения (стоянки) размещались по берегам водоемов. Хозяйство было связано в основном с охотой и рыболовством. Главные орудия труда изготавливались из кремня, кости и дерева. Население в эпоху мезолита (среднего каменного века) было малочисленным – выявлено всего 18 памятников. В культурном отношении (в широком смысле этого слова) жители бассейна Мсты были близки населению более северных территорий – бассейна Онеги и Карелии.*15
 
В эпоху камня и в последующие периоды, включая средневековье, прослеженные особенности и подвижки населения связаны, прежде всего, с уникальным водораздельным положением района, наличием удобных путей с севера на юг (pp. Мста – Тверца) и с запада на восток (pp. Шлина – Мста – Волчина). Это пути миграции, торговли, военных походов.
 
На эпоху неолита (5-3 тыс. до н. э.) приходится т. н. климатический оптимум, когда на территории Русской равнины установились благоприятные для жизни условия, а температура в среднем была на 2-2,5 градуса выше современной. К этому периоду относится наибольшее число древних поселений района (более 160). Судя по карте (рис. 1), выявляется несколько зон концентрации неолитических стоянок:
 
1) озера и протоки левобережья верховьев Мcты;
 
2) озера и протоки правобережья р. Мста;
 
3) р. Волчина и её бассейн;
 
4) бассейн р. Шегры.
 
Следует отметить, что одновременно на одном крупном озере существовало не более одного-двух поселений. Место для поселения выбиралось на невысоких берегах лесных озер, древних проток, древних озерных расширений р. Мсты. Как правило, это участок, удобный для рыболовства. В неолитическое время осваивается изготовление из глины керамических сосудов. Они использовались при приготовлении пищи и для хранения продуктов. Сосуды имели конусовидное дно, для удобства их установки в очаге среди камней. Внешняя поверхность горшков богато орнаментирована и имела не столько эстетическое, сколько магическое значение. В зависимости от характера орнаментации (округлые ямки, "гребенчатые" вдавления, нарезки и т. п.), связанной с традициями определенных групп населения, на территории лесной зоны Восточной Европы выделено несколько археологических культур.
 
Вышневолоцкий район входит в зону взаимодействия двух крупных культур: сначала валдайской и верхневолжской (основная территория последней – Тверское течение Волги), а затем – мстинской (вариант валдайской) и льяловской (основной регион которой также лежит восточнее – в Волго-Окском междуречье). Примерно вырисовывается следующая картина: потомки местных мезолитических племен на протяжении раннего и среднего неолита вступают во взаимодействие с несколькими потоками пришельцев из более восточных территорий сначала с Волги, а затем из Волго-Окского междуречья. В результате появляются новые общности, фиксируемые археологами по материальным остаткам как новые археологические культуры.
 
В эпоху ранней бронзы характер расселения по выделяемым микрорайонам не меняется. Здесь селились племена т. н. волосовской культурной общности, охватывающей гигантскую территорию от Верхневолжья, а на востоке – до нижнего Прикамья. На рубеже 3 и 2 тыс. до н. э. на Волгу из Поднепровья и более западных областей (территорий современной Польши и Прибалтики) проникают индоевропейские племена т. н. культуры каменных боевых топоров. По эталонному, раскопанному в Верхневолжье памятнику культура названа фатьяновской. Эта культура известна по многочисленным грунтовым могильникам, где кроме каменных орудий найдены отдельные украшения из бронзы. На территории Вышневолоцкого района подобных могильников не обнаружено, но есть серия находок каменных сверленых топоров.
 
В этот же период, судя по материалам стоянки Стан 1 в Удомельском районе, фиксируется перемещение группы населения из Прибалтики, точнее с территории современной Восточной Латвии (исследование К. В. Воронина). Это население изготавливало своеобразную керамику с пористым глиняным тестом, украшенную текстильным орнаментом (отпечатками ткани). После смешения с местными племенами на большом пространстве от Прибалтики до Волго-Окского междуречья образуется общность, к которой исследователи относят несколько культур с т. н. текстильной посудой. Похоже, эта общность сохраняется и в эпоху раннего железа, примерно, до рубежа I тыс. до н. э. и I тыс. н. э.
 
В эпоху раннего железа с середины I тыс. до н. э. появляются укрепленные поселения – городища. Чаще всего городища обнесены несколькими валами и рвами. На вершинах валов, видимо, находились ещё и деревянные частоколы. Городища возводились на высоких грядах вблизи озёр и рек. Исключением является городище у д. Пуйга, лежащее в низменной местности.
 
На территории района выделяется несколько скоплений микрорайонов, где расположено по два-три, реже четыре городища (рис. 2): Лялино – Ширяево – Липовицы; Почеп – Филино – Пуйга – Дягилево; Глебцево – Шелемиха; Филатиха – Чеполшево – Овсище; Заборовье – Иваньково – Черенцово. Выделенные микрорайоны, возможно, отражают социальную структуру общества и были территориями отдельных племен. Факт сооружения городищ свидетельствует о неспокойной обстановке в конце I тыс. до н. э. – первой половине I тыс. н. э. По археологическим материалам фиксируются передвижения населения из более южных и западных областей, потесненных в свою очередь племенами степной и лесостепной зоны Восточной Европы.
 
Вблизи городищ известны неукрепленные поселения. Достоверных погребальных памятников эпохи раннего железа не найдено, за исключением поврежденных при возведении курганов двух захоронений (сожжение) в Шитовичах.*16 Население кроме охоты и рыболовства занимается скотоводством и, видимо, земледелием на пойменных почвах. При раскопках городища Борки (Липовицы) обнаружены многочисленные остатки железоделательного производства: крицы, шлаки. Железо варили в специальных печах из местной болотной руды. Для первой половины – середины I тыс. н. э. характерно также распространение изготовления различных вещей, в основном украшений, из привозных цветных металлов. Подобный медеплавильный комплекс был обнаружен В.А. Буровым при раскопках городища Варварина Гора на р. Шлине.*17
 
Следы населения раннего железного века, говорившего на языке прибалтийско-финского склада, близкого финскому, сохранились в названиях некоторых рек и озер: р. Пуйга (Лесная), оз. Пудоро (Лесное озеро), оз. Тишадро. Название основной реки Мсты (Чёрная) также финское,*18 но восходит, видимо, к более отдаленным временам. Археологи относят население раннего железного века к дьяковской культуре или её варианту (название связано с городищем, находящимся в пределах современной Москвы). Характерный признак этой культуры – керамика с сетчатой поверхностью (отпечатки ткани или штампа), определенный набор бронзовых украшений и наличие глиняных грузиков, назначение которых остается неясным. Подобная керамика и грузики были найдены при раскопках Борков.
 
Следующий период в истории края – раннее средневековье. В середине I тыс. н. э. на рассматриваемую территорию проникают отдельные славянские группы, возможно, из районов современной Польши. Смешение их с местными племенами привело к возникновению так называемой культуры длинных курганов (далее КДК), названной по хорошо фиксируемым на местности удлиненным погребальным насыпям. Большинство исследователей связывают КДК с летописными кривичами, в составе которых, кроме славян, находились потомки местного финского и пришедшего сюда балтского населения.*19
 
На территории района обнаружено большое количество могильников КДК. Курганам, видимо, предшествовали грунтовые захоронения по обряду сожжения. Таковые обнаружены на оз. Пудоро (Норфино). Вблизи могильников выявлены и поселения, пока не изучавшиеся археологами. Кроме того, рядом известно несколько городищ, предварительно относимых к раннему железному веку. Однако на заключительном этапе своего существования эти поселки могли быть одновременны КДК. Решить этот вопрос также предстоит только с помощью специальных раскопок.
 
Серия насыпей КДК Вышневолоцкого района была исследована несколькими поколениями археологов. Памятники КДК расположены исключительно на песчаных почвах. Курганные насыпи сооружались на грядах вдоль древних проток и по берегам озёр, некоторые из которых, например Богданиха, сейчас превратились в болота. Несколько групп курганов и отдельных насыпей образуют огромные кладбища (протяженность иногда до 1 км) и насчитывают до 50 насыпей. Курганы расположены цепью в один-три ряда. В одной группе встречаются и удлиненные, и округлые, и прямоугольные курганы. Иногда насыпи так оплыли, что первоначальная форма выявляется только при раскопках. Например, визуально округлая насыпь в Шитовичах, после раскопок оказалась прямоугольной. Среди насыпей встречаются курганы огромных размеров (сопковидные) – высотой до 5,5 и диаметром в основании 33x40 м (Овсище, Кузнечиха).
 
Памятники КДК расположены по району несколькими скоплениями: Липовицы – Дивинец Имоложье; Тишадро – Пуйга – Шишево; Перхово – Волчина – Чеполшево; Шегра – Чамка – Садва. В этих микрорайонах, видимо, обитало близкородственное население.
 
Погребальный обряд – сожжение на стороне. В одном и том же кургане находилось несколько захоронений членов одной семьи. Остатки кремации помещались в разных частях кургана, курган постепенно досыпался. Кости ссыпали в ямки, в урны, иногда накрытые другим сосудом. Погребального инвентаря нет, или он сильно поврежден в огне: спекшиеся оплавленные бусы, обломки железных и медных предметов. Некоторые курганы были пустыми (обнаружено при раскопках) – это своеобразные "заготовки" для будущих захоронений, не сделанных по неизвестным нам причинам.
 
Следующий период – конец I тыс. н. э. связан с т. н. культурой сопок, названной так по крупным монументальным сооружениям. Как правило, вблизи сопок находится поселение, жители которого и соорудили подобную насыпь. Памятники культуры сопок (далее КС) немногочисленны, и они расположены в иных почвенных условиях, нежели КДК.
 
КС связывается большинством исследователей с новгородскими словенами.*20 Население выбирало участки, прежде всего благоприятные для занятия земледелием. Сопки известны на р. Боровенке, оз. Олыпево, в среднем течении pp. Садвы и Шегры. Вопрос о том, как возникла культура сопок, остается не совсем ясным. Судя по последним исследованиям, в Удомельском районе до сопок, но одновременно с КДК существовали поселения иного (удомельского) типа. Среди жителей этих поселков находились пришедшие сюда раннеславянские группы, не сооружавшие погребальные курганы.*21 Возможно, после контактов с местным населением и населением КДК и складывается древнерусское население региона. Первоначально это древнерусское население археологически представлено культурой сопок.
 
До недавнего времени сопки считались исключительно погребальными сооружениями. Однако раскопки таких насыпей современной методикой выявили, что это преимущественно культовые памятники. При исследовании сопки (Мерлугино) на окраине г. Удомли в основании насыпи и на промежуточных этапах её сооружения были обнаружены интересные ритуальные комплексы.*22 Фактически сопка была своеобразным языческим храмом. В центре обнаружены остатки столба, не исключено, что это был деревянный идол. Вокруг столба находились жертвенные ямы (с костями животных), выкладки из крупных валунов, в том числе выкладка "жертвенник". На слое кострища многочисленные остатки разбитых сосудов. Собственно захоронение было всего одно – на вершине сопки. Предположительно, на заключительном этапе возведения сопки мог быть похоронен жрец или жрица.
 
С конца I тыс. н. э. район входит в состав Новгородской земли. Древнерусская эпоха – время активного действия водного пути по Мсте и Тверце на Волгу. Перестают сооружаться насыпи КДК, и эти территории пустеют. В районе фиксируется только три древнерусских центра (рис. 2). Одно древнерусское поселение находилось вблизи Федовского могильника. Другое – на оз. Имоложье. Похоже, что этот пункт "Имъвъложъ" упомянут в берестяной грамоте № 573, найденной в Новгороде в слоях последней трети XII – первой половине XIII вв.*23 Ещё один местный административный пункт находился на р. Шегре у современной д. Шитовичи. При раскопках этого поселения найден разнообразный керамический материал, стеклянные бусы, железные изделия и самое главное – 2 печати новгородских князей: Ярослава Изяславича и Святополка Мстиславича.
 
В курганном могильнике Шитовичи обнаружены захоронения по обряду трупоположения, в ямах с западной ориентировкой, т. е. по христианскому обряду. При женщинах сохранились детали украшений погребального костюма: ожерелья из бус, браслеты, бронзовые височные кольца.
 
Материалы из Федовского могильника, копавшегося в 1901 г., не сохранились. В архивах остались лишь фотографии вещей и их описание. Погребённые имели разную ориентировку: на север, запад, восток. По мнению В.Я. Конецкого, захоронения в основном были ориентированы на расположенную рядом сопку. При работе с материалом могильника удалось реконструировать три разных женских погребальных костюма, отражающие разные культурные традиции населения и, возможно, разное происхождение жителей Верхнего Помостья. При общих древнерусских деталях – проволочные височные кольца, бусы – в одних случаях встречены украшения в виде шейных гривен и цепочек, в других – подвески-лунницы, в третьих – бусинные височные кольца.*24
 
Для средневекового периода пока выявлено 17 поселений и предположительно один могильник. Ближайшая задача по изучению края – поиски многочисленных деревень, известных в Новгородских писцовых книгах Деревской и Бежецкой Пятин.
 
Судя по обзору археологических памятников, Вышневолоцкий район выделяется многочисленностью расположенных здесь древностей. Основная задача – сохранить эти уникальные памятники археологии. Ещё много неясных вопросов по древнейшей истории края, решение которых невозможно без специальных исследований. Практически не изучены поселения эпох камня и бронзы, городища середины I тыс. н. э., раннесредневековые поселения. Остается неясной и история участка на древнейшем волоке из Балтийского в Волжский бассейн, т. е. на месте современного города Вышнего Волочка.

Литература:

1. Плетнев В. А. Об остатках древности и старины в Тверской губернии. К археологической карте губернии. Тверь. 1903.
2. Там же, с. 328; Тихомиров И. А. Поездка на р. Мсту // ЗОРСА. Т. У. Вып. I. СПб. 1903, с. 5-6, 10.
3. Тихомиров И. А. Поездка на р. Мсту... с. 1-11.
4. Ширинский-Шихматов А. А. Федовский могильник // Труды II областного Археологического Съезда. Тверь. 1906, с. 53-62.
5. Третьяков П. Н. К истории доклассового общества Верхнего Поволжья // ИГАИМК. М.-Л. Вып. 106. 1936.
6. Федоров В. В. К вопросу о "кремневых складах" в неолитическое время // МИА. № 39. 1953.
7. Милонов Н. П. Отчет об археологическом обследовании Черенцовского городища и курганов близ д. Черенцово В.Волоцкого р-на Калининской обл. Архив Вышневолоцкого филиала Тверского объединенного музея.
8. Крижевская Л. Я. Неолитические стоянки окрестностей села Алексеевского Вышневолоцкого р-на // СА. № XII. 1950.
9. Репман А. X. Отчет о раскопках курганов на ручье Чамка в 1955 году в В.Волоцком р-не Калининской обл. Архив ИА РАН. Р1. № 1144; Репман А. X. Отчет об археологических работах в 1959 г. в В.Волоцком районе Калининской обл. Архив ИА РАН. Р-1. № 1905; Он же, Отчет об археологических работах 1961 года в Вышневолоцком районе Калининской обл. Архив ИА РАН. Р 1. № 2348.
10. Мальм В. А., Фехнер М. В. Об этническом составе населения Верхнего Поволжья во второй половине I тыс. н. э. // Экспедиции ГИМ. М. 1969, с. 159-188.
11. Кольцов Л. В. и др. Работы Калининской экспедиции // Археологические открытия 1986 г. М. 1988, с. 63.
12. Исланова И. В. Разведочные и рекогносцировочные работы Верхне-Мстинской экспедиции в 1987-1990 гг. // Тверская старина. №№ 4-5. 1993, с. 164.
13. Олейников О. М. Археологические экспедиции Тверского государственного объединенного музея в 1989 г. // Обзор памятников истории и культуры Тверской области. Тверь. 1990., с. 36.
14. Сидоров В. В. Тысячи лет культурной преемственности // Тверской археологический сборник. Вып. I. Тверь. 1994, с. 11.
15. Там же, с. 1213.
16. Олейников О. М. Археологические экспедиции... с. 36. Первоначальная дата погребений - третья четверть I тыс. н. э., оказалось неверной.
17. Буров В. А. "А погост Жабна пуст..." М. 1994, с. 83.
18. Попов А. И. Следы времен минувших. Л. 1981, с. 44-45.
19. Седов В. В. Восточные славяне в VI-XIII вв. М. 1982, с. 53-54.
20. Седов В. В. Восточные славяне... с. 64-65.
21. Исланова И. В. О новом типе памятников третьей четверти I тыс. н. э. // Тверь и Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. Тверь. 1996, с. 1116.
22. Исланова И. В. Сопки на р. Полонуха и оз. Песьво // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Вып. 9. Новгород. 1995, с. 43-49.
23. Янин В. Л., Зализняк А. А. Новгородские грамоты на бересте (1977-1983 гг.). М. 1985.
24. Исланова И. В. Субстратные традиции в элементах погребального обряда Федовского могильника // КСИА. Вып. 198., с. 85-88. 
 
Список сокращений
  • ГИМ Государственный исторический музей
  • ЗОРСА Записки Отделения русской и славянскойархеологии Русского археологического общества 
  • ИА РАН Институт археологии Российской Академии Наук
  • ИГАИМК Известия Государственной академии историиматериальной культуры 
  • КСИА Краткие сообщения Института археологии
  • МИА Материалы и исследования по археологии СССРСА Советская археология
И.В. Исланова,
Научный сотрудник отдела славяно-русской
археологии института РАН, 
кандидат исторических наук
 
Вышневолоцкий историко-краеведческий альманах №1, стр. 13-29

Навигация

Система Orphus