Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Очерк о религии Ханаана

Ханаанская религия

Раскопки Угарита

Первые попытки отыскать древние памятники Святой земли начались еще со времен крестоносцев. Новая библейская археология стала складываться после того, как были открыты первые памятники Востока и античности, относящиеся к библейскому периоду и проливающие свет на упоминаемые в Библии события, и расшифрована письменность Египта, Двуречья, Ханаана, Хеттского царства. До этого времени из внебиблейских текстов были лишь известны Талмуд, таргумы, труды Иосифа Флавия и фрагменты, сохраненные античными авторами и отцами Церкви. Начало регулярных обследований палестинских древностей обычно связывают с серединой XIX века, ознаменовавшейся идентификацией древних ветхозаветных городов американцами Робинсоном и Смитом, французом Клермоном-Ганно.Основателем современной палестинской библейской археологии считается Ф. Петри.

Подробнее...

Беседа со Свидетелями Иеговы о «верном и благоразумном рабе», Троице и имени Бога.

Я: Виктор, а можно ли мне ознакомиться с книгой «Свидетели Иеговы - Возвещатели Царства Бога?»

СИ: Эта книга говорит об истории Организации с давних времен. Ее мы получаем по особой заявке и она только для возвещателей.

Подробнее...

Имена Божии в Евангелии от Иоанна

Вопрос об именах Божиих, о том, как называть Бога – далеко не праздный. Это вопрос о том, что открывает Бог человеку о себе и как, какими словами человек может это выразить. Следует задуматься над русским словом «Бог» и его эквивалентами в библейском изложении.

Подробнее...

Киевская митрополия в период «Руины» (1657 – 1687 гг.)

Ныне весьма актуальным является осмысление и переосмысление судеб Церкви и Государства. Воскрешаются в памяти забытые имена и события. Народ мало знает о своем прошлом, но нужно знать, чтобы не повторять ошибок предков. Проблемы, возникавшие в минувшие столетия, восстают и сейчас. Одна из них, и самая главная – это взаимоотношение с другими христианскими конфессиями. Мы должны помнить и знать жизнь и труды тех архипастырей и пастырей, благодаря деятельности которых Православие живо в нашем Государстве.
 
Главное событие, важное для истории Киевской митрополии – это воссоединение Малороссии с Великой Россией, предвосхитившее начало воссоединения Западнорусской митрополии с Московской, возведенной в 1589-ом году в ранг Патриархата.[1]В сложный период католической и униатской экспансии редкий иерарх возвышал свой голос в защиту теснимой веры отцов, культуры и языка Литовской Руси.
 

Подробнее...

Богословские школы Древней Церкви

Учителя в апостольский век
 
Начнем с апостольской общины во главе с Иисусом Христом. Эта община была первой новозаветной школой, в которой ученики усваивали Божественное Откровение из уст Самого воплотившегося Бога Слова. Именно в усвоении этого опыта и состояло прежде всего ученичество апостолов Христовых. Ученики называли Иисуса "учителем" (didaskalos) и "господом" (kyrios), и Христос принимал это как должное: "Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно делаете, ибо Я точно то" (Ин. 13:13). Задачу учеников Он определял прежде всего как подражание Ему. Умыв ноги ученикам на Тайной вечери, Христос сказал им: "Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что Я" (Ин. 13:14-15). Преемство учения, переходящего из поколения в поколение, было неотъемлемой чертой всякой духовной школы. Иисус Христос как учитель был преемником ветхозаветных пророков и Иоанна Крестителя; преемниками Иисуса стали апостолы и первые поколения христианских "дидаскалов"-учителей, о которых упоминается уже в посланиях апостола Павла: «И Он поставил одних апостолами, других пророками, иных евангелистами, иных пастырями и учителями» (Ефес. 4:11)[1]. В задачу этих дидаскалов входило прежде всего научение вере оглашенных и новокрещеных; наряду с пастырями дидаскалы занимались евангелизацией и катехизацией членов молодых христианских общин[2]
 

Подробнее...

Декалог

Урок 1

Жизнь человека непостоянна, изменяема. Он испытывает громадное количество  мыслей; совершает кучу противоречивых поступков, действий; ощущает в себе ураган  различных чувств. Постоянная изменяемость… 

Подробнее...

Православная оценка католического понимания страданий и смерти Спасителя

Юридизм в страданиях и смерти Богочеловека видит принесение безмерного выкупа для удовлетворения справедливости Божией. “Если Его справедливость требует бесконечного искупления, то Его любовь дает это бесконечное искупление”.[1] “Искупитель по Своему свободному решению вошел в то страдание, которое Божественная справедливость возложила в наказание на человечество”.[2] “Иисус в человеческом обличии доставил то удовлетворение, которое человечество обязано было дать своему Творцу. 

Подробнее...

Псалом 109-й, традиция мессианского истолкования

В Псалтири встречаются несколько «царских» песней, принадлежащих к разным лицам псалмов. Они заключают молитвы (напр., в Пс. 20, 61, 72) и благодарения за царя (Пс. 21), являются прорицаниями (Пс. 2 и 110), царской песнью восхождения (Пс. 132) и так далее. Быть может, они были псалмами восшествия на престол. Несмотря на использо­вание общей для данной эпохи фразеологии, израильское представление о царе во многом отличается, напр., от египетского или месопотамского. Царь избранного народа – Помазанник Ягве (по-еврейски – «Мессия», по-гречески – «Христос»). Помазание превращает его как бы в наместника Ягве на земле. Он называется приемным сыном Божиим, царствование которого не будет иметь конца, его могущество распространиться до пределов земли. Он будет спасителем своего народа и установит мир и справедливость. Идея царского мессианства, впервые возвещенного пророком Нафаном (2Цар. 7), выражается в псалмах 89 и 132. Та поддерживается в народе ожидание Мессии – потомка Давида.

Подробнее...

Святитель Василий Великий и его учение о Святом Духе

Введение.

На грекоязычном Востоке особую роль в решении богословской проблематики сыграл так называемый «каппадокийский» кружок, который становится во второй половине IV в. признанным центром церковной мысли: ядро кружка составляли святитель Василий Кесарийский, или Великий (ок. 330 – 379 гг.), его брат святой Григорий Нисский (ум. в 394 г.) и его друг святитель Григории Назианзин, или Богослов (ок. 330 – ок. 390 гг.). Члены кружка стояли на вершине современной им образованности и переносили в актуальную богословскую полемику о догматах филигранные методы платонической диалектики.[1]

Подробнее...

Петр Великий и имперское самосознание: трансформация концепции «Москва – третий Рим»

Культурные реформы в России начала XVIII века были подчинены логике и воле одного человека – Петра I. «Церемониальные инновации Петра», полагает В. М. Живов, можно интерпретировать «как единый комплекс, связан­ный единством пропагандируемых идей и перепле­тением конкретных действий».[1] Именно такой подход объединяет наиболее плодотворные ис­следования нескольких последних десятилетий, посвященные официальной культуре Петровской эпохи. В работах Ю. М. Лотмана, Б. А. Успенского, Г. П. Гребенюка, В. М. Живова, Р. Вортмана Петровская эпоха предстает не причудливым соединением «варварства» и «европейского просвещения», какой она казалась, например, современникам-иностранцам, а воплощени­ем идеологической программы царя. В этой перспек­тиве каждый «историко-культурный объект»[2] обретает свое место и свой смысл.В самое последнее время наметился несколько иной подход к культуре Петровской эпохи. В первую оче­редь здесь следует назвать работы О. Г. Агеевой, кото­рая уделяет особое внимание эволюции идей и культурных форм при Петре I.[3] Так, например, ей удалось убедительно показать, что «концепция» Петербурга на протяжении первых два­дцати лет его существования «не была неподвижной». «Жизнь менялась стремительно, – пишет Агеева, – менялись взгляды и приоритеты в деятельности людей, а, следовательно, претерпевала изменения и «программа» града Петрова». Петербург исходно возводился как торговый центр, и только в 1710-е годы на первый план выходит «репрезентативная функция».[4]

Подробнее...

Навигация

Система Orphus