Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Премудрость Божия в книге Премудрости Иисуса сына Сирахова

Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова – это неканоническая книга, не включенная в масоретскую Библию, хотя и написанная на еврейском языке: «входит в греческую Библию, но отсутствует в еврейском каноне».[1] Православная оценка каноничности книг Священного Писания зиждется на оценке важности содержания данных книг. Само греческое слово канон «kanon» имеет свое этимологическое начало в еврейском «канне», что означало измерительную трость.[2] У александрийских и греческих ученых это слово означало образец, правило; у грамматиков это слово означало правила склонения грамматических форм; у критиков древней литературы – каталог произведений; у новозаветных писателей – нравственные правила (Гал. 6:16; Фил. 3:16; 1 Кор. 10:13 – 16).[3] «По отношению к священным книгам название «канонические» указывает на то, что они как написанные по откровению от Св. Духа, содержат в себе непреложную истину и потому в своем содержании представляют неизменные правила веры и нравственности».[4] Наименование же «неканонических» книг основывается на признании таких книг не боговдохновенными. «Неканоническими же книгами Священного Писания называются книги, которые, хотя написаны благочестивыми мужами, но не боговдохновенны и потому не могут служить во всем своем содержании неизменным правилом веры и нравственности и определениями Церкви не внесены в список священных боговдохновенных книг».[5] Святитель Филарет Московский в своем «Пространном христианском катехизисе» при делении книг Библии на канонические и неканонические, обосновывает отделение последних отсутствием их еврейского оригинала и наличием только греческого первоисточника.[6]

Подробнее...

Экзегетический опыт первой части книги пророка Исайи (1-39 гл.)

Первая часть книги пророка Исайи содержит следующие основные темы: 1) вступительные речения, направленные против грехов Иудеи (1 – 5); 2) мессианские пророчества, которые открываются видением Господа в Храме (6 – 12); 3) суд над языческими народами (13 – 23); 4) эсхатологические пророчества, или «Апокалипсис Исайи» (24 – 27); 5) надежда на Бога – единственный оплот. Пророчества, перемежающиеся историко-биографическими эпизодами (28 – 33); 6) суд и возрождение (34 – 35); 7) исторический эпилог, содержащий повествование о пророке Исайе и царе Езекии.[1]

Подробнее...

Дореволюционное обновленчество: историческая оценка

Большинство авторов совершенно негативно оценивают послереволюционное «обновленческое» движение (сама «обновленческая» церковь не просуществовала и полстолетия, поэтому не оставила своих апологетов), выявляя всю «пошлость и фальшь политического приспособленчества живоцерковников и других групп советских обновленцев, которых не приняло большинство церковного народа». Находят многие глубокие различия, которые существовали между дореволюционным движением за церковное обновление и «советскими» обновленцами. До революции виден протест против государственного пленения Церкви и засилья светского чиновничества в синодальном руководстве. Советские «обновленцы», напротив, желали государственной опеки и соглашались на контроль безбожного большевистского «обер-прокурора» из ГПУ[1]. Но не все исследователи одинаково положительно относились к дореволюционному обновленческому движению, есть и отрицательные оценочные суждения. Можно даже вывести причинно-следственную цепочку: чем консервативнее исследователь, тем критичнее его отношение к дореволюционным обновленцам, например, к «группе 32-х священников». Например, по мнению В. Цыпина, появившиеся в Церкви в годы Гражданской войны модернистские группировки «подхватили идейное наследие «группы 32-х священников»[2]. На последних же лежит «часть вины» за то, что император Николай Второй не допустил созыва Поместного Собора, опасаясь, «как бы Собор ни приобрел направления, параллельного тому, который был выбран Государственной Думой двух первых созывов». Причиной появления дореволюционных обновленческих тенденций мнением большинства исследователей считается необходимость исправления нарушений канонического строя церкви, утвердившихся в результате реформ Петра.

Подробнее...

Доникейская практика приема еретиков и раскольников в Церковь

В разных Поместных Церквах к отступникам относились неодинаково. В одних Церквах приходивших из сект не подвергали повторному крещению, а в других их перекрещивали, но на новое крещение смотрели не как на повторное, а как на единственное и первое, ибо еретическое крещение вменялось крестившими в ничто, в простое омовение. Так, с одной стороны сложилось более снисходительное отношение к схизматикам: их, как правило, не подвергали новому крещению, а принимали через возложение рук епископа, что впоследствии истолковывалось одними как миропомазание, а другими как разрешение от грехов и благословение. С другой восторжествовала ригористическая практика: крещение, полученное от еретиков и раскольников, считалось там безблагодатным.[1]

Подробнее...

Экскурс в толкование на Евангелие от Иоанна св. Кириллом Александрийским

Составление обширного толкования на Евангелие от Иоанна в 12 книгах св. Кириллом Александрийским относят к разным хронологическим периодам (из VII-ой и VIII-ой книг сохранились только отрывки, катены). Точно датировать это классическое экзегетическое сочинение весьма проблематично. Одна группа исследователей относит его написание ранее 428 г. Однако уже существуют меты «антинесторианской» полемики: «Никто, думаю, если он имеет здравый ум, не станет от Логоса Божия отделять храм (воспринятый им) от Девы, поскольку это относится именно к сыновству, ибо один Господь Иисус Христос (1 Кор. 8, 6), но слову Павла. А кто разделяет Единого и Единственного на двоицу сынов, тот да знает, что он совершенно отрицает веру».[1] Есть компромиссное мнение: толкование начато в «донесторианский» период, а завершено после открытия полемики с Несторием. Несомненно одно, святитель Кирилл Александрийский в своем пространном сочинении опирался на богатую толковательную традицию: богословие этого «духовного» Евангелия осваивали ведущие теологи II – III вв. (к примеру, св. Иустин Философ, св. Ириней Лионский). Впрочем, первый комментарий на данное Евангелие был написан еретиком Гераклеоном, представителем валентиниановской гностической секты; в противовес ему Ориген выпустил в свет обширнейшее «Толкование на Евангелие от Иоанна» (в 20-30 гг. III в.). Проследить прямые источники, обусловившие создания этого экзегетического памятники трудно, но безусловен один факт – влияние св. Афанасия Великого.

Подробнее...

О происхождении историософской концепции «Москва – третий Рим»

Истории национально-религиозного самосознания конкретной народности посвящено много разнообразных монографий, несмотря на то, что идея «нации», или «национальности», достаточно молодая. Идеологеме «Третьего Рима» можно найти ряд параллельных концепций в историческом континууме. Хотя теза о «Третьем Риме» потеряла прежний авторитет и глубинное значение в силу усиливающихся и доминирующих в современной светской культуре антирелигиозных тенденций, все же ее универсалистский смысл не потерян для небольшой группы консервативных верующих христиан. Большинство же нынешних популярных церковно-государственных доктрин страдают внутренним интеллектуальным провинциализмом, ограниченностью, закрытостью. Не многие идут на диалог с совершенно иными культурами. При этом большинство пытаются представлять себя претендующими на универсализм и истину в последней инстанции, избирая своим источником небольшую совокупность исторических событий, ограниченных локальной интерпретацией. Вселенское нынешнее оценивается с позиций конкретно фиксированного территориального прошлого (частное событие во временно-пространственном континууме является центральным и определяющим для всех остальных). Здесь возникает проблема забвения «Другого», отдаленного от нас во времени или пространстве. Доктрина «Третьего Рима», всегда претендовавшая на внутреннюю силу, вселенскость и универсализм, вероятно, сможет здесь помочь современным религиозно-политическим концепциям отказаться от закрытости и провинциализма.

Подробнее...

Доктрина святителя Киприана Карфагенского о крещении еретиков.

Защищавшие мнение перекрещивания неправославных считали, что крещение возможно только в Православной Церкви, оно неотделимо от Церкви, так как только в ней присутствует благодать Святого Духа. Считать еретиков имеющими крещение, значит признавать за ними благодать Святого Духа, из чего следует признание их истинной Церковью, что противоречит принципу церковного единства. 

Подробнее...

Древняя Церковь и запрет второбрачия клириков

Твердая позиция Православной Церкви по вопросу второбрачия клириков является самым ярким свидетельством того, что она остается верной учению о браке, заключенному в Новом Завете, хотя ее «икономия» допускает второй и третий браки для мирян.
 

Подробнее...

Использование категории «мимезис» в посланиях святого апостола Павла.

Экзегеза категории «подражание» в посланиях апостола Павла.

Общая характеристика.

О понимании «подражания» святым апостолом Павлом мы будем говорить подробнее, начиная с тщательного экзегезиса тех мест, в которых упоминается данная тематика, а потом перейдем к обобщающим выводам.

Подробнее...

Молитва. Несение креста. Блаженство.

В современном  мире каждый день происходит что-то негативное: транспортные катастрофы, землетрясения, наводнения, террористические нападения и много всего подобного. Христос сказал ученикам, чтобы они не боялись,  т.к. всему этому надлежит быть, потому что перемешано в мире добро и зло, но горе тем, через кого зло приходит. Другими словами, не может не быть в мире соблазнов, но лучше не родиться тому, через кого идет соблазн. Вспомните судьбу Иуды Искариотского, предав Учителя за деньги, ужаснувшись своего поступка, бросил деньги, и не веря в Божье милосердие, удавился. Какая бесславная смерть! А ведь он был учеником Христа.

Подробнее...

Навигация

Система Orphus