Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Образ пастыря по апостолу Павлу и Иоанну Златоусту

Введение.

Вера в Церковь – это один из краеугольных камней всего богословия. Поэтому тема о Церкви и духовенстве всегда современна и своевременна, а в наши дни она приобрела особое значение и актуальность. Апостол Павел говорит о Церкви, используя различные образы, сравнения, с помощью которых выражает ту или иную сторону или совокупность сторон многогранного и неисчерпаемого самого понятия Церкви. Такие сравнения, впрочем, в приложении к Церкви – не голые метафоры, но реальные, по существу свойственные Церкви, ее жизни, строю и деятельности особенности, только мыслимы в духовном плане. Церковь есть богочеловеческая реальность. 

Подробнее...

Православная Церковь в Речи Посполитой в период между Люблинской и Брестской униями

Одним из факторов, осложнивших общественно-политическую ситуацию в Речи Посполитой в конце XVI-начале XVII веков, стало официальное признание униатской церкви основной преемницей древних греко-славянских традиций и уничтожение почти всей православной иерархов на территории Польско-Литовского государства. Как известно, осенью 1596 г. в Бресте, после долгих переговоров с Римом, рядом высших иерархами Православной Церкви Речи Посполитой была заключена уния между ними и католической церковью. Этот собор имел решающее значение в положении православия в литовско-русских землях, т.к. королевским универсалом от 15.10.1596 уния бралась под покровительство государственной власти. Тогда же "все те права и привилегии, которые даны были издавна православным перешли в обладание униатов, а православие очутилось вне закона".

Подробнее...

Принцип религиозного воспитания в воззрениях М. М. Манасеиной.


В России инициатором многих педагогических принципов и методик в конце XIX в. была Мария (Марья) Михайловна Манас(с)еина-Коркунова (1843 — 1903). Допустим, фундаментальная роль религиозного воспитания в системе воспитания впервые по-настоящему отражается именно в педагогическом наследии Манасеиной. Хотя ее имя было широко известно на рубеже XIX – ХХ вв. по достижениям в области физиологической (биологической) химии, ее педагогические взгляды остались практически безвестными. Многие важнейшие обзоры и учебники не упоминают ее вовсе, да и Интернет дает минимум сведений. Лишь в настоящее время проявляется некоторый интерес к М. М. Манасеиной, но ее жизнь и ее личность пока остаются темным пятном.

Подробнее...

Древняя Церковь и запрет второбрачия клириков

Твердая позиция Православной Церкви по вопросу второбрачия клириков является самым ярким свидетельством того, что она остается верной учению о браке, заключенному в Новом Завете, хотя ее «икономия» допускает второй и третий браки для мирян.
 

Подробнее...

Миссия предназначения человека в оценке русских религиозных мыслителей

В творениях святых Отцов не найдется развернутого учения о человеке и его предназначения[1]. Хотя данный вопрос не был ими полностью обойден, но внимание, уделенное ему, не идет ни в какое сравнение с разработанностью триадологического и христологического догматов. Именно современность с ее социально-политической напряженностью создало повышенный интерес к человеческой личности.

Подробнее...

Историография о термине «дети боярские»

Историография проблематики термина «дети боярские». Историко-социальная категория «дети боярские» продолжительный период были обделены исследовательским вниманием. Историки XVIII в., Ф. И. Миллер, И. Н. Болтин, М. М. Щербатов[1], касались этого историко-общественного термина косвенно, в контексте изучения ими генезиса дворянства. К примеру, Ф. И. Миллер особое место в своем труде уделял формированию современного ему дворянского сословия. При этом именитый историк делал акцент на стихийности процесса образования сословия дворян: «... однако ж удивительно, что сия немаловажная перемена с великим по всей России единомыслием учинилась без особливого на то указа, и без обнародованного от верховных судебных мест о времени начатия сей перемены...»[2]. В свою очередь Миллер критиковал военную службу «детей боярских» за отсутствие дисциплины и четкой организации: «Паче всего дивиться надобно, как царь Алексей Михайлович учредив немного регулярных полков в прибавок, больше с нерегулярным оным войском столь великие завоевания сделал над поляками…»[3]. Историки конца XVIII в. героизировали тяготы службы дворянства в допетровской Руси, маркировали их преданность государству, несмотря на все трудности дворянского быта. К сожалению, историками XVIII в. не была проведена четко дифференциация особенностей дворянской службы. «Дети боярские» репрезентировались как единый сословный компонент.

Подробнее...

Евангельское учение о милосердии в притчах

Милосердие – главнейшая из добродетелей.
 
Милосердие (Мф 5:7) – одна из важнейших Христианских добродетелей, исполняемая посредством дел милости телесных и духовных. Различен милования образ и широка заповедь сия, - говорит св. Иоанн Златоуст.[1] Дела милости телесной следующие: питать алчущих, напоить жаждущего, одеть нагого, или имеющего недостаток в приличной и необходимой одежде, посетить находящегося в темнице, посещать больных, странника принять в дом и успокоить, погребать умерших в убожестве. Духовные дела милости суть следующие: увещанием обратить грешника от заблуждения пути его (Иак. 5:20), неведующего научить истине и добру, подать ближнему добрый и благовременный совет в затруднении или не примечаемой им опасности, молиться за него Богу, утешить печального, не воздавать за зло, которое сделали нам другие, от сердца прощать обиды. Господь обещает милостивым то, что они помилованы будут, помилованы от вечного осуждения за грехи на Суде Божием.[2] Милосердие человеческое – выражение подобия Божественной милости. Поэтому «Блажени милостивии, яко тии помиловани будут» Богом, как и наоборот: «Суд без милости не сотворшим милости» (Иак. 2:13). Искренние дела милосердия очищают человеческое сердце от всякой греховной нечистоты. Милосердие – это высшая планка в этике Ветхого Завета. Это не просто сострадать человеку, а попытаться увидеть мир его глазами, его болью, т.е. полностью войти в его положение, разделить его горе. Т.е. в данном случае милость – это не какой-то эмоциональный приступ жалости. Такое милосердие требует сознательных усердий ума, воли; милосердие – это волевая установка. Христос требует от учеников быть милостивыми до такой степени, пока они не вживутся в ум и душу других людей. Это Божественная милость, но именно это требует от нас Христос.
 

Подробнее...

Эсхатология старца Филофея

«Изложение Пасхалии» и ее переработка вызвали активизацию работы религиозной мысли в направлении судеб будущего русско­го государства. Среди плодов этой работы было «Послание о планитах и зодеях...» – великому князю московскому старца Елизарова монастыря Филофея. Старец Филофей дал особенно четкую, хотя и несколько видоизмененную формулу религиозно-охранительной задачи Руси. В противоположность Иосифу Волоцкому и авторам «Повести о Белом Клобуке» он переносит всю ответственность за охрану православия со всего русского народа, с «русской земли», на но­вый столичный град Москву и на московского государя как верховного носителя власти на православной Руси. Дальше он развивает формулу митрополита Зосимы, говорившего о том, что московский правитель стал преемником императора Византии Константина, первого защитника христианства. Итак, здесь мы встречаем первое развернутое из­ложение концепции «Москва – Третий Рим»: «Да веси, христолюбче и боголюбче, яко вся христианская царства приидоша в конець и снидошеся во едино царьство нашего государя, по пророчьским книгам, то есть Ромейское царство. Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быта...».[1] Русскому двору импонировали рассуждения об исключительной исторической миссии Москвы. Послание Филофея стало знаменитым благодаря его включению в 1541 – 42 годов в Великие Четьи Минеи митрополита Макария и получению таким образом официального статуса.[2] Идея о всемирной роли Москвы имела в устах Филофея скорее сакральный, чем имперский смысл.[3] Концепция «Москва – Третий Рим» изначально носила эсхатологический характер. Тема спасения преобладала и подчеркива­лась Филофеем и в других его сочинениях, например, в «Послании о крестном знамении». Московская империя здесь названа уже «поднебесной» и ковчегом Ноя, а московский правитель – царем-спасителем: «едина ныне святая съборнаа апостолскаа церковь паче солнца и всей поднебеснеи светится и един правосланныи великии рускии царь в всей поднебеснеи якоже Нои в ковчезе спасенный от потопа».[4]
 

Подробнее...

Митрополит Киевский Кирилл и Владимирский Собор 1274 года

История поставления на Киевскую кафедру Кирилла.

Для начала монгольского периода довольно характерно то обстоятельство, что во главе русской церкви, спустя сто лет после истории поставления на Киевскую митрополию Климента Смолятича, снова появляется митрополит из русских, нарушая тем восстановленное было грековластие. Вероятно, эта уступка русскому национализму прежде всего объясняется простой боязнью греков идти на Русь, опустошаемую и угнетаемую азиатскими завоевателями. Прибывший к нам из Греции в 1237 году, т.е. в самый год нашествия татар на северо-восточную Русь, митрополит Иосиф, по всем признакам избегая киевского погрома 1240 года, удалился восвояси. Понять это бегство можно и как дипломатию. 

Подробнее...

Православное учение о монашестве

Монашество – это наиболее радикальное выражение того хождения «узкими вратами», к которому Господь призывает всех христиан.[1] Слово «монах» (μοναχος) означает уединенный. На православном Востоке монахи называются по-другому – калугерами (добрыми старцами). Монашество – особое состояние в Церкви, при этом, однако, оно не представляет собой третьего, наряду с клириками и мирянами, сословия в церковном народе, поскольку одни монахи принадлежат к чину клириков, а другие, как и простые миряне, не имеют сана. Монашество – институт, выросший исторически, но корни его заложены уже в самой евангельской проповеди. Господь Иисус Христос призывал Своих учеников к совершенству, отречению от благ мира. Путь к такому отречению лежит и через обет девства.[2]

Подробнее...

Навигация

Система Orphus