Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Анри Бергсон: Жизненный Порыв

Бергсон обращался к категории жизни на перекрестке нескольких предпосылок: критического отношения к господствующей в естествознании идее универсализма причинно-следственной связи, в действительности не исчерпывающей всего богатства отношений в мире; признания «самопроизвольных действий», а также не единого и непрерывного опыта (Кант), но «различных планов опыта»; наконец, признания разных сфер реальности и особой – «живой материи», которую нельзя постичь механическими и математическими приемами, представляющую собой не механизм, но органическое целое, сходное в своей целостности с живым организмом. Именно эта целостность определяет у Бергсона и само понятие жизни, и время как ее сущностную составляющую. Органическое видение мира рождает важнейший «образ», необходимую метафору – «жизненный порыв», который выражает неукротимое стремление («потребность творчества») действовать на неорганизованную материю.[1]
 

Подробнее...

«Шестоднев» Святителя Василия Великого

Византийская наука на протяжении своего тысячелетнего существования развивала практически все основные направления и дисциплины, завещанные античностью, – как гуманитарные, преломленные в христианизированной форме, так и естественнонаучные, включая физику и космологию (сочинения св. Фотия, Феодора Метохита), химию (в форме алхимии; также изобретение «греческого огня», новых эмалей и смальты), зоологию (многочисленные «Физиологии», бестиарий Тимофея Газского, трактаты XIII века по разведению соколов, собак и других животных), ботаники («Беседы на Шестоднев» Василия Великого, многочисленные травники и словари названий растений), сельское хозяйство («Геопоники»). Немало работ, как самостоятельных, так и комментаторских, было в области математических дисциплин, составляющих основное содержание квадривиума. Всё это, наряду с резко выраженной индивидуальностью всего облика византийской образованности, даёт основание утверждать, что тот тип науки, который мы встречаем в Византии, представляет собой одно из трёх главных продолжений античной науки. В качестве двух других можно рассматривать средневековую западноевропейскую и арабо-мусульманскую науку. Причем византийская наука имела то отличие от двух последних, что более непосредственно примыкала к наследию и традициям античности.[1]

Подробнее...

Первые христианские школы и их главное назначение

Если сообразовываться с контекстом иудейской междузаветной религиозной культуры, то Иисус Христос безусловно воспринимался как «рабби» (учитель). Подобным образом к нему обращаются в Евангелиях ученики Иоанна Предтечи, апостол Нафанаил, фарисей Никодим (Ин. 3:2)., Петр на горе Фавор (Мк. 9:2), Иуда в момент предательства (Мф. 26:25). Ученики называли Иисуса «учителем» и "господом", и Христос принимал это как должное (Ин. 13:13). Задачу для учеников Он определял как подражание Ему. Христос Сам набирал Себе учеников, причем набирал их, так сказать, без "вступительных экзаменов» (Мф.4:18-22).[1] Естественно, что евангелисты дают образ исключительного «Рабби», - уникального, неподзаконного, не включенного в традицию классического школьного преемства, учащего «как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Ин. 7:15). Харизматическое учительство не подчиняется традиционным устоям и школьным формам, но предполагает нечто инновационное, - благодатную деятельность новейшей «школы». Но в любом случае речь идет об учительстве. Священное Писание Нового Завета представляет Иисуса Христа учащим «слову истины»: «ходил Иисус, уча в синагогах» (Мф. 4:23), «вошел Иисус в храм и учил» (Ин. 7:14), «по обычаю своему, он учил их» (Мк. 10:1). Как известно, синагоги и притворы Иерусалимского храма и есть нормальная «площадка» для деятельности учителя.[2]

Подробнее...

Трагедия свт. Иоанна Златоуста.

Образцом христианской благочестивой жизни IV века следует признать фигуру младшего современника «великих каппадокийцев» свт. Иоанна Златоуста. Он был крупнейшим практиком «церковного строительства», создателем константинопольской «Великой Церкви», а его проповедническая деятельность через «усвоение традиций античной культуры христианской церковью достигло полной и классической завершенности»[1]. Репутацию же выдающегося гомилета и теолога свт Иоанн завоевал еще в бытность священником в Антиохии (386 – 398).[2]

В 398 году всесильный временщик императора Аркадия Евтропий остановил на Иоанна (398 – 404) свой выбор, когда решался вопрос о замещении вдовствующей Константинопольской кафедры. Евтропий боялся, что архиепископом станет властолюбивый Феофил Александрийский. Кандидатура Иоанна, прославившегося благочестием, аскетизмом и красноречием, казалась министру самой удобной. Евтропий надеялся, что Иоанн, человек «не от мира сего», будет послушным орудием в его руках, но скоро понял, что ошибся. Иоанн руководил Церковью с полной независимостью, следуя только евангельским принципам.[3] Избрание смиренного пресвитера, человека без всяких свя­зей и знакомств в столице, на пост первого сановника церкви вооружило против него мно­гих; еще более увеличилось недовольство, когда он, вопреки примеру своего предшественника, не захотел устраивать пиров и не посещал пиров в домах вельмож.[4] 

Подробнее...

Концепция «Москва – третий Рим»

Истории национально-религиозного самосознания конкретной народности посвящено много разнообразных монографий, несмотря на то, что идея «нации», или «национальности», достаточно молодая. Знаменитой историософской концепции «Москва – Третий Рим» можно найти ряд параллельных концепций. Хотя теза о «Третьем Риме» потеряла прежний авторитет и глубинное значение в силу усиливающихся и доминирующих в современной светской культуре антирелигиозных тенденций, все же ее универсалистский смысл не потерян для многих верующих христиан. Доктрина «Третьего Рима», всегда претендовавшая на внутреннюю силу, вселенскость и универсализм, вероятно, сможет здесь помочь современным религиозно-политическим концепциям отказаться от закрытости и провинциализма.

Подробнее...

Христианская теология III века и «психология» Плотина

Когда святоотеческая мысль свидетельствовала об истинной философии и усматривала ее начатки у каких-то греческих философов, она имела в виду Платона и Плотина (неоплатоников). Конечно, наиболее образованные святые отцы пользовались достижениями иных философов и философских школ, но вершина философской мысли, философия, которой содействовала Божественная благодать, ассоциируется именно с неоплатонизмом.

Подробнее...

Реабилитация новомучеников и деятельноть комиссии по канонизации

В наши дни церковный календарь заметно пополнился именами святых XX в., прежде всего именами новомучеников и исповедников, причисленных к лику святых собором Русской православной церкви в 2000 г.[1] Собор был приурочен к празднованию юбилея Рождества Христова, и грандиозная канонизация стала важнейшим событием юбилейных торжеств. По словам протоиерея Г. Митрофанова, члена Комиссии по канонизации святых, прославление новомучеников «является одним из важнейших духовных начинаний, призванных преобразить церковную жизнь современной России»[2]. С тех пор термин «новомученик» стал сравнительно часто употребляться не только в церковных изданиях, но и в научной литературе, и даже в сообщениях СМИ.

Подробнее...

Значение христианского образования III – IV веков для становления пастырско-богословского образования

Духовное образование, развившееся в значительной степени еще в III веке, с признанием христианства религией господствующей в Греко-Римской империи, в IV веке достигло своего высшего процветания. Обстоятельства, содействовавшие возвышению духовного просвещения, были внешние и внутренние. С одной стороны, более спокойные времена, наступившие за гонениями, дали возможность многим из даровитых христиан посвящать себя занятиям богословскими науками, с другой – само состояние христианского вероучения вызывало усиленную деятельность на поприще духовного просвещения. Св. Писание было еще не вполне истолковано и разъяснено; многие догматы, рассуждения о которых начаты были в предшествовавшие времена, не были уяснены и не получили общецерковного определения.

Подробнее...

Апостол Америки - Святитель Иннокентий

Положение дел в миссии кардинально меняется с прибытием в 1824 году на Алеутские острова миссионера из белого духовенства – священника Иоанна Вениаминова, труды которого в течение более четверти века принесли ему титул «Апостола Аляски».[1]

В начале 1823 года епископ Иркутский Михаил (Бурдуков) получил Синодальный указ отправить одного миссионера на о. Уналашку. Владыка обратился к духовенству епархии с воззванием, но желающих не нашлось. Было решено метать жребий среди дьяконов. Тот, на кого пал жребий заявил: «Лучше я пойду в солдаты, чем поеду в Америку».[2] Отказался сначала и о. Иоанн. В это время в Иркутске находился Иван Крюков с о. Уналашка, рассказы которого произвели такое впечатление на будущего святителя, что тот загорелся желанием ехать в далёкую Америку.

Подробнее...

Апостольские правила о второбрачии клириков

Каноническая регламентация вопроса второбрачия клириков выглядит следующим образом. Древние каноны разрешали людям, намеревавшимся принять сан священника или епископа, пребывать в браке, если их союз носил вполне христианский характер.
 

Подробнее...

Навигация

Система Orphus