Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Преосвященный Илларион (Троицкий) как богослов.

Тема Церкви – доминирующий мотив всех работ.

Мысль о Церкви и постоянное ощущение трепетным сердцем глубин бытия ее запечатлевали личность владыки Иллариона как бы всецелой и всепоглощающей «экклезиологичностью». Эта главная и сущностная черта личности преосвященного страстотерпца рельефно обнаруживается в одной из самых первых его публикаций - лекции «О церковности духовной школы», которую, несомненно, можно считать своего рода «программой» всей его последующей жизни и творчества. Тогда еще молодой (26 лет) преподаватель Московской Духовной Академии Владимир Троицкий, обращаясь к студентам, сказал: «Всякая деятельность в основе своей имеет дарование Духа, а по своему обнаружению и по целям она должна быть церковным служением. Ради причастия к церковному Телу даются человеку дарования, и только тогда он и он сам может сказать о себе и другие подумают о нем, что употребляет их согласно с их назначением, когда обращает он их на служение Церкви. Всякое дарование налагает на человека долг; оно непременно должно проявляться в церковном служении». Отвергая тот мирской и антихристианский предрассудок, согласно которому «всякий талант почитается некоторым личным преимуществом, служит предметом гордости», а поэтому он употребляется «на созидание личной карьеры, личного благополучия и вся деятельность так часто направляется к тому, чтобы тешить беса честолюбия, который вообще с большой охотой и готовностью вселяется во всякого человека», будущий архипастырь отмечает, что все члены Тела Христова обязаны ясно осознавать следующее: «Не ради нас даны нам силы душевные и способности различные, а ради Церкви, и не себе должны мы угождать своей деятельностью, а Церкви». О себе самом молодой преподаватель говорит: «Церковное послушание беру на себя и я, восходя на эту кафедру. Ведь только Церковь дает смысл и цену земному бытию; только служение Церкви, по моему верованию и убеждению, дает смысл и цену нашей земной деятельности... Если не служить Церкви - нет никакого смысла во всякой деятельности и незачем тогда жить на Божьем свете». Научная деятельность не исключается из такого всецелого служения, ибо «наука стремится к познанию истины», а «Церковь, как сокровищница истины, может и должна быть руководительным авторитетом для всякого ищущего истины. Не Церковь должна отказываться от своих вековечных истин во имя научного познания каждой отдельной личности, а наоборот, эта личность должна отрекаться от своих научных приобретений, если они противоречат Церкви». Иначе и быть не может, поскольку бесконечное приспособление Церкви к вечно изменяющемуся процессу научного познания каждой отдельной личности или исторической эпохи могло бы привести только к одному – самоуничтожению Церкви. Вследствие чего всякая наука, особенно богословская, может быть только «служанкой Церкви», и «такое положение вовсе не унизительно для науки; служить Церкви ни для кого не унизительно». Ибо любой ученый, как и вообще всякий человек, неизбежно стоит перед выбором, какому господину служить; середины здесь нет, а господина всего два: «Один Господин – Христос, другой – антихрист. Выбор возможен только из этих враждебных друг другу царей, и одному кланяемся мы непременно. Христово дело на земле есть Церковь, против которой ведут свою ожесточенную, но безуспешную войну силы ада. Есть силы ада, и есть воинство Христово. И та и другая из враждующих сторон имеет своих воинов, вооруженных разными доспехами, в том числе и наукой. Сама по себе наука вовсе еще не определяет, на какую сторону должен человек стать; это определяет вера, а уже за верой следует и наука. Верует человек во Христа - наука для него и в его руках также служит Христу. Верует человек в антихриста - антихристово ярмо надевает на науку». Правда, у науки есть сфера некой «автономии»: она свободна, пока отвлеченна. «Свободен ученый человек, пока делает он математические выкладки, которые не касаются его души, его жизни. Но как только затронут вопрос жизни и смерти, спасения и погибели, наука тотчас подчиняется Христу или антихристу, потому что ответ на эти вопросы зависит не от науки, а от веры во Христа или антихриста». Впрочем, область такой «научной свободы» очень ограничена, а для богословской ее практически нет, ибо «богословская наука самая жизненная из всех наук» и решает она вопросы жизни и смерти, спасения и погибели, а поэтому служение ее одному из господ просто неизбежно.[1]

Подробнее...

Иудейство и язычество до пришествия Спасителя.

Введение.

В ту эпоху, междузаветный период, языческий мир отчаянно искал новой веры и новых идеалов. Вряд ли в более ранние времена иудаизм смог бы получить такую популярность. Официальный культ римской империи все менее и менее мог удовлетворять религиозные потребности населения. 

Подробнее...

Толкование чудотворений Иисуса Христа в проповедях митрополита Антония Сурожского

Чудеса есть соприкосновение, пересечение двух планов бытия – запредельного и земного. Это соприкосновение порождает явления необычного порядка, на что указывает и сама этимология слова «чудо» (от «чудиться», удивляться). Блаженный Августин, признавая действие в природе строгих закономерностей, считал, что они шире и глубже того, что дает нам обычный опыт («О Книге Бытия», IХ, 17–18). Чудеса промыслительно оберегают человеческую свободу. Они не сковывают ее неотвратимой очевидностью, оставляя простор для принятия или отвержения. Поэтому Христос Спаситель не делал из Своих чудес орудия духовного насилия; напротив, Он отказывался творить их для доказательства истины (Мф. 12:39). Однако тем, кто уверовал, Он указывал на чудеса как на знамения, знаки Его небесного посланничества, признаки прихода в мир Царства Божьего (Мф 12:28).[1]

Подробнее...

Историко-экзегетический разбор повествования о крещении Иисуса Христа по синоптическим Евангелиям

Введение

Основным источником, из которого мы узнаем о событии Крещения Господня, является Евангелие. О факте Крещения Господа нашего Иисуса Христа повествуют все 4 евангелиста (но по содержанию реферата мы рассмотрим свидетельства синоптических евангелий – святые евангелисты Матфей (Мф. 3:13-17), Марк (Мк. 1:9-11), Лука (Лк. 3:21-22)). Это связано, прежде всего, с тем, что Спаситель начал общественное служение после Своего Крещения. Но наиболее подробно это событие описано у евангелиста Матфея. Именно поэтому на Божественной Литургии читается отрывок из этого Евангелия в праздник Богоявления.

Подробнее...

Спор о крещении еретиков в III веке

§ 1. Церковно-исторический контекст крещального спора III века. Доникейская практика приема еретиков и раскольников в Церковь.

В разных Поместных Церквах к отступникам относились неодинаково. В одних Церквах приходивших из сект не подвергали повторному крещению, а в других их перекрещивали, но на новое крещение смотрели не как на повторное, а как на единственное и первое, ибо еретическое крещение вменялось крестившими в ничто, в простое омовение. Так, с одной стороны сложилось более снисходительное отношение к схизматикам: их, как правило, не подвергали новому крещению, а принимали через возложение рук епископа, что впоследствии истолковывалось одними как миропомазание, а другими как разрешение от грехов и благословение. С другой восторжествовала ригористическая практика: крещение, полученное от еретиков и раскольников, считалось там безблагодатным.[1]

Подробнее...

Святитель Василий Великий и его учение о Святом Духе

Введение.

На грекоязычном Востоке особую роль в решении богословской проблематики сыграл так называемый «каппадокийский» кружок, который становится во второй половине IV в. признанным центром церковной мысли: ядро кружка составляли святитель Василий Кесарийский, или Великий (ок. 330 – 379 гг.), его брат святой Григорий Нисский (ум. в 394 г.) и его друг святитель Григории Назианзин, или Богослов (ок. 330 – ок. 390 гг.). Члены кружка стояли на вершине современной им образованности и переносили в актуальную богословскую полемику о догматах филигранные методы платонической диалектики.[1]

Подробнее...

Апостол Америки - Святитель Иннокентий

Положение дел в миссии кардинально меняется с прибытием в 1824 году на Алеутские острова миссионера из белого духовенства – священника Иоанна Вениаминова, труды которого в течение более четверти века принесли ему титул «Апостола Аляски».[1]

В начале 1823 года епископ Иркутский Михаил (Бурдуков) получил Синодальный указ отправить одного миссионера на о. Уналашку. Владыка обратился к духовенству епархии с воззванием, но желающих не нашлось. Было решено метать жребий среди дьяконов. Тот, на кого пал жребий заявил: «Лучше я пойду в солдаты, чем поеду в Америку».[2] Отказался сначала и о. Иоанн. В это время в Иркутске находился Иван Крюков с о. Уналашка, рассказы которого произвели такое впечатление на будущего святителя, что тот загорелся желанием ехать в далёкую Америку.

Подробнее...

Псалом 109-й, традиция мессианского истолкования

В Псалтири встречаются несколько «царских» песней, принадлежащих к разным лицам псалмов. Они заключают молитвы (напр., в Пс. 20, 61, 72) и благодарения за царя (Пс. 21), являются прорицаниями (Пс. 2 и 110), царской песнью восхождения (Пс. 132) и так далее. Быть может, они были псалмами восшествия на престол. Несмотря на использо­вание общей для данной эпохи фразеологии, израильское представление о царе во многом отличается, напр., от египетского или месопотамского. Царь избранного народа – Помазанник Ягве (по-еврейски – «Мессия», по-гречески – «Христос»). Помазание превращает его как бы в наместника Ягве на земле. Он называется приемным сыном Божиим, царствование которого не будет иметь конца, его могущество распространиться до пределов земли. Он будет спасителем своего народа и установит мир и справедливость. Идея царского мессианства, впервые возвещенного пророком Нафаном (2Цар. 7), выражается в псалмах 89 и 132. Та поддерживается в народе ожидание Мессии – потомка Давида.

Подробнее...

Митрополит Антоний (Вадковский) и попечение о будущем Поместном Соборе Русской Православной Церкви

        С надеждой на Собор

С наступлением ХХ века, когда особенно остро стали чувствоваться растерянность и раздор в русском обществе, окончательная утраты силы традиции, и начало распада Русского государства, председатель Кабинета министров граф С. Ю. Витте и другие государственные деятели активно высказывались за созыв Поместного Собора. Православная Церковь в лице такого выдающегося иерарха, как митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) указывал на необходимость созыва подобного Собора. И можно с уверенностью сказать, что деятельность митрополита Антония (Вадковского) и Председателя Комитета Министров С. Ю. Витте, представлявших два класса (церковный и светский), сыграли решающую роль в созыве Собора и собирании материала для проведения реформы. «С. Ю. Витте был один из самых деятельных сторонников созыва Собора и проведении реформ. 

Подробнее...

Древневосточная религиозная литература о невинном страдальце

§ 1. Важность изучения Древнего Востока для исследований библейского мира.

Древним Востоком принято называть группу цивилизаций, развившихся в Восточном Средиземноморье, по берегам Нила и в Передней Азии. (Понятие «Древний Восток» включает также страны Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока.) Чтобы очертить пределы переднеазиатско-египетского Древний Восток, Э. Майе и Б. А. Тураев употребили термин «классический Восток». Именно этот «классический Восток» и был материнским лоном для культуры, в рамках которой сложилось Священное Писание Ветхого Завета. Истоки цивилизаций Древнего Востока уходят в глубокую древность, наивысшего же расцвета они достигли в период между 3 тысячелетием до н.э. и 4 веком до н.э., когда пала последняя древневосточная (Персидская) держава. Первые сведения о Древнем Востоке Европа получила только из Библии и из сочинений античных писателей.[1] Крупнейший русский исследователь Древнего Востока академик Б. А. Тураев еще в начале 20 века писал: «Интерес к местностям и другим немым свидетелям библейских событий, столь естественный и у иудеев и у древних христиан, засвидетельствован еще в римское время. Не только в Святой земле, но и за пределами ее путешественникам показывали связанные с библейскими повествованиями примечательности, например, в Вавилоне и ров львиный, и речь халдейскую, и башню смешения языков.

Подробнее...

Навигация

Система Orphus