Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Этика и эстетика Климента Александрийского.

Биография и сочинения Климента Александрийского.

К христианской теологии Климент Александрийский пришел через философию. Это определило стиль и содержание его произведений. Свои разнообразные идеи он воплотил в не менее замысловатую форму. Избегая устоявшихся концепций, он никогда не останавливался в своих поисках. Вопросы, которые он задавал себе, зачастую оставались без ответа, смысл многих его пассажей – загадка для читателя. Однако благодаря подобным качествам Климент сумел в своих произведениях открыть и утвердить многие философские положения, которые впоследствии были унаследованы христианскими теологами. Труды его были весьма популярны, его имя до девятого века можно было встретить в списках святых.[1]

Подробнее...

Интуиция в теории познания Н. О. Лосского

«Смысл кризиса всей современной философии, - пишет Николай Бердяев, - в возврате к бытию и к живому опыту, в преодолении всех искусственных и болезненных перегородок между субъектом и объектом. Должна быть создана новая философия тождества, по духу родственная шеллинговской, но обогащенная всеми новыми завоеваниями»[1]

Подробнее...

Библейское учение о Мессии. Краткий обзор.

Религия Ветхого Завета основывается на Откровении, которое Бог дал определенным людям в определенных местах и при определенных обстоятельствах, на вторжении Бога в определенные моменты времени в историю человечества. В Ветхом Завете мы встречаем такие темы как обетование, избранничество, Завет и Закон – это те золотые нити, которые сплетаются воедино в Пятикнижии и тянутся далее сквозь весь Ветхий Завет к Новому.Между Ветхим и Новым Заветами нет разрыва, они неотделимы друг от друга. Новый Завет в Ветхом скрывается, Ветхий в Новом – раскрывается. Но только благодаря Новому Завету человечество обладает всей полнотой Откровения Божия. Поэтому естественно и необходимо пользоваться Ветхим Заветом для толкования Нового и в той же мере, и даже более естественно и необходимо, рассматривать Ветхий Завет только в свете Нового. Блез Паскаль, например, говорит так: «Оба Завета взирают на Него (на Христа), Ветхий – как на свое упование, Новый – как на образец, и оба – как на свое кульминационное средоточие»[1]. Верно то, что Ветхий Завет свой полный смысл и значение приобретает только в Новом Завете. Мы не можем правильно понять даже этические истины Нового Завета, пока не увидим их истоки в Ветхом.

Подробнее...

Вопрос авторства истории о Потопе

Вопросы о времени написания и авторстве необходимо рассматривать применительно не только к повествованию о Потопе и к книге Бытия в отдельности, но и применительно ко всему Пятикнижию в целом. Древнее предание однозначно называет автором пророка Моисея. Такие иудейские писатели как Иосиф Флавий и Филон Александрийский также ни сколько не сомневаются в авторстве Моисея. Флавий утверждает: «И вот, так как Моисей захотел дать своим собственным сородичам наставление именно в этом, то он, в противоположность всем прочим, начал не с изложения законов и законоположений, имеющих условное среди людей значение, но, направив внимание их на Божество и на устройство мироздания и убедив их в том, что мы, люди, лучшее из творений Господа Бога на земле, уже легко мог убедить их во всем, после того как расположил их, таким образом, к благочестию».[1]

Подробнее...

Анализ лютеранского учения о Евхаристии

Возникновение лютеранства как особой конфессии внутри христианства стало тем результатом Реформации, которого не хотел и не предвидел ни сам Лютер, ни кто-либо из его единомышленников. Лютер, когда он 31 октября 1517 года прибыл к дверям церкви в Виттенберге текст 95 тезисов «Диспута о прояснении действенности индульгенций», желал очистить всю католическую церковь от лжеучения, будто, купив индульгенцию, можно на какой-то срок избавиться от загробных мучений, назначенных Богом в наказание за безобразия, совершенные в земной жизни. В 1537 году лютеране с энтузиазмом отнеслись к идее созыва Вселенского собора, надеясь убедить всю церковь в своей правоте. Лютеранство же возникло именно как конфессия – как объединение всех тех, но только тех, кто публично заявил о своей приверженности Аугсбургскому исповеданию 1530 года – первому конфессиональному документу Нового времени. И до сих пор приверженность Аугсбургскому исповеданию является необходимым и формальным признаком лютеранства.[1]

Подробнее...

Историко-экзегетический разбор повествования о крещении Иисуса Христа по синоптическим Евангелиям

Введение

Основным источником, из которого мы узнаем о событии Крещения Господня, является Евангелие. О факте Крещения Господа нашего Иисуса Христа повествуют все 4 евангелиста (но по содержанию реферата мы рассмотрим свидетельства синоптических евангелий – святые евангелисты Матфей (Мф. 3:13-17), Марк (Мк. 1:9-11), Лука (Лк. 3:21-22)). Это связано, прежде всего, с тем, что Спаситель начал общественное служение после Своего Крещения. Но наиболее подробно это событие описано у евангелиста Матфея. Именно поэтому на Божественной Литургии читается отрывок из этого Евангелия в праздник Богоявления.

Подробнее...

Анри Бергсон: интуиция как метод

Корни западноевропейского интуитивизма прослеживаются в глубине времен, в истоках философии: «Вспомним Платона, Плотина, вспомним мистику и романтизм»[1], не говоря уже о Гераклите, блаженном Августине Иппонийском, Декарте и Паскале. В XIX веке по-настоящему стали проявляться симптомы глубинной оппозиции, господствующим на западноевропейских интеллектуальных пространствах, позитивизму, спекулятивной философии и рационализму. «Философия жизни» или экзистенциализм стали закономерными феноменами в этом противостоянии, зашедшей в тупик «рациональности», западной мысли. На основании философского спиритуализма начало формироваться гносеологическое направление – интуитивизм. Представители интуитивизма, делая попытку преодолеть культ сциентизма, отличающегося программным прагматизмом, определяют приоритетной интуицию. Так, в данном философском направлении, возникшем как ответная реакция на «интеллектуализм» и «рационализм», интуиция оказывается средоточием знания[2]. Интуитивизм, «как основополагающий принцип ярче всего выражен А. Бергсоном. Для него интуитивное познание есть логический результат эволюции жизненных форм. В этом смысле интуитивизм является более чем методологическим инструментом культурного познания: сама по себе интуиция есть синтез жизнедеятельности животных форм с рационально-научным, последовательно-дискурсивным, аналитическим знание»[3]. Сам термин «интуиция» из-за его традиционного прошлого Бергсон не любил. Он отклонял шеллинговское значение интуиции как «непосредственного искания вечности», не согласующееся с его философскими устремлениями.[4] Жиль Делёз обозначил интуицию как основной метод бергсоновской концепции: «Интуиция – метод Бергсонизма. Интуиция – это ни чувство, ни вдохновение, ни неупорядоченная симпатия, а вполне развитый метод, причём один из наиболее полно развитых методов в философии»[5].

Подробнее...

Процесс учреждения Священного Синода. Утверждение церковной реформы.

Речь пойдет об истории ликвидации Московского патриаршества и учреждении Святейшего Синода. Царя Алексея Михайловича всерьез обеспокоили чрезмерные амбиции патриарха Никона: он был уверен, что при наличии двух соперничающих правителей империи не избежать беспорядков и бунтов. У Петра I подобные подозрения еще более окрепли: он был не из тех, кто способен терпеть существование соперников. Император твердо вознамерился сократить размеры владения Церкви, уменьшить ее влияние и взять под свой контроль. На Церковь Петр I смотрел так же, как на другие институты общества, видя лишь инструмент для мобилизации ресурсов страны и для подавления в зародыше любой тенденции к непослушанию. Средства для достижения своей цели Петр позаимствовал за границей. 

Подробнее...

Книга Иова и творения «мудрых».

Книга Иова входит в канонический состав так называемых «книг Премудрости». Произведения такого рода были распространены на всем Древнем Востоке. На небосклоне культуры изобильных стран Востока в первом тысячелетии до н.э. сияют и звезды мудрых Израиля: «Будучи плодами экуменической открытости и просветительского сознания, они в границах единой культуры Востока осознавали, видоизменяли или перерабатывали мысли соседних народов. Книги мудрых в Библии отличаются постоянным соприсутствием яхвистского монотеизма и элементов культуры Древнего Востока. Как широкий поток, мысль мудрых Израиля пересекает и плодотворит всю историю избранного народа, от времени царствия Соломона (970 – 930) до последних десятилетий перед Рождеством Христовым»[1]

Подробнее...

Архипастырское служение в Санкт-Петербурге митрополита Антония (Вадковского)

Бывший архиерей Антония (Вадковского), епископ казанский Палладий (Раев), ставший митрополитом петербургским в 1892 году, умер в 1898 году, и Вадковский был назначен на его место. 25 декабря 1898 года возведен в сан митрополита и назначен митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским и священно-архимандритом Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры. С 1898 года – постоянный, а с 9 июня 1900 года – первенствующий член Святейшего Синода (22 апреля 1906 года избран членом Государственного Совета). Почётный член Петербургской АН (1899); почётный член Казанской, Московской и Петербургской Духовных Академий (1892), Императорского Православного Палестинского общества (1893), доктор церковной истории (1895)[1]. В 1892 году высокопреосвященный Антоний избран был почетным членом Казанской, Московской и Петербургской Духовных Академий, в 1893 году – Женского Патриотического, Императорского Православного Палестинского общества. С 1887 года он состоял с соизволения Государыни императрицы почетным членом Санкт-Петербургского Совета детских приютов. В 1893 году Казанская Академия удостоила высокопреосвященного Антония за его ученые труды высшей ученой степени – доктора церковной истории, в которой он утвержден Святейшим Синодом в 1895 году.

Подробнее...

Навигация

Система Orphus