Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Генезис Вечери Господней

Иисус, несомненно, соблюдал иудейские праздники Своего времени, но и показывал в то же время, что свой полный смысл они получают только от Него Самого и осуществления Его дела, - например, в том, что касается праздника Кущей или Обновления и особенно Пасхи: Он сознательно запечатлел Новый Завет Своей Пасхальной жертвой. Этой новой и окончательной Пасхой Христос исполнил также чаяния праздника Очищения, ибо Его кровь дает доступ в истинное святилище (Евр. 10:19) и к великому торжествующему собранию в небесном Иерусалиме. 

Подробнее...

Обозрение кантианской концепции

Иммануил Кант (Immanuel Kant, первоначально Cant) – основатель философского критицизма, представляющего поворотную точку в истории человеческой мысли. Согласно собственному сравнению с Коперником, Кант не открыл для ума новых миров, но поставил самый ум на такую новую точку зрения, с которой все прежнее представилось ему в более истинном ракурсе.

Подробнее...

Религиозно-философские собрания 1901 – 1903 годов.

Религиозно-философские собрания в Санкт-Петербурге в 1901-1903 годах были встречей богоискательской русской интеллигенции и Православной Церкви. РФС воплотили перемену интересов части интеллигенции от материализма, позитивизма и атеизма к религиозно-философским вопросам. На фоне огромных успехов теоретической и прикладной науки к концу XIX в. нарастает чувство неудовлетворенности «научным мировоззрением». Вера в прогресс не могла заменить веры в Бога. Такое достаточно массовое религиозное пробуждение русской интеллигенции появилось не на голом месте. Достаточно вспомнить П.Я. Чаадаева, Н.В. Гоголя, славянофилов, Ф.И. Тютчева, Ф.М. Достоевского и др. Н.А. Бердяев отводил здесь особую роль Л.Н. Толстому: «Всеми признается, что зачинателем религиозного брожения в России является Л. Толстой, он пробил брешь в религиозном индифферентизме русской интеллигенции, и запросы религиозного сознания поставил в центре внимания».[1]

 

Подробнее...

О происхождении историософской концепции «Москва – третий Рим»

Истории национально-религиозного самосознания конкретной народности посвящено много разнообразных монографий, несмотря на то, что идея «нации», или «национальности», достаточно молодая. Идеологеме «Третьего Рима» можно найти ряд параллельных концепций в историческом континууме. Хотя теза о «Третьем Риме» потеряла прежний авторитет и глубинное значение в силу усиливающихся и доминирующих в современной светской культуре антирелигиозных тенденций, все же ее универсалистский смысл не потерян для небольшой группы консервативных верующих христиан. Большинство же нынешних популярных церковно-государственных доктрин страдают внутренним интеллектуальным провинциализмом, ограниченностью, закрытостью. Не многие идут на диалог с совершенно иными культурами. При этом большинство пытаются представлять себя претендующими на универсализм и истину в последней инстанции, избирая своим источником небольшую совокупность исторических событий, ограниченных локальной интерпретацией. Вселенское нынешнее оценивается с позиций конкретно фиксированного территориального прошлого (частное событие во временно-пространственном континууме является центральным и определяющим для всех остальных). Здесь возникает проблема забвения «Другого», отдаленного от нас во времени или пространстве. Доктрина «Третьего Рима», всегда претендовавшая на внутреннюю силу, вселенскость и универсализм, вероятно, сможет здесь помочь современным религиозно-политическим концепциям отказаться от закрытости и провинциализма.

Подробнее...

Экзегетический опыт первой части книги пророка Исайи (1-39 гл.)

Первая часть книги пророка Исайи содержит следующие основные темы: 1) вступительные речения, направленные против грехов Иудеи (1 – 5); 2) мессианские пророчества, которые открываются видением Господа в Храме (6 – 12); 3) суд над языческими народами (13 – 23); 4) эсхатологические пророчества, или «Апокалипсис Исайи» (24 – 27); 5) надежда на Бога – единственный оплот. Пророчества, перемежающиеся историко-биографическими эпизодами (28 – 33); 6) суд и возрождение (34 – 35); 7) исторический эпилог, содержащий повествование о пророке Исайе и царе Езекии.[1]

Подробнее...

Доктрина святителя Киприана Карфагенского о крещении еретиков.

Защищавшие мнение перекрещивания неправославных считали, что крещение возможно только в Православной Церкви, оно неотделимо от Церкви, так как только в ней присутствует благодать Святого Духа. Считать еретиков имеющими крещение, значит признавать за ними благодать Святого Духа, из чего следует признание их истинной Церковью, что противоречит принципу церковного единства. 

Подробнее...

Историография проблемы Лжедмитрий I и Православие

К вопросу об историческом изучении личности Лжедмитрия I

Историографический интерес к личности Лжедмитрия I возник в XVIII в., когда российские монархи заинтересовались историей. Век Просвещения привнес новые сомнения в правдивости официальной версии о Самозванце, стимулировал попытки докопаться до сути явления Лжедмитрия I. Петр I, которого оппозиционная молва тоже объявила самозванцем, усматривал какое-то родство своей судьбы с царем Дмитрием. Царица Анна Иоанновна приказала изучить заново вопрос о смерти царевича Дмитрия, о его канонизации. Екатерина II, заинтересовавшись тайной Лжедмитрия I, специально вызвала к себе известнейшего в то время историка Г. Ф. Миллера. Миллер в приватных беседах считал Лжедмитрия I настоящим сыном Грозного, замечая: «Я не могу высказывать печатно мое настоящее мнение в России, так как тут замешана религия. Если Вы прочтете внимательно мою статью, то, вероятно, заметите, что приведенные мною доводы в пользу обмана слабы и неубедительны»[1]. Против исследования ученым-немцем Смуты выступил М. В. Ломоносов. По его настоянию было запрещено печатание продолжения «Опыта новейшей истории России» Г. Ф. Миллера. Перед выходом очередного тома «Истории государства Российского» Н. М. Карамзин уверял М. П. Погодина, что Самозванец и есть сын Ивана Грозного. Но в конце концов Карамзин не решился писать об этом, отождествив Лжедмитрия I и Григория Отрепьева, как того требовало официальное мнение.[2]

Подробнее...

Экзегетическое наследие святителя Кирилла Александрийского

Вторая глава является исагогическим экскурсом в экзегетическое творчество святителя Кирилла Александрийского. Она представляет историко-богословские свидетельства относительно толкования на Евангелия от Иоанна в общем контексте экзегетического наследия святителя Кирилла Александрийского.

Подробнее...

Петр I и Православная Церковь

XVIII век открыл новую страницу истории Русской Церкви. В России, воспринявшей от Византии теорию «симфонии двух властей», Церковь никогда не была совершенно свободной от государства, однако не зависела от него в своем устройстве. Каким образом Российская Церковь, столь влиятельная, выражаясь светским языком, организация, проникающая практически во все сферы общественной, культурной, экономической и политической жизни страны, так быстро сдала свои позиции и подчинилась государству? Что стало отправной точкой столь кардинального изменения былой «симфонии Церкви и государства»? Становление империи и учреждение Святейшего Синода – два неразрывно связанных процесса в нашей истории. А падение самодержавия в 1917 году совпадает с моментом избавления от «плена» Русской Церкви. Ведь именно в имперско-синодальном периоде следует искать причины и истоки трагедии нашей Церкви в тяжелые годы гонений в ХХ веке.[1] 

Подробнее...

Христианская теология III века и «психология» Плотина

Когда святоотеческая мысль свидетельствовала об истинной философии и усматривала ее начатки у каких-то греческих философов, она имела в виду Платона и Плотина (неоплатоников). Конечно, наиболее образованные святые отцы пользовались достижениями иных философов и философских школ, но вершина философской мысли, философия, которой содействовала Божественная благодать, ассоциируется именно с неоплатонизмом.

Подробнее...

Навигация

Система Orphus