Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Учение Святого Апостола Павла о браке в послании к Эфесянам

Ни в каком другом новозаветном тексте мы не найдем такого развитого и глубокого богословского обоснования взаимных отношений супругов, как в пятой главе послания Святого Апостола Павла христианам Эфеса. Святой Апостол еще более развивает учение Господа нашего Иисуса Христа, и вырабатывает своё учение о браке, которое не встречается ни у одного из церковных писателей, живших до него или после него. Чтобы правильно понять наставления Апостола относительно взаимоотношений между супругами, нужно учесть, что он не ставил себе целью понять веками, установленные общественные структуры. В тех случаях, когда возникала необходимость давать практические советы – будь то относительно взаимоотношений между членами семьи или между начальствующими и подчиненными, Апостол Павел старался лишь облагородить и нравственно возвысить эти взаимоотношения, чтобы устранить жестокость и злоупотребление.

Представление о теснейшем единении супругов и о нерасторжимости брака открывает путь к мистическому учению о браке, как отображении союза Христа и Церкви, учению, которое было дано Святым Апостолом Павлом в пятой главе послания к Эфесянам. Основная мысль Апостола Павла во всяком случае ясна: в союзе брачном или в безбрачии, человек имеет одно призвание. Это призвание есть всецелое служение Богу: недаром все земные и, в первую очередь, социальные ценности подвергаются переоценке во Христе (ст. 22).[1]

«Потому что муж есть глава жены, как и Христос, глава церкви, и Он же Спаситель тела». (Эф. 5:23) Из этих стихов ясно, что жена должна повиноваться мужу, как Церковь Ее главе – Христу. По мнению святителя Иоанна Константинопольского, «для жены идеалом ея отношений к мужу служат отношения церкви к Христу. Муж – глава жены, является для нея представителем Христа, главы Церкви. Он первый и главный член семьи, руководитель ея, отвечающий за ея благосостояние и благоустройство»[2]. Рассуждая и поясняя таинство Церкви, как единство главы и тела преподобный Симеон Новый Богослов приводит пример брака: «Действительно, потому что такое общение и единство, близость и родство имеет жена к мужу и муж к жене, такое боголепно и свыше всякой мысли и слова имеет Владыка и Творец всего со всей Церковью как с одной женщиной, соединяясь с ней непорочно и сверх-неизреченно, и неотторжимо, и нераздельно пребывал и сопребывал с ней, как любимой и возлюбленной им. Так и церковь, соединенная возлюбленному Богу, прилеплена как все тело к собственной главе Его. Потому что как не может тело без связанной с ним головы вообще жить»[3], – так и Церковь без Христа, а значит и жена без мужа.

Митрополит Антоний Сурожский пишет: «Христос пришел на землю спасти человечество, Бог стал человеком, и спасение это Он совершает ценою Своей жизни и смерти. И это первое, о чем должны думать мужья, когда они вступают в брак; им вручается Богом хрупкое существо, которому они сказали: «Я тебя люблю», – и эта любовь должна быть такова, что муж готов всем пожертвовать, всей своей жизнью, из-за любви к жене и к своим детям».[4] Говоря о любви, владыка Аверкий (Таушев) отмечает: «Следовательно, супружеская любовь должна быть, прежде всего, духовной любовью, а не плотскою и иметь нравственную цель «чтобы освятить ее»[5] – т.е. освещение супругов.

Ссылаясь на послание (Еф.5,25), западный проповедник Дерек Принс пишет: «Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее». Успешный брак должен следовать этому образцу. Он предполагает, что полагаются две жизни друг за друга. Сперва муж, подобно Иисусу, полагает свою жизнь за жену. Затем, в свою очередь, жена, подобно Церкви, полагает свою жизнь за мужа. Таким образом, каждый находит исполнение в жизни другого. Ключ к таким взаимоотношениям находится в понимании, что брак, описанный в Писании, основан на завете»[6].

Один из известных экзегетов-проповедников протестантского мира – У. Баркли, рассуждая над вышеописанным стихом, делает определения супружеской любви, характеризуя ее как: жертвенная; очистительная; заботливая; прочная и стойкая. О жертвенной любви было сказано выше. Заботливая любовь – муж должен любить свою жену и заботиться о ней, как о своем теле, о чем так же упоминалось. Говоря об очистительной любви, необходимо сослаться на следующие слова: «Чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова». (Еф. 5.26) Эти слова Баркли толкует весьма интересно: «Христос очистил и освятил Церковь». Может быть, Павел здесь думает о греках. Один из брачных обычаев состоял в том, что невесту перед бракосочетанием купали в реке, посвященной какому-то богу или богине. Но Павел думает о крещении во имя Иисуса Христа. Христос желает создать свою Церковь, не имеющей пятна и порока. Истинная любовь – великий очиститель жизни».[7]

Вообще же под этими словами традиционно святые отцы и ученые мужи Церкви понимают таинство святого крещения. Архиепископ Аверкий (Таушев) пишет: «Здесь под «банею водною» имеется ввиду таинство крещения, которым Христос очищает от всякой скверны и нечистоты, вступающих в Его Церковь. Точно так и мужья должны заботиться о нравственной чистоте и спасении душ своих жен».[8]

Толкуя слова святого апостола Павла, Д. Принс пишет: «Картина Иисуса как жениха в (Эф. 5:25, 26) подчеркивает еще один аспект Его служения – служение учителя. Он предал Себя за Церковь, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством Слова». Учение Божьего Слова должно сделать Церковь чистой и святой, годной к роли Христовой невесты. Вот еще один способ представления Иисуса вашей жене и семье, обеспечьте их таким библейским учением, которое подготовит их к тому, чтобы быть частью Его Невесты»[9].

«Чтобы представить ее Себе Славною Церковью, не имеющую пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна». (Еф. 5,27). Протопресвитер Иоанн Мейендорф, рассматривая данное место Священного Писания, ссылается на слова святителя Иоанна Златоуста, который, в свою очередь, пишет: «Не имеющую пятна или порока, или чего-либо подобного». Итак, будем и мы искать этой красоты, и мы можем стать ее творцами. Не требуй от жены того, чего у нее нет. Видим, что Церковь все получила от Владыки. Через Него она сделалась славною, через Него беспорочною. Не отвращайся же и ты от жены из-за ее непривлекательности. Она, т.е. жена – Божие создание: не ее ты порицаешь, но Того, Кто создал ее. Чем виновата жена?».[10]

«Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как Господь Церковь». (Еф. 5,28-29). В этих словах святой апостол Павел проводит разъяснение, почему и как мужья должны любить своих жен.

Александр Павлович Лопухин по этому поводу замечает: «Жены составляют собою собственные тела, своих мужей образуют, по своему происхождению, так сказать, составную часть их собственной личности. Но если это так, то жена может быть названа «плотью» своего мужа, а «плоть» свою всякому любить естественно и необходимо: никто не станет причинять вред своему организму, лишая его необходимых забот (питает и греет). Так и Христос питает Церковь, как хлеб жизни (Ин. 6,48) и греет ее как пастырь добрый овечку».[11]

Владыка Аверкий в этих словах усматривает необходимость духовной любви между супругами: «Этим опять указывается на необходимость в христианстве духовной любви между супругами: муж должен смотреть на жену не как на какое-то механическое орудие для плотских наслаждений, но как на часть самого себя».[12]

Комментируя данные слова, один западный источник приводит такое мнение: «Павел показывает, как телом через брачный союз и с любовью обращается с ней, действуя во благо ей, тем самым, являя образец обращения мужа со своей женой. Муж должен осознать, что, проявляя любовь к жене, он тем самым «любит себя, поскольку они составляют «одну плоть»[13] (Быт. 2,24). Составитель библейского справочника Генри Геллей замечает по данным стихам: «Каждый, служа другому, наилучшим образом служит себе. Любящий свою жену любит самого себя» (Эф. 5,28): мужья, запомните это».[14]

«Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика: «Я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5,31-32). Будучи учеником Гамалиила, святой апостол Павел, как аналогию показывает брак в Ветхом завете, его таинственный смысл «одна плоть», отсюда следует, если жена является собственным телом мужа, то муж должен всецело посвятить себя своей жене.

Говоря о тайне влечения мужа к жене, согласно которой он оставляет самое дорогое в жизни, своих родителей, апостол Павел не заостряет на этом своего внимания. По словам А. П. Лопухина: «Апостол Павел не хочет входить в подробное раскрытие ея (тайны), а останавливается только на сходстве этой тайны с тайною отношения Христа к Церкви. Эти отношения напоминают собою именно отношения мужа к жене».[15] Имеется мнение, что под тайной разумеется только прообраз единения Христа с Церковью, но и «тайна» долгое время оставалась сокровенной и теперь была открыта, как «тайна» спасения языческих народов.[16] Уильям Баркли характеризует такую любовь, как прочную и стойкую, ради нее человек оставляет родителей своих: «И будут двое одна плоть. Он же неразрывно связан с ней, как органы тела связаны друг с другом. Подобно тому, как он не решится разорвать свое тело на части, так он не решается оставить свою жену».[17]

Обобщая все выше описанное, нужно сказать, что святой апостол Павел обращаясь в греческий город Эфес, раскрывает догматическую сторону учения о браке как великой тайне, которую можно только сравнить с тайной Христа и Церкви. Для чего это делает святой апостол? Дело в том, что у греков отношение к браку было очень легкомысленное, хотя жены греков содержались в строгости, сидели дома, вели домашнее хозяйство, заботились о детях. Мужья же, наоборот, «искали себе общество и удовольствий в других местах».[18] Разводы были частыми из-за случаев каприза супругов. Все это было нормой для эллинской культуры и соблазном для новообращенных христиан, которые невольно контактировали с греховным обществом. Поэтому апостол Павел, ограждая их от «мира сего», показывает высокий нравственный идеал брака. Апостол дает здесь мало практических советов, по сравнению с посланием к Коринфянам. Советы его Ефесянам состоят лишь в том, чтобы мужья любили жен, а жены, отвечали бы им верностью, уважением и любовью - именно в этом состоит твердость и прочность брачного союза, т.е. в любви и взаимопонимании.

Брак – средство снискания того же девственного состояния. При этом если монашество – это есть лишь средство, да и только, которое при достижении цели (блаженного девства в Царствии Небесном) перестает быть актуальным, то брак не может быть определен исключительно как способ, не может быть исчерпан пониманием его лишь как естественного средства, которое при обретении чаемого сверхъестественного бытия будет утрачен за ненадобностью.

Дело в том, что образ существа века будущего, который мы определили как благодатное девство, имеет еще одну обязательную характеристику: он всегда передается святыми отцами, да и Самим Господом, в брачных символах, жизнь будущего века есть брачный пир, на который Христос-Жених созовет души верных дев-невест. Вспомним, что и взаимоотношения подвижника-монаха с Богом уподабливаются браку, Адам и Ева были первой семьей на земле, будучи при этом девственными  и целомудренными. Таким образом, девство и брак диалектически друг с другом связаны, они ни в коем случае не являются антиподами, не противоречат друг другу, неразлучны ни в начале веков, ни в паки-бытии. Брак способен вместить  такой, казалось бы, противоположный себе образ бытия, как монашество, которое, как мы видели, также описывается  в брачных терминах. Это означает, что брак как понятие, как образ бытия играет очень важную роль, его назначение не сводится только к физическому продолжению человеческого рода, ведь в таком случае он был непременим к монашеству. Он имеет несколько уровней своего проявления, в том числе духовный и телесный. Телесный аспект брака, конечно же, не наследует Царствия Божия, но духовный вечен и непреходящ и заключается в радостном обретении в браке Другого, Бога и человека и неразлучного бытия с Ним, в переносе акцента со своей личности на личность Другого.[19]

И каждый союз, в данном случае имееется ввиду «обычный» брак[20], который заключается двумя  любящими людьми, несет в себе зерно этой глубокой и непреходящей ценности брака, обращенности его в вечность, сообразности его будущему Царствию Небесному, великой радости обретения. То есть изначально в «естественности» брака заложен некий сверхъестественный момент. Конечно, впереди еще будет долгая жизнь, которая должна привести к реализации этих высоких идеалов, что, к сожалению, не так часто бывает, но потенциально это есть в каждом браке.

Это все было сказано для того, чтобы показать, что брак нельзя понимать лишь как посильное бремя для тех, кто не способен понести подвиг монашества. Брак – это великая тайна, как об этом говорит апостол Павел (Еф. 5:32), как и монашество тоже тайна, конечная цель у того и другого – девственное, целомудренное бытие в духовном браке с Господом.


[1] Кассиан (Безобразов), епископ. Христос и первое христианское поколение. / Кассиан (Безобразов). – Репринтное издание. Париж – Москва: Русский путь, 1996. Стр. 195-206.

[2] Григоревский М. Учение святителя Иоанна Златоуста о браке. / М. Григоревский. – Репринтное издание: Архангельск, 1902; Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2000. С. 141.

[3] Василий (Кривошеин), архиепископ. Преподобный Симеон Новый богослов. Н. Новгород. 1996. С. 357.

[4] Антоний (Блюм), митрополит. Таинство любви. СПб., 1994. С. 29.

[5] Аверкий (Таушев), епископ. Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Часть Первая. / Аверкий (Таушев). – М., 2000. С. 249.

[6] Принс Дерек Бог- Автор брачных союзов. СПб., 1999. С. 70.

[7] Баркли И. Толкование посланий к Галатам и Ефесянам. ВСБ., 1986. С. 172.

[8] Аверкий (Таушев), епископ. Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Часть Первая. / Аверкий (Таушев). – М., 2000. С. 249.

[9] Принс Дерек. Бог – Автор брачных союзов. СПб., 1999. С. 70.

[10] Иоанн Мейндорф, протоиерей. Брак в православии. М., 1995. С. 266.

[11] Лопухин А. П. Толковая Библия или комментарий на все книги Ветхого и Нового завета. Т. III. / А. П. Лопухин. – Стокгольм, 1987. С. 269.

[12] Аверкий (Таушев), епископ. Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Часть Первая. / Аверкий (Таушев). – М., 2000. С. 249.

[13] Новый библейский комментарий. СПб., 2001 изд. «Митр». Ч.З. С. 555.

[14] Геллей Г. Библейский справочник. Торонто. 1984. С. 612.

[15] Лопухин А. П. Толковая Библия или комментарий на все книги Ветхого и Нового завета. Т. III. / А. П. Лопухин. – Стокгольм, 1987. С. 270.

[16] Ключ к пониманию Священного Писания. Брюссель. 1982. С. 400.

[17] Баркли У. Толкование Посланий к Галатам, Ефесянам. ВСБ., 1986. С.172.

[18] Баркли. У. Толкование посланий к Галатам, Ефесянам. ВСБ., 1986. С. 167.

[19] Неганова Е. Идеал девства в Православии. // Киевская Русь kiev-orthodox.org [сайт]. URL:  http://www.kiev-orthodox.org/site/family/480/ (дата обращения: 09.09.2010)

[20] Страхов Н. Христианское учение о браке и противники этого учения. – Харьков, 1895. С. 87.

 

иерей Максим Мищенко

http://acathist.ru


Навигация

Система Orphus