Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Книга Иова и творения «мудрых».

Книга Иова входит в канонический состав так называемых «книг Премудрости». Произведения такого рода были распространены на всем Древнем Востоке. На небосклоне культуры изобильных стран Востока в первом тысячелетии до н.э. сияют и звезды мудрых Израиля: «Будучи плодами экуменической открытости и просветительского сознания, они в границах единой культуры Востока осознавали, видоизменяли или перерабатывали мысли соседних народов. Книги мудрых в Библии отличаются постоянным соприсутствием яхвистского монотеизма и элементов культуры Древнего Востока. Как широкий поток, мысль мудрых Израиля пересекает и плодотворит всю историю избранного народа, от времени царствия Соломона (970 – 930) до последних десятилетий перед Рождеством Христовым»[1]

В Египте на протяжении его многовековой истории появилось немало книг премудрости. В Месопотамии, начиная с шумерской эпохи, составлялись притчи, басни, поэмы о страдании, в какой-то мере напоминающие нам книгу Иова. Это месопотамская мудрость проникла в Ханаан: в Рас-Шамре были найдены тексты о мудрости на аккадском языке. «Премудрость Ахиахара», появившаяся в Ассирии и распространившаяся в кругах, говоривших по-арамейски, была затем переведена на несколько древних языков. Этот род мудрости по существу международен и не является собственно религиозным. В центре внимания мудрых стоит жизненный путь человека, но их метод – не философская рефлексия, как у греков, а собирание плодов жизненного опыта. Они преподают искусство жить и находиться на интеллектуальном уровне своей среды и эпохи; учат человека сообразовываться с порядком мироздания и указывают, как достигать счастья и успеха. Однако их советы не всегда приводят к желанным результатам, и этот опыт служит исходной точкой пессимизма, которым проникнут ряд произведений мудрости как в Египте, так и в Месопотамии.[2] Такая мудрость процветала и у израильтян. Характерно, что израильские мудрецы признавали свою связь с мудростью «сынов Востока и Египта» и лучшей похвалой премудрости Соломона считали утверждение о ее превосходстве над мудростью языческой (3 Цар. 4:29). Иногда «мудрые» следуют общему течению, иногда идут вразрез с ним и дают начало новому течению, называемому «премудростью инакомыслящих», свойственной книгам Иова и Екклесиаста. «Эти тексты имеют истоки в живой вере народа Израиля и одновременно питаются от плодов долгой и всеобъемлющей рефлексии, определяющей культурную жизнь Востока в течение всего первого тысячелетия до Рождества Христова»[3].

Все исследователи единодушно признают, что книга Иова является выдающимся литературным произведением. По словам Ф. Вигуру, «это совершеннейшая поэма по своему плану, величественная по своему выполнению. Она представляет одно из величайших поэтических произведений мира».[4] Книга Иова получила свое название от главного действующего лица, история бедствий которого послужила для автора поводом к решению вопроса о причинах страдания праведника. Книга Иова состоит из 42 глав и принадлежит к разряду учительных. Третий отдел ветхозаветных священных книг в греко-славянской Библии – книги учительные, из которых на первом месте стоит книга Иова. Современный распорядок учительных книг в греко-славянской Библии несколько отличается от древнего. В Синайском кодексе книга Иова располагается в конце списка; в Ватиканском – между книгой Песнь Песней и книги Премудрости Иисуса сына Сираха. У Иосифа Флавия современные учительные книги, кроме Иова, известны под именем «прочих книг, содержащих гимны Богу и правила жизни для людей» («Против Апиона», 1, 4), Филон Александрийский называет их «гимнами и другими книгами, которыми строится и совершенствуется знание и благочестие» («О созерцательной жизни»). У отцов и учителей Церкви, выделяющих, согласно Септуагинте, учительные книги в особый отдел, они также не носят современного названия, а известны под именем «поэтических».[5]

В Геласиевых декреталиях, списке книг библейского канона, составленном на Западе в 5 веке и носящем имя папы Геласия I (492 – 96) существует одно важное примечание относительно статуса книги Иова. В Геласиевых декреталиях о книге Иова сказано, что книга «опущена некоторыми».[6] В масоретской Библии текст книги Иова содержит очень много темных мест. Для их прочтения приходится обращаться к арамейским и греческим переводам. В Септуагинте текст книги находится в сильно сокращенном виде. В масоретской редакции 1069 стихов, а в Септуагинте лишь около 400. Возможно, что текст 70-ти толковников был сокращен из-за трудности перевода. В целом в Септуагинте перевод разных книг отличаются неодинаковой точностью и литературными достоинствами. Если Пятикнижие переведено довольно близко к тексту, то, например, Книга Иова являются скорее свободными переложением. В общем же перевод обладает высокими художественными достоинствами. «Творцам Септуагинты удалось создать органичный сплав греческого и семитического языкового строя, их стиль близок к разговорным оборотам и все же неизменно удерживает сакральную приподнятость и “отстраненность”» (Аверинцев). Славянский перевод сделан на основе Септуагинты и перевода Феодотиона. В славянском и русском текстах книги Иова имеются две неканонические приписки – к 2 и к 42 главам. Вставка во 2 главу, содержащая второй вариант слов жены Иова, сделана из апокрифического завещания Иова на греческом языке. Неканоническая приписка к 42 главе имеет весьма древнее происхождение и взята из апокрифической «Сирской книги».[7]

Сам главный герой книги – Иов (угнетенный, или враждебно преследуемый) – житель земли Уц. Слово Уц означает «песчаная земля». Уц – Аравийская область, вероятно занятая в древности потомками Уца или Хуца, потомка Симова (Быт. 10:23). В самой же книге Иова (в греческом, славянском и русском – 1956, 1968 годы) изданиях, в неканоническом прибавлении (42 глава), по наиболее распространенному мнению, эта местность находилась между Палестиной и Аравией, простираясь от северо-восточных границ Идумеи до реки Евфрат.[8] Блаженный Иероним и большинство новейших исследователей пришли к выводу, что земля Уц была расположена в северной части Аравии. А с помощью выражения «сыны востока» было принято называть всех живущих восточнее Палестины, в частности в Аравии и в Эдоме. Библейский исследователь Пфейффер указывает на Эдом как родину легенды об Иове. Идумеи осели в Палестине и основали свое государство в ее южных горах раньше израильтян (ок. 14 в. до н.э.). Они считались в Израиле кровнородственным племенем, поскольку их праотец Исав был братом Иакова (Быт. 36:1). Во Втор 23:7 сказано: «Не гнушайся идумеянином, ибо он брат твой», и там же (23:8) дано разрешение принимать идумеян в 3-м поколении, как полноправных членов ветхозаветной Церкви. Пророки высоко ставили идумейского мудреца (царя?) Иова (Иез. 14:13 – 20), а книга о нем вошла в канон Священного Писания. Тем не менее, история отношений между Израилем и Эдомом отмечена соперничеством и враждой. Иов – древний праведник времен патриархов – не является израильтянином в строгом смысле слова, но почитает истинного Бога Яхве. Иов видел чужие страны и людей, его дом всегда был открыт для странников (Иов. 31:31 – 32). На вере в Единого Творца всех людей Иов основывает свое уважение и милосердие к людям, какого бы происхождения они ни были (Иов. 31:13 – 15). 31-ю главу, в которой представлена праведность Иова по праву называют ветхозаветным основанием заповедей блаженств. Из этого можно заключить, что, во-первых, пути богопознания открыты не только евреям, а во-вторых, основные проблемы, поднятые в книге, волнуют всех людей. «Подобно Иову, в такой же открытой интернациональной среде древнего Ближнего Востока рождалась и письменность мудрых Израиля».[9] «Премудрость» была благом не знающим границ и таможен и свободно распространяющимся среди народов плодородных стран Востока, «вступая в союз» с некоторыми из них, позволяя себя ограничить частными рамками местной культуры и религии. «В каждой стране благоухало свое дерево, приносящее плоды премудрости, но сокровенные сады, в которых она возрастала, народились в Египте и Месопотамии».[10] Развитие этих мыслей мы находим в книге Ж. Даниелу «Святые «язычники» Ветхого Завета», в которой рассмотрены сказания об Авеле, Енохе, древнем финикийском царе Данэле, Ное, Иове, Мелхиседеке. Автор хочет показать на примере этих лиц, что в ветхозаветное время существовало некое универсальное Откровение, явленное не только Израилю.[11] Большинство иудейских раввинов полагали, что Иов жил в домоисееву эпоху.[12] В раннехристианской традиции Иов почитался историческим лицом. Например, святитель Иоанн Златоуст говорит, что Иов жил тогда, когда еще не было писаний или истории, передающей события («Беседа о страдании праведного Иова», 3).[13] С другой стороны, Феодор Мопсуестийский отрицал существование Иова, считая книгу его имени собранием басен. Одинаковый с ним взгляд высказывали некоторые еврейские раввины Реш-Лакиш и Самуил бар-Нахман: «Иова никогда не существовало; он не был тварным человеком, но притчей, подобной той, которую Нафан предложил Давиду». Другой раввин Хай-Гаон (1000 год) видоизменил эти слова Самуила бар-Нахмана следующим образом: «Иов существовал, но он был сотворен, чтобы стать притчей» («Талмуд». Трактат «Бава Батра», 15 а.).

Итак, в Израиле знали легенды о мудром Иове, который был, видимо, историческим лицом. В египетских документах XIV века до Р.Х. он фигурирует под именем Йава, палестинского царя. Пророк Иезекииль называет его наряду с двумя другими не израильскими мудрецами-праведниками. Причем речь ведется от имени Господа «Сын человеческий! – обращается Господь к пророку. – Если бы какая земля согрешила предо Мною, вероломно отступив от Меня, и Я простер на нее руку Мою, и истребил в ней хлебную опору, и послал на нее голод, и стал губить на ней людей и скот; и если бы нашлись в ней сии три мужа, Ной, Даниил и Иов, – то они праведностью своей спасли бы только свои души.., – не спасли бы ни сыновей, ни дочерей, праведностью своей они спасли бы только свои души» (Иез.14:13 – 20). Содержание приписки к 42-й главе книги Иова интересно тем, что в ней делается попытка возвести родословную праведного Иова к библейским патриархам Аврааму и Исааку через Исава и его потомков. Для этого в ней используется родословная идумейских князей, потомков Исава, взятая из книги Бытия. Приписка отождествляет Иова с одним из этих князей – Иоавом: «И умер Бела и воцарился Иоав, сын Зераха из Бесоры» (Быт. 36:33).[14]

Церковь глубоко поняла историю Иова. Память св. многострадального Иова празднуется Церковью 6 мая. На прообразовательное значение жизни Иова указывает святая Православная Церковь тем, что полагает в первые пять дней Страстной седмицы паремии из книги Иова о судьбе и страданиях этого праведника, как образах страданий Христовых, воспоминаемых Церковью в то время. Паремии эти берутся из следующих мест книги: в понедельник – (1:1 – 12); во вторник – (1:13 – 22); в среду – (2:1 – 10); в четверг – (38:1 – 21) и (42:1 – 6); в пятницу – (42:12 – 17). Книга Иова читается в православных храмах в то время, когда в сознании верующих проходят страдания Спасителя. Иов является прообразом Христа Спасителя, безвинно страдающего Праведника. В 16 главе книги находятся пророческие слова: «Разинули на меня пасть свою, ругаясь, бьют меня по щекам: все сговорились против меня. Отдал меня Бог беззаконнику и в руки нечестивым бросил меня» (Иов. 16:10 – 11). Многострадальный Иов был прообразом уничиженного состояния и страданий Христа Спасителя. «Иов, – говорит священномученик Зенон, – три раза был искушаем диаволом, подобным образом, по свидетельству Евангелиста (Мф. 4:1 – 11), трижды же искушал диавол и Господа нашего». Тройственность искушений в жизни Иова: в лишении имения, в погибели детей и в болезни. При этом праведный Иов, как и Христос, страдал безвинно, не за свои грехи. Но многострадальный Иов был прообразом униженного состояния и страданий Христа Спасители не по внешним только телесным страданиям и унижению пред людьми, а главное – по тому духовному состоянию отвержения Богом, в каком считал себя Иов после отнятия у него земного счастья и поражения страшною болезнью. Прообразуя Богочеловека своими страданиями, Иов прообразовал Его и своим прославлением. После своего великого искушения Иов как бы воскрес от мертвых и превознесен был Богом выше прежнего своего состояния. Бог явил тогда же в Иове образ Иисуса Христа, как прославленного Первосвященника на небесах, потому только ради молитвенного ходатайства и жертвоприношения Иова Он помиловал его согрешивших друзей-собеседников (17:7 – 10). Подобно этому Бог прощает грешников, ради ходатайства и крестного жертвоприношения Христа Спасителя.[15]

Иерей Максим Мищенко

http://acathist.ru


[1] Аверинцев С. С. Литература премудрости. Нормативная дидактика и протест против нее. // История всемирной литературы. М., 1983. Т. I. С. 56.
[2] Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в русском переводе с приложениями. Брюссель: Жизнь с Богом, 1989. С. 1923.
[3] Гревул А. Учительные книги Священного Писания Ветхого Завета. Курсовое сочинение. / А Гревул. – ЛДА. 1971. С. 150.
[4] См.: Священное Писание Ветхого Завета. Учительные книги. Учебное пособие для 4-го класса МДС. / Сост. преп. С. М. Костюком. Загорск, 1986.
[5] См.: Библейская энциклопедия. / труд и издание архимандрита Никифора. – М.: Свято-Троице Сергиева Лавра, 1990. С. 324 – 326; Лопухин А. П. Толковая Библия или комментарий на все книги Ветхого и Нового завета. / А. П. Лопухин. – Стокгольм, 1987. Том 2 – Толкование к книге Иова. С. 730 – 733.
[6] См.: Мень А., протоиерей. Словарь по библиологии. / А. Мень. – Опубликовано на http://www.alexandrmen.ru\Menn\books\dict\dict\04-g.pdf
[7] Ориген. «Против Цельса». «Библиотека – Тексты III века – Ориген». Глава 6. Опубликовано на http://www.biblicalstudies.ru/Lib/Father3/Origen6.html
[8] По древнему преданию она находилась в Гауране, в местечке «Макам-Эйюб», где показывают путешественникам могилу Иова и каменное корыто, называемое корытом Иова, потому что, по преданию, Иов здесь купался по своем выздоровлении. В недалеком расстоянии здесь показывают источник Иова, а за ним камень Иова или скалу, к которой он приклонялся во время тяжких своих испытаний и к которому мусульмане подходят босыми ногами и целуют как священное место. Близ Макама на четверть часа к югу находится здание, называемое у Арабов «Дер-Эйюб», монастырь Иова, представляющее теперь вид развалившегося четырехугольного здания. См.: Руководство к изучению Священной библейской истории Ветхого и Нового Заветов. / сост. иерей Вадим Маркин, 1994 – 98. [Электронный ресурс]. – Электрон., текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. С. 44.
[9] Антонини Б., священник. Экзегезис книг Ветхого Завета. / Б. Антонини. – М., 1995. С. 138.
[10] Арсений (Хейккинен), иерей. Учительные книги Ветхого Завета и ближневосточные книги мудрости. Курсовое сочинение. / Иерей Арсений (Хейккинен). – ЛДА, 1981. С. 70.
[11] См.: Les saints paїens de l’Ancien Testament. P., 1956.
[12] Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в русском переводе с приложениями. Брюссель: Жизнь с Богом, 1989. С. 1925 – 1926; Шихляров Л., иерей. Введение в Ветхий Завет. [Электронный ресурс]. – Электрон., текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. – М.: Интернет-издание «Омега-центр», Электронная библиотека Данилова монастыря, 2002.
[13] Полное собрание творений Св. Иоанна Златоуста, Архиепископа Константинопольского в 12 т. С.-П.: С. петербургская Духовная Академия, 1898; Репринтное издание: М.: Свято-Троице Сергиева лавра, 1993.
[14] Опыт курса по изучению Священного Писания. Ветхий Завет. / А. Мень. – Опубликовано на http://www.alexandrmen.ru\Menn\books\isagogik\isagogik.html
[15] Библейская энциклопедия. / труд и издание архимандрита Никифора. – М.: Свято-Троице Сергиева Лавра, 1990. С. 324 – 326; Священное Писание Ветхого Завета. Учительные книги. Учебное пособие для 4-го класса МДС. / Сост. преп. С. М. Костюком. Загорск, 1986.

 


Навигация

Система Orphus