Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Положение Православной Церкви и Османская империя

С падением Византийской империи (1453 г.) под оружием турок мусульман и образованием на ее территории турецкого государства, характер церковной жизни на Востоке сильно изменился. Ранее, в течение 11 с лишним веков, православная Церковь была господствующей на Востоке. Теперь ее место заняло мусульманство. В результате, положение Церкви стало крайне стеснено мусульманским правительством и потеряло прежние права и преимущества, которые она имела при господстве христианства. Наступил упадок церковной жизни. Но, несмотря на свое бедственное положение под игом мусульман, Восточная Церковь продолжала хранить в целостности и чистоте как православное учение, так и древнее церковное устройство.[1]

К половине 15 века османские турки до того стеснили византийскую империю, что она заключалась почти в одном только Константинополе с предместьями. Византийским императором в то время был Константин Палеолог, по своим дарованиям и мужеству заслуживавший лучшей участи, чем какая постигла его и его империю. Султаном же турецким был Мехмед, человек властолюбивый и воинственный. Этот решился положить конец существованию Византийской империи. Все земли вокруг Константинополя были уже в его руках; оставалось взять только самый Константинополь. Для этого он начал строить по обоим берегам Константинопольского пролива крепости. Греки протестовали против этого несколько раз. Предвидя неизбежную гибель империи, Константин прибег к последнему средству, - обратился за помощью к папе Николаю 5. Но папа, вместо какой-либо действительной помощи, прислал в Константинополь своего легата, бывшего московского митрополита Исидора, чтобы упрочить здесь флорентийскую унию. Надежда получить, при посредстве папы, помощь от западных государей заставила Константина оказывать расположение легату. Ему дозволено было даже совершить мессу в софийском соборе. Но против этого восстали народ, духовенство и особенно монахи.[2]

Султан Мехмед, поклявшийся взять Константинополь, тщательно готовился к осаде, прекрасно понимая, что ему придется иметь дело с первоклассной крепостью, от которой уже не раз отступали с потерями армии завоевателей. Особое внимание он уделил артиллерии. Осенью 1452 турки вторглись в Пелопоннес начали военные действия против деспотов, братьев императора, с тем чтобы они не пришли на помощь Константинополю. В марте 1453 году турки взяли Месемврию, Ахелон и другие укрепления на Понте. Силимврия была осаждена. Ромеи не могли выйти из города. Но с моря они на своих кораблях опустошали турецкий берег и многих взяли в плен. В начале марта турки раскинули палатки у стен столицы, а в апреле город был осажден. В виду скудости средств многие укрепления столицы обветшали. Так, со стороны суши город был защи­щен двумя стенами: одной боль­шой, надежной, и другой - по­меньше. С внешней стороны укреп­лений проходил ров. Но стена со стороны залива была не очень крепкой. Император решил оборо­няться, построив защитников на наружной стене. Сильная убыль населения давала себя знать самым пагубным образом. Так как город занимал большое пространство и люди были расставлены по всем стенам, солдат для отражения штурмов не хватало. Первая половина апреля про­шла в незначительных схватках. За­тем турки подвезли две огромные бомбарды, метавшие тяжелые ка­менные ядра, превышавшие весом 2 таланта. Одну установили против дворца, другую – против ворот Романа. Кроме них султан имел много других пушек поменьше. 22 апреля через Галатский холм турки протащили су­шей свои корабли в обход преграж­давшей залив цепи и пустили их внутрь гавани. Затем был построен плавучий мост; на нем расставили артиллерию, и таким образом кольцо осады сомкнулось. В тече­ние сорока дней осаждавшие день и ночь усиленно били по стенам и причиняли защитникам сильное беспокойство всякого рода боевы­ми машинами, стрельбой и напа­дениями. Разрушив в некоторых местах стены при помощи мета­тельных орудий и пушек, турки приступили к самим укреплениям и стали заваливать рвы. Ночью ромеи расчищали рвы, а обрушивши­еся башни укрепляли бревнами и корзинами с землей. 18 мая, разрушив до основания башню близ во­рот святого Романа, враги подта­щили туда осадную машину и по­ставили ее поверх рва. После этого начался, по словам Сфрандизи, гу­бительный и ужасный бой. Отразив все атаки, осажденные ночью рас­чистили рвы, восстановили баш­ню, а осадную машину сожгли. Тур­ки начали делать подкоп, но 23 мая защитники подвели под него мину и взорвали. 28 мая с наступлением вечера султан на­чал общий штурм и не давал ромеям покоя всю ночь. Сам Кон­стантин отражал натиск за упав­шими стенами близ ворот святого Романа. Но турки про­никли в город в другом месте – через Керкопорту – маленькую калитку в стене, которую остави­ли открытой после одной из выла­зок.[3] Поднявшись, наконец, на сте­ну, они рассеяли защитников и, покинув внешние укрепления, че­рез ворота внутренней стены вор­вались в город. После этого войско, окружавшее императора, обратилось в бегство. Константин был покинут всеми. Один из турок ударил его мечом по лицу и ранил, а другой нанес сзади смертельный удар. Турки не узнали императора и, умертвив его, оставили лежать как простого воина. Уже после того, как к вечеру последние защитники сложили оружие, тело императора нашли под грудой трупов по царс­ким сапогам. Султан приказал выс­тавить голову Константина на ип­подроме, а тело похоронить с цар­скими почестями. Это был последний император ро­меев. С его смертью империя пере­стала существовать.[4]

Турки смотрели на покоренных ими христиан с крайним презрением. Они были твердо убеждены, что мусульманство – это единственная истинная религия, что только они правоверные. Все же другие народы другой веры, а особенно христиане, не больше как неверные, райя, гяуры. Представлялось естественным делом, угодным Богу, - или обращать всех в мусульманство, даже огнем и мечом, по заповеди и примеру пророка Магомета, или, если это не удавалось, - покорять и порабощать как врагов своей религии. Восточных христиан надлежало обращать в рабство.

В 15 веке, на востоке, кроме Византийской империи, существовало еще несколько греческих и славянских государств, образовавшихся, главным образом в 13 веке, из областей, входивших некогда в состав империи. Таковы, например, в Европе Сербия, Молдавия, Албания, Босния, мелкие пелопонесские государства, в Азии царство Трапезундское. Некоторые из этих государств, например, Сербия, были уже под властью турков, хотя и имели собственных правителей, другие же были независимы. По завоевании Константинополя Мехмед 2 решился покорить и эти остатки падшей империи. Таким образом, окончательно завоеваны им в 1459 году Сербия, в 1459 и 1460 годах пелопонесские государства, которыми владели братья Константина, Фома и Дмитрий; в 1461 году завоевано было царство Трапезундское, в 1463 году Босния, в 1467 году Албания. Все эти завоевания сопровождались страшными бедствиями для жителей. Города обращены были в развалины; тысячи христиан побиты; оставшиеся в живых тысячами были отводимы в плен для заселения опустошенного Константинополя и его окрестностей, или обращаемы были в рабство турецким офицерам и солдатам. На местах своего жительства были оставляемы только принявшие мусульманство. К принятию последнего турки принуждали жестокостями и насилием, и если кто оставался непоколебимым в вере, того предавали мучительной смерти. Особенно жестоким преследованием за веру подвергались христиане, зачисленные в полки янычар, - волей-неволей они делались мусульманами.[5]

Султан Магомет II (1451-81) разделял общие мусульманские воззрения на христиан. Но при всем своем фанатизме, он в государственных интересах, как опытный политик, считал неудобным, сразу же после завоевания Византии, порабощать греков, но хотел на развалинах павшей империи создать турецкую империю со всей ее государственной жизнью. Для этого нужно было заселить опустошенный Константинополь и его окрестности, устроить государственное управление, в особенности над покоренным народом, восстановить промышленность, торговлю, завязать отношения с европейскими государствами и т.п. Кроме того, Магомет первое время боялся восстания греков. Поэтому, завоевывая христианские государства, греческие и славянские, Магомет не проявлял свою жестокость и был благосклонным к жителям.

Выразилось это, прежде всего в отношении к христианам бывшей Византийской империи, к которым была проявлена веротерпимость. Магомет знал, что вера имеет важное значение в их государственной жизни. Приглашая жителей вернуться, он предоставлял им свободу в делах веры и совести. Многие греки вернулись в Константинополь, другие стали переселяться туда. Сообщалось об участие Магомета в избрании нового патриарха, как и внимании, ему оказанном. Магомет, даровав патриарху Геннадию почетный титул милет-баши (главы нации), предоставил ему право заседать в высшем правительственном органе Турецкой империи - диване. Султан был распложен к патриарху и несколько раз бывал у него, беседуя о христианской вере. Поголовная подать (харадж), наложенная на них, была не слишком обременительной. Но все это не помешало Магомету отобрать храм св. Апостолов, при котором была патриархия, и обратить его в мечеть. Патриархия была перенесена к храму Всеблаженной. Патр. Иосаф Кокка (1466-68) был лишен Магометом бороды и низложен за то, что не дал разрешения любимому Магометом греку новый брак при жизни законной жены. Когда появилось много соискателей на патриарший престол, то Магомет наложил подать (паскезию), уплачиваемую патриархами при вступлении на кафедру (с 1469 г.), и хараджу (с 1474 г.), уплачиваемую ежегодно. Говорилось раньше и о наборе детей. Это имело вид подати - десятины детей. Христианские дети воспитывались в мусульманстве.

Преемники Магомета II преследовали и угнетали христиан всеми возможными способами. Сын его Баязет (1481-1512), слабохарактерный, жестокий и в отношении турок, пьянствовавший, притеснял христиан по любым незначительным поводам. Он часто низвергал патриархов, позволял туркам насильно обращать христиан в мусульманство. Некоторые свою твердость в вере запечатлели мученической смертью. Таковы, напр., Иоанн Трапезундский (1492 г.), Иоанн Эпирот (1500 г.). Следующий султан Селим I (1512-20), победитель персов, завоеватель Сирии и Египта, отличался особенной кровожадностью. Приписывая свои победы правоверию, он решил выразить благодарность Богу обращением христиан в мусульманство. У христиан отнимались церкви, уничтожались книги. Их насильно заставляли принимать мусульманство, а отказавшихся предавали пыткам и казнили. К иерусалимскому патриарху Дорофею Селим, после завоевания Сирии и Египта, относился благосклонно, предоставив ему первенство перед представителями других исповеданий и освободив духовенство от поголовной подати. Но это было связано с желанием привлечь к себе только что покоренное население.

Его преемник, Солиман II Великий (1520-66) своими завоеваниями в Европе, Азии и Африке расширил пределы Турции и возвел ее на высшую ступень могущества. Он был фанатически предан мусульманству и являлся страшным врагом христианства. Солиман намеревался в Константинополе и других городах разрушить христианские церкви или превратить их в мечети. Известно было, что фирман Магомета II патриарху Геннадию сгорел, почему христианам не удастся доказать своих прав на свободу вероисповедания. Только с помощью больших подарков турецким властям удалось отвести эту грозу. За большие деньги удалось найти трех престарелых янычар, которые дали показания в пользу христиан. Они засвидетельствовали, что Константинополь был сдан добровольно. Все же фанатикам удалось при патр. Дионисии (1544-52) добиться снятия креста с храма Всеблаженной. Солиман сильно угнетал христианские церкви. Отбирая у них владения, он допускал выкуп их через три поколения. Церкви попали в страшную нужду. В Иерусалиме для них была установлена плата за посещение храма Воскресения. Усилилось взимание десятины детей, или подати душ, которая взималась самым варварским способом. Отбирались красивые и здоровые дети, причем независимо от возраста, которых воспитывали в мусульманстве. Поступая затем в янычары или на службу при дворе султана, они иногда достигали важных государственных должностей. Солиман увеличил подать на христиан.

Преемник Селимана, Селим II (1566-74), называвший себя разрушителем веры христиан, относился к ним так же жестоко, как и его предшественник. В 1557 г., когда турецкий флот был разбит западными союзными государствами, Селим намеревался истребить поголовно всех христиан в Константинополе, от чего его отговорил благоразумный визирь. Паши тоже проявляли свою жестокость. В 1570 г. в Иерусалим прибыл новый паша. Много монахов Лавры Саввы Освященного пришли с подарками поздравить его. Паша подарки принял, но, указывая на то, что нельзя допустить такое множество людей в одном монастыре, приказал многих из них тут же умертвить. Селим одобрил распоряжение паши.

Большим гонениям подверглись христиане при следующем султане Мураде III (1574-95), корыстолюбивом, развратном, любившем роскошь. Он распорядился отобрать в Константинополе все церкви. Патр. Иеремия II (1572-94) с твердостью восстал против такого распоряжения, ссылаясь на фирман Магомета II. Он был заключен в тюрьму и затем сослан на остров Родос. Во время его заточения в 1586 г. церковь Всеблаженной и еще один храм были превращены в мечети. Та же участь постигла бы и другие церкви, если бы христиане не откупились золотом, и за них не вступились иностранные посланники. Патриархию перенесли в две церкви и, наконец, в 1609 г. - к церкви св. Георгия в Фонаре (квартал города), где она находится и теперь.

Преемник Мурада, Магомет III (1595-1603), отличался корыстолюбием и особенной жестокостью. По его приказанию, 19 его родных братьев были удавлены на его глазах, а беременные жены его отца, Мурада, брошены в море. В его правление христиане страдали, главным образом от насилий и грабительства янычар и пашей. Янычар стали побаиваться сами султаны. В конце 16 века Турция вошла в близкие отношения с западной Европой и преимущественно с безнравственной и своекорыстной Венецианской республикой. Влияние ее сказалось в Константинополе. Султаны были корыстолюбивые, безнравственные и ленивые деспоты. Великие визири, управлявшие от их имени государством, допускали всевозможные злоупотребления и старались лично обогатиться. Паши делали то же самое на местах. В войсках упала дисциплина - янычары постоянно устраивали бунты, грабежи и убийства. И от всего этого больше всего страдало бесправное христианское население. Турки с 17 и даже с 16-го веков начали играть роль в системе политического равновесия Европы и потому слишком опасались заступничества за христиан со стороны западноевропейских государств. Россия не была еще сильной. В 17 и 18 веках бывали султаны, собиравшиеся истребить всех христиан. Сделать это намеревался Мурад IV (1623-40), когда к Константинополю подступили казаки, из опасения, чтобы к ним не присоединились христиане. Только благоразумные члены дивана отговорили его. То же случилось, когда в 1768 году русские войска разгромили турок. Мустафа III положил истребить христиан во всей своей империи, подозревая их в сочувствии России. Представление патр. Самуила и знатных греков, подкрепленные подарками приближенным султана, отвратили опасность.

Низложения, ссылки, умерщвления патриархов - частые явления. В 17 веке патриарха Кирилла Лукариса, правившего с 1613 по 1638 г., по приказанию Мурада IV, несколько раз ссылали в заточение и, наконец, задушили (1638). Патр. Кирилл II также был задушен в 1639 г. Патр. Парфений II, трижды правивший, был удавлен в 1650 г. Патр. Парфений III (11656-57) был удавлен, и прославляется греческой церковью как священномученик. С 1622 по 1700 год на патриаршем престоле сменилось 48 патриархов, причем некоторые из них по два, три и пять раз возводились на престол и свергались. Вообще редким явлением была смерть правящего патриарха. Правда, греческие архиереи своими интригами часто давали повод туркам по их усмотрению распоряжаться патриаршим престолом. Но чаще к этому турок побуждало их корыстолюбие. Понадобятся султану или великому визирю деньги, - они низлагают одного патриарха и ставят другого, который, по обычаю, вносит пескезий. Не внесет патриарх ежегодной подати, его низлагают и ставят другого, с которым повторяется та же история. Отправится патриарх, с разрешения правительства, в Россию для сбора пожертвований – его, по возвращении, обвиняют в измене, низлагают и отбирают имущество и т.п. Турецкое правительство, поступая так, довело патриаршее достоинство до крайнего унижения. Должность патриарха сделалась должностью чиновника, назначаемого и увольняемого правительством. При этом впоследствии утверждение патриархов производилось не султаном, а великим визирем. О жаловании патриархам из казны, которое назначил Магомет II, теперь не было и речи.[6]

Вообще все восточные христиане подвергались насилия и жестокости со стороны турок. Янычары, во время бунтов, прежде всего, нападали на христиан. Так в 1737 г., бунтовавшие янычары напали на патриархию и потребовали от патр. Паисия II большую сумму денег. Не получив ее, они ворвались в храм, изрубили в куски св. мощи, вылили св. миро, попирали ногами Св. Дары, уничтожили много икон и т.п. От янычар не отставала и чернь, подстрекаемая муллами. Взрывы фанатической черни против христиан во всей турецкой империи в 17 и 18 веках были нередкими и сопровождались избиением христианского населения. Гражданские права христиан в 17-18 веках ущемлялись и все больше ограничивались. Они стали бесправными. Их обкладывали очень большими податями. Положение ухудшалось тем, что сборщиками чаще всего были евреи, работавшие на откуп. Откупщики, вместе с пашами, старались не только собрать положенное, но и приобрести барыши. Обеднение христиан было большое. Военная и гражданская служба была для них закрыта, т.к. на них смотрели, как на рабов. Исключение делалось только для флота, куда допускались христианские жители островов архипелага, хорошо знавшие морское дело. С конца шестидесятых годов 17 века греки стали занимать при дворе султана должности драгоманов и нередко приобретали большое значение в управлении делами по сношениям с иностранными государствами. Но на эту должность назначались греки из немногих знатных фамилий. Известны они под именем фанариотов. Они жили в квартале Фанар, богатели и образовали среди греков особое сословие. Фанариоты стремились быть представителями греческой нации, часто вмешивались в церковные дела и нередко производили большие беспорядки в патриархии. В суде греки были лишены права давать свидетельские показания против мусульман и, конечно, турецкие судьи (кадии) решали дела в пользу мусульман, к тому же приводивших свидетелей. Во всем турки старались оскорбить национальное чувство христиан. Турецкие чиновники и паши нередко обращали христиан в рабство и варварски обращались с такими рабами. Свободы вероисповедания, данной Магометом II, давно не было. Турки притесняли христиан и в отправлении богослужений, и в совершении обрядов и т.п. С середины 17-го века была отменена подать душ, т.е. турки стали завидовать участи христианских детей, попадавших на султанскую службу. Но насильственное обращение христиан в мусульманство продолжалось.[7]

Образцом мусульманских договоров с христианским населением обычно называют документ, подписанный с христианами Иерусалима халифом Омаром в 7 веке. Примерно по таким принципам и велась политика мусульманской власти по отношению к христианскому гражданскому населению. В более позднем изложении суть договора сводится к тому, что иноверцы должны соблюдать шесть обязательных условий: не хулить Коран, не возводить клевету на Посланника Аллаха, не поносить ислам, не прелюбодействовать, не жениться на мусульманках, не склонять мусульман к обращению в свою веру и не оказывать никакой помощи врагам ислама. Нарушение любого из этих пунктов ставило иноверца вне закона. Помимо шести обязательных, выдвигались и шесть желательны условий – иноверцам рекомендовалось: носить отличительные знаки, строить дома ниже мусульманских, во время религиозных не бить в била, не читать громко свои молитвы при мусульманах, воздерживаться от публичного распития опьяняющих напитков, не держать на виду кресты и свиней; хоронить своих покойников без излишней помпезности; не ездить на кровных лошадях и т. д.[8]

Иерей Максим Мищенко

 
[1] См.: Смирнов Е. И. «История христианской Церкви. 1453 год - начало 20 века». Репринтное издание. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. Стр. 3; Тальберг Н. Д. «История Церкви». Электронный вариант.
[2] Смирнов Е. И. «История христианской Церкви. 1453 год - начало 20 века». Репринтное издание. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. Стр. 5.
[3] Дашков С. Б. «Императоры Византии». М., 1997. Глава «Константин Драгаш».
[4] См.: «Энциклопедия. Все монархи мира». «Вече», М., 1999. Стр. 356-357; Дашков С. Б. «Императоры Византии». М., 1997.
[5] См.: Смирнов Е. И. «История христианской Церкви. 1453 год - начало 20 века». Репринтное издание. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. Стр. 5-6.
[6] Тальберг Н. Д. «История Церкви». Электронный вариант.
[7] Общий гнет заставлял слабых людей обращаться в мусульманство. Особенно много было отпадений от христианской веры в Боснии, Албании, Герцеговине и Анатолии. Отступники, изменой веры, часто спасали свою жизнь. Для обращения в мусульманство турки имели два закона. Христианин освобождался от наказания, наложенного судом, даже от смертной казни, если он изъявлял желание принять мусульманство. Туркам было легко придумать обвинения для христиан и предлагать им мусульманство. Другой закон определял смертную казнь всякому отступнику от мусульманства, или хулителю его. И в этих случаях легко было приписать христианам обвинения и под страхом смерти принудить их к отступничеству. Но многие христиане претерпевали и гонения, и мучения, но оставались непоколебимыми в вере. Подвиги этих новых мучеников очень велики. Их заключали в оковы, в темницы, морили голодом, подвергали жестоким побоям и пыткам, и в конце концов рубили им головы, сжигали на кострах, или вешали.
[8] Родионов М. «Классический ислам». СПб.. 2003. Стр. 47.

Навигация

Система Orphus