Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Апостол Америки - Святитель Иннокентий

Положение дел в миссии кардинально меняется с прибытием в 1824 году на Алеутские острова миссионера из белого духовенства – священника Иоанна Вениаминова, труды которого в течение более четверти века принесли ему титул «Апостола Аляски».[1]

В начале 1823 года епископ Иркутский Михаил (Бурдуков) получил Синодальный указ отправить одного миссионера на о. Уналашку. Владыка обратился к духовенству епархии с воззванием, но желающих не нашлось. Было решено метать жребий среди дьяконов. Тот, на кого пал жребий заявил: «Лучше я пойду в солдаты, чем поеду в Америку».[2] Отказался сначала и о. Иоанн. В это время в Иркутске находился Иван Крюков с о. Уналашка, рассказы которого произвели такое впечатление на будущего святителя, что тот загорелся желанием ехать в далёкую Америку.

7 мая 1823 года молодой миссионер с женой, сыном Иннокентием, матерью и братом Стефаном отправился к месту своего назначения о. Уналашка. Это длительное и опасное путешествие продолжалось 14 месяцев.[3]

К моменту прибытия о. Иоанна на остров Уналашка, там находилось лишь десять селений, число жителей которых составляло, менее пятьсот человек включая алеутов, креолов, русских. Молодой священник и его семья поселились в убогой землянке. Но эти трудности не могли поколебать в нем веру в промысл Божий. Так начинается служение «Апостола Аляски» на Алеутских островах.[4]

К своим миссионерским обязанностям о. Иоанн приступил с апостольской ревностью. 1 августа в деревянной часовне он отслужил литургию и благодарственный молебен. В честь этого события в последствии было установлено ежегодно, в этот день совершать крестный ход вокруг селения. Первой заботой миссионера была постройка храма, который является объединяющим началом, центром каждого прихода.

Будучи мастером, на все руки, о. Иоанн начал передавать свои знания алеутам, обучая их плотническому, столярному и кузнечному ремеслу. Постройка храма началась 1 июля 1825 года, а 29 июля 1826 года храм был освящён в честь Вознесения Господня. Этот храм сохранился до наших дней.

Миссионер отчётливо сознавал главное, для чего он был послан в этот отдалённый дикий край, это просвещение народа Светом Евангелия. В этом деле о. Иоанн был неутомим.

Понимая важность ведения проповеди на народном языке, о. Иоанн составил алеутскую азбуку, употребив при этом славянскую и русскую буквенную графику. Далее в 1833 году он переводит на алеутский язык Евангелие от Матфея и Катехизис[5], в том же году пишет огласительные поучения на алеутском языке «Указания пути в Царствие Небесное».

Тем самым о. Иоанн достиг двух целей: просвещал дикий народ Светом Евангельской вести с одной стороны, а с другой приобщал туземцев к грамоте. По словам самого миссионера, «когда они увидели книги на своём языке, то есть Катехизис, переведённый мною и напечатанный первым изданием, то даже старики начали учиться грамоте для того, чтобы читать по-своему (и потому теперь умеющих из них читать более чем шестая часть)».[6]

В 1829 году с благословения иркутского епископа Михаила, о. Иоанн предпринял путешествие на материк Америки в Нушеган.[7] Народ никогда не слышавший о Христе оказался весьма расположенным к принятию христианства, и в непродолжительный срок число крестившихся достигло 220 человек. Таким образом, прошли десять лет миссионерских тяжелейших трудов о. Иоанна. В 1834 году его переводят на о. Ситху, в Новоархангельский порт, столицу Русской Америки.

Миссионер прибыл на новое место своего служения в конце 1834 года. Местное население составляли самолюбивые, враждебно настроенные к русским – колоши, они были очень мало просвещены христианством.

Прибыв на Ситху, о. Иоанн, начал с изучения языка, быта и нравов туземного населения. На протяжении двух лет миссионерство шло весьма вяло в силу уважительных и не уважительных причин. Главной, из которых было - нежелание самих островитян слушать Божественные истины. Благодаря случившейся в1836 году двухмесячной эпидемии ветряной оспы опустошившей поселения индейцев-колошей более чем на половину. Болезнь способствовала перемене мыслей туземцев о русских и поколебала веру в языческих духов и шаманов, которые не только не помогали, но и сами умирали. Гордый народ обратился за помощью к своим бывшим врагам - русским и те с готовностью откликнулись. Врач находившийся в этих колониях всем желающим делал прививки, и те, кто их получил, остались невредимы. Именно в этот момент и выступил миссионер.[8]

Обращение колошей шло медленно, но они уважительно относились к проповеднику, принимали его у себя в жилищах, а главное не создавали препятствий, желающим крестится.

Заботясь о просвещении колош, о. Иоанн, так же как и на Уналашке, открывал школы для детей, обучал туземцев различным ремеслам, чем снискал любовь и расположение островитян. При каждом возможном случае он говорил туземцам проповеди и поучения.

Отец Иоанн продолжает заниматься изучением местных наречий, пишет книгу «Замечания о Колошском и Кадьякском языках и от части о прочих наречиях в Российско-Американских владениях, с прибавлением Российского словаря», наряду с этим он заканчивает своё сочинение «Записки об островах Уналашкинского отдела».

Имея пятнадцати летний опыт миссионерского служения о. Иоанн приходит к убеждению о том, что духовные и образовательные потребности Аляски столь велики, что без поддержки из России дальнейшее обращение язычников в христианство и утверждение новообращённых туземцев в вере не может проходить успешно. В то время ситуация была такова, что в русских колониях находились только четыре священника, ощущалась резкая нехватка средств, выделяемых на миссионерское дело, на строительство Церквей обеспечение их утварью и необходимыми книгами, на содержание священнослужителей и церковного клира. Таким образом, для продолжения с успехом начатого мужественными первопроходцами дела распространения христианства, необходимо учреждение постоянной миссии в Русской Америке и назначения клира из России. Для этого о. Иоанн составляет план развития и улучшения положения Церкви на Аляске для дальнейшего рассмотрения и утверждения в Св. Синоде. Вместе с тем им были представлены на рассмотрение в Синод переведённые на алеутский диалект литургические тексты.[9]

В 1838 году, предварительно отослав свою семью на родину в Иркутск, он лично отправляется в Петербург для решения проблем миссии. Святейший правительствующий Синод удовлетворил все его просьбы относительно литургических текстов, ему было обещано увеличение субсидирования Аляскинской Церкви, и пополнение штата священнослужителей.

Во время пребывания в Петербурге о. Иоанн получил скорбное известие о смерти жены. Митрополит Московский Филарет склонил его к принятию монашества, 15 декабря 1840 года архимандрит Иннокентий был возведён в сан епископа Курильского и Алеутского с пребыванием кафедры в городе Новоархангельске (остров Ситха).

С возвращением епископа Иннокентия в сентябре 1841 года в Ситху начинается новый этап, в жизни Русской Америки который называют «Золотой век Ситхи».

Епархия епископа Иннокентия была весьма обширной, простираясь на 1500 километров включая в себя территорию Аляски, Алеутских и Курильских островов, Камчатку, побережье Охотского моря. На этом пространстве обитали многочисленные племена, нуждавшиеся в просвещении Евангельским учением.

Святитель Иннокентий оставался епископом Аляскинским вплоть до 1850 года, за это время в Ситхе была открыта богословская школа, которая в 1844 году преобразована в Семинарию и получила устав Российских Духовных школ с учётом специфики служения в этом регионе. Учебная программа новой семинарии была разработана святителем Иннокентием и утверждена Св. Синодом. Этот грандиозный проект, целью которого было воспитание национального православного духовенства, реализовать так и не удалось. Этому помешало множество причин, упомянуть следует лишь две: местные жители, как правило, не обладали необходимыми умственными способностями, и для окончания курса требовалось продолжительное напряжение всех сил. После 1850 года епископ Иннокентий не мог далее управлять учебным заведением, что нанесло урон молодой семинарии (в связи с расширением епархии официальной резиденцией епископа Иннокентия становится г. Якутск).[10]

Также были основаны трудами святителя новые миссии в Америке: Нушегакская, Кенайская и Квихпакская.

В своём отчёте 1 мая 1850 года архиепископ Иннокентий приводит следующие данные о текущем состоянии Северо-Американской и Алеутской епархии, имелось: 9 церквей, 37 молитвенных, 9 священников, 2 дьякона и полный штат причетников, количество пасомых 15 тысяч человек. В этом отчёте епископ отмечает жертвенный апостольский характер служения священника-миссионера плоды этого служения суть оставление местным населением прежних языческих верований, улучшение нравов, просвещение.

Продажа в1867 году Аляски внесла значительные изменения в условия миссионерской деятельности Русской Православной Церкви в Америке и положения клира. Благодаря активному участию Архиепископа Иннокентия, в договор о продаже был внесён пункт, о том, что всё имущество (земельные участки, храмы, часовни) РПЦ на Аляске оставались собственностью Церкви. По решению Св. Синода на содержание епархии ежегодно отчислялся один процент от суммы, вырученной от продажи Аляски (72000000$), т. е. 72000$.[11] Достигнутые в ходе переговоров о продаже Аляски договорённости в отношении деятельности миссии, очень часто нарушались администрацией Соединённых Штатов, тем самым, осложняя работу миссии.

Апостольские труды свт. Иннокентия на Американском континенте не остались бесплодными и были продолжены. «В 1870 году, будучи уже Митрополитом Московским, свт. Иннокентий принял самое горячее участие в устроении Американской Церкви. По его настоянию Св. Синод открыл в бывших русско-американских владениях Алеутскую и Аляскинскую епархию с кафедрой в Сан-Франциско»[12]. Более полувека продолжалось удивительное многоплодное, апостольское и миссионерское служение свт. Иннокентия, начиная от «края земли» - далекого Алеутского архипелага и Аляски до столицы православной России.

иерей Максим Мищенко

[1] Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси. Послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви по случаю 200–летия со дня рождения святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского // Миссионерское обозрение. — 1997. — № 3. С. 4.
[2] См. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский. Письма. // Собраны Барсуковым И.П. // Кн. 1-3, СПб., 1897-1901.
[3] Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. — М.: Алеся, 1997. С. 17.
[4] Иннокентий (Вениаминов), митр. Указание пути в Царствие Небесное // «Свет Христов просвещает всех». — Новосибирск: Правосл. гимназия во имя прп. Сергия Радонежского, 2000. — С. 108–162.
[5] Иннокентий (Вениаминов), митр. Указание пути в Царствие Небесное // «Свет Христов просвещает всех». — Новосибирск: Правосл. гимназия во имя прп. Сергия Радонежского, 2000. — С. 108–162.
[6] Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. — М.: Алеся, 1997. с. 52
[7] Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. — М.: Алеся, 1997. С. 42.
[8] Ефимов А. Б. Очерки по истории миссионерства Русской Православной Церкви. — М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. С. 137.
[9] Творения Иннокентия Митрополита Московского. Кн.2, М., 1887. С. 114.
[10] Курляндский И. А. Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский и Коломенский, М., 2002. С. 42.
[11] Иванов А. Православие в Америке. ЖМП, 1955, №1, с. 52
[12] Григорий Афонский, еп. История Русской Православной Церкви на Аляске. – «Официальная хроника», 9/10, 1993. С. 113.

Навигация

Система Orphus