Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Антоний Сурожский: толкование заповедей блаженств и Нагорной проповеди Христа.

Святой евангелист Матфей стремится показать жизнь Иисуса как исполнение мессианских пророчеств. Для него и для его аудитории большую роль играет принадлежность Господа к мессианскому роду Давидову (титул «Сын Давидов»). Многие моменты евангельской истории сопоставляются с пророчествами. Обетованный Мессия есть как бы второй Моисей, установитель Нового Завета, сменяющего Ветхий. Подобно Моисею, Христос постится 40 дней, Он возвещает новые заповеди на горе (5:1). Нагорная проповедь Иисуса Христа во многом построена как развитие Закона Моисеева и окончательное его восполнение (с отменой некоторых старых установлений). 

Иисус властно дает новые заповеди («а Я говорю вам...»).[1]В контексте упоминания о двух основных заповедях Христа о любви к Богу и ближнему митрополит Антоний вдается в значение самого термина «заповедь». Обыденное религиозное представление рассматривает «заповедь» как аналог приказа, как требование, невыполнение которого может вызвать соответствующее наказание. Но для митрополита это понятие имеет более широкое значение; оно осмысливается как напутствие или завещание Божье, наделенному свободным выбором и отправляющемуся в жизненный путь, человеку.[2] Здесь как бы проводится противопоставление понимания значений слов «заповедь», или «закон», в Ветхом и Новом Заветах. «В Ветхом Завете все покоится на законе; в Новом Завете дышит свободно Дух Божий, Который является Духом благодати, тем даром Божиим, который делает нас свободными, то есть самими собой, – и вместе с этим детьми Божиими».[3] «Заповеди блаженства в целостности говорят о следующем: блаженны те, которые в том или другом виде несчастны, – это не то, чего ищет естественный человек. Помню, я как-то читал лекцию по Заповедям блаженства, и очень добросовестный человек сказал мне: «Владыко, если это блаженство, какого христиане ищут, пожалуйста, будьте блаженны по-своему, но я его не хочу». Естественный человек такого блаженства не хочет; естественный человек и такого Бога не хочет. И только потому, что Бог Себя таким явил, мы можем Его таким знать; выдумать такого Бога человек не захотел бы».[4]

Сугубому толкованию заповедей блаженств митрополит Антоний уделяет мало внимания. В большинстве случаев толкователя интересует смысл первого высказывания о «нищете духовной»: «Блаженны нищие духом, ибо тех есть Царство Небесное» (Мф. 5:3). Парадокс совмещения нищеты и блаженства, скудости и счастья, неустроенности и благополучия митрополит разрешает следующим образом: «для того чтобы найти радость этого блаженства, надо понять, что ничего во мне нет моего собственного… я сам, содержание моей души, состояние моего тела, все, все без остатка – Божий дар… Поэтому действительно осознать, что я ничто, что ничего у меня нет своего, что все, все без остатка – дар любви Божией и человеческой любви, есть именно опознание, открытие Царства Божия, потому что Царство Божие – это то Царство, где над всем – любовь Божественная, или непосредственно изливающаяся на нас, или посредством людей доносимая, приносимая нам».[5]Одна из главных тем знаменитого католического визионера и мистика Мейстера Экхарта – «духовная нищета» (Мф. 5:3), которую он понимал очень схоже, как высшую форму освобождения от всего тварного. «Человек, который вполне отрешен, настолько восхищен в вечность, что ничто преходящее не может уже заставить его почувствовать плотского волнения; тогда он мертв для земли». Эта отрешенность есть путь к Богу. «Где кончается тварь, там начинается Бог. И Бог не желает от тебя ничего большего, как чтобы ты вышел из себя, поскольку ты тварь, и дабы Богу быть в тебе Богом».[6]

Понимание термина «нищие» в заповедях блаженств для владыки Антония достаточно разнородное. Говоря о блаженстве «нищеты», митрополит Антоний не превозносит материальную обездоленность, а сознание собственной незначительности по сравнению с Богом, от Которого все и получило бытие: «Блажен не просто обездоленный, потому что от обездоленности нищенства духовного не обретешь; обездоленный, который только жаждет доли потерянной, в Царствие Божие не входит; а блажен тот, кто познал, что ничего у него нет; даже то, что кажется его собственностью – не его».[7] С другой стороны, в нищете духовной и материальной, в растерянности и внутреннем одиночестве нам «вдруг открылся Христос, Который нами познался тогда не в пышных богослужениях, не во славе, а Таким, Каким Он родился в Вифлееме, Каким Он жил в Назарете, Каким Он проповедовал и был преследуем в Святой Земле».[8]

«Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю», – кротость, трудное слово, приобретшее в своей истории ряд дополнительный оттенков. В английском переводе Дж. Б. Филипса есть такое выражение: «Блаженны те, кто не стремится обладать»[9]. Со временем, когда мы перестаем стремиться к обладанию, мы становимся свободными, так как над нами ничто не властвует. «Другое толкование находим в переводе греческого слова славянским, означающим «укрощенный», «прирученный». Укрощенный, прирученный человек или животное не просто боится наказания и покоряется власти своего хозяина; процесс этот пошел в нем дальше, он приобрел новое свойство, и эта прирученность избавляет его от насилия и принуждения».[10]

Второе, чего надо искать каждому христианину, – это чистота сердца. Христос говорит: «чистые сердцем узрят Бога» (Мф. 5:8); и не только в молитве, не только в божественном созерцании, но чистые сердцем Бога узрят и вокруг себя; и, вглядываясь в каждого человека, который есть образ Божий, сумеют различить в изуродованности этой иконы, этого образа первоначальную красоту, которую Бог вписал в этот человеческий образ. Поэтому чистота сердца не только нам раскрывает глубины Божии, дает нам созерцать Живого Бога, поклоняться Ему духом и истиной, любить Его; чистота сердца позволяет нам, как митрополит Филарет Московский в одной из своих проповедей на Рождество пишет, видеть благодать Божию, разлитую по всей твари, искрящуюся, сияющую на всем и во всем.[11]

В Евангелии от Матфея одно место «Мирись с соперником твоим…» (Мф. 5:25 – 26) является важным моментом в нравственных размышлениях митрополита Антония. Владыка Антоний обращается к древнему святоотеческому толкованию, в котором под «соперником» усматривался не сатана, принципиально не идущий на примирение с человеком, «а наша совесть, которая всю жизнь сопутствует нам и ни на минуту не оставляет нас в покое».[12] Совесть ведет с нами непрерывный и непримиримый диалог. «Наша совесть, как прилипчивый соперник, совопросник идет рядом с нами в течение всей нашей жизни. Соперник наш – совесть – каждую минуту жизни как бы пристает к нам, не дает нам покоя, все время напоминает нам о том, что должно бы быть – и чего нет; напоминает, как мы живем, что мы говорим, каковы наши мысли, не достойные ни нас, ни любимых, ни Бога, Который в нас верит и Который нас любит даже в грехе нашем».[13]

Иерей Максим Мищенко,

-------------------------------------------

 

[1] См.: Мень А., протоиерей. «Библиологический словарь». «Фонд имени Александра Меня», М., 2002. Том 3. Стр. 363 – 370.
[2] Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Воскресные проповеди. / Митрополит Антоний (Блум). – Минск, Минский кафедральный Свято-Духов собор, 1996. Стр. 115 – 116.
[3] Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия: Беседы на Евангелие от Марка, гл. 1-4. / Митрополит Антоний (Блум). – М.: Даниловский Благовестник, 1998. Электрон, текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (546 Мб). - 1 электрон, диск(CD-ROM).
[4] Антоний (Блум), митрополит Сурожский. О некоторых категориях нашего тварного бытия: Лекция, произнесенная 1 – 2 декабря 1966 года в Московской духовной академии. / Митрополит Антоний (Блум). – Церковь и время. – 1991. – №2.
[5] Антоний (Блум), митрополит Сурожский.Беседы о вере и Церкви. / Митрополит Антоний (Блум). – М.: Центр по изучению религии, СП Интербрук, 1991.Электрон, текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (546 Мб). - 1 электрон, диск(CD-ROM).
[6] Цит. по Мень А., протоиерей. Библиологический словарь. Т. III./А. Мень. – М.: Фонд имени Александра Меня, 2002. Стр. 456 – 457. Электрон, текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (546 Мб). - 1 электрон, диск(CD-ROM).
[7] Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Любовь всепобеждающая. Проповеди, произнесенные в России. / Митрополит Антоний (Блум). – М.: Крутицкое Патриаршее подворье, Общество любителей церковной истории, 2001. Стр. 26.
[8] Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Любовь всепобеждающая. Проповеди, произнесенные в России. / Митрополит Антоний (Блум). – М.: Крутицкое Патриаршее подворье, Общество любителей церковной истории, 2001. Стр. 34.
[9] Цит. по Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Молитва и жизнь. / Митрополит Антоний (Блум); Пер. с англ. Т. Майданович. Рига: Балто-славянское общество культурного развития и сотрудничества, 1992. Стр. 20.
[10] Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Молитва и жизнь. / Митрополит Антоний (Блум); Пер. с англ. Т. Майданович. Рига: Балто-славянское общество культурного развития и сотрудничества, 1992. Стр. 20.
[11] См.: Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Человек перед Богом. / Митрополит Антоний (Блум). – М.: Центр по изучению религии, 1995. Стр. 303.
[12] См.: Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Духовное путешествие: Размышление перед Великим постом. / Митрополит Антоний (Блум). – М.: Паломник, 1997. Электрон, текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (546 Мб). - 1 электрон, диск(CD-ROM).
[13] Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Человек перед Богом. / Митрополит Антоний (Блум). – М.: Центр по изучению религии, 1995. Стр. 137.

Навигация

Система Orphus