Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Классификация «новых религиозных движений»: типы, признаки, функции

Классификация НРД – сложнейшая теологическая проблема. Коснемся нескольких подходов к этому до конца не разрешимому вопросу. Ни одну из представленных ниже классификаций нельзя назвать полностью исчерпывающей, подлинно адекватной.

К примеру, наиболее распространенная схема деления, все новые религиозные движения делятся на «христианские» (например, ЦХ, «виссарионовцы», мормоны, «Семья», муниты и т.д.), «восточные» (например, кришнаиты, «Дум Синрикё», «Трансцендентальная медитация», «Ананда Марга» и др.), «психологическо-терапевтические» (например, сайентология, «Лайф Спринг», «ЭСТ» и др.) и движение «Нью-эйдж» («Новой эры»).[1] Поэтому для феномена НРД Пол Хилас в 1982 году предложил понятие «self-religion». Понятие «НРД» пришло на смену «секте», а «секта» традиционно понималась как нечто отколовшееся от доминирующей организации. Поэтому предложенное Хиласом понятие удачно в отношении организаций, не имеющих «базовой традиции» (сам он использует обозначение «self-religion» в отношении Трансцендентальной медитации, сайентологии и т.п.). То есть НРД – это всегда «я-религия», «само-религия», «религия-в-себе».[2]

При всем своем разнообразии НРД обладают определенным единством сущностных признаков, а также общих характеристик как их собственно религиозного содержания, так и их социальной апелляции, которые позволяют видеть их типологическое отличие от традиционных религий. Рассмотрим основные особенности, свойственные всем НРД. Христианские западные исследователи НРД выделяют следующие основные признака тоталитарных сект.[3]

1) Особенности вероучений НРД. Нередко можно встретить утверждения, что НРД вообще не являются религиями, причем об этом настойчиво заявляют не только поборники традиционных, господствующих и официально признанных в обществе религиозных организаций, но подчас и сами приверженцы НРД. Позиция первых не нуждается в объяснении, поскольку имеет оценочный характер. Позиция вторых представляется понятной в том смысле, что если даже внутри традиционных конфессий распространено недовольство официальным статусом «религии», то тем более пропагандисты НРД стремятся избавиться от этого, часто непопулярного названия. Доктрины НРД часто провозглашаются в качестве «тайного учения», превосходящего и традиционную религиозную догматику, и современную науку. Несмотря на эти рекламные декларации, новые религии не только сохраняют ориентацию на сверхъестественное начало, но и значительно его усиливают.[4] Действительно, феномен НРД ярко продемонстрировал (особенно в судебных разбирательствах о религиозном или нерелигиозном характере того или иного НРД) проблему определения религии в религиоведении. Часто то, что обозначается как «НРД», действительно носит скорее квазирелигиозный, пародийный или лишь внешне религиозный, но реально коммерческий или иной характер.

Итак, практически все исследователи НРД, особенно светские социологи, указывают на размытость, сумбурность религиозных воззрений значительных масс людей, включая формальных последователей «традиционных» религий. Фактически мировоззренческое смешение («синкретизм») характерно для многих современных людей, однако эта характеристика часто приписывается в качестве типичной для НРД. Таевский, рассматривающий новую религиозность сквозь данную призму, указывает на «парадокс синкретизма»[5].

Кроме того, понятие «синкретизм» является рабочим в психологии, исследованиях христианства и архаического мышления. В этой ситуации само использование критерия синкретизма для определения НРД достаточно спорно. К тому же, под религиозным синкретизмом часто понимают нечетко определенное «смешение разнородных элементов в одном религиозном течении»[6]. Как отмечает Е. Г. Балагушкин, «особенностью новых религиозных движений является отход от исторических традиций в сторону модернистской упрощенности (например, в движении Трансцендентальной медитации Махариши Махеш Йоги), своеобразного традиционалистского модернизма (в Международном обществе Сознания Кришны), универсализма (в учении Веры Бахаи), синкретизма (в раджнишизме)»[7].

НРД на вероучительном уровне используют сплав (fusion) политеизма (восточные культы) и монотеизма (авраамическая традиция), приводящая к реализации пантеистических мотивов – «всё есть единое». Стоит также отметить меньшую по сравнению с «традиционными» религиями степень формирования, вплоть до аморфности, их вероучений вкупе с попытками соединить различные культурные и религиозные традиции (претензии на соединение мирового религиозного наследия). Стремление объединить фундаментальную науку, художественное наследие, религию и современные технологии для достижения «высших» целей (Интегральная Йога Шри Ауробиндо Гхоша), что в перспективе должно привести к «снятию» любых конфликтов, прежде всего социальных. Стремление «расширить» естественные возможности индивидуального сознания посредством применения разнообразных как старых, так и новейших психотехник или их имитаций (примеры: дианетика, т. е. «технология, вскрывающая причины нежелательных ощущений и эмоций»[8]), основу которых составляет страх (в Сайентологической Церкви Р. Хаббарда), йогические по своему происхождению техники в Трансцендентальной медитации и т. п.

Кроме того, акцент на экологической проблематике и здоровом образе жизни, явно присущий практически всем НРД; в качестве примера можно привести используемую в идеологии «Нью-эйдж» концепцию «Геи-Земли» (Лавлок–Маргулис), получившую устойчивый научный статус. Практическим квазирелигиозным воплощением этих идей на российской почве стало живо-мессианское движение Порфирия Иванова «Детка», возникшее еще в позднесоветский период. В качестве других – более современных – примеров можно указать на движение «Звенящие кедры России», возникшее на основе текстов Владимира Мегре (В. Пузикова) и организацию «Движение белых экологов». На пантеистический характер мировоззрения «Звенящих кедров России» указывает, например, декларируемая в книгах В. Мегре идея о том, что все вещи являются «окаменевшими мыслями Бога».[9]

2) Создание новых сакральных текстов, якобы полно воплощающих те истины, которые лишь частично сохраняются в традиционных религиях. Для обоснования самостоятельности и оригинальности новых религий обычно создается новая каноническая литература - оригинальные священные писания, либо комментируется и по- новому «прочитывается» старая. Подобные произведения обладают не меньшим авторитетом в новых религиозных движениях, чем священные писания традиционных религий. Однако их «импровизационная» форма, позволяющая многократно дополнять и совершенствовать первоначальный текст, придает его содержанию более динамичный характер и позволяет легче приспосабливать идеологию новых религий к меняющимся обстоятельствам и переменам в настроениях своих приверженцев.[10]

3) Особенности ритуальной обрядности. В НРД большое значение придается практической стороне, активности верующего в отправлении обрядов. Экстравагантные ритуалы нетрадиционных религий призваны, с одной стороны, служить доказательством бескомпромиссного отрицания официального христианского культа, с другой – способствовать побуждению фанатичных религиозных чувств, обеспечить эффективность «коммуникации» с божеством. В большинстве НРД главную роль играет эмоционально-психологическая сторона, а вероучение оттеснено на задний план. Провозглашается приоритет религиозного переживания, «опыта» (в особенности экстатического, мистического, визионерского) над богословскими отвлеченными рассуждениями. «Спонтанные» проявления религиозного чувства (как правило, настойчиво ожидаемые и подготовленные специальной «техникой» пробуждения экстаза, вызова галлюцинаций и т. д.) интерпретируются как «просветление» и чудесное, сверхъестественное «путешествие» в потусторонний мир и приобщение к божественному началу. Особое значение имеет практика «чудесного» исцеления, широко распространенная в большинстве НРД, тесно связанных с магией и оккультизмом. С этими методами адепты новых верований связывают свои надежды на физическое, психическое и нравственно-спиритуальное совершенствование человека под воздействием пробуждения скрытой в нем «божественной энергии».[11]

4) Организационные особенности. НРД обычно возникают в форме небольших неформальных групп либо в форме аморфных религиозно-философских течений и религиозно-реформистских движений. Со временем они обретают организационную определенность, возникают нетрадиционные религиозные институты в виде центров, миссий, фондов, специфических учебных заведений, психотерапевтических курсов, бытовых коммун (называемых «семьями» или «колониями»), монастырей, ашрамов. Наиболее влиятельные из НРД располагают десятками международных организаций, ведущих свою работу с разными контингентами населения (с молодежью, интеллигенцией, бизнесменами) в сотнях центров по всему миру.[12]

«Модернизированные» – по сравнению с «традиционными» – формы организации НРД, среди которых существенную роль играют горизонтальные связи вместо иерархической вертикали. При этом, как уже указывалось выше, не следует забывать, что и ряд «традиционных» конфессий предпочитает горизонтальные структуры вертикальным (поздние протестантские исповедания, такие как баптисты, пятидесятники, конгрегационалисты, а также некоторые буддистские направления). В рамках НРД типичные примеры «горизонтальной» структуры представлены «Христианским содружеством», а также рядом «Нью-эйдж» направлений. Наиболее типичный отечественный пример – состояние виссарионитского сообщества за пределами минусинской коммуны во второй половине 1990-х – начале 2000-х гг.[13] Представляется, что жесткая пирамидальная структура большинства тоталитарных сект является инфернальной пародией на нормальный для христианской Церкви принцип иерархизма, а их стремление к мировому господству – на христианский универсализм.[14]

5) Особая роль основателей НРД, которые являются объектом культа и приписывают себе, как правило, божественный статус. Если религия (в ее подлинном смысле) характеризуется стремлением к связи с Богом, то в секте все начинается с лидера и им же заканчивается, всё зацикливается на нем.[15]  Основатели НРД на правах «живых богов» претендуют на безграничную власть в отношении рядовых сектантов и обычно решают все их жизненные проблемы: вступления в брак, выбора места жительства, профессии и работы. Подчас сектанты лишены личной собственности и живут на казарменно-монастырском положении. В неоязыческих объединениях у славянских и поволжских народов высокое положение занимают жрецы, которые разрабатывают новую обрядность и мифологию (в первую очередь формируют подчас весьма обширный пантеон богов), используя сохранившиеся реликты архаических культов.[16]

6) Особенности социальной активности НРД. Новые религиозные объединения активно развивают собственные средства массовой информации, владея книгоиздательствами, газетами, журналами и радиостанциями. Считается, что все эти учреждения имеют статус религиозно-сакральной деятельности. Большое внимание в новых религиозных организациях уделяется также воспитательно-образовательной работе как с взрослыми людьми, так и с детьми. Под лозунгами «спасения» (или священного преобразования человека) и установления идеально совершенных общественных отношений лидеры НРД обычно разрабатывают специальные доктрины и конкретные программы, а нередко пытаются их практически реализовать в форме социально-утопических экспериментов. Эта сторона их деятельности является важнейшим пропагандистским средством и весьма эффективно способствует приобщению к ним богоискателей.[17]

Неразделенность общественной, религиозной и политической деятельности НРД. Так, например, «Нью-эйдж»-организации стремятся к сращиванию и, в конечном счете, полной идентификации с государственными и, прежде всего, надгосударственными структурами. В качестве примеров можно привести «Нью-эйдж» по своему происхождению организации «Граждане планеты» и «Добрая воля мира», офисы которых располагаются непосредственно в комплексе зданий ООН, а также группу Конгресса США по планированию будущего, созданную по инициативе конгрессмена от штата Северная Каролина Чарльза Роуза. Кроме «Нью-эйдж» направлений эта линия получила свое развитие и в квазиориенталистской Интегральной Йоге, проект которой по созданию Ауровиля был поддержан ЮНЕСКО и индийским правительством. Под эгидой Церкви Объединения Сан Мён Муна существуют и действуют многочисленные общественные фонды, наибольшую известность среди которых имеют фонды поддержки семьи и семейных ценностей.[18]

7) Особенности взаимоотношений НРД с социальным окружением. Значительной части НРД свойственно противостояние с господствующим общественным строем и его официальными институтами. Естественно, что свои оппозиционные социально-политические настроения озвучиваются при помощи мифологических идей, религиозной доктрины. Идеология НРД утверждает моральные нормы, противоречащие общепринятым.[19] В НРД формируются отшельнические настроения, связанные с представлениями НРД о своем приобщении к божественной истине и о доставшемся им священном жребии избранничества на пути к спасению. Эти самооценки порождают у НРД враждебное отношение к посторонним, особенно к лицам, отказывающимся принять их религиозные убеждения. В среде «избранных» царит групповой эгоизм, вследствие чего сектанты считают достойными дружеского участия и любви только своих единоверцев. Прочих же, включая собственных родителей и прежних друзей, оставшихся вне секты, они относят к «испорченной» части человечества.[20] Члены НРД стремятся изолироваться от окружающего общества, разрывают установившиеся социальные связи, отказываются от профессиональной карьеры.[21] НРД вызывают практически однозначную негативную реакцию «традиционных» конфессий. Последние видят в них серьезного конкурента, несмотря на реальную невысокую степень распространения конкретных НРД и их зачастую негативный имидж, сформированный, что немаловажно, под влиянием СМИ, экспертами которых чаще всего выступают представители «традиционных» конфессий. Такого же рода аргументами могут руководствоваться и властные структуры.

Можно также заметить, что некий «отход от исторических традиций» часто служит основанием для обозначения НРД как «нетрадиционных религий». Но с другой стороны, нетрадиционность религиозного движения контекстуальна. Кроме того, противоречит самой сущности любой религии, поскольку наличие традиции – фактически конститутивный признак религии, что отмечается во многих академических определениях. Например, определение Х. Хоффманна: «Религия – это основанная на традиции система верований, относительно мира (в том числе, конкретного человека и человечества в целом), а также сил, которые в нем господствуют, в которых эти верования отражают отношение человека (понимаемое с разных сторон) к сверхъестественным силам (sacrum), которые проявляются в религиозной доктрине, религиозном культе и религиозной организации»[22].

Светские исследователи различают две-три фазы в развитии НРД, начиная с их становления под воздействием богоискательской среды и религиозно-мистических настроений. Наиболее заметна фаза «религиозного протеста» НРД и негативного отношения к обществу и традиционным религиям. Особенностью заключительной фазы развития НРД является смягчение противостояния с окружающим миром, умиротворение протеста. Однако, фактически, далеко не все НРД оказались склонны к умиротворению. Популярное сейчас антикультовое движение (олицетворяют его на территории РФ Дворкин и о. О. Стеняев) вовсе отрицает за ними эту возможность и право на законное сосуществование с традиционными религиями, поскольку объявляет их «деструктивными культами», которые разрушают человеческую личность и подрывают существование общества.[23]

Несмотря на опасность широких обобщений, рискнем резюмировать некоторые особенности, достаточно характерные для НРД в целом. Часть из них определяется уже самой мерой «новизны» и «религиозности» этих движений. В 1980 году Брайан Вильсон обобщил самые очевидные из них: экзотическое происхождение; новый культурный стиль жизни; степень вовлеченности в движение, значительно отличающаяся от степени вовлеченности в жизнь традиционной христианской Церкви; харизматический лидер; последователи – преимущественно молодые люди из образованных и обеспеченных слоев общества; необычность, привлекающая общественное внимание; деятельность на международном уровне; сравнительно короткий промежуток времени существования этих течений/конфессий/религий: время возникновения – последние полтора десятилетия[24].

НРД разделяются в зависимости от понимания своего общественного предназначения. «Интегральные» стремятся подчинить своему влиянию все стороны человеческого существования, претендуют на то, чтобы заменить собой уже существующие мировые религии. Новые религиозные объединения «проективного типа» стремятся к осуществлению глобальных проектов (экологических – виссарионовцами, воспитательных – последователями Штейнера и Гурджиева, либо задач духовного возрождения человечества – рериховцами и приверженцами практики Фалуньгун). «Инструментальные» НРД нацелены на решение конкретной задачи, например оздоровительно-врачебной (приверженцы «закалки-тренировки» П. К. Иванова, диетических предписаний «макробиотики» Джорджа Осавы, целительных методик Цигун и Рейки) или политической (движение «К Богодержавию», представители которого были зарегистрированы в списке кандидатов на выборах в Государственную думу).[25]

«Обновленческие» движения претендуют на радикальное и скорейшее разрешение общественных проблем современности. Часть из них характеризуется «совершенствованием» человеческой личности (например, ивановцы, рериховцы, виссарионовцы). Другая часть провозглашает необходимость «освящения» человека, семьи, государства для радикального изменения существующей действительности к лучшему (муниты, сектанты Ананда Марга). «Оппозиционные» религиозные организации характеризуются либо отчужденным отношением к миру, либо непримиримым противоборством с ним, либо стремлением подчинить его иным сакральным приоритетам, отказавшись от богопочитания и провозгласив культ дьявола. В уфологических группах пропагандируют культ космических пришельцев, пилотов летающих тарелок, которые спешат на помощь страждущим обитателям Земли. Наиболее радикально настроенные представители оппозиционных НРД поклоняются олицетворенному Злу как верховному священному началу. «Альтернативные» НРД либо проповедуют духовное преобразование действительности (кришнаиты, последователи Ли Хунчжи и его учения Фалунь Дафа), либо не допускают никакого соглашательства с реальностью современного мира, решительно отказываются от существующей общественно-государственной системы и противостоят официальным церквям, поддерживающим систему своим авторитетом (различные движения религиозного протеста, экстремистские культы и секты).[26]

Есть также новые религиозные организации, которые являются результатом «умиротворения» религиозного протеста или адаптации радикальных движений к окружающему обществу и которые с социокультурной точки зрения можно было бы охарактеризовать в качестве «новых религий». К их числу принадлежат «Международное общество Сознания Кришны», теософские и антропософские организации, Вера Бахаи. Вторую группу составляют религиозные организации, давно уже известные в других странах, но лишь недавно появившиеся в России (мормоны, сведенборгиане и другие). К третьей группе принадлежит язычество, возрождаемое в современной России в основном в качестве религиозной идеологии активизировавшихся националистических общественных объединений.[27]

Все без исключения представители НРД выполняют в обществе определённые функции. 1. Мировоззренческая – снабжает человека набором идей, взглядов, которые конкурируют с научным мировоззрение. НРД дают человеку то, что он хочет получить, при этом незаметно для потенциального приверженца навязывая ему свои взгляды и идеи, скрывая от человека истинные идеи и цели секты. 2. Познавательно-развлекательная – в основе новое знание, которое может заинтересовать человека, ищущего различные способы личного самосовершенствования и преобразования окружающего мира. 3. Разделяющая – деятельность сект способствует делению общества на отдельные группы, провоцирует противостояние между группами и обществом. 4. Культурологическая – в сектах опираются на интересы узкого круга (группы) людей и создают для них специфические культурные ценности. 5. Ценностная – в НРД формируется система ценностей, определяются антисоциальные цели. Специальные нормы (обязательные для исполнения адептами) являются важнейшим регулятором общественных отношений и проявляются во взаимодействии и взаимопонимании людей. Каждое НРД выполняет в обществе несколько вышеуказанных функций, но при этом одну из функций для каждой взятой новой религиозной организации можно выделить как первенствующую.[28]

Таким образом, существует множество классификаций НРД, несмотря на то, что сами авторы этих классификаций указывают на недостаточную разработанность данного вопроса, например, Е. Г. Балагушкин: «В современном религиоведении пока нет разработанной типологии нетрадиционных религий, хотя и предложено много классификаций»[29]. Однако наиболее значимыми являются классификация по отношению к базовой традиции и классификация по отношению к социальной реальности (Е. Г. Балагушкин[30]), или по «напряженности с социально-культурной средой».

Иерей Максим Мищенко

acathist.ru


[1] Дворкин А. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Изд. 3-е, перераб. и доп. – Изд-во Братства во им. св. кн. Александра Невского. Нижний Новгород, 2003. С. 63.
[2] Литвинчук В. К вопросу об отнесении бахаизма к НРД. – Опубликовано на http://www.pdf-search-engine.com/бахаи-pdf-3.html
[3] См.: Гандоу Т. Империя преподобного Муна. – М.; Клин, 1995.
[4] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[5] Таевский Д. А. Синкретические религии и секты. – М.: Интрада, 1999. С. 6.
[6] Таевский Д. А. Синкретические религии и секты. – М.: Интрада, 1999. С. 6.
[7] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[8] Словарь-справочник «Новые религиозные культы, движения и организации в России – М.: РАГС, 1998. С. 118.
[9] Жеребятьев М., Феррони В. Феномен новых религиозных движений. – Опубликовано на http://www.scorcher.ru/mist/sects/5.php
[10] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[11] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[12] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[13] Жеребятьев М., Феррони В. Феномен новых религиозных движений. – Опубликовано на http://www.scorcher.ru/mist/sects/5.php
[14] Дворкин А. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Изд. 3-е, перераб. и доп. – Изд-во Братства во им. св. кн. Александра Невского. Нижний Новгород, 2003. С. 50.
[15] Дворкин А. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Изд. 3-е, перераб. и доп. – Изд-во Братства во им. св. кн. Александра Невского. Нижний Новгород, 2003. С. 49.
[16] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[17] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[18] Жеребятьев М., Феррони В. Феномен новых религиозных движений. – Опубликовано на http://www.scorcher.ru/mist/sects/5.php
[19] Филатов С. Новые религиозные движения – угроза или норма жизни?
[20] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[21] Филатов С. Новые религиозные движения — угроза или норма жизни? // Религия и общество: Очерки религиозной жизни современной России. – М.-СПб.: 2002.
[22] Хоффманн Х. О религии и религиоведении. – Севастополь, 2006. С. 18.
[23] Балагушкин Е. Г. Нетрадиционные религии в современной России: морфологический анализ. - Ч.1. - М.: ИФРАН, 1999.
[24] Баркер А. Новые религиозные движения. Практическое введение. – Санкт-Петербург: Русского Христианского гуманитарного института, 1997.
[25] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[26] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[27] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.
[28] Тонконогов А. В. Пенитенциарная сектология. Учебно-практическое пособие. – М.: НИИ УИС Минюста России, 2004.
[29] Балагушкин Е. Г. Нетрадиционные религии в современной России. Морфологический анализ. – Ч. 1. М., ИРФАН. 1999. – Опубликовано на http://www.philosophy.ru/iphras/library/bal/index.html.
[30] Балагушкин Е. Г., Шохин В. К. Религиозный плюрализм в современной России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе. – Опубликовано на http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/280922.html.

 


Навигация

Система Orphus