Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Премудрость Божия в книге Премудрости Соломона

Книга Премудрости Соломона есть пример жанра «премудрости» в религиозной литературе, в котором восхваляется самоанализ и раздумья о человеческой жизни, в особенности с этической позиции.[1] «Книга сия называется Премудростью Соломона, потому что и она, говорят, написана Соломоном. В ней содержится учение о правде и о свойствах злых людей и добрых, а также учение о Христе. Говорится о Премудрости – Сыне Божьем и о том, как Слово стало плотью и обитало с нами. Говорится в книге и о том, что мудрость приобретается великим трудом и тщанием; говорится о некоторых частях природы, также против идолов и ваятелей, против надеющихся на них и служащих им. Присовокупляется еще хвалебная песнь, соединенная с исповеданием чудес, которые Бог сотворил для Израильтян перед врагами их. Таково общее содержание книги Премудрости Соломона, именуемой сокровищницей всех добродетелей» (Синопсисы Иоанна Златоуста и Афанасия).[2]

Наименование книги «Книга Премудрости Соломона» (иногда с добавлением: «сына Давидова»)[3] находится в LXX в четырех больших рукописях: Синайском, Ватиканском, Александрийском, «Кодексе Ефрема» и некоторых второстепенных, а также в переводах: итальянском, сирийском, арабском, славянском и русском.[4] В Вульгате она надписывается: «Libersарiеntiае» – «Книга Премудрости». В греческой Библии – åojiaåolomwntoV («Премудрость Соломона»). Составитель канона Муратори (конец II века) дает следующее упоминание о книге: «Премудрости, написанной друзьями Соломона в его честь», то есть нечто подобное торжественному посвящению. Почему эта книга была включена в список христианских канонических писаний, остается загадкой. Далее исследователи предложили, пытаясь объяснить слово «друзьями», что у переводчика канона Муратори на латынь была перед глазами греческая фраза, в которой книга приписывалась Филону (такая точка зрения была широко распространена на Западе: например, блаж. Иероним в «Ведении к книге Соломона»). Скорее всего, переводчик прочитал вместо «Филоном» как «друзьями», что по-гречески практически идентично.[5] Климент Александрийский («Строматы», XI, т. IX, 315)[6], Тертуллиан («О прескрипции [против] еретиков», II, 20)[7] и свт. Киприан Карфагенский[8] принимали авторство Соломона. Авторство Соломона решительно отвергали блаженный Августин и блаженный Иероним. По свидетельству блаж. Иеронима Стридонского, первоначальный язык этой книги несомненно чисто греческий: «книги Премудрости Соломона у Евреев не находится, да и самое изложение ее свойственно Греческому красноречию».[9]

Хотя Соломон ни разу не упоминается в книге напрямую, повествование ведется от его имени. В качестве примера сначала взят отдельный человек, затем – царь и, наконец, весь народ Израиля. О личности писателя хотя в книге и даются (преимущественно в гл. 7 – 9) положительные сведения, отождествляющие его с Соломоном и возбуждавшие в древнее время доверие себе иудейских (Гадалии и Азарии) и христианских (Климента Александрийского, Тертуллиана, Ипполита, Киприана, Лактанция) ученых, но ныне уже этого мнения никто не только не разделяет, но и не опровергает.[10] Заглавие книги указывает на содержание книги, главным предметом которой является учение о Премудрости Божией, её начале, свойствах и действиях в мире. Х. Эвальд пишет, что именем Соломона автор хотел показать, что здесь говорит мудрость еврейская. Проф. С. Глаголев замечает: «Соломон считается учителем мудрости, а не основателем философской школы, он – по мнению евреев – высказывал общеобязательные истины, а не личные гипотезы. Содержание книги премудрости является выражением общих убеждений, а не личных взглядов».[11]

Во времена блаж. Иеронима, написание книги Премудрости приписывалось Филону. В защиту этого мнения указывают на сходство учения этой книги о Премудрости на концепцию Логоса Филона. Но существует другое мнение, что – «идейная общность материала не означает, что он принадлежит одному поэту или мыслителю»[12]. И сходство это в целом лишь внешнее: не то мыслит под образом премудрости писатель данной книги, что Филон разумел под Логосом. Замечается также разность взглядов до противоположности. Происхождение греха и смерти в книге Премудрости Соломона объясняется «завистью диавола» (2:24); Филон же допускал существование злого начала в мире и библейский рассказ о грехопадении прародителей понимал аллегорически. Теорию предсуществования душ иначе представлял писатель книги Премудрости и Филон: по учению книги Премудрости, души добрых входят в тела чистые (8:19 – 20), по Филону же – посылаются в тела на землю только души падшие и склонные к греху.[13]

Общий, ныне разделяемый всеми современными библеистами, вывод: книга Премудрости была написана в середине I в. до Р. Х. (это примерно в эпоху диктатуры Суллы и Цезаря, то есть где-то между 70 и 50 годами I в. до Р. Х.) одним из мудрецов александрийской диаспоры.[14] Это самая поздняя из всех книг Ветхого Завета, не считая третьей книги Ездры. Автор, получивший иудейское богословское вполне основательное образование, знавший и греческую науку, особенно александрийскую философию. Имя его неизвестно[15]. Иудейству эта книга была неизвестна: Флавий, Филон и Талмуд не знают ее. В новозаветных книгах видят следы знания ее у апостола Павла[16]. Более ясны эти следы в I посл. к Коринфянам Климента Римского (27 гл. соотносится с Прем. 11:22), у св. Иринея Лионского, св. Ипполита Римского, св. Киприана Карфагенского[17]. Единство и целость книги ныне признаются всеми безусловно.Бл. Августин в свое время защищал священно-библейский характер книги Премудрости Соломона тем соображением, что «знаменитые учители христианской Церкви, ближайшие ко временам апостолов, в подтверждение истины проповедуемого ими учения, приводили свидетельства сей книги, как книги священной»(De praed. sanct. 1, с. II). Мы не знаем, почему так много отрывков из неканонической книги Премудростей Соломона оказалось включено в византийский и славянский паремийники, а ведь для поздней католической догматики, которая отделила Рим от православного Востока, эта книга имеет принципиальное значение.[18]

Книга Премудрости, влагаемая в уста Соломону и представляющая не собрание изречений, а связный, написанный прекрасным греческим языком и не чуждый греческих влияний трактат против безбожия и идолопоклонства. Тема книги: истинная премудрость (сильно гипостазируется в книге) – истинная религия, т. е. религия Израиля. Отсюда идет полемика против единоплеменников, увлекающихся материалистическим эпикуреизмом. При этом автор посвящает экскурс обличению идолопоклонства – можно назвать это место первой попыткой философского объяснения его происхождения и последствий.[19]Немецкий исследователь Юлихер считал, что книга Премудрости Соломоновой есть самый значительный ранний продукт иудейско-эллинистической философии. По его мнению, Премудрость Соломона стремится согласовать с учением Ветхого Завета греческую философию и заимствует из последней целый цикл идей, каковы понятия божества, Премудрости и Логоса – при тенденции к личному их представлению в интересах примирения между Богом и миром в платоновском духе, а равно этика и психология популярно-философского типа. Аноним выходит из тесного круга иудейского духа на широкий простор гуманитарной разумности. При подобном философском характере книга Премудрости Соломона отражала ряд эллинских влияний. Находили их в пифагореизме, у Аристотеля, Анаксимандра и Сократа, но эти аналогии многими считаются совсем неубедительными, почему и высказывалось, что это философское знание – случайное, отрывочное и поверхностное. Автор, несомненно, знаком с греческой философией, в частности, с популярным эпикурейством (2:1 – 9). Он исповедует неизвестную в дни Соломона веру в блаженство праведников после смерти. Термин «познание» писатель употребляет не в библейском, а в античном его значении (7:17 – 21). Но аксиомой считалось, что анонимный иудей проникнут платонизмом и разделял его по многим важным пунктам. Другое суждение свидетельствует, что в исследуемом творении преобладают стихии стоические, превышающие все предыдущие.[20]

Книга Премудрости Соломона возникла в результате слияния двух традиций: традиции ветхозаветной мудрости, нашедшей свое классическое выражение в ветхозаветных «учительных книгах», и традиции мудрости эллинской, которая неотделима от истории греческой философии. Что касается второй, то, как известно, сами истоки этой философии связываются с образом «семи мудрецов», имена которых обросли многочисленными легендами, но суть мировоззрения которых можно определить как «связь житейской мудрости с начатками греческой науки»[21]. К этому следует добавить еще религиозный характер первоначального греческого любомудрия, уходящего своими глубокими корнями в язычество. Содержание учения первых эллинских мудрецов дошло до нас в форме кратких изречений с ярко выраженной этической направленностью, типа: «мера лучше всего», «к несправедливости питай ненависть, благочестие блюди» и т. д.[22] Традиция эллинской мудрости затем получает своеобразное развитие у Пифагора и его учеников, объединившихся в религиозно-философское общество. Жизнь их определялась рядом правил, частично сохранившихся в так называемых «акусмах», которые представляют собой краткие сентенции, подразумевающие сокрытый и символический смысл[23]. Далее эта традиция запечатлелась в личности знаменитого Сократа, хотевшего «понять и оценить жизнь»[24]; она прослеживается у некоторых стоиков, например, в «Беседах» Эпиктета и «Размышлениях» Марка Аврелия, и, в принципе, не умирает до гибели языческой античности. Вся данная традиция эллинской мудрости, несомненно, несет на себе печать нравственно-религиозного наущения, часто граничащего с поддельной религиозностью. Обычным способом передачи этой традиции были сборники кратких изречений или поучений, часто в устном виде, ибо «эллинские мудрецы» далеко не всегда затруднялись письменным изложением своих мыслей.[25]

Книгу можно разделить на две части. В первой части (гл. 1 – 6) автор от собственного лица убеждает читателей быть добродетельными и мудрыми. Во второй части (гл. 7 – 19) речь ведется от имени Соломона. Главные мысли, выраженные в ней, следующие: любой человек по своей природе немощен, он нуждается в помощи Премудрости Божией, которая поэтому ценнее для человека всех земных благ. Автор прославляет Божественную Премудрость. Причем Премудрости усвоят Божественные свойства. Все тексты в книге Премудрости Соломоновой еще менее чем в книге Притч, дают возможность к аллегорическому их истолкованию. В книге Притч больше намечается отношение Премудрости к Логосу, а в книге Премудрости Соломоновой – к Духу Святому.[26]

В этом сочинении человеческая мудрость предстает в качестве «излучения» Премудрости Божией. Далее, следует отметить, что здесь намечается и слабая тенденция к тому, чтобы Премудрость Божию мыслить в виде самостоятельной духовной силы, отличной от Бога по бытию, но стоящей в непосредственной связи с Ним. Другими словами, Премудрость Божия обретает здесь некоторые, хотя и очень смутные, ипостасные черты. В какой мере отмеченная (естественно, в очень беглом виде) достаточно неоднородная традиция понимания мудрости (и Премудрости) в Ветхом Завете и эллинистическом иудействе получила продолжение и развитие у священных авторов Нового Завета – вопрос особый и далеко не однозначный. Можно лишь констатировать, что отождествление Господа нашего Иисуса Христа с Премудростью, характерное для богословия многих отцов Церкви, намечается только в Новом Завете.[27]

В премудрости Соломона имеется как поэтическое олицетворение, так и богословское учение, примиряющее представление о трансцендентном Божестве с представлением об имманентности Его Промысла, Его действия. Премудрость является космическим началом, принципом универсального разума и нравственного закона – подобно стоическому логосу; и в то же время, подобно логосу последующего богословия, она является началом откровения. Этого мало: самый термин «логос», самое понятие Слова как силы и разума Божества олицетворяется в этой книге. Правда, еще никак нельзя вывести заключение, чтобы «Слово» отождествлялось здесь с Духом Премудрости или являлось особым, самостоятельным олицетворением, хотя будущее учение о Нем, как Божественном разуме, посредствующем между Богом и миром, подготовлялось всем учением «Премудрости». Это учение подготовляет собою не только основную идею богословия александрийцев, но отчасти и самый их метод богословского, догматического истолкования Ветхого Завета: раз он заключает в себе абсолютное откровение вечной Премудрости, то все его внешние события и образы получают значение символов, история обращается в простое иносказание вечных истин, обряды – в аллегории.[28]

Хотя Премудрость Соломона близка к Новому Завету и по времени своего написания, она все же продукт типично иудаистической среды, которая под предлогом старого монотеизма отказалась принять истину о соборном начале в Боге, когда истина эта стала явной благодаря пришествию в мир Сына Божия. Чтобы утверждать, что ветхозаветному автору была ведома эта тайна, надо иметь об этом в его книге прямые указания. Таких же указаний мы не имеем. Поэтому и здесь Премудрость продолжает быть все той же персонификацией Откровения. Что это именно так, видно из того, что книга Премудрости Соломона постоянно употребляет в качестве синонимов Премудрости те образы, при помощи которых Ветхий Завет традиционно персонифицировал различные проявления Божественного действия в мире: так, она отожествляет Премудрость и Дух (1:5–7; 5:23; 7:7; 9:17; 11:21; 12:1 и т. д.), Премудрость и Слово (9:1; 16:2; 18:15), Премудрость и Промысел (14:3; 17:2) и т. д. Все эти отожествления осложняют образ Божественной Премудрости, но в то же время показывают, что, как и в Притч. и в Сир., мы все еще пребываем в области все тех же традиционных персонификаций всеразличных проявлений в мире Божественных свойств. Надо только прибавить, что в книге Премудрости Соломона образ Премудрости Божией относится не только к сообщению свыше дара религиозно-практической мудрости, и не только ко всему Божественному вхождению в священную историю богоизбранного Израиля, но ко всему Божественному плану о мире и к Божественному действию, осуществляющему этот план через всю историю.[29]

Во второй главе нами были представлены исагогические параграфы к следующим библейским памятникам – книге Притчей Соломона, книге Премудрости Иисуса сына Сирахова и книге Премудрости Соломона. На основании вышеприведенных экзегетических и теологических описаний этих книг можно сделать заключение относительно общих черт в учении о Премудрости Божьей. В виду жесткой монотеистичности древнееврейского мышления Премудрость Божья в литературе «мудрых» (конкретнее, в изученных памятниках) трактуется традиционным образом, как персонификация отдельных проявлений Божественной икономии (домостроительства), как комплексная идентификация «Хохмы» с Духом, Словом, Промыслом, и пр.

Иерей Максим Мищенко

Приход блаженной Ксении Петербуржской г. Твери


[1] Всемирная энциклопедия. Мифология / Глав. Ред. В. М. Адамчик. – Минск: Современный литератор, 2004. С. 722.
[2] Олесницкий А. А. Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета сведения из творений святых отцов и учителей Церкви. - СПб., 1894. С. 80 – 81.
[3] Юнгеров П. Частное историко-критическое введение в Священные Ветхозаветные книги. Ч. I. – Казань, 1907; М., 2003.
[4] Введение в Ветхий Завет. Книга Притчей Соломоновых. – Альфа и Омега. № 1(8) 1996.
[5] Мецгер Б. М. Канон Нового Завета: Возникновение, развитие, значение / Б. М. Мецгер. – М.: ББИ, 2001. С. 195.
[6] Климент Александрийский. Строматы. // khazarzar.skeptik.net [сайт]. URL: http://khazarzar.skeptik.net/books/clem_al/stromata/index.htm
[7] Квинт Септимий Флорент Тертуллиан. О прескрипции [против] еретиков / пер. с лат. А. Столярова. // Избранные сочинения. под. ред. А. А. Столярова. М.: Прогресс, 1994.
[8] Святитель Киприан Карфагенский. Творения. – М.: Паломник, 1999.// Православная беседа [сайт]. 
[9] Олесницкий А. А. Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета сведения из творений святых отцов и учителей Церкви. - СПб., 1894. С. 81.
[10] Юнгеров П. Частное историко-критическое введение в Священные Ветхозаветные книги. Ч. I. – Казань, 1907; М., 2003.
[11]Глубоковский Н. Н. Благовестие св. апостола Павла по его происхождению и существу: библейско-богословское исследование. / Н. Н. Глубоковский. - СПб., 1910, С. 445.
[12] Беленький М. С. О мифологии и философии Библии. /М. С. Беленький. – М., 1977. С. 112.
[13] Лопухин А. П. Толковая Библия или комментарий на все книги Ветхого и Нового завета. / А. П. Лопухин. – Стокгольм, 1987. Том 5-й. Глава – Книга Премудрости Соломона, с 967.
[14] Мень А., протоиерей. Библиологический словарь. Т. II. / А. Мень. – М.: Фонд имени Александра Меня, 2002. С. 485 – 486.
[15] Поспехов Д. Книга Премудрости Соломона, ее происхождение и отношение к иудейско-александрийской философии. – б.г. С. 439.
[16] См. Глубоковский Н. Н. Учение книги Премудрости Соломоновой о Божественной Премудрости или Духе по сравнению с апостольским // ХЧ, 1904, май, с. 615–659. [48 с.]
[17] Поспехов Д. Книга Премудрости Соломона, ее происхождение и отношение к иудейско-александрийской философии. – б.г. С. 69-78.
[18] Алексеев А. А. Текстология Славянской библии. – СПб.: 1999. С. 33.
[19] Тураев Б. История Древнего Востока. Том 1-й. – Минск, 2002.
[20] Глубоковский Н. Н. Благовестие св. апостола Павла по его происхождению и существу: библейско-богословское исследование. - СПб., 1910, С. 455.
[21]Целлер Э. Очерк истории греческой философии /Э. Целлер. – М., 1913. – С. 25.
[22] Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1. – М., 1989. – С. 92-94.
[23]Жмудь Л. Я. Пифагор и его школа ок. 530 – 430 гг. до н.э. /Л. Я Жмудь. – Л., 1990. - С. 30 – 55.
[24]Лосев А. Ф. Софисты. Сократ. Платон. // История античной эстетики. – М., 1969. – С. 51.
[25]Сидоров А. И. Курс патрологии. – М.: Русские огни, 1996. Глава X – Жанр Учительных книг.
[26] Протоколы семинаров о. Сергия Булгакова о Софии, Премудрости Божией / "БРАТСТВО СВЯТОЙ СОФИИ". Материалы и документы. 1923–1939 // Составитель Н.А.Струве Москва – Париж: Русский путь – YMCA-Press. 2000. С. 113 – 143.
[27] Сидоров А. И. Курс патрологии. /А. И. Сидоров. – М.: Русские огни, 1996. Глава X – Жанр Учительных книг.
[28] Трубецкой С. Н. Учение о Логосе в его истории. / С. Н. Трубецкой. – М.: «Фолио», 2000.С. 100-102.
[29] Князев А., иерей. Понятие и образ Премудрости в Ветхом Завете. – Православная мысль, вып. X, Париж, 1955. С. 102.

Навигация

Система Orphus