Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Свет великой веры

Большие трудности выпали на долю протоиерея Сергия Митропольского, окормлявшего в городе Ржеве храм Казанской Божией Матери в начале тридцатых годов ХХ века.

В одной из своих проповедей в то смутное и тревожное, для ржевских прихожан время, батюшка сказал: «Мы не вправе оставлять будущим поколениям верующих за собою обвал. Беспамятство. У Бога все живы. И между прошлым, настоящим и будущим нет непроходимой границы»1. Думается, что любые комментарии здесь излишни.

Уникальная личность ржевского пастыря, безусловно, заслуживает отдельного повествования.

Сергей Иванович Митропольский (1886, Тверская губ.-1970, г. Барнаул), архимандрит, в монашестве Софроний, родом из Тверской губернии с. Едимоново Корчевского уезда2.

В крепких основах семьи Митропольских были заложены каноны русского православия. Отец Иоанн Михайлович служил народным учителем в приходской школе, мать Мария Лукинична (1855 г.р.) воспитывала 8 детей (сыновья Борис и Сергей, 6 дочерей) в традициях глубокой веры и почитания старинных христианских заветов.

После обучения в местной церковно-приходской школе Сергий окончил Рязанское духовное училище, потом один год занимался в Рязанской духовной семинарии.

С 1903 по 1909 годы служил псаломщиком в церкви с. Астроганец Тверского округа.

В 1910 году рукоположен епископом Старицким Алипием (1864—1912, викарий Тверской епархии, Попов Александр Александрович) в диакона. В 1907 году усердием отца Сергия был создан церковный хор, в 1916 году в нем было 40 участников3.

С 1910 по 1920 годы – о. Сергий — диакон Михаило-Архангельской церкви с. Локотцы Тверского округа (находится вблизи г. Лихославля Тверской обл.).

В 1909 году он женится на Александре Иоанновне Критской (1888-1936), происходящей из известного рода тверского духовенства. Диакон Иоанн Критский с супругой Анисьей Ивановной вырастили 5 детей4. Диакон Иоанн был расстрелян в 1920 году. Их сын Михаил стал священником, был репрессирован. Судьба его до сих пор неизвестна.

С 1920 года о. Сергий десять лет служил в г. Лихославле в церкви Успения Пресвятой Богородицы. Это было время постоянных гонений, арестов и бесконечных угроз, нечеловеческой злобы и всяческих разрушений. Надо сказать, что именно при пребывании там пастыря поселок приобрел статус города (1925 г.).

По всей видимости, о. Сергий был поставлен сюда для служения по ходатайству своего родного дяди — Арсения Александровича Митропольского, дьякона, который находился здесь в должности псаломщика с 1886 года (с 1890 г – диакон).

В 1930 году, вследствие незаконного ареста настоятеля церкви протоиерея отца Александра (Дамаскин Александр Николаевич, 1877 — 1937), где служил о. Сергий, храм остается без настоятеля.

В соборе Святой Троицы в Твери состоялось рукоположение о. Сергия во иерея, хиротонию совершил архиепископ Смоленский и Дорогобужский Серафим (Остроумов, 1880 — 1937). В напутствие Тверской владыка архиепископ Фаддей сказал пророческие слова: «Вам предстоит нелегкое начало в новом качестве. Власти готовят очередные нападки на Церковь. Держитесь. Уповайте на Бога».

О. Сергия назначают настоятелем прихода в г. Лихославль.

В этом же году о. Сергий получает назначение в Ржев в церковь иконы Казанской Божией Матери, длительное время пребывавшей без настоятеля.

Он поселился в Ржеве на Торопецком тракте в церковном доме, чуть позже перевез туда жену и детей: сына Серафима, дочерей Веру, Ольгу, Раису.

Иерей Сергий Митропольский с большим тщанием стал восстанавливать ржевское духовное управление, в чем ему тогда не воспрепятствовал и помогал уполномоченный по делам религии в Ржевском горсовете, который был его земляком. Он даже разрешил возобновить службы в ранее закрытых храмах в сельской местности, в частности в с. Оковцы. В те непростые времена все это было очень рискованным делом!

Упоминание об этом уполномоченном встречается и в документах «Союза воинствующих безбожников», активно действовавшего в Ржеве в то время.

Уполномоченный по делам религии, по-видимому, всегда осторожно и взвешенно решал сложные вопросы взаимоотношения Церкви и государства. Так, в одном из отчетов «Союза» констатируется: «В результате кампании получилась масса постановлений рабочих фабрик и заводов за закрытие церквей. Но горсовет с оформлением этого дела затянул, в итоге кампания сорвалась. Нужен перелом на безбожном фронте!»5.

Через два года в 1932 г. благочинный Ржева и Ржевского округа, настоятель храма иконы Казанской Божией Матери о. Сергий за великое усердие был пожалован священническим чином митрофорного протоиерея.

Из воспоминаний местных старожилов следует, что ржевский батюшка был очень проницательным человеком. Он умел организовать службу так, чтобы прихожанин как можно дольше находился в Божием храме. Наиболее запоминающе славилось церковное пение, которое и в будние дни было торжественно, мелодично и молитвенно, захватывало умы и сердца людей. Все голоса, особенно женские, были подобраны так, что совокупность женских и мужских тембров поражала слух своим звучанием. Отец Сергий старался приблизить пение и чин ведения службы к монастырской традиции, сохранить полное и точное ведение старинных православных обрядов6. Настоятель требовал, чтобы все кафизмы вычитывались без сокращений, а стихиры пелись полностью.

Уже тогда на проповеди митрофорного протоиерея – старшего священника Ржевского края — собиралось много верующих.

В 1932 году начались массовые поиски враждебных сил из бывшего капиталистического окружения, тех, кто «мешал» социалистическому строительству. Резко возобновились нападки на церковь. Пострадал и был арестован ржевский куратор по надзору за церковной деятельностью.

После опубликования в столичной печати Постановления ЦК ВКП (б) «О борьбе с искривлением партийной линии (…) по исправлению перегибов» лишь ненадолго утихомирились и успокоились общие административно-негативные настроения к церкви.

Но уже через год сняли колокола с Казанского храма, где служил отец Сергий. С большим трудом горожане отстояли закрытие прихода. В одном из отчетных документов НКВД говорилось: «Наши наблюдения фиксируют заметный рост преданности церкви, выражающийся в увеличении количества исповедующихся»7. А народное море все также собиралось у стен и в самом Казанском храме.

Для митрофорного протоиерея Сергия Митропольского наступило время особых испытаний. В кабинетах ржевских чиновников слушать его отказывались, ссылаясь на занятость; надежда на малейшую помощь была минимальной.

Он делает регулярные письменные отчеты в епархию о состоянии вверенного ему прихода. Благочинный рассказывает о неимоверных испытаниях и трудностях каждого дня, когда священнослужителей, оказавших только малейшее неповиновение, тут же уводили под арест, не разрешая даже зайти к семье на прощание. «Никто из служителей церкви, уходя утром из дома, не был уверен в том, что вновь вернется»8.

Вспомним, что в Ржеве тогда бесчинствовала и глумилась рьяная группа молодых коммунистов и комсомольцев, которые, объединившись в «Союз воинствующих безбожников», изымали ценные и старинные церковные принадлежности из храмов сельской местности, варварски залезали в алтарь, выносили из кладбищенских церквей и часовен церковную утварь. И ствол выставленного оружия беспрекословно решал все возникающие проблемы.

22 июля 1934 года о. Сергию было предъявлено обвинение в антисоветской агитации (ст. 58; п.п. 10, 11) с осуждением на 10 лет ссылки в исправительно-трудовом лагере Хабаровского края. Ржевский этап подвижничества пастыря окончился, замкнув собой череду великих имен Тверских священнослужителей, освещавших духовную жизнь Ржевского Верхневолжья. Это протоиерей Матфей Константиновский, устроитель Казанского храма, священник Иоанн Стружемский, стоявший у истоков многих начинаний духовной жизни и другие…

Дальнейшая жизнь ржевского пастыря проходила далеко от Тверского Волговерховья, но всегда он помнил и ценил то время, когда трудился в Ржеве.

В 1939 году о. Сергий был досрочно отпущен и переехал в Краснодарский край, где жила дочь Раиса. Со справкой об освобождении он явился к Тихорецкому благочинному с просьбой о возможности служения в храме. Его устроило даже место сторожа: «Мне все равно кем служить, лишь бы рядом с Богом быть» — тогда он сказал на предложение о трудоустройстве.

Ночью и днем о. Сергий был при храме: дежурил, пел на клиросе, был чтецом, потом заменил псаломщика. В 1942 году был восстановлен в священстве и направлен настоятелем прихода в станицу Степная Краснодарского края, где прослужил 5 лет.

В 1946 году непреклонно решил посвятить себя иноческой жизни. На это подвижничество было получено благословение архиепископа Краснодарского и Кубанского Флавиана (1889—1958, Иванов Владимир Леонидович).

19 марта 1946 года отец Сергий был пострижен в иночество с именем Софроний. В 1947 г. иеромонах Софроний направлен служить в г. Красная Поляна Ростовской области.

1950 год – архимандрит. С 1952 года — благочинный в г. Томске, где служил в Петропавловской церкви9.

С конца 1952 года служит в Михаило-Архангельской церкви (иеромонах), Западно-Сибирский край; г. Сталинск (Кемеровская о., г. Новокузнецк). Затем в 1953 – декабрь 1956 гг. служит в Покровской церкви (Алтайский край, г. Барнаул), где возведен в сан игумена.

С января 1957 года по июль того же года служит игуменом в Ильинской церкви (Кемеровская обл., г. Тайга). Одновременно с этим совмещает (с июня 1957 года по 31 декабря 1959 года) служение и в храме г. Анжеро-Судженска (Кемеровская обл., Петропавловская церковь).

В 1958 году за усердие награжден палицею.

31 декабря 1959 года уволен за штат на пенсию. В 1960 году возведен в сан архимандрита. С 1960 года пять лет служил в Троицкой церкви г. Томска.

С 1965 года настоятель Покровского кафедрального собора в г. Барнауле.

3 июля 1970 года (19 июля по нов. ст.) он скончался в возрасте 84 лет. Похоронен на Власихинском кладбище Барнаула. Ежегодно в день памяти архимандрита Софрония совершается заупокойная лития.

***

По воспоминаниям ржевских старожилов, осенью 1960 года после посещения мощей прав. Иоанна Кронштадтского в Ленинграде, он – уже архимандрит Софроний — совсем ненадолго в свой последний раз заезжал в Ржев, в воспоминаниях называя Ржев своей родиной…

Ольга Кузьмина

1 Шаповал Н. Ржевитяне – подвижники благочестия. – Ржев: филиал ОАО «ТОТ» Ржевская типография. 2008. С. 116.

2 Шаповал Н. Ржевитяне – подвижники благочестия… С. 115-144.

3 Головкин А.Н. Карелы: от язычества к православию. — Тверь: Издательство Студия-С. 2003. http://hram-tver.ru).

4 Сыновья Михаил, Ефрем и Виктор; дочери Александра и Мария.

5 ГАТО. Ф. Р-2426. Оп.1. Ед.хр.1. Л. 12.

6 Шаповал Н. Ржевитяне – подвижники благочестия… С. 122.

7 Шаповал Н. Ржевитяне – подвижники благочестия… С. 124.

8 Шаповал Н. Ржевитяне – подвижники благочестия… С. 122.

9 Фаст М.В., Фаст Н.П. Нарымская Голгофа: Материалы к истории церковных репрессий в Томской области в советский период. – Томск, М.: Водолей Publishers.2004. С.246,434,443.


Навигация

Система Orphus