Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Свщмч. Владиміръ, митр. Кіевскій († 1918 г.) Слово при вступленіи въ послѣднюю седьмицу Св. Четыредесятницы.

Не оченъ давно Вюрцбургскій профессоръ Рентгеймъ сдѣлалъ, какъ обыкновенно говорятъ, случайно одно очень замѣчательное и важное открытіе. Онъ нашелъ, что есть такіе лучи свѣта, которые хотя для нашихъ глазъ и недоступны, однакожъ обнаруживаютъ необычайное свойство проникать внутрь предметовъ. Именно, подвергая тѣ или другія тѣла дѣйствію этихъ лучей, можно видѣть, что въ нихъ заключается.
 
Эти вновь открытые лучи, сами по себѣ, какъ я уже замѣтилъ, для нашихъ глазъ невидимы, но, проходя чрезъ темную массу того или другого предмета, напримѣръ, чрезъ дерево, человѣческое тѣло и т. п., они отражаются на особливо приготовленной стеклянной пластинкѣ. Тамъ воспроизводятъ они образы предметовъ, которые находятся внутри тѣла, куда мы не можемъ проникнуть своами глазами.
 
Такимъ образомъ при посредствѣ этихъ лучей можно сфотографировать, напримѣръ, весь составъ человѣческаго тѣла, или неизвѣстное содержаніе замкнутаго сундука. Когда подвергаютъ дѣйствію этого свѣта какой-нибудь предметъ, напримѣръ, тѣло или дерево, то оно принимаетъ такой видъ, какъ будто бы состоитъ изъ прозрачнаго стекла. То, что заключается внутри и сокрыто во мракѣ и темнотѣ, это выводится на свѣтъ и дѣлается видимымъ.
 
Наука и искусство въ будущемъ возлагаютъ большія надежды на это новое открытіе, да и въ настоящее время оно приноситъ огромную пользу; и теперь уже, какъ сказали мы, при помощи этихъ лучей можно фотографировать весь составъ человѣческаго организма и видѣть тамъ разнаго рода болѣзни и поврежденія. Равно и искусственные, поддѣльные перлы, которые прежде не могли отличать отъ настоящихъ, подлинныхъ, теперь, при помощи вновь открытаго свѣта, легко стали отличать отъ дѣйствительныхъ. Обману, такимъ образомъ, положенъ конецъ.
 
Но, когда я говорю это, иной изъ вась, боголюбивые слушатели, можетъ быть, думаетъ про себя: «все это очень любопытно и интересно; но какое отношеніе имѣетъ это къ церковной проповѣди, и почему ты вздумалъ говорить объ этомъ съ церковной каѳедры»? Потому, отвѣчаю, что многія изъ явленій этого міра и изъ обстоятельствъ сей временной жизни учатъ насъ тому, что — въ вѣчности, на небѣ. Земные предметы и явленія часто служатъ образомъ и подобіемъ высшихъ продметовъ, вѣчныхъ, духовныхъ.
 
И въ духовномъ мірѣ есть такой свѣтъ, который, хотя также невидимъ для человѣческаго глаза, но который все проникаетъ, все освѣщаетъ, и который несравненно сильнѣе, чѣмъ новооткрытые лучи свѣта.
 
Какъ міръ въ теченіе нѣсколькихъ тысячелѣтій ничего не зналъ доселѣ объ этихъ лучахъ свѣта, которые однакожъ существовали, такъ тысячи и милліоны людей ничего еще не знаютъ и, не хотятъ знать о томъ божественномъ свѣтѣ, который все освѣщаетъ, все обнаруживаетъ и все приводитъ на судъ. Иной живетъ на свѣтѣ цѣлые десятки лѣтъ, и ничего не знаетъ объ этомъ чудномъ свѣтѣ, или, по крайней мѣрѣ, ничего не спрашиваетъ о немъ. Но смотрите, что иногда случается съ подобнымъ человѣкомъ? Вотъ внезапно проникаетъ въ его сердце лучъ благодатнаго, божественнаго свѣта и озаряетъ все существо его. Онъ не знаетъ, какъ это случилось, но какое онъ изъ этого свѣта дѣлаетъ чудесное открытіе! Новые, никому неизвѣстные лучи свѣта, которыхъ не видитъ и никогда не можетъ увидѣть естественный глазъ человѣка, озаряютъ весь внутренній міръ его, всѣ его тайныя желанія и помышленія и въ такомъ обнаженномъ видѣ представляютъ предъ очами Бога. Что Рентгеймовскіе лучи могутъ дѣлать въ нѣкоторой только, несовершенной мѣрѣ для тѣла, открывая содержащіеся въ немъ предметы и извѣстныя поврежденія, пораненія и переломы, — это въ полной и совершенной мѣрѣ дѣлаютъ лучи божественнаго свѣта для души: они открываютъ намъ поврежденія, недуги и пороки человѣческаго сердца. При этомъ свѣтѣ человѣкъ открываетъ и узнаетъ то, чего онъ никогда не предполагалъ и о чемъ никогда не думалъ, но о чемъ опредѣленно и ясно говоритъ ему слово Божіе, именно, что его сердце отъ юности прилежитъ ко злу, что оно исполнено страстей и порока, и что онъ, поэтому, есть предъ Богомъ великій, нечистый и жалкій грѣшникъ. Теперь онъ видитъ себя предъ очами Божіими во всей своей наготѣ, видитъ свое сердце, свою внутреннюю и внѣшнюю жизнь. Теперь онъ ясно понимаетъ смыслъ молитвенныхъ словъ Моисея, который прежде насъ позналъ невидимые, но во все проникающіе лучи божественнаго свѣта: «Ты положилъ беззаконія наша предъ Тобою», говоритъ онъ, обращаясь къ Богу, «и тайное наше предъ свѣтомъ лица Твоего».
 
Что же касается достоинства тѣхъ добродѣтелей, которыми доселѣ такъ гордился человѣкъ, то при свѣтѣ этихъ яркихъ лучей онъ видитъ ихъ настолько малоцѣнными, насколько малоцѣнны поддѣльные перлы въ сравненіи съ настоящими: снаружи хотя и блестятъ они, внутри же всѣ въ пятнахъ, полны грязи и нечистоты. Онъ научается теперь вмѣстѣ съ Исаіею пророкомъ говорить: «и вся праведность наша — какъ запачканная одежда» (Ис. 64, 6).
 
При этомъ свѣтѣ человѣкъ видитъ себя въ самомъ натуральномъ, въ самомъ подлинномъ видѣ, во всей своей наготѣ и грѣховной нечистотѣ, а Бога во всей Его святости и чистотѣ. И въ семъ свѣтломъ присутствіи Бога, онъ невольно взываетъ вмѣстѣ съ праведнымъ Іовомъ: «Я слышалъ прежде о Тебѣ, Господи, слухомъ уха; теперь же мои глаза видятъ Тебя. Почему я смиряюсь и раскаиваюсь въ прахѣ и пеплѣ» (Іов. 42, 5-6).
 
Какъ это знаменательно и чудно! Іовъ, тотъ самый Іовъ, который незадолго предъ тѣмъ (гл. 29) въ самыхъ яркихъ краскахъ изображалъ свои добродѣтели и совершенства и который дѣлалъ это со всею искренностью и безъ преувеличенія, этотъ Іовъ, увидѣвъ себя теперь предъ лицомъ Бога, въ ужасъ приходитъ отъ своей нечистоты и нравственнаго безобразія и, въ чувствахъ глубокаго смиренія и сознанія своего недостоинства, повергается въ прахъ и пепелъ.
 
О, если бы и каждый изъ насъ умѣлъ дѣлать въ себѣ такое чудное открытіе, какъ бы кто ни представлялся самому себѣ чистымъ и непорочнымъ! Если бы каждый и изъ насъ почаще разсматривалъ себя, при свѣтѣ Бога, каковъ онъ, и каковы его мысли, чувствованія и дѣла! Тогда многіе изъ насъ, при всей своей кажущейся праведности, какъ въ зеркалѣ, увидѣли бы, какъ мы грязны, нечисты и неблагообразны, и перестали бы предаваться безпечности.
 
Богъ есть свѣтъ. Въ Немъ и вокругъ Него нѣтъ никакой тьмы, никакого мрака. Предъ Нимъ и «ночь свѣтла какъ день, и мракъ какъ свѣтъ» (Псал. 139, 12).
 
Богъ всевѣдущъ. Ему такъ же хорошо извѣстны и самые малые грѣхи, какъ и самые большіе. Предъ Нимъ открыты всѣ самые сокровенные изгибы нашего сердца. Каждое движеніе, каждое пожеланіе нашего сердца вѣдомо Ему. Вся наша жизнь предъ Нимъ, какъ раскрытая книга. Будучи всевѣдущимъ, Онъ въ то же время и Святъ. Онъ насквозь видитъ всякаго человѣка. Онъ никогда не признаетъ виновнаго за невиннаго, грѣшнаго за праведника, нечистаго за чистаго.
 
Тѣмъ не менѣе, Онъ любитъ человѣка, такъ какъ Онъ есть любовь. Онъ для того и предалъ Своего Единороднаго Сына на смерть, чтобы насъ спасти отъ смерти, ада и суда и возвратить намъ то, что потеряли мы чрезъ грѣхъ прародителей.
 
Благо поэтому тому, кто умѣетъ пользоваться этимъ спасительнымъ средствомъ, кто, будучи освѣщаемъ этимъ Божественнымъ свѣтомъ, при видѣ своей нравственной нечистоты взываетъ вмѣстѣ съ мытаремъ: «Боже, милостивъ буди мнѣ грѣшнику». При такомъ раскаяніи онъ обрящетъ во Христѣ прощеніе, спасеніе и жизнь.
 
Но горе тому сердцу, которое не открыло себя для этого Божественнаго свѣта, не увидѣло своей нечистоты и безобразія, не смирилось предъ Намъ даже и въ день своего посѣщенія! Горе сердцу, которое осталось затемненнымъ и загрязненнымъ и въ такомъ видѣ должно предстать при всепроникающемъ свѣтѣ, предъ Престоломъ Нелицепріятнаго Судіи, Бога. О, какое это будетъ страшное открытіе! Тамъ уже нѣтъ прощенія, нѣтъ спасенія. Тамъ поздно будеть искать примиренія. Не вѣчный свѣтъ и не небесная слава — удѣлъ такихъ душъ, но вѣчная мука и кромѣшная тьма.
 
Братіе-христіане! Вступая уже въ послѣднюю седьмицу Великаго поста, многіе изъ васъ, не замѣчая въ себѣ никакихъ особенно тяжкихъ грѣховъ, не только не были доселѣ, но, поощряемые самоправедностію, и не думаютъ быть у исповѣди и Святаго Причастія. Но загляните, други мои, въ вашу совѣсть, разсмотрите ваше поведеніе при этомъ Божественномъ свѣтѣ, и вы навѣрное откроете въ себѣ такія доселѣ невѣдомыя душевныя язвы, которыя подвигнутъ васъ неотложно обратиться къ Врачу душъ нашихъ и очистить свою совѣсть покаяніемъ, чего и да сподобитъ васъ Господь. Аминь. 
 
Источникъ: Слово Высокопреосвященнаго Владиміра, митрополита Кіевскаго, при вступленіи въ послѣднюю седьмицу Св. Четыредесятницы. // Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ, издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 14. — 2 Апрѣля 1916 года. — Пг.: Сѵнодальная Типографія, 1916. — С. 379-381. 

Навигация

Система Orphus