Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Святитель Кирилл Александрийский. Толкование на пророка Аггея

Предисловие

Цель пророчества Аггея мы можем усматривать в некоторых иных предметах, а не в тех, о коих, как пожалуй подумает кто, велись речи и другими пророками. Осия и следующие за ним (пророки) до Софонии предвозвещали то, что имело некогда совершиться с иудеями, – и в виду уже приближавшегося плена их старались устрашить Израиля, постоянно упоминая о военных отрядах, о разрушениях городов, сожжениях, расхищениях, а также благополезно предсказывая впавшим в нерадение и об опустошении всей страны. Думали они (пророки), что если Иудеи по доброй воле не решатся исполнять благоугодное Богу и обратиться к лучшей жизни, то по крайней мере сделают это перед величием бедствия.

Аггей же составляет свои речи при таких обстоятельствах, когда времена плена уже окончились и Израиль возвратился в святой город из страны Персов и Мидян. Освободил их от плена Кир и вместе с священными сосудами повелел им идти на родину, снова воздвигнуть божественный храм в Иерусалиме и кроме того, если захотят, укрепить даже и самый город. Но когда началось это и уже были положены первые основания храма, некоторые из жителей Самарии, а именно Вилем и его союзники, по зависти посылают донос на Израильтян под предлогом притворного благорасположения к властелину, указывая на то, что Иерусалим стал очень воинственен и сильно вооружился, даже для самих царей Персидских сделался трудно-укротимым. Так убеждают они издать повеление о том, чтобы Иудеи прекратили работы по сооружению храма и по укреплению города. По прошествии же некоторого времени, царство приемлет Дарий. Был именно второй год его царствования. И вот некоторые из живших в Вавилоне Иудеев стали умолять его о том, чтобы он дозволил им наконец воздвигнуть божественный храм. Тогда Дарий издал приказ и написал начальствовавшим по всей Финикии, чтобы не только не препятствовали Иудеям, если они пожелают восстановить храм, но напротив, чтобы на издержки их щедро давали им деньги и дозволяли беспрепятственно переправлять кедры с Ливана. Таким образом, не имея недостатка ни в чем нужном, они легко потом окончили строение храма в честь и славу Бога. Но как эта история точно и ясно рассказана в первой книге Ездры, то в настоящий раз почитаю излишним говорить здесь об этом подробнее. Итак, поскольку теперь Израильтянам уже можно было трудиться и выстроить божественный храм, совершать жертвы и молитвы и жить согласно постановлениям закона, а между тем они пребывали в нерадении, каждый хорошо устроив себе свой дом, всецело предавшись удовольствиям домашней жизни и весьма мало заботясь о славе Божией: то снова подвергаются наказанию Божию, но уже не войной, а мором, неурожаями и гибелью скота. Желал Он соделать их лучшими, налагая на них не такие наказания, которые бы равнялись их преступлениям, но, при наказании, и милуя их как страждущих и в то же время с любовью исправляя их. Таков, вкратце, повод пророчества Аггея. Впрочем речь пророка имеет смешанный характер, – и к событиям и речам историческим присоединено таинственное, внутреннее и духовное созерцание.


 

 

Глава 1

Агг.1:1. Во второе лето при Дарии царе, в месяц шестой, в первый [день] месяца, бысть слово Господне рукою Аггея пророка, глаголя.

Я сказал уже, что остановка работ по сооружению храма у Израильтян была извинительна, так как у них отняли возможность к этому, когда некоторые из жителей Самарии, по зависти к этому, сделали на Иерусалим величайшее обвинение пред правителями Персидскими. Но когда Дарий во втором году своего царствования предоставил им беспрепятственную и свободную власть работать и повелел им трудиться над благоугодным им делом и предаваться благочестивым занятиям, присоединив даже денежное пособие, – тогда нерадение их уж совсем не было извинительно, даже оказывалось без всякого разумного основания и не имеющим никакого благовидного предлога. Посему-то и было слово рукою Аггея. Выражение: рукою разумей вместо: посредника или служителя слову Божию, отправляющего пророческое служение. Не без цели обозначает и самое время, когда Дарий дал такое приказание, наперед уже отнимая тем, как я сказал, у Израильтян всякие безрассудные извинения в своем нерадении1).

Агг.1:1–2. Рцы к Зоровавелю Салафиилеву от колена Иудова, и ко Иисусу сыну Иоседекову, иерею великому, глаголя: Сице глаголет Господь Вседержитель, глаголя: людие сии глаголют: не прииде время создати дом Господень

Салафииль был сын Иехонии, от колена и крови Давида. Когда Иехония имел в Иерусалиме царскую власть над Иудой, разрушен был город и весь Израиль отведен в плен, причем Навуходоносор сжег тогда и самый храм божественный, а сам Иехония был взят и вместе с другими Иудеями отведен в плен (4Цар.24:8–25, 30 и 2Пар.36:9–23). Сыном этого Салафииля и был Зоровавель2). Посему, когда Израиль возвратился в Иерусалим, он (Зоровавель), как происходивший из царственного колена, воцарился над Иудой. Иисус же, происходя из племени и рода Левия, как потомок Аарона, получил превосходнейший и изряднейший сан великого священника. Так называет закон лицо, получавшее начальство над священническими чинами, когда говорит, что не должно выдавать (на смертную казнь) беглецов из городов убежища, но каждый (убежавший) пусть остается там дотоле, пока умрет священник великий, то есть первосвященник (Нав.20:1–6, ср. Чис.35:6 и Втор.19:3). Итак пророчество было к обоим, к царю говорю и предстоятелю священнических чинов, ибо они уже должны были возвестить всем другим божественное откровение. Думаю впрочем, что Бог всяческих повелел (пророку) возвестить это им не потому, чтобы они (Зоровавель и Иисус) не знали отговорок народа, но дабы присем как бы подвергнуть осмеянию тех, кои не вовремя впадают в беспечность и совершенно не радеют о том, к чему надлежало приложить самое усердное старание. В самом деле: им лучше было бы поразмыслить о том, что если бы они первее всего заботились о предметах божественных, то, сохраняемые к благополучию Его милосердием и благодатью, они конечно проводили бы жизнь в благоденствии и богатстве, имея в изобилии все нужное. Итак, устами пророка как бы свидетельство некоторое дает о том, что Израиль нечестиво пренебрегал наиболее полезными для него и к славе Божией относящимися предметами. Прикрывая, как это думали они про себя, благовидными отговорками свою вину, говорят, что еще не настало время для построения храма Господня, – хотя для желания действовать справедливо всегда есть время, и добрые и справедливые люди всегда имеют возможность совершать дела во славу Божию. Но когда как бы удалено с пути то, что считается препятствием, тогда никакие возможные отговорки без сомнения уже не извинят отсрочки, послужат уже обвинением в косности и крайней бездеятельности. То же, думаю, сказано и устами Давида: «не уклони сердце твое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех» (Пс.140:4).

Агг.1:3–4. И бысть слово Господне рукою Аггея пророка, глаголя: аще время убо вам есть жити в домах ваших истесаных, дом же сей запусте?

Это – второе откровение от Бога к Аггею, ясным обвинением осуждающее Израиля и показывающее, что славе Божией он предпочитает покой и роскошь. Так неужели, говорит, еще не настало время чтить Бога всяческих в построенном храме, а для ваших дел пришло такое время и столь блестящее положение, чтобы роскошествовать в искусно отделанных жилищах и величаться дворами с желобчатыми украшениями? И неужели не представляется вам тяжким и несносным – видеть храм в таком беззаконном презрении, разрушенным и в очень непривлекательном виде, едва не издающим громкие жалобы на нечестие Вавилонян и на прежние их опустошения? Не лучше ли видеть его благоустроенным и в прежнем виде? Ведь после этого наконец беспрепятственно можно будет и приносить жертвы Богу и совершать молитвы о чем захотите. А желобчато-вратными («истесаных») называет дома, у коих створы дверей или косяки врат отделывались железом по углублениям, так как их сооружали опытные строители, с великим искусством вырезывавшие из них художественные изображения. А это есть уже признак того, что они жили в роскоши и обладали даже большими богатствами, ибо честолюбивые заботы о сверхнеобходимом и о таком убранстве домов могло конечно служить доказательством, и очень ясным, изобилия денег. Да, поистине ужасный и неизвинительный грех имеем мы, если божественные предметы ставим на втором месте и после человеческих.

Агг.1:5–6. И ныне сице глаголет Господь Вседержитель: устройте же сердца ваша в пути ваши. Сеясте много, и взясте мало: ядосте, и не в сытость: писте, и не в пиянство: облекостеся, и не согретися в них: и собираяй мзды, собра во влагалище дираво

Не радея, как я сказал, о наиполезнейшем и не заботясь о славе Божией, Израильтяне обращались к заботам о себе самих, воздвигая драгоценно украшенные дома и потом говоря безрассудно: не пришло время построить дом Господень. И как им необходимо было доставлять все нужное для построения божественного храма, а между тем они не хотели делать этого, то, выставляя на вид недостаток в деньгах, они говорили, что сначала им надо накопить их и наперед как бы отстранить бедность, занимаясь пока земледелием или торговлею, или скотоводством, или другим чем подобным. Но лучше было возложить упование на Бога, Который и в безвыходном положении может оказывать помощь, благословлять земледельцев и открывать стези для праведных прибытков. А как они чужды были благочестивых помыслов и лишились вышнего благоволения, поступая во всем неправо, то посему и почитает необходимым сказать: «устройте же сердца ваши в пути ваши», – что подобно тому, как если бы сказал: обдумайте тщательно, какими пошли вы путями жизни, или что сделали вы в отношении благочестия, предаваясь усердно корыстолюбию? «Сеясте много, и взясте мало», но лучше было, при благословении Божием, сеять мало, а собирать много. А как был у них недостаток в необходимом, то поэтому – много трудов и очень мало плодов. «Ядосте, и не в сытость»: ужасно и доказательством крайней нужды и вместе бедственного положения служит то, если посеяно было много, а плодов столько, что в качестве возмездия трудившимся угрожал голод и пищи было недостаточно для насыщения. «Писте, и не в пиянство», ибо виноградники не были плодоносны. Вместе с нивами страдали (бесплодием) и не очень плодоносные деревья. «Облекостеся, и не согретися в них»: так как вероятно мор постиг стада овец, так что даже и большие богачи имели недостаток в одеждах. Но и «мзды собираяй, собра во влагалище дираво»: указывает этим на имеющих торговый промысел, кои некоторым оборотом собирают прибыли от торговли, набавляя всегда излишки на каждый из продаваемых предметов и увеличением цен туго набивая свои кошельки. Но и это, говорит, не принесло пользы их корыстолюбию, ибо, терпя убытки и нечаянные кораблекрушения, они ничем, казалось, не отличались от тех, кои опускают деньги в продырявленный кошель. Итак, гораздо лучше и премудрее искать (прежде всего) благословения от все подающего нам Бога, а это (уже потом) может прибыть возлюбившим помышлять о Нем и славу Его предпочетшим пред собственными желаниями. Так в одном месте и Сам Спаситель сказал: «не заботьтесь для души вашей3), что вам есть… ищите же больше царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф.6:25, 33).

Почитая достаточно объясненным исторический смысл данного изречения, теперь устремим свой ум к духовным созерцаниям и усмотрим, что случившееся с Иудеями может служить прообразом, и весьма ясным, всеобщего и всемирного домостроительства, бывшего через Христа. Они были в Вавилоне, угнетенные игом невольного рабства и терпя наказание за свои прегрешения: по этой-то причине они и отданы были и находились под властью врагов. Но некогда, по милосердию Божию, они освобождены были, опять возвратились на родину и поселились на святой земле, под предводительством Зоровавеля и предстоятельством Иисуса. И Дарий, хотя и преданный идолослужению, является издающим повеление о том, что должно воздвигнуть божественный храм, и кроме того снабжает (их) деревьями Ливана и денежными пособиями. Они же были еще косны и медлительны в деле совершения благоугодного Богу, – оказались даже употребляющими такую отговорку: не пришло время создать дом Господень. Да и вся земля находилась под властью прельстителя и тирана сатаны и была в плену, уловленная притом сетями греха и неведения истинного и действительного Бога и Творца всего. Но Бог изъял (ее) чрез Христа, расторгнув узы рабства. Следуя Его водительству, мы оставляем жизнь у врагов, покидаем многобожное заблуждение, как бы в землю некую, и восходим в Сион, очевидно духовный, то есть Церковь. Заметь, как в Иисусе и Зоровавеле изображается для нас Христос. Зоровавель, как я сказал, был из колена Иудина, не из другого колена происшел и Господь. Посему и воцарился над Израилем. Так негде говорит устами Давида: «Аз же поставлен есмь Царь» и прочее (Пс.2:6). А Иисус был из рода и племени Левия и назван великим священником. Так и Христос соделался Первосвященником нашим, священнодействуя Себя за нас как за жертву непорочную, как истинного Агнца вознося в воню благоухания Богу и Отцу. Желающих рассуждать о сем точнее удостоверит отчасти в этом и само значение имен или толкование. Зоровавель в переводе означает: «течение перемененное», а Салафииль: «склонение Божие», как негде сказал и Христос: вот Я склоняюсь на них как река мира и как поток наводняющий славу язычников (Ис.66:12). И бесспорно, Он есть поток сладости и как бы течение мира. Но склонился Он к нам и как бы переменил (течение), оставив Израиля. Удалился, как сказал я, к призванным из язычников, даруя им преизобильное излияние вышних и духовных благ. Иисус же означает: «Iao» (Иегова) «спасение», как и Иоседек: «Iao» и «правду». А Iao есть Бог всяческих, и Христос стал для нас спасением и правдою от Бога и Отца (1Кор.1:30), ибо в Нем мы спасены, избегши сетей смерти, – и оправданы через веру, освободившись от владычествовавшего над нами греха. Итак, – возвращаюсь опять к началу речи, – мы должны созерцать Его царем в лице Зоровавеля и первосвященником в лице Иисуса.

Впрочем желающий полезного научения да обратит свое внимание также и на то, что Иудеи впали в нерадение и нежелание трудиться над устроением божественного храма, то есть Церкви Христовой. Притом пусть заметит и готовность язычников и их превеликое рвение к трудолюбию. Ведь Дарий, как сказал я, повелел восстановить храм и сделать все для славы владычествующего над всем Бога. Они же были косны и нетрудолюбивы, предпочитали свое пред угодным Богу и весьма преданы были земным предметам, ибо дома, говорит, устрояли роскошно отделанные. Посему и Давид говорит о язычниках: «желание убогих услышал... Господь, уготованию сердца их вняло ухо» Его (Пс.9:38). Так, более готовы к вере язычники о очень косны Израильтяне. То, что говорю я, можешь видеть и в евангельских писаниях или в притчах. Глашатаи вечеры пошли собирать на брак. Они же (званные Израильтяне) не хотели прийти и придумывали отговорки в грехах. Один сказал: поле купил я, другой: оженился я, а иные пошли на торговлю свою (Лк.14:18–20). Посему призваны были и вошли на брак те, кои нашлись на дорогах и у изгородей, и таким образом действительно стали первые последними и последние первыми (Мф.19:30). Так и Христос сказал устами Давида о потомках Израиля и язычниках: «людие, ихже не ведех, работаша ми, сынови чуждии» солгаша ми (Пс.17:44, 46).

Агг.1:7–9. Сице глаголет Господь Вседержитель: положите сердца ваша в пути ваши: взыдите на гору, и усеците древа,... и созиждите дом, и благоволю в нем и прославлюся, рече Господь. Призресте на многа, и быша мала. И внесено бысть в дом, и отдунух я

Частое делает напоминание, зная, что это служит к пользе слушающим. Так и Павел говорит в одном послании: «таяжде писати вам, мне убо неленостно, вам же твердо» (Флп.3:1). Итак, обратите, говорит, внимание на пути свои, кои совершили вы теперь. А какие это пути, тотчас объясняет: призресте на многа, и быша мала: и внесено бысть в дом, и отдунух я. Ошиблись они в надежде на земледелие; употребив много трудов, едва собрали немногое. Впрочем лишатся и этого, ибо оно отдунуто, то есть стало принадлежностью других, и издержано отнюдь не ими, а напротив – преданными лихоимству. Таким образом тщетны были старания и труды для них, потому что они не желали более всего совершать богоугодное Господу и ревности к предметам высшим предпочитали заботу о вещах более низких и земных. Итак, не оставил Израиля без вразумления, но показал заблудившимся путь к исправлению. И это, как увидим, сделано прекрасно, ибо сказал, что «взыдите на гору, и усецыте древа, и созиждите дом, и прославлюся» опять в «нем, и благоволю», то есть: буду принимать и одобрять ревность и старание потрудившихся для этого.

Поистине прекрасное и Богу угодное дело – спешить исполнением того, что может оказываться полезным и необходимым для благосостояния Церкви и устроения ее. Будем же делать это, и при том с великой рассудительностью собирая как бы самое нужное вещество и как бы из рощи вырубая в богодухновенном Писании созерцания духовные, посредством коих можно сделать твердым и непоколебимым прославление Бога (людьми) или рассуждение (о предметах божественных), как и раскрыть совершенство и превосходство образа домостроения с плотью (боговоплощения). Притом же возводят они и к точному познанию духовного благоустроения и благопристойности в нраве и обычаях. Посредством них-то, утверждаем, и созидается дом Божий, ибо в нас обитает Христос чрез Духа и мы – храмы Бога живого, по писаниям (1Кор.3:16 и 2Кор.6:16). Посему каждый из нас да устрояет сердце свое посредством правой веры, а основанием, истинно ценным, пусть имеет Самого Спасителя (1Пет.2:6). Но к этому пусть присоединяет и другое вещество, разумею покорливость и благопослушание во всем, мужество, терпение, воздержание; ибо, стройно сочленеваемые таким образом посредством всякой связи (все прибавляющихся) скрепов, в храм святый возвысимся, в жилище Бога в духе (Еф.2:20–22, Еф.4:16). А те, кои медлят принять веру, или и уверовали, но коснят еще отрешением от страстей и греха и мирского сластолюбия, чрез это самое как бы кричат: «не пришло время построить дом Господень». Посему и претерпевают недостаток небесных благ и духовное бесплодие, так как ум в них, как бы земля некая, делается неплодотворным, так что ни хлеба не имеет, то есть силы, – ни вина, что служит образцом радости, ибо написано, что хлеб укрепляет сердце человека и вино веселит сердце человека (Пс.103:15; Сир.40:20).

Агг.1:9–11. Сего ради сице глаголет Господь Вседержитель: зане дом мой есть пуст, вы же течете кийждо в дом свой, сего ради удержится небо от росы и земля оскудит изношения своя: и наведу меч на землю, и на горы, и на пшеницу, и на вино, и на елей, и елика износит земля, и на человека, и на скоты, и на вся труды рук их

Не дозволяет заботу о себе самих ставить на первом месте, безрассудно пренебрегая обязанностями к Богу, и предпочитать славе Божией предметы земные. Убеждает напротив уразуметь, что если несравненно высшее не находится в должном уважении, то никогда не последует благополучия и в низшем, чего они пожелали иметь. Посему и говорит: «зане дом мой есть пуст, вы же течете кийждо в дом свой», вот по причине этого-то именно и могут погибнуть и плоды на полях, когда небо уже не посылает росы, земля утрачивает силу (производительную), вместе с хлебами и виноградом засыхают и оливы, и кроме того даже меч вследствие гнева угрожает истребить людей и скотов. Итак, для медлящих совершать то, что служит к славе Бога и чрез что устрояется Его дом, то есть Церковь, не может быть ни росы духовной, то есть утешения с небес, наполняющего души и сердца, – ни благоплодия от земли, то есть добрых последствий от хороших трудов телесных, ни хлеба, ни вина, ни употребления масла. Вполне и во всех отношениях они будут бессильны и чужды веселья, не упитаются елеем духовным и останутся совсем не вкусившими и непричастными благословения Христова. А кроме того подвергнутся мечу и останутся без всякой награды за труд, хотя бы кто у них и проводил благонравный образ жизни; ибо «не увенчивается никто, если незаконно будет подвизаться», по роду подвига (2Тим.2:5). Посему старание о предметах высших мы должны почитать делом самым почтенным и наиболее всего достойным соревнования. Предметы же, касающиеся нас самих, пусть обращают на себя меньше нашего внимания и должны идти позади забот о славе Божией. И не только жилища, деньги и все, что относится к пустой славе, но и родство, братья и отцы, как и Христос говорит негде: «иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин» (Мф.10:37)

Агг.1:12. И слыша Зоровавель Салафиилев от колена Иудова, и Иисус Иоседеков, иерей великий, и вси прочии людие глас Господа Бога своего, и словеса Аггея пророка, якоже посла его Господь их к ним, и убояшася людие от лица Господня

И отсюда легко усмотреть можешь, что не тщетно Он делает угрозы и что страх есть дело не бесполезное для привыкшего к нерадению: ибо вот, вот как только услыхали они божественные слова, тотчас обращаются к трудолюбию, идут потом к своим вождям, разумея Зоровавеля и Иисуса, с величайшим почтением относятся к речам пророческим и благоговейно принимают повеление, хотя прежде они не удостаивали это ни малейшим вниманием. Так, и в их деяниях открывается истинность изречения, что «егоже... любит Господь, наказует» (Евр.12:6; Притч.3:12); ибо боязнь пред наказанием иногда изменяет душевное настроение к лучшему и ниспослание бедствий обращает нас к страху Божию. Посему непреложным оказывается содержащееся в книге Притчей: «бояйся Господа, здравствует» (Притч.13:13), и еще: «страх Господень в живот мужеви» (Притч.19:23), подобное и премудрость (говорит): «страх Господень возвеселит сердце, и даст при том веселие и радость» (Сир.1:12). Смотри, как нежно и подобающим Ему образом наказывает нас Бог. Не тотчас наводит Он действия гнева Своего на тела человеческие, но сначала поражает только внешними и небольшими страхами, – неурожаем предметов питания переменяет (настроение их) к лучшему и наконец к решимости совершать благоугодное Ему.

Агг.1:13. И рече Аггей вестник Господень в вестницех Господних людем: аз есмь с вами, глаголет Господь

Заметь, что за переменой к лучшему тотчас же следует и человеколюбие (Божие). Вместе с решившимися изменить свое настроение и Бог как бы переменяется и обещается быть с ними. А с этим что может сравняться? Ведь когда Бог пребывает с нами, то от нас далеко отстраняется всякий вред, быстро притекут всякие блага, тотчас появятся устойчивые виды благоденствия и будут приключаться с нами всякого рода приятности. Если же Священное Писание называет Аггея «ангелом Господним», то никто и не подумает, что он есть ангел по природе, но он рожден как подобный нам человек от жены. Совсем нелепо так думать. Напротив, если мы обладаем здравым смыслом и способны умопостигать истину, то должны признать, что ангелом он назван и именуется от вести, сообщаемой чрез него. Иначе ничто не воспрепятствует нам впасть и в другую нелепость, именно: признать, что ангелами по природе были и те из всадников, кои извещали Иова о случившемся на полях и о том, что умерли у него дети при разрушении дома (Иов.1:14). Также и слово Бога называется «великого совета Ангел» (Ис.9:6), ибо оно возвестило нам волю Бога и Отца. Итак от вести назван ангелом. И если это название дается людям, то конечно отнюдь не по природе, каковой мы не имеем4).

Агг.1:14. И воздвиже Господь дух Зоровавеля Салафиилева от колена Иудова, и дух Иисуса Иоседекова иерея великого, и дух прочих всех людей: и внидоша, и творяху дела в доме Господа Вседержителя Бога своего, в двадесять четвертый день месяца шестого5).

Устрашились Израильтяне пред лицем Божиим. Впрочем заметь опять, что обратились они к решимости делать угодное Богу не прежде, как и Он стал пребывать с ними и «воздвиже... дух» их. Таким образом и отсюда мы должны узнать, что если бы кто и решился направить свою волю к совершению добра и если бы он имел даже величайшую ревность к этому, однако ж он ни в чем не будет иметь никакого успеха, как скоро не присутствует с ним Бог и не возбуждает его к дерзновению, не поощряет к терпению и не удаляет из него косность к добродетели. Посему и Павел о тех, коим вверена божественная проповедь, говорит, что «паче всех их потрудихся, и присовокупил наипремудро: не аз же, один, но благодать Божия яже со мною» (1Кор.15:10). Так и Сам Спаситель говорит святым апостолам: «без мене не можети творити ничегоже» (Ин.15:5), ибо Он есть наше побуждение, рвение ко всему благому, Он – крепость (наша) и когда пребывает с нами, мы можем хвалиться тем, что устрояем себя «в храм святый... в жилище Божие» в духе (Еф.2:21–22). А когда Он уходит и удаляется, как может усомниться кто в том, что мы впадем в бездеятельность, побеждаемые леностью и слабодушием, и отвергнем труд от себя как бесполезный?

Впрочем обрати внимание на то, что некогда подпадшие гневу ради большего непослушания потом устремляются к дому Господню и трудятся в нем, в присутствии с ними Зоровавеля и Иисуса, священника великого. Это событие может служить также прообразом долженствующего быть в последние времена века призвания Израиля. Так как они не послушались вначале, то и остались бесплодными, без росы, хлеба, вина и масла. Подпали также и мечу. Но когда устрашатся наконец пред лицем (Бога) и с благоговением примут слова святых пророков, тогда будут иметь пребывающим с ними Бога всяческих и воздвигнется дух их, будут они трудиться для храма Господня, то есть Церкви. Все это во Христе выражается (осуществляется), как и в Зоровавеле и Иисусе: Он есть царь, как Бог, – а также и первосвященник как человек, и посредник между Богом и людьми, ибо священник посредствует (ходатайствует).

Счел необходимым присоединить также: «в двадцать четвертый день месяца шестого», ясно указывая этим на быструю изменчивость настроения Израильтян. Слово Господне было к ним в месяце шестом, в первый день месяца (Агг.1:1), а пришли они на труды при храме в двадцать четвертый день месяца шестого, так что на время отсрочки (работ по восстановлению храма) и раздумывания получается число в двадцать три дня.

1) 6-й месяц после Нисана, называвшийся Елул (Неем.6:15 и 1Мак.1:24, 29), когда след. плоды уже были убраны и Иудеи могли беспрепятственно трудиться над построением храма.

2) У Агг.1:1, 12, 14; 1Ездр.3:2, 8, 5:2; Неем.12:1; Мф.1:12; Лк.3:27, Зоровавель называется сыном Салафииля, а в (1Пар.3:17–19) он назван сыном Федаии, брата Салафиилева и сына Иехонии. Также и Салафииль называется сыном Иехонии в 1Пар.и у Мф.а у Лк.он назван сыном Нирия и у Иер.Иехония изображается бездетным (Иер.22:30), как и в 4Цар.и 2Пар.нет упоминания о его детях ни до плена, ни после оного. Объясняют эти разности или законом ужичества, т. е. Нирий, брат Иехонии, и Федайя, брат Салафииля, женились на вдовах Иехонии и Салафииля; или же законом о наследницах-дочерях (когда не осталось наследников мужского пола) Иехонии и Салафииля, на коих женились Нирий и Федайя. А может быть Федайя есть другое название Салафииля, как и Зоровавель назывался Шешбацар (1Ездр.8).

3) Слав. душею вашею… телом, Итал. (Cod. Vercell. ed. Belsheim); in corde vestro quid manducetis, neque corpori vestro quid induatis.

4) О толковании, упоминаемом св. Кириллом, говорит Иероним. «Некоторые думают, что и Иоанн Креститель и Малахия, коего имя значит Ангел Господень», и Аггей, о коем теперь речь, – были ангелы, по домостроению и повелению Божию принимавшие тела человеческие и жившие среди людей. Допускать это по отношению к ангелам не представляется странным, если для нашего спасения принял человеческое тело Сам Сын Божий. И для доказательства ссылаются еще на апокриф, где говорится что Иаков, после того как получил имя Израиля, был ангел, и потому запнул брата во чреве матери своей (Быт.25, Быт.32). Также и Иоанн Креститель, при гласе Марии Матери Господа, взыграл во чреве Елисаветы (Лк.1:25). И у всех разумных существ, говорят, одна природа. Посему-то и люди благоугодные Богу делаются равными ангелам. Так думают они. Но мы разумеем вестника Господня, то есть просто пророка, названного так потому, что возвестил народу волю Господню, или же потому, что в лице Аггея наперед дан был прообраз Спасителя и Господа нашего, во многих местах называемого Ангелом, напр. Великого совета Ангел (Ис.9:6). Дальнейшие слова: вестник Господень из вестников Господних, суть тоже, как если бы сказал: пророк из пророков» (In Agg. ad h-l. Migne, 25. 1399–1400; ср. praef. in Malach. ib. 1541; Epist. ad Evang. et ad Algasaiam, Migne, 73 et 122). Толкование это принадлежит Оригену и читается в Comment. in Johan. t. 2. p. 25 (ed Lomnatzsh, 1, 146 sq).

5) Такое разделение (пунктуацию) имеет и Иероним, но с приб. во второе лето Дария царя (при Дарии царе). Но Слав. начинает след. главу словами в двадесять… как и Ватик. Итал. Вульв. Феодорит, Евр. др. У Феод. Монс. этих дат совсем нет.


 

 

Глава 2

Агг.1:15, 2:1–3. Во второе лето, при Дарии царе, в месяц седьмой, в двадцать первый (день) месяца, глагола Господь рукою Аггея пророка, глаголя: Рцы ныне к Зоровавелю Салафиилеву от колена Иудова, и ко Иисусу, сыну Иоседекову, иерею великому, и ко всем прочим людем, глаголя: кто от вас, иже виде дом сей в славе его прежней? и како вы видите его ныне якоже не суща пред вами?

Начали входить в дом Господень и приниматься за дела в двадцать четвертый день шестого месяца, а уже в двадцать первый день следующего седьмого месяца было (опять) слово Господа к Аггею. Какое это было слово, рассудим об этом, как необходимо сказать и о том, какой был повод к нему. Начав терпеливо трудиться и предавшись заботам о божественном храме, даже назначив потом на это двадцать седьмой день, они стали предаваться малодушию, нашептывая быть может про себя или друг другу и о том, что они трудятся напрасно, и что если им и удастся выстроить храм, то все же он никоим образом не будет подобен первому (храму). Тот был весьма великолепен, устроен любочестными стараниями, благоукрашен золотыми и серебряными приношениями, а этот будет некрасив, беден всяким убранством и лишен великолепия богатств. Тот первый храм уже преизобильно украшали, обладая большими богатствами, прежние цари Иерусалимские, и преимущественно пред другими Соломон, а строить этот получают повеление едва согласившиеся на это, еще покрытые каплями пота плена и совсем ничего не имеющие дома. Погруженные в такие размышления и находясь в недоумении, они хотя и работали, однако же опять стали оказываться неохотными и медлительными. Посему-то Бог и укрепляет изнемогающих и благополезно ставит им вопрос о том, есть ли кто у них такой, кто видел (теперешний) храм в прежней славе. Таких было совсем мало и они находились в преклонном возрасте. Ведь храм разрушен Навуходоносором и Израиль отведен в плен, а отпущен уже по окончании семидесяти лет. Итак трудно было найти такого, и он должен был быть старцем, как существовавший и прежде разрушения, и живший в плену, и снова возвратившийся в Иерусалим. Посему и говорит: «кто будет из вас такой человек, который «видел дом сей в славе его прежней», и потому будущий и новый (храм) почитает как бы совсем несуществующим? В вопросе этом есть и порицание их, как не думавших о том, что хотя они и очень нуждались в деньгах, но ведь Бог не мог бы обессилеть и Он опять в состоянии будет сделать это, говорю явить свой храм всеизвестным и преславным.

Агг.2:4–6. И ныне укрепляйся, Зоровавелю, глаголет Господь, укрепляйся Иисусе сыне Иоседеков, иерею великий, и да укрепляются вси людие земли, глаголет Господь [Вседержитель], и творите, зане аз с вами есмь, глаголет Господь Вседержитель: слово еже завещах... внегда исходити вам от Египта, и Дух мой настоит посреде вас: дерзайте

Не дозволяет предаваться беззаботности и подвергаться страхам до бездеятельности, напротив того, возбуждает их к трудолюбию и вызывает у них сильное рвение. А вместе с тем приготовляет их к вере и делает твердыми, говоря, что им надо дерзать, и обещает еще большее этого и вожделеннейшее – быть с ними. А каким это образом, присоединил, говоря: «Дух мой настоит посреде вас, дерзайте».

Едва ли кто, обладающий здравым смыслом и твердым умом, усомнится в том, что благородно трудящимся на созидание божественного храма, то есть церкви, Бог дарует силу и сообщит дерзновение, потому что будет соприсутствовать чрез Духа Святого, и у них успешно совершится все то, посредством чего они смогут явить свою собственную жизнь великолепным и преславным храмом. Так и Господь святым апостолам, долженствующим созидать Церковь и уверовавших собирать в святой храм, почел необходимым сказать, что «се Аз с вами есмь» (Мф.28:20). А что Он снова должен был быть с ними чрез Духа, это Сам Он ясно открывает, то говоря: «не оставлю вас сиры, прииду к вам» (Ин.14:18), то поставляя на вид образ отшествия, когда говорит опять: «уне есть вам, аще Аз отиду: аще бо Аз не отиду, утешитель не приидет к вам: аще ли же иду, послю его к вам» (Ин.16:7). Итак, пребывает со строящими Ему (храм), но удаляется и совсем отделяется от отрекающихся от Него, каковыми могут быть также и те, кто по внушению Вельзевула «речет анафема Иисуса» (1Кор.12:3), кои развращают все правое и вливают погибельный яд в души простецов.

Агг.2:5–8. Зане сице глаголет Господь Вседержитель: еще единою аз потрясу небом и землею, и морем и сушею, сотрясу вся языки, и приидут избранная всех язык, и исполню дом сей славы, глаголет Господь Вседержитель. Мое сребро, и мое злато, глаголет Господь Вседержитель

Обращает речь к церкви из язычников и ко временам пришествия Спасителя нашего. Тогда-то и обещает поколебать небо и землю, также и море, и кроме того еще все народы, ибо сказал, что «еще единою Аз потрясу». Здесь, как не без основания кажется мне, должен заключаться приблизительно такой смысл. Когда служившего идолам и воспитанного в Египетских нравах и обычаях Израиля Бог помышлял освободить и хотел обратить к познанию истины, тогда-то Он и является как бы поколебавшим все, так как воды превращаются в кровь, небо ниспосылает град, море рассекается и волны в нем стоят твердо в виде стены, небо источает манну (Исх.6, Исх.7, Исх.14, Исх.16). О сем и Псалмопевец объявляет, говоря: «Боже, внегда исходити Тебе пред людьми твоими, внегда мимоходити Тебе впустыни, земля потрясеся, ибо и небеса кануша» (Пс.67:8–9). Вот тогда-то, думаем, и была потрясена земля, подвергшаяся необычайному потрясению, когда совершился столь славный исход сынов Израиля и не оставшийся безвестным никому из обитателей земли. Таковым же потрясением, говорит, будет также и время пришествия Спасителя нашего, так как никто не останется в неведении о совершенных чрез это пришествие славных делах. Да, небо познало эту тайну, чего свидетелем служит Павел, говоря так: дабы известна стала ныне началам и властям через Церковь многоразличная премудрость Бога, и следующее потом (Еф.3:10). Узнала также и земля вся и море, то есть острова. Кто не причастен знанию об этом? Какое море, какой народ, какая часть поднебесной? Проповедано Евангелие по всем народам, согласно слову Спасителя (Мф.24:14, 28:19). И так, «еще единою, – говорит, – Аз потрясу небом и землею,... и тогда приидет избранная всех язык, и исполню дом сей славы». Весьма многие уверовали и из всякого народа, славные и избранные, – в качестве великолепных приношений собраны они в дом Бога и воздают Ему за это славу, распространяя ее всем и повсюду и сами в свою очередь прославляясь от Христа. Научились обращаться с молитвою и говорить: «и буди светлость Господа Бога нашего на нас» (Пс.89:17), и опять: «благословени вы Господеви, сотворшему небо и землю» (Пс.113:23). А что Бог требует Себе не бездушного вещества, но духовного благоукрашения, на это указывает в словах: «мое сребро и мое злато». Это подобно тому, как если бы сказал: не считайте бесславным храм за то, что быть может он не будет иметь золота и серебра и блеска богатств. Я не имею в этом нужды, ибо мое все золото и все серебро. Напротив, Я ищу истинных поклонников (Ин.4:23), блеском таковых позлащу храм Мой. И как в то время, когда отклонял Израиль от подзаконных жертв, Он почел необходимым сказать: «не прииму от дому твоего тельцов, ниже от стад твоих козлов,... мои бо суть вси зверие селнии, скоти в горах и волове» (Пс.49:9–10); так и здесь, отвергая украшение вещественное и требуя, напротив, духовного, говорит, что мое сребро и мое злато, то есть довольно и Я преисполнен и не имею нужды ни в чем таком. Напротив, украшением Моим да будет тот, кто имеет веру правую, отличается достоинствами добродетели, украшен любовью ко Мне, чист сердцем, нищ духом, милосерд и добр. Собравшись в храм, то есть Церковь, таковые являют ее доброславной и всеизвестной.

Агг.2:9. Зане велия будет слава дома сего, последняя паче первыя, глаголет Господь Вседержитель: и на месте сем дам мир, глаголет Господь Вседержитель, мир души в снабдение всякому зиждущему еже восставити храм сей

Итак, во время пришествия Спасителя нашего несравненно славнейший явился храм Божий, настолько лучше и превосходнее древнего, насколько, как об этом каждый может судить, отличается и подзаконное служение от Христова и евангельского, и истина от сеней. Впрочем почту должным сказать и еще вот что. Один и в одном Иерусалиме был древний храм и один народ составлял Израиль, совершавший в нем жертвы. Когда же Единородный стал подобен нам, Бог сый Господь и явися нам, – по Писаниям (Пс.117:2), тогда поднебесная уже наполнилась святыми домами и бесчисленными поклонниками, кои чтут Бога всяческих духовными жертвами и умными благовониями. Об этом, как полагаю, предвозвещено и устами Малахии, как бы от лица Бога: «зане Царь велий Аз есмь, глаголет Господь, и имя Мое прославися во языцех,... и на всяком месте фимиам приносится имени Моему, и жертва чиста» (Мал.1:14, 11). Итак, несомненно, что слава последнего храма, то есть Церкви, будет больше. А что позаботившимся о созидании ее, как бы некое подаяние от Спасителя и дар с неба, будет дан Христос, мир всех, чрез коего «приведении имамы в едином Дусе ко Отцу» (Еф.2:18), это открываем в словах: «дам мир на месте сем, и мир души в снабдение (приобретение) всякому зиждущему, еже восставити храм сей». Сказал негде и Сам Христос: «мир Мой даю вам» (Ин.14:27). И сколь это полезно для возлюбивших, о сем Павел учит в послании: «мир Христов, превосходящий всякий ум, соблюдет сердца ваши и разумения ваши» (Флп.4:7). Умолял и премудрый Исаия, говоря: «Господи Боже наш, мир даждь нам, вся бо воздал еси нам» (Ис.26:12), так как раз удостоенным принять мир Христов, легко можно спасти свою душу и направить помыслы к совершению добродетели. Итак, всякому зиждущему дан будет, говорит, мир; ибо созидает ли кто Церковь и поставлен тайноводителем над домом Божиим, или же заботится о пользе своей собственной души, представляя себя как камень живой и духовный в храм святый и жилище Бога в духе (1Пет.2:5; Еф.2:22), – таковой конечно приобретет возможность легко спасти свою душу.

Агг.2:10–15. В двадесять четвертый [день] девятого месяца, в лето второе при Дарии, бысть слово Господне ко Аггею пророку, глаголя: сице глаголет Господь Вседержитель: вопроси иереев закона, глаголя: аще приимет человек мясо свято в скрай ризы своея, и коснется край ризы его хлеба, или варива, или вина, или масла, или всякого брашна, еда освятится? И отвещаша священницы и реша: ни. И рече Аггей: аще прикоснется оскверненный нечистый по душе от всякого сих, еда осквернится? И отвещаша иереи и реша: осквернится. И отвещаша Аггей и рече: сице людие сии, и сице язык сей предо мною, глаголет Господь, и сице вся дела рук их: и иже аще приближится тамо, осквернится

Это другое откровение чрез пророка к Израилю было, полагаем, по следующей причине. Когда с наступлением второго года Дария царя, в месяце седьмом, Бог стал порицать освобожденных от плена и обвинять их косность, разумею косность в отношении к долгу построения храма, тогда-то наконец собрались они и уже ревностно предались трудолюбию. Потом, совершивших это Бог похваляет и обещался быть вместе с ними и благословлять их, – повелевал также быть смелыми, так как посреди их присутствует Дух. Но они снова сделались медлительными и малодеятельными: кажется едва прошло и два месяца, а они уже опять стали впадать в нерадение и оказываться ужасно нерешительными. Чрезмерно и постыдно увлекшись делами торговли и имея неудержимую страсть к корыстолюбию, они начали впадать в нерадение (по отношению к храму), когда для них становилось невозможным отдаваться заботам о торговле так, как на широком досуге. Потом, принося жертвы, стали говорить, что этого им будет достаточно для освящения, хотя даже как-либо и случилось бы не существовать божественному храму. Посему пророк получает повеление дать им посредством благородных обличений почувствовать и научить их, что если они и решатся совершать молитвы и жертвы, но окажутся нерадивыми в деле построения дома Божия, то уже не в пользу будет им, а напротив во вред, нежелание своевременно приносить жертвы и приступать к божественному жертвеннику. Кроме того разъясняет, что в предлежащих им торговых делах, вступая в сношения с лукавыми и инородными людьми, и без сомнения даже с идолопоклонниками, они крайне оскверняются. Вопрос же вполне законен, но труден для толкования. Впрочем объясню, представив значение его, в каких смогу словах. Итак, пророк спрашивает священников, ибо написано, что «устне иереовы сохранят суд и закона взыщут от уст его» (Мал.2:7). А какой вопрос? «Аще приимет человек мясо свято в скрай ризы своея, и коснется край ризы его хлеба, или варива, или вина, или масла, или какого брашна, еда освятится»? Они же сказали: «ни». Святым называет мясо, взятое от животного, принесенного в жертву Богу. Впрочем желает научить их вот чему. Священники, совершая жертвы по закону, иногда своими одеждами касались назначенных на всесожжение овнов. Итак, говорит, если священная одежда, освятившаяся может быть чрез жертвенное мясо, коснется чего-либо другого, не принесенного (в жертву) Богу, то будет ли и это свято? На это, согласно закону, священники дали отрицательный ответ. Таким образом как бы через преподавание пойдем к более истинному. Итак, приносящий жертвы, если возбуждает гнев Божий другими какими-либо способами, освятится ли от жертвы? Никак, напротив – должен быть осужден, как еще не очистившийся, а приносящий жертву. Что это истинная речь, послушай, что говорит Законодатель в книге Левит: «и мясо, яже аще прикоснется всякому нечисту, да не снестся, на огни да сожжется: всяк чистый да снест мясо: душа же, яже аще снест от мяс жертвы спасительной, яже есть Господу, и нечистота его на нем, погибнет душа та от людей своих» (Лев.7:19–20). Видишь, как бесполезно, даже более – бывает виною гнева и смерти приношение жертвы нечистыми руками. Посему, как одеяния священников, хотя и освященные чрез мяса жертвы, не освятят однако же прикасающихся к ним: так, говорит, и жертвоприношения Богу не сделают святыми тех, кои решаются оскорблять каким-либо другим образом и желают бездействовать в угодном Богу. А что, как сказал я, ради торговли и ее барышей соприкасаясь с людьми нечистыми, они и сами без сомнения будут причастны скверны тех, это представляет ясно посредством другого вопроса. Сказал опять: «аще прикоснется оскверненный по душе от всякого сих, еда осквернится? Они же реша: осквернится». Закон Моисеев повелел освященным не прикасаться мертвого тела и не подходить к умершим людям: не должны, сказал, оскверняться священнодействующие (прикосновением к трупу), кроме только (трупов) матери, отца, брата и сестры, а предстоятель священнических чинов и начальник – даже и к этим (трупам) совсем не должен прикасаться (Лев.21:1–4, 10–11, ср. Лев.11:24 и Чис.6:7).

Таинственным прообразом было это постановление, ибо закон есть сень (Евр.10:1). Мертвец может служить образом мертвых дел и мирской нечистоты, и подвизающимся в священной и пречистой жизни подобает, думаю, стараться избегать мертвых дел и удалиться мирского растления. Но если случалось тогда трупу коснуться чего-либо другого, например человека и одеяния, то это по закону было нечисто (в продолжении известного срока). Вот теперь и вопрошает пророк: если кто-либо прикоснувшийся к мертвому телу, и потому оставшийся (на известный срок) нечистым, случайно прикоснется к другому кому, то ведь он осквернит его? Когда же ответили: осквернит, тогда уже Бог объявляет обвинение: «сице людие сии, и сице язык сей предо мною, глаголет Господь, и сице вся дела рук их: и иже аще приближится тамо, осквернится». Кто прикасается к мертвым делам, говорит, тот не только сам оскверняется, но и доходит до такой испорченности, что легко и очень сильно оскверняет других. Посему надо радеть о делах добрых и постараемся исполнять наиболее благоугодное истинному Богу и таким образом приносить духовные жертвы. Только при таком условии Он будет принимать, и не в осуждение, наши молитвы, а мы станем получать пользу и благословение. Стряхнем же с себя и мертвые пожелания и как бы бездушные удовольствия и мирскую нечистоту. С очищенными таким образом и освященными сопребудет Бог.

Агг.2:14. За приятия их утренняя поболят от лица трудов своих, и ненавидесте во вратех обличающего

Говорят, что этих слов не имеет ни еврейский текст, ни другие переводчики не читают и не знают. Впрочем в них открывается соответствующий предшествующим словам смысл. Поскольку, как сказал я, они стали сильно впадать в корыстолюбие и излишества, а это оказывалось у них предлогом к нерадению, хотя им и приказано было построить божественный храм, то по необходимости подвергает их наконец обвинению за это. «Утренние же приятия» говорит потому, что утром они совершали хождения и употребляли старания не из-за чего другого, как только ради этого одного, то есть стремления к барышам. И из-за них-то, говорит, пострадают (поболят) они, так как цель их не достигнет желанного им конца. И это потому, что если Бог не направляет нам путь наших деяний, то тщетны конечно и бесполезны человеческие заботы о чем бы то ни было, как написано: «аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждующие» его (Пс.126:1). Но предпочитая построению божественного храма как бы утренние и ранние барыши и постыдное ставя впереди достойнейшего, они кроме того оказывались страждущими и еще некоторым другим ужасным пороком: «возненавидели обличающих во вратах». Выражение: «во вратах» разумей вместо: «явно». За что же возненавидели? Раз подпавшим под власть дурных удовольствий и необузданно устремившимся к совершению неподобающих дел конечно не были приятны те, кои могли бы их исправлять, напротив (они были для них) тяжелы и ненавистны. Да и какого из таковых пороков нельзя было найти у них? Весьма ужасным поэтому пороком души является склонность к дурному, ненависть к (людям) могущим быть нам полезными и перенесение, даже с величайшим наслаждением, какого-либо случающегося с нами недуга (порочного), хотя бы это и было нечто весьма гнусное. Напротив, достойно и премудро – отражать мужественно вред, вливаемый во внутрь души и ума, а если бы и пришлось подвергнуться какому недугу, то поскорее искать врачей и любить обличителей и припадать, к ногам как бы Самого Бога, к говорящим: «исцели мя Господи, и исцелею: спаси мя, и спасен буду, яко хвала моя ты еси» (Иер.17:14).

Агг.2:15–18. И ныне положите же в сердца ваши от дне сего и выше, прежде неже положити камень в храм Господни, кто бысте, егда влагасте в мех1) ячмене двадесять сат, и быша десять сат ячмене? и входисте в подточилие черпати пятдесять мер, и быша двадесять. Поразих вы неплодием, и ветротлением, и градом вся дела рук, и не обратитеся ко мне, глаголет Господь

Неопровержимыми доводами убеждает их в том, что они поступили правильно, решившись строить божественный храм, – и что они оказываются лучшими, чем были прежде, предавшись старанию об этом. Размыслите, говорит, и вспомните, «кто бысте», к чему и каким образом были вы расположены, прежде чем положить «камень» на камне «в храме Господнем». Ведь тогда, говорит, вы полагали в ларь (разумеется тут род хранилища плодов) едва собиравшиеся с полей и гумна долгими трудами двадцать сат (сата, полагаю, есть мера) ячменя, а оказывалось десять сат ячменя, так как моль, по действию разгневанного Божества, очевидно истребляла плоды и превращала в прах. А если кто шел к точилу2) с намерением почерпнуть пятьдесят мерок и с сосудами (в потребном количестве), то и он приходил потом в изумление, когда находил неожиданное уменьшение меры. Были вы, говорит, поражены и другими бедами – неурожаями, гибельными ветрами, градами, – и все-таки вы были упорны, ибо «не обратистеся ко мне», глаголет Господь.

Что же мы должны узнать отсюда? Ясно, что у нежелающих создать дом Господень, то есть Церковь, или безрассудно медлящих соделать свои души храмом Божиим, даже и приобретенные уже блага обратятся в ничто, а кроме того появится конечно вред и от нечистых духов, бесплодие и град, то есть нашествия тяжелых искушений, повергающих во всякого рода зло, – и божественный гнев найдет на них.

Агг.2:18–19. Подчините же сердца ваша от дне сего, и далее от двадесять четвертого дне девятого месяца, и от дне, в оньже основася храм Господень. Положите в сердцах ваших, аще... познается на гумне, и аще еще виноград, и смоква, и яблонь, и древа масличная не творящая плода, от дне сего благословлю

Посредством искусных речений наперед преподав убеждение в том, что на решившихся быть недеятельными в отношении к божественному храму совершилось некое величайшее нашествие бедствий. Теперь же говорит: из предметов, доставляющих радость, они могут удостовериться в том, что плодом старания своего в благоугодном Ему они будут иметь благоденствие, и что наградой за благочестие к дому Его будет без сомнения полнота всяких благ. Обещает подавать им великое изобилие полевых плодов, так что обилие это будет почти невероятным и на гумнах сверх ожидания появятся скирды, – то же случится и с деревьями в садах: виноград окажется благоплодным, смоковница, гранатовая яблонь и вообще все плоды будут у них в изобилии и цветущем состоянии, даже и оливка в неожиданном излишестве даст им плод свой, благодаря благословению от Бога.

Так и у тех, кои не имеют рвения созидать Церковь, то есть представить себя самим Христу в храм святой, все идет к худшему, они подвергаются искушениям и терпят духовное бесплодие. И наоборот, желающим созидать и возлюбившим подвиги благочестия, несомненно дано будет от Бога пребывание во всяком благополучии, обильное благоплодие духовное, обладание, как бы цветущим различными достоинствами добродетели и как бы изобилующим зрелыми плодами, садом внутреннейшим, так что они уже могут с дерзновением взывать написанное в Песни Песней: «да снидет брат мой в вертоград свой, и да яст плод овощей своих» (Песн.5:1). Ведь плоды добродетелей и приятность духовного благоплодия служат как бы пищею Богу.

Агг.2:20–22. И бысть слово Господне вторицею ко Аггею пророку, в двадесять четвертый [день] месяца, глаголя: Рцы к Зоровавелю сыну Салафиилеву от колена Иудова, глаголя: Аз потрясу небом и землею, и морем и сушею: и превращу престолы царей, и потреблю силу царей языческих, и превращу колесницы и всадницы, и снидут кони и всадницы их, кийждо во оружии на брата своего

От частных и сподручных деяний пророческое слово всегда почти делает переход к предметам всеобщим и главнейшим. Так, если когда делает упоминание об освобождении кого-либо, то часто переходит к освобождению чрез Христа. Нечто подобное и теперь являет нам слово пророческое, так как к прежде сказанному почитает необходимым присоединить и то, что служит уже тонким предуказанием, как бы в загадке и сени, на тайну Христову. Пророк посылается к Зоровавелю из колена Иудина сказать, что поколеблется небо, земля, также море и суша, – уничтожатся и престолы царей. И премудрый Павел, отдавшись созерцанию предложенного пророчества, выражение «поколеблется», говорит, указывает на то, что будет преложение колеблемого, дабы осталось непоколебимое (Евр.12:26–27). И чрез Него все стало новым (2Кор.5:17), очевидно твердым, непоколебимым и постоянным. Итак, замечай благоустроение слова пророческого. Возвестив им удивительное благоплодие и обещав доставлять в изобилии все для их радования и удовольствия, тотчас же присоединил и указание на благоплодное время истины, очевидно на обильное от Бога подаяние духовного благословения. Я поколебал, говорит, поднебесную, когда выводил Израиля из земли Египетской. Но поколеблю и еще, то есть славным и известным для всех жителей земли соделаю его (Израиля), как бы подвергая все потрясению. И низложив престолы царей, уничтожу всю их силу, и как бы у витязей каких, объезжающих всю поднебесную, отниму у них жестоковластие над всеми, воздвигну других витязей и воинов, обнажающих меч против рода своего и братьев своих. Этими словами, кажется, указывает на низверженные могуществом Спасителя нашего лукавые и вражьи силы, начала и власти, над коими восторжествовал крестом Своим и, лишив их жестоковластия над всеми, оказал помощь угнетенным, нам очевидно (1Кор.15:24; Кол.2:15). Так и святая и непорочная Дева, когда еще имела Христа в чреве своем, исполнившись святого Духа в душе своей, предвозвестила, сказав так: «низложи сильныя со престол, и вознесе смиренныя» (Лк.1:52). Итак, низвержены властелины и пали с престолов своих. Впрочем благодеяния пришествия Спасителя нашего не оканчиваются на этом. Но воздвигнут еще некий сонм витязей, мужи воительные, опытные в войне, умеющие предводительствовать и мужественно противостоящие злобе дьявола. Эти же божественные ученики были также и теми, кои обнажали мысленно меч духа, то есть слово тайноводства, живое, действенное и проницательнейшее (Евр.4:12), – выходили против всякого человека и против рода, и против братьев, не до смерти поражая, но уничтожая в них невежество, – как бы умерщвляя для мира и заставляя умереть для грехов, дабы жили для Бога, возлюбив достославную и непорочную жизнь, очевидно евангельскую. А что из-за любви ко Христу должны были сыны противиться отцам, дочери матерям, братья братьям, можно ли сомневаться в этом, когда Спаситель ясно сказал: «приидох разлучити человека на отца своего, и дщерь на матерь свою: и невесту на свекровь свою: и врази человеку домашнии его» (Мф.10:35–36). Враги – поскольку держались других мыслей, но вскоре и друзья – в единодушии веры и в единстве духа любви во Христе.

Агг.2:23. В день той, глаголет Господь Вседержитель, прииму тя, Зоровавелю, Салафиилев, рабе мой, глаголет Господь, и положу тя яко печать, понеже тя избрах, глаголет Господь Вседержитель

Не к Зоровавелю во всей своей истинности относилось это слово, но, вернее, оно было к Господу нашему Иисусу Христу, как прекрасно предызображенному в лице Зоровавеля; потому что он был и из колена Иудина, и царь, и вождь освобожденных из плена, и как бы начальник над зиждущими дом Господень. Итак, взяв Тебя, говорит, раба Моего, – то есть явившегося в зраке раба (Флп.2:7), однако свободного по природе, – в то время, когда Я решу низложить властелинов с престолов и изгнать начальство – «яко печать положу». Печать же Бога и Отца есть Сын, как имеющий всецелое и совершенное подобие с Ним и отражающий в собственной красоте природу Родившего. А в Нем и нас отпечатлевает Бог в подобие Свое: если во Христа преобразуемся, то приобретаем как бы и образ Бога. И так, Сын есть точное отображение Бога и Отца, и Его «избрал», то есть соделал возлюбленным и избранным. Таковым Он исповедал Его при струях Иорданских, говоря: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о немже благоволих» (Мф.3:17); ибо благоволил Бог и Отец восстановить все (в первоначальном порядке) и возвести к первоначальному состоянию, как и божественный Павел пишет: «возглавити... яже на небесех и яже на земли» во Христе (Еф.1:10).

1) Т.е. в ларь, закром.

2) Маслобойня или винодельня, – место, где выжимали масло или виноград.


Навигация

Система Orphus