Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.) ТОЛКОВАТЕЛЬНЫЯ ПИСАНIЯ. Толкованіе на книгу Исходъ.

Во второй книгѣ Исходъ исчисляются семьдесятъ душъ, вошедшихъ съ Іаковомъ въ Египетъ; повѣствуется о томъ, что умерли Іосифъ и сыны рода его, что восталъ новый царь и убивалъ младенцевъ, что Моѵсей спасенъ въ ковчегѣ и сталъ сыномъ дочери Фараоновой, что пришелъ онъ къ братіямъ своимъ съ тою мыслію, что его рукою дано будетъ имъ спасеніе (Дѣян. 7, 25), что убилъ Египтянина, укорилъ Еврея и былъ обвиненъ имъ, что бѣжалъ въ землю мадіамскую, сѣлъ у кладязя, защитилъ отъ обиды дѣвъ, вошелъ въ домъ Іоѳора, и женился на дочери его Сепфорѣ, что умеръ Фараонъ, что сыны Израилевы воздохнули отъ тяжкаго рабства. Повѣствуется о томъ, какъ Евреи молились и были услышаны, какъ Богъ явился Моѵсею въ купинѣ, какъ жезлъ сталъ зміемъ, рука покрылась проказою и очистилась, какъ Моѵсей идетъ въ Египетъ, какъ срѣтаетъ его на стану Ангелъ и грозитъ убить его, какъ Моѵсей входитъ въ Египетъ, и встрѣчаетъ его Ааронъ, какъ Моѵсей совершаетъ знаменія предъ старѣйшинами народа, и они вѣрятъ ему; какъ Моѵсей и Ааронъ входятъ къ Фараону, но онъ не хочетъ отпустить Евреевъ, увеличиваетъ ихъ работы, запрещаетъ давать имъ плевы, какъ жезлъ превращенъ въ змія, рѣка претворена въ кровь, потомъ жабы, зараза, скнипы, песіи мухи, гнойные струпы, огонь и градъ, саранча, Тьма и избіеніе первенцевъ, какъ въ четырнадцатый день Евреи заколаютъ и ѣдятъ агнца, какъ поспѣшно исходятъ изъ Египта, вооружившись и украсившись золотомъ, серебромъ и одеждами, взятыми у Египтянъ. 
 
Потомъ описывается раздѣленіе моря, переходъ Евреевъ и потопленіе Египтянъ; повѣствуется: какъ Маріамъ воспѣла хвалебную пѣснь при морѣ; какъ Израильтяне шли три дня, и не было у нихъ воды; какъ древомъ услаждены горькія воды Мерры, какъ нисходила манна, явились крастели; какъ въ Хоривѣ Моѵсей источилъ воду изъ камня; какъ пришли Амаликитяне, вступаютъ съ Евреями въ брань; какъ пришелъ къ Моѵсею тесть его Іоѳоръ; какъ данъ Израильтянамъ законъ на горѣ Синаѣ; какъ на гору Синай нисходитъ Богъ; какъ тамъ даны законы и суды; какъ Моѵсей восходитъ на гору и приноситъ оттуда скрижали, пріемлетъ отъ Бога заповѣдь, какъ и изъ чего построить скинію; какъ народъ, когда Моѵсей замедлилъ на горѣ, выливаетъ тельца; какъ Моѵсей возвращается и вторично восходитъ на гору, пріемлетъ новыя скрижали и ходатайствуетъ за преступный народъ; какъ молитъ Бога, чтобы самъ шествовалъ Онъ съ сынами Израилевыми, и говоритъ: покажи ми славу Твою, да разумно вижду Тя (33, 18. 13); какъ Богъ являетъ себя Моѵсею и увѣщаваетъ хранить данныя заповѣди, и послѣ поклоненія тельцу изрекаетъ законы. Наконецъ, описывается устроеніе скиніи и всѣхъ ея утварей, и поставленіе ея въ первый день перваго мѣсяца; повѣствуется, какъ скинію во время дня осѣняетъ облако, и извѣщаетъ Израильтянъ о времени вступленія ихъ въ путь. Все сіе описываетъ Моѵсей въ книгѣ Исходъ и въ началѣ ея говоритъ такъ:
 
Глава 1.
(1) И сія суть имена сыновъ Израилевыхъ, вшедшихъ вкупѣ со Іаковомъ во Египетъ (5) семьдесять душъ. Симъ показывается, что дѣйствительно исполнилось обѣтованіе, данное Богомъ Аврааму. Ибо пришедшіе въ плѣнъ и въ рабство египетское въ числѣ семидесяти душъ, чрезъ двѣсти двадцать пять лѣтъ, которые жили они тамъ, вышли въ числѣ шести сотъ тысячъ носящихъ оружіе, не включая въ сіе число тѣхъ, которымъ было двадцать и менѣе лѣтъ. Когда умеръ Іосифъ, и сыны рода его; тогда восталъ новый царь, и далъ повелѣніе убивать дѣтей еврейскихъ. Сіе же сдѣлалъ царь не безъ причины. И сатана, зная, что исполнялось уже четыреста лѣтъ, предвозвѣщенныхъ Аврааму, хотѣлъ при умерщвленіи младенцевъ умертвить и спасителя Евреевъ. И самъ Фараонъ, видя, что народъ еврейскій умножился, и какъ бы источенъ имъ весь Египеть, позавидовалъ множеству Евреевъ. Особенно же, когда враги ихъ, желая увѣрить о себѣ, что знаютъ они будущее, поелику приходило къ концу число лѣтъ, опредѣленное для пребыванія Евреевъ въ Египтѣ, предвозвѣщали скорое ихъ избавленіе; тогда Фараонъ повелѣлъ младенцевъ убивать, а родителей обременять напраснымъ трудомъ, при построеніи житницъ, въ которыхъ не было нужды. Ибо, если житницъ, построенныхъ Іосифомъ, достаточно было, чтобы на седмь лѣтъ голода запасти въ нихъ хлѣба для Египтянъ и Хананеевъ и Аммореевъ; то, конечно, достаточно ихъ было, чтобы вмѣстить въ нихъ хлѣбъ для одного Египта. Но чѣмъ болѣе старался Фараонъ объ истребленіи еврейскихъ младенцевъ, тѣмъ болѣе возрастало число рождающихся; и чѣмъ больше усиливался царь притѣснять Евреевъ, тѣмъ паче безпокоило его размноженіе сего народа. Посему, Евреи стали ненавистны и самымъ Египтянамъ.
 
Поелику Фараонъ жалѣлъ о своей рѣкѣ и опасался, чтобы не испортились ея воды отъ ввергаемыхъ въ нее младенческихъ тѣлъ; то призвалъ повивальныхъ бабъ и приказалъ имъ сдѣлаться убійцами, то-есть своею властію принудилъ ихъ поступать противно своему наименованію, и изъ врачующихъ стать умерщвляющими. Но бабы не послушали царя, хотя и обѣщали то. Вмѣсто того, чтобы, по приказанію царя отнимать жизнь у младенцевъ, онѣ готовы были, для ихъ спасенія, пожертвовать своею жизнью. Но когда ожидали онѣ, что пріимутъ за сіе вѣнецъ исповѣдничества, тогда Богъ вложилъ въ уста ихъ мудрое слово, и избавились онѣ отъ смерти. (20) И благо имъ было, то-есть домы ихъ распространились, когда думали онѣ, что за спасеніе многихъ младенцевъ Фараонъ предастъ ихъ конечному истребленію.
 
Когда же царь осмѣянъ былъ сими женами, хотя и не зналъ того; тогда рѣшился кровію младенцевъ осквернять воды въ рѣкѣ, и плотію ихъ напитать рыбъ. Но и въ этомъ не имѣлъ онъ успѣха; потому что число Евреевъ умножалось. Наполнилъ онъ рѣку тѣлами младенцевъ, какъ и хотѣлось ему; но въ тоже время и Египетъ, чего не хотѣлось ему, наполнился Евреями. Видя, что рѣка загнила отъ младенческихъ тѣлъ, радовался Фараонъ; примѣчая же, что Евреи какъ бы точатъ весь Египетъ, сильно безпокоился. Такъ повелѣніе царя не отмѣнялось, но съ исполненіемъ онаго не исполнялось его желаніе; и на берегахъ рѣки, подобно саранчѣ, лежало множество младенческихъ тѣлъ, и къ мученію царя, улицы въ Египтѣ оглашались голосами младенцевъ.
 
Глава 2.
Въ это время, когда были столько утѣсняемы Евреи, родился Моѵсей, и матерь его, видя, какъ онъ прекрасенъ, скрывала его съ опасностію своей жизни, пока только была возможность скрывать. Ибо боялась, что за пренебреженіе Фараонова повелѣнія, какъ-скоро сіе откроется, умерщвленъ будетъ весь родъ ея, и Моѵсей не останется въ живыхъ. Смотри же, Египтяне такъ строго наблюдали за Евреями, что матерь Моѵсеева не могла уже долѣе скрывать у себя младенца. И вмѣстѣ примѣчай, благость Божія такъ заботливо хранила Евреевъ, что вышли они изъ Египта въ числѣ шести сотъ тысячъ. Матерь Моѵсеева положила младенца въ ковчегъ, возвратилась домой, преклонила колѣна, и въ молитвѣ съ горькими слезами жаловалась на Фараона Богу Авраамову, говоря: «Ты благословилъ народъ нашъ, чтобы умножался, и вотъ онъ многочисленъ, какъ благословилъ Ты. Но Фараонъ умыслилъ зло, чтобы по истребленіи младенцевъ, земля оставалась безъ воздѣлывающихъ, и по истребленіи рождаемыхъ исчезло сѣмя, которое благословилъ Ты». Сестра Моѵсеева Маріамъ сидѣла на берегу рѣки, (4) да увѣдаетъ, какой конецъ будетъ съ младенцемъ, положеннымъ въ ковчегъ. Ибо надѣялась на Бога и на красоту младенца, думала, что первый, кто увидитъ ковчегъ, возметъ и спасетъ младенца отъ смерти. Дневный зной заставилъ дочь Фараонову не въ обыкновенное время идти къ рѣкѣ, и въ ней (5) измытися. Хотя вышла она, по видимому, и по своей волѣ, по причинѣ дневнаго зноя; но, какъ вышла не въ обыкновенное время, то сдѣлалось сіе не по ея волѣ. Такъ собственная ея воля непроизвольно привела ее къ рѣкѣ, чтобы извлечь изъ нея того, кто назначенъ былъ за потопленныхъ въ рѣкѣ младенцевъ отмстить потопленіемъ въ морѣ. Увидѣвъ же младенца, что онъ прекрасенъ, дочь Фараонова разсудила съ своими рабынями, что египетскіе боги неплодству ея уготовали въ рѣкѣ сына; и она убѣдилась въ той мысли, что симъ освободится отъ поношенія, получитъ великое утѣшеніе, и для отца ея будетъ преемникъ его престола. Тогда приходитъ Маріамъ не печальная и не радостная; ибо не показывала въ себѣ ни печали, ни радости, чтобы приличною наружностію скрыть настоящее свое намѣреніе. (7) И рече дщери Фараоновѣ: призову ти жену кормилицу отъ Еврей, у которой и молоко чистое, и сердце прекрасное, которая тѣмъ и другимъ весьма пригодна для вашего царскаго сана. Маріамъ поспѣшно идетъ домой, и приводитъ (8) матерь отрочате, въ приличной одеждѣ, и за великіе дары соглашается матерь быть кормилицею своего сына. Та, которая отдала бы весь домъ за Моѵсея, чтобы не бросали его въ рѣку, когда отдается ей Моѵсей, не хочетъ воспитывать его даромъ. Наконецъ, беретъ она своего сына, но не оставляетъ и ковчега. И кого выносила изъ дому со скорбію, того вноситъ въ домъ съ радостію; кого принесла на рѣку въ темнотѣ, того возвращаетъ къ себѣ, несетъ по улицамъ и вноситъ въ домъ со свѣтильниками. Возможно стало матери видѣть рожденнаго ею, который скрываемъ былъ три мѣсяца, чтобы никто его не видѣлъ. Такъ, въ рѣкѣ увидѣлъ свѣтъ, кто брошенъ былъ въ рѣку, чтобы лишиться тамъ свѣта.
 
Когда Моѵсей, по окончаніи воспитанія его, былъ приведенъ въ домъ Фараоновъ; тогда радовалъ онъ родителей красотою своею; но печалило ихъ косноязычіе его. Моѵсей же, по обрѣзанію своему, и особенно по разсказамъ, какія тайно слышалъ отъ матери и сестры, зналъ, что онъ сынъ Іохаведы. И поелику приближалось къ концу исполненіе четырехъ сотъ лѣтъ: то Моѵсей приходитъ къ братіямъ своимъ испытать, не можетъ ли его рукою совершено быть избавленіе Евреевъ. И какъ приставникъ, убитый Моѵсеемъ, превосходилъ жестокостію всѣхъ приставниковъ Фараоновыхъ, и хотя Моѵсей весьма часто укорялъ его, не внималъ тому; то, убивъ его, скрылъ Моѵсей въ пескѣ того, кто притѣснялъ сѣмя, которому, по благословенію Божію, надлежало стать многочисленнѣе песка морскаго. Въ пескѣ рѣчномъ скрылъ его Моѵсей прежде тѣхъ собратій его, которыхъ тѣла должны быть швергнуты моремъ на песокъ морскаго берега. (13) Изшедъ же во вторый день, видѣ два мужа біющыяся, и хотя, какъ сынъ царскій, имѣлъ власть и наказать и предать смерти, однакоже не пользуется властію, но дѣлаетъ только справедливый выговоръ обидчику. Но обидчикъ сей, вмѣсто того, чтобы принять выговоръ, при всѣхъ обличаетъ царскаго сына въ убійствѣ, и говоритъ: (14) кто тя постави князя надъ нами? Какъ же ты, человѣкъ до безстыдства своевольный, говоришь сыну царскому: кто тя постави князя надъ нами? Онъ князь и надъ приставниками, которые надзираютъ за тобою; какъ же онъ не князь надъ тобою? Впрочемъ, Моѵсей ужаснулся, когда сверхъ чаянія узналъ, что дѣло его разглашено. Уличалъ же Моѵсея въ убійствѣ не тотъ Еврей, который былъ имъ спасенъ. Если укоризна была несправедлива, то значитъ, что Моѵсей не за него убилъ Египтянина. Еврей, избавленный отъ Египтянина, былъ обиженъ, какъ и дѣвы, обиженныя у кладязя. Моѵсей, убивъ Египтянина, хотѣлъ сдѣлать тамъ облегченіе Евреямъ, которыхъ притѣснялъ Египтянинъ: но избавленный открылъ другому Еврею по дружбѣ; сей же другой, по злобѣ, обвинялъ Моѵсея. Итакъ, узнано сіе было и Фараономъ, а военачальникамъ и князьямъ открылся случай жаловаться на Моѵсея, который укорялъ ихъ за то, что безъ милосердія дѣлаютъ зло Евреямъ. Фараонъ пришелъ въ такой гнѣвъ, что готовъ былъ обагрить руки свои кровію усыновленнаго и предать смерти наслѣдника престола своего. Моѵсей убоялся причинить скорбь истиннымъ своимъ родителямъ, когда усыновившіе его подвергнутъ его мученіямъ, и бѣжалъ въ землю мадіамскую.
 
И сѣде при кладязѣ. Когда же видитъ, что лѣнивые пастухи съ наглостію отнимаютъ воду, почерпнутую дѣвами, тогда, по правдивости своей, избавляетъ ихъ отъ насилія, и изъ жалости поитъ овецъ ихъ. И поелику отецъ спрашивалъ дочерей о причинѣ скораго возвращенія; то онѣ пересказываютъ ему о правдивомъ и сострадательномъ поступкѣ Моѵсея. Отецъ посылаетъ звать его, чтобы пришелъ вкусить хлѣба его, и тѣмъ въ домѣ его вознагражденъ былъ за благодѣяніе, какое оказалъ дочерями его при кладязѣ. И какъ Моѵсей занятъ былъ тою мыслію, куда ему идти, и гдѣ остановиться; то, какъ-скоро прислалъ за нимъ священникъ, уразумѣлъ изъ сего, что Избавившій его отъ смерти въ рѣкѣ рукою дочери Фараоновой, и бѣгствомъ отъ очей Фараоновыхъ Спасшій отъ рукъ царя, и теперь вложилъ священнику мысль, ввести его къ себѣ и сдѣлать женихомъ дочери своей. Такъ, Богъ избавилъ Моѵсея отъ волхвовъ, привелъ его къ священнику; не опасался Моѵсей священника, какъ не боялся и волхвовъ; если не получилъ отъ нихъ пользы, то не потерпѣлъ и вреда. Ааронъ и Маріамъ скорбятъ о томъ, кѣмъ прежде хвалились и величались; а Іоѳоръ, видя красоту и вѣрность Моѵсея, особливо же ради сопутствующаго ему Бога, убѣждаетъ Моѵсея взять Сепфору въ жену, чтобы, какъ Іаковъ освободилъ дочерей Лавановыхъ отъ трудовъ пастырскихъ, такъ и онъ освободилъ Сепфору и сестеръ ея отъ подобныхъ же трудовъ. И взялъ Моѵсей Сепфору, и родила она ему двоихъ сыновъ; перваго онъ обрѣзалъ, а другаго Сепфора не дала ему обрѣзать, надѣясь на отца и братьевъ своихъ. Ибо она, хотя согласилась быть женою Моѵсеевою, но не хотѣла быть единовѣрною съ нимъ; какъ дочь священника, воспитанная мясами жертвъ, привыкла она къ почитанію многихъ боговъ. И не дозволила ему обрѣзать обѣихъ сыновъ, и не отказала въ обоихъ; уступила одного, чтобы на немъ совершилось обрѣзаніе Авраамово, и отказала въ другомъ, чтобы въ немъ продолжалось необрѣзаніе дома отца ея. Но при нареченіи именъ сыновьямъ Моѵсей не сдѣлалъ угожденія ни матери, ни отцу ея; первому далъ имя въ память его преселенія, какое потерпѣлъ ради Бога, а другому въ память избавленія своего отъ Фараона. По прошествіи же сорока лѣтъ, проведенныхъ Моѵсеемъ въ землѣ мадіамской, умеръ Фараонъ, мучившій Евреевъ, и они успокоились послѣ тяжкаго рабства. Воспомянули о завѣтѣ Божіемъ съ Авраамомъ, и о томъ, что время уже исполнилось, даже протекло еще тридцать лѣтъ, и начали молиться, и были услышаны. (15) М призри Богъ на сыны Израилевы, и позналъ Богъ, каковы скорби ихъ, и чѣмъ уврачевать ихъ.
 
Глава 3.
(1) Моѵсей же бяше пасый овцы въ горѣ Хоривъ, и видитъ Ангела (2) въ пламени огненнѣ въ купинѣ. Когда же онъ подошелъ ближе, чтобы разсмотрѣть купину, которая горитъ огнемъ, и не сгараетъ; тогда подходящему къ купинѣ взываетъ не Ангелъ, котораго прежде видѣлъ Моѵсей, но Богъ, Который былъ сперва въ образѣ Ангела, а потомъ явился Моѵсею въ страшномъ видѣніи, и сказалъ: (5) не приближайся сѣмо, какъ приближаются къ мѣсту обыкновенному. Мѣсто бо свято есть, подобно тому, на которомъ спалъ Іаковъ. То мѣсто было свято, потому что была тамъ лѣствица, и по ней нисходили и восходили Ангелы, для охраненія Іаковлева; а сіе мѣсто свято, потому что здѣсь Богъ въ пламени горящей купины. Иззуй сапоги твои, и иди, попирай Египтянъ, потому что протекло уже тридцать лѣтъ, какъ приспѣло время собиранія египетскаго винограда. Когда же Моѵсею предстало видѣніе, невыносимое для очей его; тогда (6) отврати лице свое: благоговѣяше бо воззрѣти предъ Бога, хотя и взиралъ прежде на Ангела. Купина, изъ которой неудобно дѣлать изображенія мертвыхъ боговъ, признана годною для того, чтобы въ ней изобразить тайну Бога живаго. И тебѣ, Моѵсей, дается въ этомъ знаменіи: какъ видѣлъ ты Бога, обитающаго въ огнѣ, такъ и вы огнемъ должны служить Богу обитающему въ огнѣ.
 
(7) И рече ему Господь: видя видѣхъ рабство людей Моихъ во Египтѣ восемьдесять лѣтъ; (8) и снидохъ изъяти ихъ рукою твоею, и ввести въ землю ханаанскую, которую обѣщалъ отцамъ ихъ. (11) И рече Моѵсей: кто есмь азъ, яко да пойду къ Фараону? Когда было на мнѣ и царственное имя, не сталъ я угоденъ Фараону. Теперь же, когда униженъ я до пастырства, кто дозволитъ мнѣ войдти къ Фараону? А если и войду, что найдетъ онъ во мнѣ великаго, чтобы повѣрить словамъ моимъ? И рече къ нему Господь: (16) собери старцы, которыхъ (9) вопль пріиде ко Мнѣ, и рцы къ нимъ: вспомнилъ Я о нихъ, (17) и изведу ихъ въ землю хананейску. И если опасаешься, что не послушаютъ они тебя; то сказываю тебѣ, что (18) послутаютъ гласа твоего. Войди съ старѣйшинами къ Фараону, и скажи: пойдемъ путемъ трехъ дней, да пожремъ Господу. Поелику же Фараонъ не согласится на сіе: то и онъ, и войско его пойдутъ въ трехдневный путь, и содѣлаются добычею звѣрей и птицъ, которыя возгнѣздятся на тѣлахъ ихъ? изверженныхъ волнами на берегъ морской. Какъ сказалъ Я тебѣ о сынахъ народа твоего, что послушаютъ тебя; такъ говорю о Фараонѣ, что не послушаетъ тебя, но не по надеждѣ на крѣпость руки своей и на защиту идоловъ своихъ, но по гордости, за которую (20) поражу Египтяны всѣми чудесы, яже сотворю въ нихъ: и по сихъ отпустятъ вы. А въ большее удостовѣреніе, что выйдете изъ Египта, (21) дамъ благодать людямъ симъ, и оберутъ они Египтянъ, и чрезъ сіе исполнится обѣтованіе, данное Мною Аврааму. Евреямъ же послѣ того, какъ похитятъ и унесутъ всѣ египетскія сокровища, невозможно будетъ и смотрѣтъ на Египтянъ.
 
Глава 4.
Моѵсей же, поелику зналъ жестокосердіе сыновъ народа своего, просилъ себѣ знаменій, которыми бы могъ ихъ увѣрить. (1) Не послушаютъ гласа моего, но рекутъ: не явися тебе Господь. И Богъ просящему знаменій Моѵсею сказалъ: чтобы повѣрили они тебѣ, что Я тебя послалъ, (3) проверзи жезлъ твой на землю. И поверже Моѵсей, и бысть змій: и отбѣже Моѵсей. Симъ знаменіемъ, какое далъ ему Богъ для убѣжденія народа, убѣждаетъ и Самого Моѵсея: какъ боишься ты Фараона, такъ убоялся теперь змія; но сила твоя превозможетъ силу Фараонову казнями, какъ превозмогъ себя и взялъ змія, обратившагося въ жезлъ, ты, который убоялся жезла, обратившагося въ змія. И еще говоритъ ему Богъ: (6) вложи руку твою въ нѣдро твое. Моисей вложилъ, и бысть рука его прокажена, и снова вложилъ, и сдѣлалась она чистою. Богъ повелѣваетъ увѣрить народъ сперва знаменіемъ змія, а потомъ знаменіемъ руки, покрывшейся проказою и очистившейся. Фараонъ и воинство его не тверже змія, и для Меня не трудно, подобно рукѣ твоей измѣнить ихъ во что хочу. (9) Аще же не увѣруютъ тебѣ Египтяне двѣма знаменіями сими, которыя совершишь предъ ними и предъ сынами народа твоего, пролей рѣчную воду на сушу, и будетъ кровь. Когда Богъ далъ Моѵсею знаменія, которыхъ онъ просилъ; тогда онъ проситъ Господа разрѣшить связанный языкъ его, и говоритъ: (10) не доброрѣчивъ есмь мужъ, ниже, отнелѣже началъ еси глаголати мнѣ, разрѣшилось мое косноязычіе. Господь говоритъ ему; то самое, чѣмъ ты умаленъ, содѣлаетъ тебя великимъ. Ибо у тебя, какъ у безмолвнаго Бога, будетъ вѣщій Пророкъ. (12) И Я буду при устахъ твоихь, не для того, чтобы разрѣшить языкъ твой и ясною содѣлать рѣчь твою; но чтобы за тѣмъ, что скажешь косноязычно, послѣдовали великія дѣла.
 
Послѣ сего, Моѵсей возвращается въ землю мадіамскую, и говоритъ тестю своему: (18) пойду, и увижду братій моихъ, иже во Египтѣ. Хотя прискорбно было разлучиться съ Моѵсеемъ; однакоже его не удерживаютъ, по волѣ Божіей, открытой свыше. Поелику же Моѵсей опасался, что вельможи египетскіе, на которыхъ напалъ онъ за притѣсненіе народа его, и въ новомъ Фараонѣ возбудятъ противъ него гнѣвъ, какъ возбудили въ прежнемъ; то Богъ говоритъ ему: (19) измроша вси мужи, ищущіи души твоея. (20) Взялъ Моѵсей съ собою жену и сыновей, взялъ также и жезлъ, и пошелъ въ Египетъ. При выходѣ его изъ земли мадіамской, Богъ снова повелѣваетъ ему сказать Фараону: (22) отпусти сына Моего первенца, да Ми послужитъ; иначе, за сына Моего первенца, котораго будешь удерживать, хотя и не въ силахъ его удержать, (23) Азъ убію сына твоего первенца, что могу сдѣлать. Такъ, Богъ на словахъ прежде всѣхъ казней угрожаетъ Фараону сею казнію: убію сына твоего первенца, что было больше всѣхъ казней; на самомъ же дѣлѣ показыветъ меньшее изъ всѣхъ знаменій — знаменіе змія.
 
(24) Бысть же Моѵсей на пути на стану, срѣте его Господь, и искаше его убити за пренебреженіе къ обрѣзанію; потому что одного изъ сыновей, рожденныхъ въ мадіамской землѣ, оставилъ необрѣзаннымъ. Ибо съ того дня, какъ Богъ говорилъ къ Моѵсею въ Хоривѣ, не видѣлъ онъ жены своей. Сепфора безпокоилась мыслію, что, поелику она не вполнѣ вѣрила истинѣ словъ мужа своего, то симъ сдѣлала себя виновною. И самъ Моѵсей находилъ себя виновнымъ, потому что не совершилъ надъ сыномъ обрѣзанія. Но когда предавались они симъ мыслямъ, является имъ обоимъ Ангелъ, и возвѣщаетъ, что приходитъ требовать обрѣзанія, чтобы Моѵсей, пришедши къ Евреямъ, не подпалъ осмѣянію, за то, что находясь внѣ всякой опасности, пренебрегъ обрѣзаніе, тогда какъ не пренебрегаютъ они обрѣзанія и при всей скорби о смерти сыновей своихъ. Ангелъ же является Моѵсею гнѣвнымъ, вразумляя его тѣмъ, кого долженъ онъ бояться, Бога ли, установившаго обрѣзаніе, или ребра, удерживающаго отъ обрѣзанія. Сепфора, видя, что Моѵсею угрожаетъ смерть за то что пренебрегла она обрѣзаніе, о чемъ и вечеромъ препиралась съ Моѵсеемъ, и устрашенная видѣніемъ Ангела, (25) вземши камень, обрѣза сына своего. И оставивъ его, обагреннаго своею кровію, объемлетъ ноги Ангела, и говоритъ: (26) женихъ крови у меня, не причинишъ ты скорби въ день брака обрѣзанія, потому что велика была радость у Авраама въ тотъ день, когда онъ обрѣзалъ Исаака. Женихъ крови у меня. Не причинишь ты скорби и ради меня, обрѣзавшей сына своими руками, и ради Моѵсея, и ради Давшаго заповѣдь обрѣзанія, которая теперь исполнена. Когда оставилъ ихъ Ангелъ, Моѵсею представился случай сказать Сепфорѣ: если ты исполнилась страхомъ въ единый часъ, когда явился Ангелъ; то сколько благоговѣть и въ какой святости соблюдать душу долженъ я предъ Богомъ, Который непрестанно открываетъ Себя мнѣ, рукою моею творитъ знаменія, напутствовалъ меня жезломъ симъ, и послалъ для избавленія шестисотъ тысячъ людей? Сказавъ сіе, Моѵсей возвратилъ Сепфору къ отцу, во-первыхъ для обрѣзаннаго сына, чтобы въ пути не увеличилась его болѣзнь, а во-вторыхъ и потому, что неблаговременно было бы Сепфорѣ и сыновьямъ его прійдти въ Египетъ, когда долженъ былъ выйдти изъ Египта весь Израиль. Между-тѣмъ Господь явился Аарону, и послалъ его (27) во стрѣтеніе Моѵсею, чтобы по дѣйствительномъ совершеніи сказаннаго ему, увѣровалъ онъ въ исполненіе и того, что должно совершиться въ послѣдствіи.
 
Глава 5.
Моѵсей и Ааронъ собрали старцевъ, и сотворили предъ ними знаменія, какъ имъ было повелѣно. Моѵсею повѣрили, какъ сказалъ ему Господь, и пошли вмѣстѣ къ Фараону, и сказали ему: (1) сія глаголетъ Господь: отпусти люди Моя, да праздникъ сотворятъ Мнѣ въ пустыни. Фараонъ, или ради сонма старшинъ народныхъ, или слышавъ о знаменіяхъ, какія предъ ними сотворены Моѵсеемъ и Аарономъ, безъ жестокости говоритъ имъ: (4) вскую, Моѵсей и Ааронъ, развращаете люди отъ дѣлъ ихъ? Но когда продолжали они просить, чтобы отпустилъ Евреевъ, царь воспламенился гнѣвомъ, и вмѣсто того, чтобы просить знаменія, сказалъ: (2) кто есть Господь, Егоже послушаю гласа? Поелику сказалъ онъ: Кто сей Господь невидимый ему ни въ какомъ образѣ; то нужно стало, чтобы Господь содѣлался видимъ ему въ знаменіяхъ. И несомнѣнно, что Фараонъ симъ грубымъ вопросомъ: кто есть Господь? — привлекъ на себя послѣдующія казни. Для жестокосердія его недовольно было сказать это, но къ слову своему присовокупилъ онъ и то, что запретилъ давать Евреямъ плевы, чтобы больше было имъ труда, не имѣли они покоя и не думали объ исшествіи. (12) И разыдошася людіе собирати тростіе на плевы. Евреи съ трудомъ могли находить плевы; потому что былъ мѣсяцъ Низанъ, время цвѣтовъ, а не Ѳамузъ, или Овъ, время плевъ. Поэтому (14) книгочіи народа еврейскаго безъ милосердія біени быша приставниками Фараоновыми, (15) и возопиша къ Фараону, (17) и рече имъ: праздни есте, потому проситесь идти и принести жертву Богу. (19) Видяху же книгочіи сыновъ Израилевыхъ во злыхъ, и въ присутствіи Моѵсея жаловались Господу на Моѵсея и на бывшихъ съ нимъ. И сказалъ Моѵсей Господу: (23) отнелѣ же глаголахъ къ Фараону Твоимъ именемъ, не только не совершилось избавленіе народа отъ бѣдствій, какъ надѣялся онъ, но бѣдствія съ сего времени еще болѣе умножились.
 
Глава 7.
И рече Господь къ Моѵсею: если Фараонъ будетъ просить знаменія, (9) повергни жезлъ предъ нимъ, и будетъ змій. (11) Созва же Фараонъ волхвы, и сотвориша чарованіями своими такожде, то-есть сдѣлали нѣчто подобное. А если сказано, что содѣлали сіе чарованіями своими: то не значитъ сіе, что сдѣлано было нѣчто необычайное; потому что употребили они, по обыкновенію, собственное свое искусство. Если же думали, что побѣдили Моѵсея, сдѣлавъ нѣчто подобное совершенному имъ, то впали въ непростительную вину. (12) И пожре жезлъ Моѵсеевъ оныхъ жезлы. Думавшіе о себѣ, что измѣняютъ природу вещей, не могли даже и жезловъ своихъ спасти отъ жезла Моѵсеева. Жезлъ пожралъ жезлы, чтобы смерть не пожрала египетскихъ первенцевъ. Пожранные жезлы вразумляли Египтянъ, что если не покаются, то истреблены будутъ ихъ первенцы. Потому и сказано было имъ о семъ предварительно, чтобы они покаялись, и не постигло ихъ бѣдствіе. Потому и казни сей, какъ тягчайшей, назначено быть послѣднею, чтобы, если вразумятся первыми казнями, избавиться имъ отъ истребленія первенцевъ, что было тягостнѣе всѣхъ прочихъ наказаній.
 
(14) И рече Господь къ Моѵсею: ожесточилосъ сердце Фараоне. Не сказалъ Богъ: Я ожесточилъ сердце Фараоново, но говоритъ: ожесточися сердце Фараоне, и не хочетъ отпустити людей. И еще сказалъ Господь Моѵсею: (15) иди къ нему, и стань на брезѣ рѣчнѣмъ. Фараонъ вышелъ на рѣку, или съ намѣреніемъ по утру принести рѣкѣ жертву, или по обычаю всякой день ходить туда утромъ, чтобы прохладиться. Вѣроятно же, что царь египетскій, по довѣрчивости къ волхвамъ, совершалъ жертвоприношеніе рѣкѣ египетской. Выходитъ Моѵсей, и говоритъ Фараону отъ лица Божія, чтобы отпустилъ Евреевъ; но онъ не согласился, и Моѵсей (20) удари воду рѣчную; и воды, которыя осквернилъ прежній Фараонъ кровію потопленныхъ младенцевъ, преложились въ кровь, (21) и рыбы, которыя прежде кормились тѣлами младенцевъ, изомроша. И сія казнь послана была только для устрашенія, чтобы вмѣсто первенцевъ умерли рыбы. Поелику же Египтянъ не убѣдило истребленіе рыбъ; то должно было убѣдить избіеніе первенцевъ. (22) Сотвориша же и волсви волхвованіями своими такожде. Волхвы не были удержаны Моѵсеемъ. Если бы они сдѣлали что вопреки Моѵсею; то онъ остановилъ бы ихъ немедленно, какъ удержалъ и обратилъ ихъ въ бѣгство, когда покрылъ струпами. Поелику же дѣйствовали они за одно съ нимъ и противъ своихъ, то не воспрепятствовалъ имъ съ нимъ поражать Египетъ. Такъ сердце, коварное и возстающее противъ Бога, и самому себѣ невѣрно. Волхвамъ надлежало поражать тѣхъ, которые поражали и ихъ, и народъ ихъ; но они дѣлали тоже, что Моѵсей, поражали себя и Египтянъ: поэтому Моѵсей не удерживалъ ихъ. Хотя старались они закрыть язвы Египта, однакоже дѣлали ихъ только большими. И волхвы вразумляемы были симъ, что не въ силахъ они измѣнить природу вещей, хотя казалось имъ, что измѣняютъ ее. Ибо измѣненіе воды въ кровь для Египтянъ было мучительно и тяжело, а чтобы измѣнить кровь въ воду, что было бы непріятно Моѵсею, а волхвамъ отрадно, сего не сдѣлали они; потому что и не могли сего сдѣлать. Они дѣлали только, что привычно было дѣлать ихъ искусству. И послѣ сего опять Писаніе не говоритъ: Господь ожесточилъ сердце Фараона, но: ожесточися сердце его, и не послуша ихъ, якоже рече Господь. Потомъ (23) возвратився же Фараонъ, вниде въ домъ свой: и не положи себѣ сего во умѣ.
 
Глава 8.
Когда Фараонъ, и симъ не былъ убѣжденъ, тогда снова (6) Ааронъ простре руку свою. Въ жезлѣ видѣнъ образъ креста: имъ начаты всѣ казни, когда пожралъ онъ зміевъ, въ знаменованіе будущаго истребленія всѣхъ идоловъ; имъ и окончены, когда раздѣлено море и потоплены Египтяне, во образъ предаваемыхъ гибели Хананеевъ. И излѣзоша жабы; и покрыша землю египетскую. (7) Сотвориша же и волсви волхвованіями своими такожде. Если бы волхвы любили Египетъ; то къ дѣйствительнымъ жабамъ Моѵсеевымъ не присовокупили бы своихъ мечтательныхъ жабъ. Поэтому, они и не врачевали Египетъ, потому что не могли истребить жабъ Моѵсеевыхъ; но и не поражали его, потому что вмѣсто жабъ показывали ихъ призраки; они ни поражали, ни врачевали; потому что производили одни мечтанія. Вымеръ одинъ родъ — родъ рыбы, явился другой родъ — жабы, чтобы неприведенные въ чувство смертію рыбъ пострадали отъ живыхъ жабъ. (13) Изомроша жабы. (14) И. собраша я въ стоги стоги, чтобы не подумали Египтяне, будто бы жабы были одинъ призракъ. Но когда (15) бысть отрада, отяготися сердце Фараоново и непослуша ихъ.
 
Ааронъ снова жезломъ своимъ (17) удари въ персть земную: и быша скнипы въ человѣцѣхъ и въ скотѣхъ и по воей землѣ. (18) Твориша же и волсви волхованьми своими, стараясь не умножить скниповъ, какъ сдѣлали въ предшествующей казни, но истребить ихъ, и не возмогоша. Посему, когда искусство ихъ было уничижено, и открылась его суетность, исповѣдали они: (19) перстъ Божій есть сіе. Но Фараона не убѣдили ни Моѵсей, ни волхвы его, говорившіе: перстъ Божій есть сіе. Посему, сказано не такъ: Богъ ожесточилъ сердце его, но: ожесточися сердце его и не послуша ихъ, якоже рече Господь. Поелику же отъ претворенія воды въ кровь, отъ жабъ и скниповъ земля гессемская, гдѣ жили сыны Израилевы, страдала такъ же, какъ и земля египетская; то, насылая новую язву — песіихъ мухъ, Богъ произвелъ раздѣленіе между землями, и на Египетъ навелъ мухъ, а на землю Гессемскую не навелъ. Фараонъ говоритъ Моѵсею и Аарону: (25) шедше, безъ страха и какъ угодно вамъ, пожрите жертву Богу вашему въ землѣ нашей. Моѵсей же отвѣчаетъ ему: мы въ жертву Богу приносимъ тельцовъ и овецъ, а вы поклоняетесь имъ. Если предъ взоромъ Египтянъ принесемъ въ жертву боговъ египетскихъ; то (26) каменіемъ побіютъ ны. Напротивъ того, (27) путемъ тріехъ дней пойдемъ, и пожремъ Господу, какъ повелѣно намъ.
 
(28) И рече Фараонъ: азъ отпущаю вы, и пожрите Господу вашему въ пустыни, но не далече простирайтеся ити: помолитеся убо и о мнѣ. Но, какъ скоро прекратилась язва, и не отало песіихъ мухъ, Фараонъ нарушилъ свое слово, и не отпустилъ народъ.
 
Глава 9.
Послѣ сего, Богъ послалъ смерть на скотовъ, но положилъ раздѣленіе между скотомъ Евреевъ и скотомъ Египтянъ. Когда же и сіе не убѣдило Фараона отпустить народъ; тогда Моѵсей предъ очами Фараона (10) разсыпа пепелъ пещный, и быша гнойніи струпи на человѣцѣхъ и на скотѣхъ. (11) И не можаху волсви стояти предъ Моѵсеемъ; потому что не могли на тѣлахъ Евреевъ произвести подобія струповъ, да и на ихъ тѣлахъ не было уже мѣста, гдѣ могли бы они произвести подобіе струповъ.
 
Потомъ Богъ говоритъ: (14) Азъ испущу казнь Мою на домъ и народъ Фараоновъ, и присовокупляетъ: (15) сего ради поставилъ Я тебя въ противленіе, то-есть для того не поразилъ тебя предшествовавшими казнями, чтобы показать на тебѣ крѣпость Мою въ казняхъ, какія наведу на землю твою. (18) Се Азъ одождю заутра градъ многъ зѣло. (19) Нынѣ убо потщися собрати скотъ твой, оставшійся у тебя послѣ язвы, да не побьетъ его градъ. Примѣть же, что Богъ не хочетъ поражать Египетъ. Сіе очевидно и изъ того, что напередъ возвѣщаетъ, чѣмъ накажетъ, чтобы Египтяне покаялись, и Ему не наказывать ихъ, и изъ того, что повелѣваетъ потщиться и собрать скотъ. Но если бы собрали они скотъ, какъ было имъ сказано, то для чего было бы идти граду? Граду должно было идти, чтобы видимо было чудо, когда градомъ побитъ будетъ скотъ у неповѣрившихъ, и скотъ должно было собрать, чтобы видна была участь принесшихъ покаяніе. Итакъ, (24) градъ и огонь сходятъ вмѣстѣ, и градъ не угашаетъ огня, и огонь не поядаетъ града; напротивъ того, огонь воспламеняется отъ града, какъ отъ хвороста, и градъ раскаляется отъ огня, какъ желѣзо въ печи, но не сожигаетъ деревъ; крѣпость столѣтнихъ деревъ сокрушается градомъ, но огонь, бывшій въ градѣ, не касается садовъ, виноградниковъ и даже оградъ.
 
(27) И рече Фараонъ Моѵсею: согрѣшихъ нынѣ. Но развѣ не согрѣшалъ Фараонъ прежде сего, когда ожесточался? Дѣйствительно, согрѣшалъ онъ и прежде, но не какъ согрѣшилъ въ сей разъ. Его предостерегали, повелѣвая собрать скотъ, но онъ не послушался, и за сіе постигло его наказаніе тягчайшее предшествовавшихъ, потому что безразсудство его возрасло. (35) Изыде же Моѵсей, и при воздѣяніи рукъ его громовое престаша и дождь не укану на землю, или исчезнувъ въ воздухѣ, или поднявшись въ облака. Ибо равно было удобно, какъ падать ему изъ облаковъ, такъ и возвратиться въ нихъ. Однако и послѣ сего Фараонъ и рабы его ожесточились, и не отпустили народа.
 
Глава 10.
(1) Рече же Господь къ Моѵсею: вниди къ Фараону и не страшись гордости его. Азъ бо ожесточихъ сердце его въ терпѣніи казни. Въ руки твои отдалъ Я его, чтобы извѣдалъ ты покаяніе его не потому, что неизвѣстна Мнѣ лживость его (ибо Я напередъ говорилъ тебѣ, что Фараонъ не послушаетъ васъ), но чтобы совершились надъ нимъ знаменія, о которыхъ бы разсказывали въ послѣдующихъ родахъ вашихъ. И оказалъ Моѵсей Фараону: (4) если не отпустишь люди моя, се азъ наведу пруги, (5) и поядятъ весь останокъ, оставшійся послѣ града. (7) Рекоша же раби Фараоновы къ нему: долго ли будемъ мучиться, удерживая этотъ народъ? Пусть идутъ и принесутъ жертву Господу Богу своему, чтобы и мы сами не были поражены такъ-же, какъ истреблены поля и стада наши. Или не знаешь, что весь Египетъ сталъ пустынею? И сказалъ Фараонъ Моѵсею: (8) идите, но если возмете съ собою все имѣніе свое, то опасаюсь, что кто-нибудь изъ царей причинитъ вамъ зло. — Если бы охранялъ ты народъ отъ зла, то не дѣлалъ бы ему зла въ собственной землѣ твоей. Если бы удерживалъ его по любви; то не отягощалъ бы его жесточайшимъ игомъ, запрещая давать ему плевы. Конечно же народъ, съ которымъ Самъ Богъ, творящій всѣ чудеса, не боится брани съ человѣкомъ. Навелъ Моѵсей пруговъ, истребили они траву, и все, что осталось послѣ града; и сказалъ Фараонъ: (16) согрѣшихъ предъ Господемъ, и къ вамъ, (17) простите убо мой грѣхъ еще нынѣ. Если бы Фараонъ былъ ожесточенъ, то не сказалъ бы сего; ибо ожесточенному сердцу чуждо покаяніе. А если поражаемый умоляетъ, избавляемый же упорствуетъ; то значитъ, что онъ свободенъ; то и другое свидѣтельствуетъ, что онъ властенъ надъ самимъ собою.
 
По слову Моѵсееву пруги исчезли, какъ скоро Фараонъ началъ раскаяваться. Но поелику поколебался онъ въ своемъ намѣреніи; то Моѵсей наводитъ на весь Египетъ тьму, продолжающуюся три дня и три ночи. Евреямъ же (23) бяше свѣтъ, чтобы получили они успокоеніе отъ трудовъ и собрали все свое имущество, готовясь къ исшествію. И сказалъ Фараонъ Моѵсею: (24) идите съ женами и дѣтьми, и послужите Господу; оставьте только имущество свое въ удостовѣреніе, что возвратитесь. Моѵсей отвѣчалъ: не многочисленны стада наши для великихъ жертвъ, какія должны мы принести Богу нашему; поэтому (25) и ты долженъ на жертву Богу нашему дать намъ своего скота, если только остался у тебя; (26) мы же не вѣмы, что будемъ приносить въ жертву Богу, пока Самъ Богъ не отдѣлитъ угоднаго Ему изъ стадъ нашихъ. (27) Ожесточи же Господь сердце Фараоново и не восхотѣ отпустити народъ. Если Богъ ожесточаетъ сердце, то въ сердцѣ, которое ожесточаетъ Богъ, не можетъ происходить перемѣны. Если же Фараонъ, терпя наказаніе, говоритъ: отпущу, а по минованіи казни удерживаетъ и не отпускаетъ Евреевъ, то, значитъ, ожесточеніе сердца его было не отъ Бога, но отъ внутренняго расположенія, по которому во время наказанія готовъ онъ соблюдать заповѣдь, а какъ-скоро получаетъ облегченіе, попираетъ законы.
 
Глава 11.
И сказалъ Богъ: (2) да испроситъ кійждо у сосѣда своего сосуды златы и сребряны: потому что въ полночь умрутъ первенцы египетскіе и первенцы скотовъ. (6) И будетъ вопль во всей земли Египетстѣй, подобный воплю, какой былъ въ домахъ Евреевъ, когда младенцевъ ихъ бросали въ рѣку. (4) И рече Моѵсей: сія глаголетъ Господь: въ полунощи Азъ вниду въ Египетъ, и измретъ всякъ первенецъ въ земли египетстѣй. (18) И пріидутъ отроцы твои ко Мнѣ, и скажутъ Мнѣ: отыди Ты и людіе сіи: и по сихъ отыду. Поелику казнь, подобная той, какой подвергнутъ былъ Фараономъ народъ еврейскій, была не въ началѣ; то по сему самому Богъ поставилъ Фараона въ противленіе.
 
Глава 12.
(2) Мѣсяцъ сей первый будетъ въ мѣсяцѣхъ лѣта, (3) и въ десятый день мѣсяца сего до возметъ кійждо овча по дому. (6) И будетъ соблюдено даже до четвертагонадесять дне: и заколютъ то къ вечеру. (7) И помажутъ кровію его на обою подвою, и на прагахъ въ домѣхъ, въ нихже снѣдятъ тое. Агнецъ есть образъ Господа нашего, Который въ десятый день мѣсяца Низана низшелъ въ утробу Дѣвы. Поелику отъ десятаго дня седьмаго мѣсяца, въ который Захарія пріялъ благовѣствованіе о рожденіи Іоанна, до десятаго дня перваго мѣсяца, въ который Ангелъ благовѣствовалъ Маріи, протекло шесть мѣсяцевъ: то Ангелъ сказалъ Маріи: сей мѣсяцъ шестый есть ей нарицаемѣй неплоды (Лук. 1, 36). Итакъ, въ десятый день агнецъ заключенъ, а Господь зачатъ; въ четырнадцатый же день агнецъ закланъ во образъ Господа распятаго на крестѣ; и опресноки, которые надлежало снѣдать съ горькими травами, изображаютъ новое таинство Господне, въ горести и скорби пріемлемое причастниками онаго. (11) Чресла ваша препоясана и сапоги ваши на ногахъ вашихъ. Сіе изображаетъ новый сонмъ учениковъ, готовый идти и проповѣдывать Евангеліе. Жезлы въ рукахъ вашихъ. Это — кресты на раменахъ Апостоловъ. И стоя на ногахъ вашихъ; потому что неприлично Тѣло живое принимать сидя. (45) Всякій пришлецъ да не ястъ отъ него: ибо некрещенный не вкушаетъ Тѣла. (10) И кости не сокрушите отъ него. Ибо, хотя руки и ноги у Господа нашего пронзены были гвоздями, и ребро прободено копіемъ, но кость не сокрушена у Него.
 
Въ полночь умерли всѣ первенцы египетскіе, и всякій въ домѣ своемъ плакалъ о первенцѣ своемъ, начаткѣ сыновъ своихъ. Какъ рѣка наподнялась первенцами еврейскими; такъ гробы египетскіе наполнились первенцами египетскими. И призвалъ Фараонъ Моѵсея и бывшихъ съ нимъ, и сказалъ имъ: (32) идите взявъ все, что есть у васъ, благословите же и мене. Моѵсей говорилъ о рабахъ Фараоновыхъ, что будутъ просить его объ исшествіи; но на дѣлѣ видно больше того, что сказалъ онъ, потому что вмѣсто рабовъ самъ Фараонъ проситъ его идти, даже понуждаютъ идти Египтяне, не потому что раскаялись; но изъ опасенія такъ-же погибнуть, какъ погибли ихъ первенцы. (37) Воздвигошася же сыны Израилевы отъ Рамессы шесть сотъ тысящь мужей, и остановились въ Сокхоѳѣ. (40) Обитаніе же сыновъ Израилевыхъ, иже обиташа въ земли египетстѣй, лѣтъ четыреста тридесять. Сіе число лѣтъ должно считать не со времени вшествія Іаковлева во Египетъ, но со дня, въ который Богъ постановилъ завѣтъ съ Авраамомъ. Народъ еврейскій взялъ съ собою корысти египетскія, а Моѵсей кости Іосифовы, и вышли они изъ Египта вооруженные. Съ сего времени Богъ осѣнялъ ихъ во дни облакомъ, а въ ночи столпомъ огненнымъ.
 
Глава 14.
(5) И превратися сердце Фараоново и рабовъ его, и рекоша: что сіе сотворихомъ? Послѣ всѣхъ казней, поразившихъ насъ, мы дозволили Евреямъ уйдти, когда похитили они сокровище и одежды наши. Лучше намъ умереть, нежели на посмѣяніе Евреямъ отдать царство египетское. Посему, вооружаются и идутъ въ надеждѣ избить народъ еврейскій мечемъ, и взять его и свои сокровища. И Фараонъ пошелъ съ воинствомъ своимъ на Евреевъ, они же (8) исхождаху рукою высокою, съ серебромъ, съ золотомъ, съ одеждами, съ стадами, въ крѣпости силъ, какъ Богъ обѣщалъ Аврааму (Быт. 15, 14). Сыны Израилевы, увидѣвъ Египтянъ, (10) убояшася. Но ужели такъ много было Египтянъ, чтобы шестьсотъ тысячъ Евреевъ убоялись ихъ? У Евреевъ ослабѣли руки отъ того, что съ ними были жены, дѣти и стада. Ибо кому было оберегать женъ ихъ, кому охранять стада ихъ? Тогда сказалъ имъ Моѵсей: и здѣсь, какъ въ Египтѣ, (14) Господь поборетъ по васъ, вы же умолкните.
 
(15) И рече Господь къ Моѵсею: что вопіети? И безъ прошенія твоего готовъ Я сдѣлать это народу твоему. Ударь по морю, (16) и расторгни е жезломъ твоимъ, который есть образъ креста. (17) И се Азъ ожесточу сердце Фараоново, то-есть, не остановлю дерзости Египтянъ, потому что, когда увидятъ они новое чудо — раздѣлившееся море, не сознаютъ своей виновности. И прославлюся, истребивъ Фараона и все его воинство. (18) И увидятъ Египтяне, прежде нежели погибнутъ, яко Азъ есмь Господь. Сіе и показали они, сказавъ: (25) бѣжимъ отъ лица сыновъ Израилевыхъ: Господь бо побораетъ по нихъ на Египтяны. И Ангелъ взялъ (19) столпъ облачный отъ лица сыновъ Израилевыхъ, и поставилъ его (20) посредѣ полка Евреевъ и Египтянъ; и облако, которое днемъ осѣняло Евреевъ, когда ночью поставлено оно было между тѣмъ и другимъ полкомъ, для Египтянъ произвело тьму, подобную той, какая была у нихъ три дня и три ночи, Евреямъ же отъ освѣщавшаго ихъ столпа огненнаго бяше свѣтъ. И сіе было, чтобы привести въ ужасъ Египтянъ и ободрить Евреевъ. Ибо, если бы Египтяне обратили вниманіе на сію тьму, то не осмѣлились бы войдти въ море. Надъ моремъ, которое могло быть раздѣлено въ одно мгновеніе ока, чтобы привести Египтянъ къ покаянію, (21) всю нощь трудился сильный знойный вѣтръ, и сотвори море сушу. (23) Погнаша же Египтяне въ слѣдъ Евреевъ; не убоялись тьмы, бывшей между ними и Евреями, не устрашились раздѣлившагося моря, но въ ночное время. по дну раздѣлившагося моря, вооруженною рукою преслѣдуютъ народъ, который предшествуетъ имъ водимый столпомъ огненнымъ.
 
(24) Высть же въ стражу утреннюю, явилъ Себя Господь Египтянамъ, и смяте ихъ, (25) и связа колеса колесницъ ихъ для того, чтобы или не преслѣдовали народъ, или не убѣжали изъ моря. Но они не устрашились Господа, Который явилъ Себя имъ, не обратили вниманія на то, что колеса у нихъ связаны, но усиливались влечь колесницы свои съ нуждею. Поелику, когда море было раздѣляемо, написано, что Моѵсей поднялъ руку свою на море, а когда надлежало возвратить море въ мѣсто его, написано, что Моѵсей опустилъ руку свою на море; то вѣроятно, что съ раздѣленія моря, пока не перешелъ весь народъ, рука Моѵсеева была простерта, какъ и послѣ, во время битвы съ Амаликитянами. (27) И истрясе Господь Египтяны, (28) и не оста отъ нихъ ни единъ. И увидѣли Евреи тѣла мертвыхъ Египтянъ на берегу морскомъ, какъ прежде видѣли Египтяне тѣла дѣтей Еврейскихъ на берегу рѣчномъ. И ради того, что было въ Египтѣ и въ морѣ, (31) вѣроваша людіе Богу и Моѵсею угоднику Его.
 
(32) И воспѣ Моѵсей и сынове Израилевы пѣснь сію Господеви; то-есть, Моѵсей пѣлъ, весь же народъ повторялъ за нимъ.
 
Глава 15.
(1) Пойте Господеви славно прославившемуся, т. е. Господу, Который наказалъ коней и всадниковъ, ввергнувъ ихъ въ море. (2) Онъ мощенъ и славенъ; мощенъ въ потопленіи Египтянъ, и славенъ въ избавленіи Евреевъ. Богъ Господь, то-есть, Сый; Онъ содѣлался нашимъ Спасителемъ, а не тельцы, едва только слитые. Итакъ, Сей мой Богъ, и прославлю Его, Богъ отца моего Авраама, и вознесу Его. (3) Господь исполинъ и мужъ брани, потому что Онъ сражался за насъ съ Египтянами, когда мы оставалисъ въ покоѣ; Онъ вверже въ море грозныя колесницы Фараоновы и крѣпкую силу его, чѣмъ Фараонъ гордился; и избранные исполины его, которыхъ извелъ онъ на насъ, погрязли въ чермнѣмъ мори. (5) Пошли во глубину и по тяжести собственныхъ тѣлъ своихъ погрязли, яко камень. (6) Десница Твоя, Господи, прославися въ крѣпости, то-есть имѣла столько силы, чтобы сокрушить враговъ Твоихъ — Египтянъ. (7) Послалъ еси гнѣвъ Твой, и пояде я, яко стебліе въ Египтѣ и въ морѣ. (8) Отъ духа твоего восхолмились воды, то-есть, отъ духа, Тобою движимаго, восхолмились воды, чтобы потомъ разступиться, или повелѣніемъ устъ Твоихъ умудрены онѣ прекратить свое теченіе, пока не пройдутъ шестьсотъ тысячъ сыновъ Израилевыхъ. Огустѣша пучины въ сердцѣ моря, чтобы потопить Египтянъ. А чтобы показать, за что потоплены Египтяне, написано: (9) рече врагъ: постигну ихъ, раздѣлю корысть, поглотитъ ихъ душа Моя и пр. (10) Ты дхнулъ духомъ Твоимъ, и покры я море; и вмѣстѣ съ ними рушились ихъ гордые замыслы. (11) Кто подобенъ Тебѣ, въ именуемыхъ такъ, бозѣхъ, Господи? Кто подобенъ Тебѣ, прославленъ въ святынѣ Твоей, то-есть, во святомъ жилищѣ Твоемъ? Страшенъ для Египтянъ, и хваленъ для Евреевъ; и творяй чудеса въ морѣ и въ землѣ египетской. (13) Извелъ Ты въ облакѣ и столпѣ благостію Твоею люди сія, яже избавилъ еси изъ Египта. (14) Слышаша языцы, то-есть, услышали Аммореи о рѣкѣ превратившейся въ кровь, и вострепетали: въ ужасъ пришли живущіи въ Филистимѣ, узнавъ объ умерщвленіи египетскихъ первенцевъ. (15) Владыки едомстіи и князи моавитстіи устрашились, и пріятъ я трепетъ при раздѣленіи моря. Разсѣялись вси живущіи въ Ханаанѣ. (16) Нападетъ на ня страхъ; то-есть, жители Хананеи поражены будутъ слухомъ о потопленіи въ морѣ Фараона и его войска. Нападетъ страхъ на сіи народы, и они не осмѣлятся вступить въ брань, дондеже пройдутъ людіе сіи, яже избавилъ еси. (17) Насади я въ гору достоянія Твоего, то-есть, въ землѣ Хананеевъ. Твердымъ въ жилище Тебѣ въ Іерусалимѣ содѣлалъ еси, Господи, святилище; утверди оное, Господи, руками Твоими, да будетъ оно твердо по мановенію Твоему. (18) Господь будетъ царствовать надъ нами во вѣкъ, а не чуждые народы. (19) Вошли колесшщы Фараоновы и всадники его въ море, чтобы преслѣдовать насъ; но воды возвратились и покрыли ихъ собою.
 
(20) Взя же Маріамъ пророчица. Когда же она пророчествовала? Или Писаніе именуетъ ее пророчицею, какъ и жену Исаіи, хотя она не пророчествовала, но была только жена праведная? Такъ, въ день сей раздѣлился народъ на два лика, чтобы воспѣть достойную пѣснь Раздѣлившему въ тотъ день море и Потопившему его гонителей. Моѵсей въ ликѣ мужей, а Маріамъ въ ликѣ женъ воспѣли: пойте Господеви, славно прославившемуся, потому что не утруждаясь истребилъ враговъ, и пребывая въ покоѣ, навелъ на нихъ всѣ казни.
 
По перехожденіи чрезъ море Богъ восхотѣлъ испытать Евреевъ недостаткомъ воды; и возроптали они на воды въ Меррѣ. Тогда Богъ показалъ Моѵсею древо, которое вложилъ онъ въ воду, и вода сдѣлалась сладкою. Древо сіе есть образъ креста Господня, который долженъ былъ усладить горечь языческихъ народовъ. По измѣненіи качества водъ Богъ постановилъ законы, чтобы, какъ сила древа измѣнила естественное качество, такъ законъ склонялъ и убѣждалъ свободу.
 
Глава 16.
Послѣ искушенія въ Меррѣ пришли Евреи въ Елимъ, а изъ Елима въ пустыню синайскую. Народъ возропталъ, желая мясъ. Тогда (4) Богъ далъ имъ хлѣбъ съ небесе, и повелѣлъ собирать только довольное дню, и не заботиться о днѣ завтрашнемъ. Поелику же собирали (17) одни по алчности много, а другіе по лѣности мало; то сосудъ, служившій мѣрою, самъ собою (18) восполнялъ недостатокъ и уничтожалъ излишекъ. Какъ трудъ собирать манну возложенъ былъ на Евреевъ для того, чтобы не повредила имъ праздность; такъ суббота дана была имъ для рабовъ и наемниковъ, а также для воловъ и всякаго скота. Но нѣкоторые не соблюли субботняго покоя, (27) вышли собирать манну въ субботу, и не нашли ея. Сказанное же, что (31) манна по виду уподоблялась сѣмени каріандрову, а по вкусу сотамъ, даетъ разумѣть, что манна была принаровлена ко всякому вкусу. Манною наполнили стамну для сохраненія ея въ роды. Та манна, которую Евреи оставляли у себя до слѣдующаго дня, воскипала червями, но манна въ стамнѣ въ теченіе многихъ родовъ не повредилась. (35) Ядоша же манну лѣтъ четыредесять, дондеже пріидоша къ предѣламъ земли обѣтованной.
 
Глава 17.
Когда пришли въ Рафидимъ, и не было воды, Евреи не только стали уже роптать, какъ прежде, но готовы были употребить насиліе. (4) Возопи же Моѵсей ко Господу въ молитвѣ своей: что сотворю? еще мало, людіе сіи побіютъ мя каменіемъ, и не избавлюсь отъ рукъ ихъ, если не дамъ воды, которой просятъ у меня. Моѵсей предъ глазами старѣйшинъ народныхъ источаетъ воду изъ Хорива. И поелику говорили: (7) аще въ насъ Господь, когда нѣтъ у насъ воды утолить жажду; то воды, источенныя предъ глазами старѣйшинъ народныхъ, давали разумѣть, что дѣйствительно есть въ нихъ Господь. Евреи забыли прежнія чудеса, и искушали Бога, требуя чудесъ новыхъ. Хотя были у нихъ передъ глазами чудеса постоянныя, облако, столпъ, манна, крастели; однакоже, поелику чудеса сіи продолжались много времени, то Евреи не почитали уже ихъ и чудесами; и потому, чудесами новыми хотѣли искусить: аще есть въ нихъ Господь, или ни.
 
Послѣ сего (8) пріиде Амаликъ воевать съ Евреями. Противъ Амаликитянъ ополчился Іисусъ, а Моѵсей возшелъ на гору, и (9) жезлъ Божій въ руцѣ его. Жезлъ сей Моѵсей имѣлъ въ рукахъ тогда только, когда творилъ знаменія и чудеса, чтобы уразумѣлъ ты тайну креста, силою котораго и Моѵсей совершалъ всѣ чудеса. Съ Моѵсеемъ взошли на гору Ааронъ и Оръ, который, какъ говорятъ, былъ мужъ сестры Моѵсеевой. (11) Егда воздвизаше Моѵсей руцѣ, одолѣваше Израиль и побивалъ сопротивные народы, во множествѣ пришедшіе на брань съ Евреями. Егда же опускаше руцѣ, одолѣвали сопротивные народы и побивали тѣхъ, которые постоянно роптали на Бога и на Моѵсея. Моѵсей воздвиженіемъ рукъ и жезломъ у груди явственно изображалъ знаменіе креста. Іисусъ трудился на полѣ битвы, а Моѵсей молился на горѣ. Когда народъ видѣлъ, что Моѵсей опускаетъ руки: тогда нападалъ на него ужасъ, и бѣжалъ онъ отъ лица враговъ; а когда воздвизалъ Моѵсей руки, тогда народъ укрѣплялся и наступалъ на враговъ. (14) И рече Господь къ Моѵсею: впиши сіе на память въ книги, и вдай Іисусу, яко пагубою погублю память Амаликову. Напиши, чтобы знали всѣ народы, устрашились, и не дерзали вступать съ вами въ брань, а Амаликитяне покаялись, и тѣмъ отвратили отъ себя грозное опредѣленіе суда. (15) И созда Моѵсей олтарь, и прозва имя ему: Господь показалъ опытъ, то-есть, Богъ на Амаликѣ, народѣ самомъ воинственномъ, показалъ всѣмъ народамъ, менѣе его сильнымъ, что, если вступятъ въ брань съ Евреями, то будутъ побиты, какъ Амаликитяне. Хотя народы сіи явно видѣли, что въ Божіихъ рукахъ и спасеніе ихъ и погибель, однакоже не просили десницы у Евреевъ въ знакъ мира. И потому, Богъ говоритъ Израильтянамъ: дайте десницу свою городамъ, прежде нежели вступите съ ними въ брань. (16) И се рука Господня на престолѣ, то-есть, рука Господня на престолѣ суда, какой воздвигъ Богъ Моѵсею, и брань у Господа противъ Амалика изъ рода въ родъ, то-есть, пока Амаликъ будетъ презрителемъ Бога.
 
Глава 18.
(5) И пріиде Іоѳорь, тесть Моѵсеевъ. (7) Изыде же Моѵсей во срѣтеніе, и по обычаю, какъ кланялся ему, когда былъ у него пришельцемъ, и послѣ того, какъ рукою его совершены были всѣ чудеса, поклонися ему. (8) Повѣда тестю своему вся чудеса, елика сотвори Богъ рукою его, желая тѣмъ научить его. И кто въ продолженіи сорока лѣтъ, проведенныхъ съ Моѵсеемъ, не былъ наученъ словомъ его, тотъ наученъ теперь повѣствованіемъ его о чудесахъ, и говоритъ: (11) нынѣ увѣдѣхъ, яко великъ Господь, сотворившій вамъ сіе паче всѣхъ боговъ, которые не могутъ содѣлать того для чтителей своихъ.
 
Сказалъ же сіе Іоѳоръ, разумѣя тѣ замыслы, какіе Египтянами составлены были противъ Евреевъ, когда убивали младенцевъ, чтобы уменьшить число народа ихъ, или когда отказали Евреямъ въ плевахъ, чтобы возбудить ихъ противъ Моѵсея, или когда умышляли истребить ихъ въ пустынѣ и вмѣстѣ съ своимъ отнять у нихъ и не свое. (12) И принесъ Іоѳоръ жертвы Богу, то-есть, или дѣйствительно принесъ чрезъ Моѵсея, или только отдѣлилъ назначенное въ жертву, чтобы сіе принесено было въ жертву Богу на мѣстѣ, какое угодно будетъ избрать Богу. По совѣту Іоѳора Моѵсей поставилъ тысященачальниковъ, стоначальниковъ, пятидесятиначальниковъ и десятоначальниковъ, чтобы они судили народъ и облегчали Моѵсея въ трудахъ. Послѣ сего Іоѳоръ (27) отыде въ землю свою.
 
Глава 19.
(5) Мѣсяца же третіяго, то-есть, послѣ сорока пяти дней по изшествіи изъ Египта, (3) взыде Моѵсей на гору къ Богу: и сказалъ ему Богъ: (4) сами видѣсте, елика сотворихъ Египтяномъ, то-есть, видѣли тѣ казни, какими поразилъ на сушѣ и на морѣ, и подъяхъ васъ, яко на крилѣхъ орлихъ, когда путеводилъ васъ облакомъ. И приведохъ васъ къ Себѣ въ гору сію. (5) И нынѣ, аще послушаете гласа Моего, будете Ми возлюбленнѣе всѣхъ народовъ, потому что васъ однихъ избралъ Я Себѣ изъ всѣхъ племенъ. (6) Будете Ми царство и священники, и языкъ святъ. Изъ нихъ будутъ цари, изъ нихъ будутъ священники, и всѣ они будутъ святы, то-есть, чисты отъ всякой скверны языческихъ народовъ.
 
Глава 20.
На горѣ даетъ Богъ заповѣди, и говоритъ: (5) Азъ есмь Господь, отдаяй грѣхи отецъ на чада до третіяго и до четвертаго рода ненавидящимъ Мене. Богъ, по долготерпѣнію Своему, терпитъ человѣка лукаваго, и сына и внука его; но если они не покаются, налагаетъ наказаніе на главу четвертаго, какъ скоро онъ въ лукавствѣ своемъ подобенъ отцамъ своимъ. (6) И творяй милость въ тысящахъ родовъ любящимъ Мя, и хранящимъ повелѣнія Моя; какъ и нынѣ сотворилъ тебѣ и народу твоему ради отцевъ вашихъ Авраама и Исаака. Всѣ же заповѣди, данныя Евреямъ, состоятъ въ семъ одномъ законѣ: что ненавистно тебѣ самому, того не дѣлай другому. (13) Не убій, чтобы другой тебя не убилъ. (14) Не прелюбы сотвори съ женою ближняго твоего, чтобы тебѣ не воздано было тѣмъ же въ твоей женѣ. (5) Не укради того, что не твое, чтобы другой не укралъ твоего. (16) Не послушествуй на друга своего свидѣтельства ложна, чтобы другой на тебя не свидѣтельствовалъ ложно. (17) Не пожелай всего, елика суть ближняго твоего, чтобы другой не пожелалъ всего, что есть въ домѣ твоемъ. Смотри же, какъ прекрасно сказалъ Господь нашъ, что въ сію обою заповѣдію виситъ все пятокнижіе (Матѳ. 22, 40), то-есть, законъ естественный, изложенный въ пятокнижіи и у Пророковъ. Но къ симъ заповѣдямъ присовокуплены были другіе законы по различнымъ встрѣтившимся обстоятельствамъ. (24) Олтарь изъ земли сотвориши. (25) Не возлагайте желѣза на камни, да не осквернятся. Сіе согласно съ сказаннымъ: (22) видѣсте яко съ небесе глаголахъ къ вамъ. (23) Не сотвористе предо Мною боговъ златыхъ, или какихъ бы то ни было. (26) Да не взыдеши по степенемъ ко олтарю Моему. Вообще же, запрещаетъ употреблять тесаные камни, чтобы, обдѣлывая камни для ступеней алтаря, самого алтаря не сдѣлали себѣ богомъ.
 
Глава 21.
Въ сей-то день постановилъ Богъ законы судебные объ обязанностяхъ человѣка къ ближнему. (7) Аще кто продастъ свою дщерь въ рабыню; и она (8) не угодитъ предъ очима господина своего, и не возметъ ее въ жену, какъ обѣщался, когда возжелалъ купить; языку чуждему да не продашъ ея, потому что солгалъ ей послѣ того, какъ взялъ ее. (12) Аще кого кто ударитъ и умретъ, смертію да умретъ. (13) Впрочемъ, если кто не злоумышлялъ, но Богъ предаде его въ руцѣ его; то-есть, насталъ день смерти его, и когда убившій не имѣлъ намѣренія убить, исполнилась надъ нимъ воля Божія; то для такого убійцы избери мѣста убѣжища. Ибо умершій не по намѣренію убившаго умеръ не безъ воли Божіей. Богъ предалъ убившему убитаго, чтобы не преступалъ онъ предѣловъ, положенныхъ волею Божіею, и кончилъ жизнь какъ человѣкъ смертный. (22) Аще біются два мужа, и поразятъ жену непраздну, и смерти не произойдетъ, то-есть, младенецъ еще не получилъ полнаго образованія, и члены его не пришли въ надлежащій видъ; то виновный долженъ внести пеню. Если же младенецъ имѣлъ полное образованіе; (25) да дастъ душу за душу.
 
Глава 23.
(18) Да не пожреши на квасѣ крове жертвы. Симъ или означается сказанное: квасъ да не явится у васъ при закланіи агнца (Исх. 12, 19), или запрещается смѣшивать жертвы, и кровь жертвы послѣдней проливать на жертву первую, которая была уже заклана и возложена на алтарь.
 
Ниже да долежитъ тукъ праздника до утрія. Напротивъ того, въ сей самый день да истребитъ его огнь на алтарѣ. Симъ попеченіемъ о тукѣ внушается попеченіе о жертвѣ лучшей.
 
(20) Се Азъ посылаю Ангела Моего предь тобою. (22) Послушай его: имя бо Мое есть на немъ. Поелику Ангелъ совершалъ Божіе дѣло, то симъ положено на немъ Божіе имя.
 
Глава 24.
(4) И созда Моѵсей олтарь. (5) И посла юноши сыновъ Израилевыхъ, то-есть, сыновъ Аароновыхъ приготовить тельцовъ на всесожженіе. Ибо для священнодѣйствія не были они еще помазаны.
 
И когда Моѵсей (7) прочте книгу завѣта предъ ними: и рекоша: вся, елика глагола Господь, сотворимъ; тогда окропи люди кровію и рече: се кровь завѣта, въ который вы вступили, (3) глаголюще: вся, яже глагола Господь, послушаемъ и сотворимъ. Сею кровію завѣта предъизображена тайна евангелія, которое смертію Христовою даруется всѣмъ народамъ.
 
(9) И взыде Моѵсей, Ааронъ съ двумя сынами, и седмьдесятъ отъ старцевъ, (10) и видѣша Бога. И подъ ногами Его, яко дѣло плинѳы сапфира, и яко видѣніе неба чистотою. Плинѳа напоминала Евреямъ о рабствѣ египетскомъ; сапфиръ напоминалъ раздѣленіе моря; цвѣтъ яснаго неба напоминалъ сказанное имъ, не принимать на себя похотливаго вида блудницы. (11) И на старцевъ не простеръ руки Своей; потому что призваны были для видѣнія, а не для пророчества, хотя въ послѣдствіи и пророчество имъ ввѣрено. (12) И дамъ ти скрижали каменныя. Далъ же имъ скрижали написанныя перстомъ Божіимъ, чтобы чтили они заповѣди Божіи хотя ради того, что написаны онѣ Богомъ. (13) И Моѵсей и Іисусъ взыдоша на гору. (16) И воззва Господь Моѵсея въ день седмый изъ среды облака. И весь домъ Израилевъ видѣлъ славу Господню.
 
Глава 25.
Въ сіи дни Богъ далъ Моѵсею повелѣніе объ устроеніи скиніи, изъ чего и какъ должно ее устроить, какіе должны быть сосуды святилища; далъ повелѣніе о священномъ мѵрѣ, о ѳиміамахъ и о жертвахъ священническихъ. Когда же Богъ говоритъ Моѵсею: (9) сотвориши по всему, елика Азъ покажу тебѣ, образъ скиніи; тогда предварительно называетъ уже скинію образомъ и скиніею временною, давая тѣмъ разумѣть, что она прейдетъ, и дастъ мѣсто церкви Христовой, которая, какъ совершеннѣйшая, пребудетъ во вѣкъ. А чтобы Евреи чтили скинію, какъ образъ скиніи небесной, говоритъ: (22) тамъ буду являться тебѣ и возглаголю тебѣ сверху очистилища. Сверху изъ среды двухъ херувимовъ исходилъ гласъ Божій къ священнику, входившему туда однажды въ годъ.
 
Глава 32.
(1) И видѣвше людіе, яко умедли Моѵсей снити съ горы, принуждаху Аарона: сотвори намъ боги, иже пойдутъ предъ нами. (2) Моѵсей бо, сей человѣкь, иже изведе насъ отъ земли египетскгя, не вѣмы, что бысть ему. Развѣ Моѵсей не при васъ взошелъ на гору, не предъ вашими очами вступилъ въ облако? Идите на гору, и если не найдете ни Моѵсея, ни Іисуса, дѣлайте, что вамъ угодно. Если съ вами манна, съ вами крастели, съ вами столпъ и облако; то какъ нѣтъ съ вами Моѵсея, когда съ вами все, что сдѣлано его рукою? Ааронъ препирался съ народомъ, но увидѣлъ, что и его хотятъ побить камнями, какъ побили Ора, къ которому Моѵсей, восходя на гору, повелѣлъ народнымъ старѣйшинамъ до возвращенія своего съ горы ходити на судъ (Исх. 24, 14). Ибо послѣ сего объ Орѣ уже не упоминается; почему и говорятъ, что во время возмущенія противъ Аарона, при сліяніи тельца, Оръ умерщвленъ, какъ воспрещавшій Евреямъ измѣнить Богу. Посему, Ааронъ, чтобы избѣжать смерти, и чтобы Евреи не подверглись наказанію за убіеніе его, и вмѣсто одного тельца не сдѣлали себѣ многихъ боговъ и не возвратились къ Египту, хотя бы и не вошли въ самый Египетъ; — съ хитрымъ намѣреніемъ посылаетъ принести усерязи женъ своихъ, надѣясь, что жены, или жалѣя серегъ своихъ, или изъ любви къ Богу, отклонятъ мужей отъ сліянія тельца. Однакоже написано: (3) изъяша вси людіе усерязи златы, яже во ушесѣхъ ихъ, и принесоша къ Аорону. Какъ дороги имъ были серьги, когда брали ихъ у Египтянокъ, такъ и теперь дорогъ сталъ телецъ, такъ что на сліяніе его отдаютъ и серьги свои. Художники взяли золото, сдѣлали болванъ и слили тельца, и всѣ (4) сказали: вотъ богъ твой, который извелъ тебя изъ земли египетской. Такъ, Евреи отвергли Бога, Который сотворилъ для нихъ всѣ чудеса на морѣ и на сушѣ, и тельцу, котораго возлюбили, приписали то, чего онъ не сдѣлалъ. И сказанное, что Ааронъ, устрашившись, создалъ тельцу алтарь, дѣлаетъ вѣроятнымъ, что Оръ былъ умерщвленъ, когда народъ заставлялъ ихъ священнодѣйствовать предъ тельцомъ. Но Ааронъ, чтобы продолжить время до возвращенія Моѵсеева съ горы, говоритъ: (5) праздникъ Господень утрѣ. (6) И обутренневавъ приносятъ тельцу жертвы. Тѣ самые, которые ѣли манну, пили воду, источенную Моѵсеемъ, и были подъ облакомъ, теперь восташа играти предъ тельцомъ. (7) И рече къ Моѵсею: то-есть, Богъ истины сказалъ богу народа: беззаконноваша людіе твои, ихже извелъ еси изъ земли египетскія. (8) Сотвориша себѣ тельца, и рѣша: (9) сей богъ твой, иже изведе тя изъ Египта. Богъ открываетъ сіе Моѵсею, чтобы побудить его къ молитвѣ. Почему, вмѣсто того, чтобы сказать: удержи Меня, чтобы не погубилъ ихъ, говоритъ: (10) остави Мя, и потреблю ихъ. Ибо, если бы Богъ хотѣлъ погубить народъ, то не открылъ бы народнаго грѣхопаденія тому, кто готовъ былъ ходатайствовать за народъ. А потому, если Богъ открылъ Моѵсею, то сіе самое показываетъ, что не былъ намѣренъ погубить народъ. Такимъ образомъ, Богъ сперва Самъ вознамѣрился простить Евреевъ, а потомъ и Моѵсея побудилъ молиться за нихъ. Но чтобы грѣхъ прощенъ былъ не даромъ, и чтобы прощеніе не послужило къ большему вреду, Богъ открываетъ Моѵсею, что погубитъ народъ, чтобы, когда Моѵсей принесетъ за нихъ молитву и грѣхъ будетъ прощенъ, и самое прощеніе было многоцѣннѣе въ глазахъ Евреевъ, и молившійся за нихъ возвысился въ ихъ мнѣніи. Когда же Моѵсей молитвою своею и воспоминаніемъ объ отцахъ ихъ умилостивилъ Бога на горѣ; тогда вмѣстѣ съ Іисусомъ (15) возвратився Моѵсей, сниде съ горы: и двѣ скрижали въ руку его. (17) И рече Іисусъ: гласъ ратный въ полцѣ. Если бы Іисусъ до сего времени былъ въ станѣ: то не сказалъ бы сего; потому что зналъ бы о сліяніи тельца. Не сказалъ бы также сего, если бы онъ былъ при Моѵсеѣ; потому что слышалъ бы, что Богъ сказалъ Моѵсею: беззаконноваша людіе твои. Посему, Іисусъ не былъ ни съ Моѵсеемъ, ни съ народомъ, но оставался между Моѵсеемъ и народомъ; то-есть седмь дней пребывалъ вмѣстѣ съ учителемъ; а послѣ того, какъ воззвалъ Господь Моѵсея, остался уже одинъ безъ учителя. (19) И егда приближашеся Моѵсей къ полку, тельца и лики; и сокруши принесенныя съ горы скрижали подъ горою. Ибо къ чему были бы заповѣди народу, который Законодателя промѣнялъ на тельца? Поелику же Моѵсей не зналъ, кѣмъ слитъ телецъ; то (20) сожже тельца, и сотре его, и разсыпа прахъ его по водѣ, и напои ею люди; и виновные въ сліяніи тельца опухли отъ праха сего тельца. Ибо, хотя серьги давалъ весь народъ, однакоже были и такіе, которые сдѣлали это изъ страха, какъ и самъ Ааронъ изъ страха создалъ алтарь тельцу. Посему, прахъ тельца произвелъ опухоль въ тѣхъ только, которые измыслили сіе дѣло, и другихъ побудили требовать исполненія.
 
(26) Ста же Моѵсей во вратѣхъ полка, и рече: аще кто есть Господень да идетъ ко мнѣ; снидошася убо къ нему вси сынове Левіины. (27) И рече имъ: сія глаголетъ Гоеподъ Богъ Израилевъ: препояшите кійждо свой мечь при бедрѣ. Богъ не говорилъ сего Моѵсею, хотя изрекъ и большее, прежде нежели умилостивленъ былъ Моѵсеемъ. Ибо, послѣ того, какъ умоленъ былъ Моѵсеемъ, сказано: и умилостивися Господь о злѣ, еже рече сотворити людемъ Своимъ. Моѵсей на горѣ — молитвенникъ, а подъ горою — каратель; предъ правосудіемъ онъ — умилостивитель, а въ станѣ — ревнитель, потому что наказывая исполняетъ Божіе опредѣленіе. Проидите и возвратитеся отъ вратъ до вратъ сквозѣ полкь, и убійте кійждо брата своего, и кійждо ближняго своего, и кійждо сосѣда своего, то-есть, убивайте всѣхъ на комъ видно знаменіе тельца, сродникъ ли это, или ближній, братъ ли, сынъ ли, отецъ ли. (28) И сотвориша сынове Левіины, якоже глагола имъ Моѵсей, и паде отъ людей въ той день до трехъ тысящь мужей.
 
(31) И возвратися Моѵсей ко Господу Богу, и рече: Истинно согрѣшиша людіе сіи грѣхъ великъ. (32) И нынѣ остави имъ грѣхъ ихъ: аще же ни, изглади мя изъ книги Твоея, въ нюже вписалъ еси. Лучше для меня лишиться будущей жизни, нежели видѣть гибель народа сего. Моѵсей, прося себѣ смерти за народъ, изобразилъ тѣмъ смерть сына Божія, воспріятую за всѣ народы. (34) И се Ангелъ Мой предъидетъ предъ тобою, то-есть, пойдетъ предъ тобою вмѣсто меня Ангелъ. И въ день посѣщенія Моего рукою его посѣщу на нихъ грѣхи ихъ. Симъ не только ободряетъ, но предостерегаетъ и устрашаетъ народъ. Се Азъ посылаю Ангела, Моего предъ тобою, остерегайся его, имя бо Мое на немъ (23, 20. 21). Поелику онъ исполняетъ Божіе дѣло, то на немъ имя Божіе.
 
Глава 33.
(18) И глагола Моѵсей ко Господу: покажи ми славу Твою, и познаю Тебя. Тѣмъ, что сдѣлаешь для меня теперь, удостовѣрь и въ отдаленномъ, что сдѣлаешь для меня послѣ. (19) И рече Господь: Азъ проведу предъ тобою всѣ блага Мои, то-есть славу Мою, сколько въ состояніи видѣть очи твои. И помилую, егоже помилую; и ущедрю, егоже ущедрю, то-есть, не весь народъ и не весь сонмъ. (20) Не возможеши видѣти лица Моего, потому что человѣкъ, увидѣвъ лице Мое, не можетъ уже оставаться въ сей жизни. (22) Егда же прейдетъ слава Моя, положу тя въ разсѣлинѣ камене. Разсѣлиною камня именуется сонмъ сыновъ Церкви, которой данъ духовный законъ. (23) Отыму руку Мою, и узриши задняя Моя. Симъ иносказательно предвозвѣщается, что Церкви дано будетъ рукоположеніе священства. И узриши задняя Моя. Здѣсь говорится о вочеловѣченіи Еммануила, и возвѣщается лицезрѣніе Того, Кто по Божескому естеству Своему невидимъ.
 
Глава 34.
И говоритъ Моѵсей Господу: (7) Храняй милость въ тысящи родовъ. Ибо роду нашему сотворилъ Богъ, что за много вѣковъ обѣщалъ отцамъ нашимъ. (12) Да не завѣщаеши завѣтъ сѣдящимъ на земли, чтобы они не прельстили васъ ложнымъ богопочтеніемъ своимъ, и не прельстили дочерей вашихъ, не прельстили сыновъ вашихъ. Смотри, чтобы народъ твой не прилѣпился къ тѣмъ народамъ, которыхъ истребленія просишь у Меня. Смотри, чтобы народъ твой не вступалъ съ ними въ супружескіе союзы. (19) Всяко разверзающее ложесна, мужескъ полъ, свято да наречется. Симъ означаются крещаемые и сохраняющіе печать крещенія, и дается разумѣть, что они навсегда святы Господу. (26) Да не свариши козленка во млецѣ матери его. Сіе значитъ: если кто изъ язычества или иного заблужденія обратится къ познанію истины; то не укоряй его за прежніе нравы, заблужденія, за прежніе обычаи отцевъ его. Называетъ же таковаго козломъ, какъ пришедшаго отъ страны грѣшныхъ, отъ страны шуей, а матерью называетъ прежнюю его вѣру и прежнее имя. По другому смыслу козленокъ седмь дней да будетъ у матери, въ осьмый же день да отдаси Мнѣ (Исх. 22, 30).
 
Олтарь изъ земли сотвориши; аще же олтарь отъ каменій сотвориши, да не возложиши сѣчиво на камень, да не осквернится (Исх. 20, 24-25). Симъ научаетъ, что Богу должно приносить жертву смиреннаго духа и хвалы, приносить произвольно, а не принужденно. Ибо угодно Богу, чтобы всякій человѣкъ по волѣ своей себя самого устроялъ въ храмъ и олтарь Богу. Неугодно же Богу, когда къ добрымъ дѣламъ приступаемъ по неволѣ, подобно камнямъ, которые съ помощью сѣчива и сѣкиры обдѣлываются и употребляются на строеніе. Повелѣвая же сооружать олтарь изъ земли, разумѣетъ плоть нашу, которая изъ земли, и должна быть приносима въ жертву Богу по предварительномъ очищеніи ея благочестивыми трудами.
 
Глава 37.
И сотвори Веселеилъ кивотъ изъ древа негніющаго. Это тайна Еммануиловой плоти, которая не подлежитъ истлѣнію и не повреждена грѣхомъ. Золото, покрывавшее кивотъ внутрьуду и внѣуду, означаетъ Божеское естество Слова, которое неизреченно соединилось со всѣми частями души и тѣла, потому что человѣчество наше помазало оно Божествомъ Своимъ. Еще сказано: сотвори кивоту златъ обводъ, и слія ему четыре колца. Въ семъ можемъ усматривать Эдемъ и четыре рѣки его, или силу чувствованія и ощущеніе всего разумѣваемаго; стороны кивота указываютъ на міръ видимый и на міръ умопредставляемый.
 
Очистилище надъ кивотомъ отъ злата чиста означаетъ Еммануила; херувимы надъ очистилищемъ суть Пророки и Апостолы. Въ трапезѣ представляются пять умосозерцаній: Творецъ и разумныя твари. Два обвода на трапезѣ указываютъ намъ на міръ горній и дольній. Пространство между двумя обводами изображаетъ Еммануила, чрезъ Котораго имѣютъ между собою общеніе небесные и земные. Хлѣбъ предложенія на трапезѣ представляетъ собою тайну жертвы сыновъ Церкви.
 
Золотой свѣтильникъ изображаетъ и показываетъ намъ тайну креста; шесть вѣтвей свѣтильника означаютъ власть Распятаго, простирающуюся во всѣ шесть странъ. Въ яблокахъ на свѣтильникѣ таинственно познаемъ Пророковъ и Апостоловъ; въ цвѣтахъ — ангельскія силы; въ семи свѣтилахъ — седмь свѣтильниковъ Евангелія, или седмь очесъ Господнихъ, призирающихъ на всю землю (Зах. 4, 10).
 
Глава 36.
Всѣ тайны скиніи въ смыслѣ духовномъ проповѣдуютъ намъ о Творцѣ и о тваряхъ Его. (8) Десять покрововъ виссонныхъ суть первое умосозерцаніе существъ разумныхъ, (14) одинадцать покрововъ волосяныхъ — второе умосозерцаніе существъ разумныхъ; (15) покровъ изъ червленныхъ агньчихъ кожъ — третье умосозерцаніе. И сіи три умосозерцанія суть умосозерцанія существъ разумныхъ и безплотныхъ. (19) Верхній покровъ изъ кожъ синихъ есть четвертое умосозерцаніе существъ разумныхъ, облеченныхъ плотію. Самое же высшее умосозерцаніе, то-есть, умосозерцаніе Творца, представляетъ кивотъ, поставленный во Святая Святыхъ прямо противъ двери. (23) Двадцать столповъ (24) и сорокъ стоялъ на сторонѣ полуденной, всѣхъ числомъ шестьдесятъ, (25) и такое же число столповъ и стоялъ на сторонѣ сѣверной представляютъ военачальниковъ, князей и правителей. О таковомъ числѣ упоминаетъ и премудрый Соломонъ въ Пѣсни Пѣсней, говоря: се одръ Соломонь, шестьдесятъ сильныхъ окрестъ его (Пѣсн. 3, 6). Бывшія въ скиніи (35) три завѣсы отъ синеты и багряницы, и червленицы спрядены, и виссона сканаго, одна распростиравшаяся предъ святая Святыхъ, другая въ дверяхъ скиніи, и третія въ дверяхъ двора, изображаютъ Еммануила, потому что чрезъ Него содѣлавшіеся таинниками восходятъ къ умосозерцанію Божества; среднія же восходятъ къ видѣнію Божія величія, и наконецъ стоящіе внѣ приближаются къ оградѣ мысленнаго двора овчаго, по сказанному Господомъ нашимъ, что Онъ есть дверь (Іоан. 10, 7): дверь внутренняя для совершенныхъ, дверь средняя для праведныхъ, дверь внѣшняя для кающихся.
 
Глава 27.
(20) И да возмутъ тебѣ елей отъ масличія для возженія свѣтильниковъ. Симъ изображается ученіе Распятаго; ибо всякій другой елей не отъ масличія означаетъ ученія чуждыя. А что (21) Ааронъ и сынове его возжигали свѣтильники внѣ завѣсы отъ вечера даже до утра, сіе изображаетъ израильскихъ священниковъ, приносившихъ жертвы внѣ Церкви Христовой, и также Пророковъ, бывшихъ до явленія Солнца правды; ибо, когда возсіяло утро съ пришествіемъ Господа нашего, тогда прекратилось и кончилось служеніе свѣтильниковъ.
 
Сказанное же: агнца единаго да сотвориши рано; и втораго агнца да сотвориши въ вечеръ (29, 39), указуетъ на закланнаго за насъ Агнца Божія: и еще, агнецъ заколаемый утромъ, означаетъ праведниковъ, а агнецъ, заколаемый вечеромъ, кающихся грѣшниковъ, за которыхъ и умеръ Христосъ.
 
И еще, Богъ сказалъ Моѵсею о составѣ мѵра: и ты возми ароматы самые лучшіе: смирны избранной и киннамона, кассіи и елея отъ маслинъ (30, 23-24). Сіи четыре вида ароматъ означаютъ четыре стихіи, изъ которыхъ сложилось тѣло Бога-Слова.
 
Глава 28.
(6) Ефодъ золотый, сдѣланный изъ синеты, багряницы и червленицы прядены, и виссона сканаго изображаетъ Еммануила. (7) Два нарамника у ефода изображаютъ или народъ Божій, и народы языческіе, или Апостоловъ и Пророковъ, или горнія и дольнія силы. (9) Два камня смарагдовые, на которыхъ написаны имена сыновъ Израилевыхъ, и которые возложены на ефодъ, означаютъ два завѣта. (39) Хитонъ висонный означаетъ ризу правды. Поясъ, дѣло пестрящаго, означаетъ препоясаніе правды и опоясаніе истины, которыми удерживается душа отъ помысловъ земныхъ. И прикрѣпили снуръ. Снуръ сей означаетъ любовь. И сотвори вѣнецъ отъ злата (39, 30). Вѣнецъ, знаменіе побѣды, означаетъ побѣду Христову; и сказано о немъ: сотвори отъ злата чиста, потому что Христова побѣда совершенна и рѣшительна.
 
(15) Сотвориши слово (наперсникъ) судное (16) четвероугольно и сугубо; пяди долгота его и пяди тирота его; (17) и нашіеши на немъ швеніе каменное въ четыри ряда. Рядъ первый сардій, и топазій, и смарагдъ; (18) рядъ второй анѳраксъ и сапфиръ и адамантъ; (19) рядъ третій лигирій, и ахатъ, и амеѳистъ; (20) рядъ четвертый хризолифъ, и вириллій, и іасписъ. Четыре ряда камней изображаютъ четыре сонма чиновъ въ духовномъ Израилѣ, а цвѣтомъ камней указуется видъ, достоинство и служеніе сихъ чиновъ. Камни сіи нашиты были на слово судное, и возлагались на перси первосвященника, въ означеніе того, что, какъ знаки сіи были близки къ персямъ первосвященника, такъ и всѣ помышленія всякаго разумнаго существа близки вѣдѣнію Еммануила. А тѣмъ, что первосвященникъ носилъ слово судное на персяхъ, таинственно означается, что Еммануилъ есть Судія живыхъ и мертвыхъ. На краяхъ рядовъ были гранатовыя яблоки, и между яблоками золотые звонцы. Сіи яблоки означаютъ народы языческіе, а звонцы — Апостоловъ и учителей Церкви, которые проповѣдуютъ и назидаютъ. И еще, въ яблокахъ видимъ, что языческіе народы поддерживаются Сыномъ; а въ звонцахъ узнаемъ, что оглашающій Церковь Еммануилову гласъ Евангелистовъ и проповѣдниковъ есть самый чистый изъ всѣхъ чистыхъ гласовъ.
 
Повтореніемъ же повѣствованія о всѣхъ утваряхъ скиніи, объ устроеніи кивота, трапезы, свѣтильника и всего прочаго дается разумѣть, что когда Еммануилъ прійдетъ во славѣ Своей и сядетъ на престолѣ царства Своего, тогда откроется дѣло всякаго человѣка, и каждому по дѣламъ его, съ какими предстанетъ на судъ, назначено будетъ свое мѣсто въ умопредставляемой скиніи. Которые принесутъ дѣла милосердія, какъ золото, тѣ войдутъ во внутреннюю скинію; а которые принесутъ постъ и молитву, какъ серебро, тѣ будутъ слѣдовать за первыми: также и всякій, по житію своему, получитъ приличное ему мѣсто.
 
Глава 29.
(1) И да возмеши тельца единаго отъ говядъ, (2) и хлѣбъ прѣсный и прѣсныя лепешки смѣшанныя съ елеемъ, и прѣсные блины, помазанные елеемъ, (3) и да вложиши я въ кошъ. (13) И да возмеши весь тукъ, иже на утробѣ, и препонку печени, и обѣ почки. Принесеніе въ жертву тельца, овна и агнца показываетъ три степени въ усовершеніи святыхъ и въ уготованіи совѣсти. Первая степень принадлежитъ достигшимъ высоты; вторая средняя степень принадлежитъ тѣмъ, которые ниже первыхъ, третья же низшая степень принадлежитъ новоначальнымъ. Тѣлесною величиною жертвенныхъ животныхъ изображается степень духовной крѣпости; телецъ, какъ животное всѣхъ большее, изображаетъ наибольшую крѣпость; агнецъ же, какъ животное наименьшее, — меньшую крѣпость. Прѣсныя лепешки означаютъ чистую и нековарную жизнь; блины, помазаннные елеемъ и испеченные на сковородѣ, знаменуютъ веселіе и сладость жизни святыхъ. Хлѣбъ прѣсный изображаетъ жизнь непорочную. Почки суть образъ различенія помысловъ, потому что почки въ тѣлѣ служатъ къ отдѣленію соковъ. Тукъ на почкахъ означаетъ душевныя дѣйствія и движенія помысловъ. О тукѣ печени говорятъ, что въ печени начало похотливости; а потому надлежитъ пряносить Богу тукъ на печени и на утробѣ, какъ самый источникъ всякаго похотѣнія.
 
(20) Кровію агнца окропи край уха деснаго у Аарона и сыновъ его, и персты десной ихъ руки и десной ноги. Кровь агнца, которою окропляются уши, означаетъ святость совершенныхъ; окропленіемъ рукъ означается чинъ праведниковъ, а окропленіемъ ногъ — чинъ кающихся. Иные подъ образомъ ушей разумѣютъ существа небесныя, подъ образомъ рукъ — существа земныя, а подъ образомъ ногъ — смертныя тѣла. И еще говорятъ, что уши означаютъ послушаніе и повиновеніе, руки — совершеніе добрыхъ дѣлъ, ноги — стремленіе къ добру. Примѣть, что алтарей три, одинъ тотъ, который теперь у насъ, второй — небесный, который ожидаетъ насъ, и третій — престолъ суда, для наказанія грѣшныхъ. (40) Десятая часть пшеничной муки, смѣшанной съ елеемъ, означаетъ плоть Еммануилову, въ которомъ нѣтъ духовныхъ отребій, потому что она непричастна грѣху. (39) Да сотвориши агнца единаго рано и втораго агнца да сотвориши въ вечеръ. Тотъ и другой агнецъ изображаетъ Спасителя нашего. Въ агнцѣ, заколаемомъ поутру, изображается закланіе Христа за святыхъ, а въ агнцѣ, заколаемомъ въ-вечеру — закланіе за грѣшниковъ. (40) И возліяніе четвертую часть Іна единому овну. Здѣсь разумѣются четыре стихіи въ плоти Еммануиловой, изъ которой источено святое возліяніе, освящающее окропляемыхъ.
 
Глава 30.
(18) Сотвори умывальницу мѣдяну. Умывальница сія, поставленная для умовенія между скиніею и алтаремъ, изображаетъ духовную баню, въ которой душа, омываясь отъ грѣховъ, пріуготовляется ко вхожденію во внутреннюю скинію.
 
(23) И ты возми ароматы самые лучшіе: смирны избранной пять сотъ, и киннамина, и кассіи, и трости благовонныя, и елеа отъ маслинъ Інъ. Сіе есть образъ вочеловѣченія Еммануилова, Котораго плоть сложена Изъ четырехъ стихій, и образъ того, что все заключено въ Еммануилѣ. Въ семъ видны также пять умосозерцаній: Творецъ, существа разумныя, существа одаренныя чувствомъ, существа подлежащія чувствамъ, и наконецъ время всѣхъ тварей. (32) Мѵра подобнаго сему да не сотворите сами себѣ, потому что Еммануилъ единъ. (34) Возми себѣ ароматы, стакти, ониха, и халвана, и ливана. И симъ также изображается Еммануилъ, Который призываетъ всѣхъ святыхъ тещи въ воню мѵра Его (Пѣсн. 1, 3), обновляетъ ихъ Собою, и, содѣлавъ сообразными Себѣ, вводитъ въ единеніе съ Собою.
 
Глава 34.
Послѣ сего Моѵсей сходитъ съ горы, и (29) не вѣдяше, яко прославися зракъ его. Моѵсею не было нужды знать о своемъ прославленіи; но нужно было, чтобы народъ зналъ о семъ прославленіи, и видѣлъ оное. Моѵсей восшелъ на гору осмидесятилѣтнимъ, а сошелъ юнымъ, восшелъ сыномъ Адамовымъ, а сошелъ первозданнымъ Адамомъ, не Адамомъ, котораго соблазнилъ змій вкусить плода, но такимъ Адамомъ, какимъ былъ онъ, пока не соблазнилъ его змій. Моѵсей возлагаше покровъ на лице свое, когда говорилъ народу, что было ему повелѣно; и тѣ, къ кому обращалъ онъ рѣчь, должны были потуплять глаза въ землю, потому что не могли взирать на славу его. Сіе давало разумѣть самому Моѵсею, что, если сыны народа его не могли взирать на лице его по причинѣ славы, то кольми паче не могъ онъ взирать на славу величія Божія.
 
Глава 40.
Въ то время, когда сооружена была скинія, облако, осѣнявшее Евреевъ, низошло на скинію, и въ самую скинію, и (34) славы Господни исполнися скинія. (35). И не можаше Моѵсей внити въ скинію, яко осѣняше надъ нею облакъ, то-есть облако такъ наполняло собою скинію, что не оставалось тамъ воздуха, необходимаго для дыханія. (37) Аще не взыде облакъ, не воздвизахуся до дне, въ оньже взыдеть облакъ; то-есть, когда облако восходило надъ скиніею, тогда сыны Израилевы уготовлялись въ путь, и облако было для нихъ путеводителемъ; а когда облако остановилось, тогда всякій ставилъ шатеръ свой подъ сѣнію его. (38) Облакъ бо Господень бяше надъ скиніею въ день, и огнь бяше надъ нею въ нощь предъ всѣми сынами Израилевыми, во всѣхъ путешествіяхъ ихъ. Огненный столпъ, бывшій надъ скиніею, во время ночи освѣщалъ и внутренность скиніи.
 
Печатается по изданію: Творенiя преподобнаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть шестая. — Репринтъ. — М.: Издательство «Отчій домъ», 1995. — С. 338-385. — Репр. изд.: Сергiевъ Посадъ, 1901 г.

Навигация

Система Orphus