Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего
Митрополита Тверского и Кашинского Виктора

Мы лечим не только тело, но и душу

25 лет назад Русской Православной Церкви была передана одна из старейших московских больниц ― Пятая городская. Сегодня она носит название больницы святителя Алексия, митрополита Московского. О том, как работает крупнейшая в России церковная клиника, зачем она нужна и кто получает помощь в церковном стационаре, в интервью «Интерфакс-Религия» рассказал главный врач и директор учреждения А.Ю. Заров.
 
― Алексей Юрьевич, ровно 25 лет назад было принято решение об организации на базе Пятой городской больницы первой в постсоветской России церковной клиники. Насколько правильным было решение передать такое серьезное медучреждение Церкви, и в чем особенности церковной больницы?
 
― Церковь в России на протяжении многих веков заботилась не только о духовном, но и о телесном здоровье человека. Практически сразу же с принятием христианства на Руси появились первые церковные социальные учреждения. Монастыри, приходы кормили голодных, нищих, при монастырях строились богадельни, больницы. Эта деятельность продолжалась веками. В советские годы такого уже не было: Церкви просто запретили заниматься благотворительностью.
 
Сегодня наша больница не только многопрофильное современное медицинское учреждение, но и, благодаря открытию паллиативного отделения, наследница традиций милосердия купцов Медведниковых ― основателей будущей больницы святителя Алексия. Именно они в конце XIX века решили построить больницу для неизлечимых больных и при ней богадельню на 60 коек.
 
Наверное, одна из основных наших особенностей ― сочетание высокопрофессиональной медицинской и духовной помощи. Ведь невозможно вылечить тело, не исцелив душу. В нашей церковной больнице мы лечим и тело, и душу.
 
― А кто проходит у вас лечение? Только православные?
 
― Когда больница была создана, она предназначалась «для людей христианского вероисповедания», так завещали создатели больницы купцы Медведниковы и Рахмановы. В советское время больница, естественно, потеряла такую направленность. Сейчас, после ее передачи Церкви, безусловно, основная часть пациентов ― люди православные. Но мы также принимаем всех, независимо от вероисповедания. У нас много и атеистов, причем многие из них принимают святое Крещение прямо здесь ― порядка 60 человек в год крестятся. Недавно был такой удивительный случай в паллиативном отделении. Поступил дедушка, хоть и крещенный в детстве, но всю жизнь прожил атеистом. Вся семья его пришла к вере, зять даже стал священником. А он никак. Все очень за него молились, две внучки постоянно находились рядом с ним. Жить этому дедушке оставалось несколько дней. И, наконец, он согласился исповедаться и причаститься, причем неожиданно для всех и твердо: так же твердо, как он стоял всю жизнь на своих атеистических идеалах. Исповедавшись и причастившись Святых Христовых Тайн, в тот же день дедушка мирно отошел ко Господу.
 
― Что изменилось в больнице за последние годы?
 
― В 2005 году больницу передали под управление в то время еще протоиерею Аркадию Шатову (ныне епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон). Благодаря ему начался особый подъем и возрождение церковной жизни в больнице. Владыка Пантелеимон, будучи духовником Свято-Димитриевского училища сестер милосердия и сестричества, смог весь этот потенциал привлечь в больницу, возродилась патронажная служба.
 
Важным моментом в жизни больницы стало получение финансирования, за счет чего удалось провести серьезную реконструкцию и модернизацию больницы, восстановить конкурентоспособность по отношению к другим медучреждениям Москвы.
 
Все эти события и изменения утвердили нас в том, что решение передать больницу Церкви было правильным. Еще одним удивительным доказательством стало то, что паллиативное отделение, которое открылось в 2016 году, нам удалось организовать в том же корпусе и на том же месте, где более 100 лет назад была богадельня, и получилось такое же количество коек, какое было заложено создателями больницы купцами Медведниковыми ― 60.
 
― Как ведется финансирование больницы?
 
― Клиника имеет несколько источников финансирования. На протяжении всех 25 лет с момента передачи больницы Церкви не прекращается поддержка учредителя больницы ― Московской Патриархии. Значительную часть финансирования мы получаем по системе обязательного медицинского страхования. Паллиативная помощь частично финансируется из федерального бюджета. Но для многопрофильного современного медицинского комплекса, которым больница стала за эти годы, этого недостаточно. Для полноценного функционирования и развития больница нуждается в благотворительных средствах, так как является некоммерческой организацией и оказывает все медицинские услуги бесплатно для пациентов. Мы разрабатываем благотворительные программы и мероприятия для поддержки больницы. Например, для поддержки паллиативного отделения у нас действует программа «именных коек», аналог дореволюционных программ финансирования меценатами одной или нескольких коек. Некий благотворитель оплачивает одну или несколько коек, и любой пациент с тяжелым неизлечимым диагнозом, который попадает на эту именную койку, автоматически становится опекаемым.
 
― Больница ― это не только пациенты, но и сотрудники. Кто трудится в ней?
 
― У нас около 500 сотрудников. Мы приглашаем опытных профессиональных врачей и медсестер, постоянно обучаем и повышаем их квалификацию. Сейчас в ЦКБ святителя Алексия трудятся 9 докторов и 19 кандидатов медицинских наук, 9 профессоров и 7 доцентов. 113 врачей и медсестер имеют высшую и первую квалификационные категории.
 
Конечно, особое внимание мы уделяем заботливому и внимательному отношению медсестер к пациентам. У нас есть своя патронажная служба.
 
В марте этого года к нам приезжала делегация Всемирной организации здравоохранения и отметила высокую квалификацию не только врачей, но и медсестер. Особенно коллеги из Минздрава и ВОЗ отметили работу паллиативного отделения, которое, несмотря на то, что существует меньше года, уже находится на очень высоком уровне и не уступает паллиативным отделениям крупнейших российских и зарубежных клиник, которые функционируют на протяжении нескольких лет.
 
«Интерфакс-Религия»/Патриархия.ru

Навигация

Система Orphus